Книжница Самарского староверия Четверг, 2022-Июл-07, 01:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [207]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Литва

О увещании коллежским советником Потуловым дегуцкого наставника Тита Васильича Танаева (из Дегуцкого летописца)

Хронограф, сиречь Летописец Курляндско-литовский

Лето 7351

В сем году 1843-м о увещании коллежским советником Потуловым дегуцкого наставника Тита Васильича Танаева* и его парафии соб­ранных почтенных старичков к присоединению в господствующую новоалександровскую церковь, и на предмет сего им же, господином Потуловым, составленный Акт для подписки присоединяющихся к господствующей религии. О произшествии сем для памяти въписуем здесь сущее.

1843-го года апреля 16-го дня на Святой неделе в пятницу господин коллежский советник Потулов, про­езжая из Вилны в Санкт-Петербург, в Дегуцкой почтовой станции оста­новившись для смены лошадей. В то время присылает к наставнику дегуцкой моленны ямщика, дабы наставник к нему явился, и по требованию его наставник тот же час к советнику прибыл и поднеся ему пару красных яиц, поздравляя (с) праздником Воскресения Хрис­това и говоря при том: "Христос воскресе!"

Советник, благодаря за поздрав­ление праздничное и принимая красныя яйцы, ответствует: "Воистинну воскресе!", и потом, приветствуя почтенно, прося наставника присесть, называя его имянно, говоря тако:

"Я о тебе, Тит Васильич, очень хорошо известен, и о себе вам рекомендуюсь: я состою при Министерстве внутренних дел коллежский советник Ипполит Михайлыч Потулов". И побеседовавше кое о чем. Потом господин советник говорит наставнику:

"Тит Васильич! Я в скором времени опять приеду сюды на следство и у вас буду квартировать, тогда-то я с вами и с вашими старичками поговорю. Я на это счастлив, я в Тискатах помирил ваших, и очень довольны мною остались".

И потом советник и наставник распрощались; наставник побрел в свою обитель, а советник от­правился в принадлежащий ему путь. И чрез три недели паки той советник Потулов приехал в Дегути на следство по делу кантрабантному месяца майя 9 дня прямо к нас­тавнику на квартиру, а 10 майя составил Акт и переписавши его набело тако:

"Копия акта.

Во имя отца и сына и святаго духа, аминь.

Мы, нижеподписавшиеся старо­обрядцы Виленской губернии Дегуцкаго общества, убежденные истинною, что дети не должны быть разнаго понятия о святой вере со отцем своим, и стремясь быть верными чадами августейшаго и милостиваго монарха нашего чадами, и по преданным чувствам нашим и по единьству исповедания сознаемся чистосердечно в прежних заблуждениях наших и, отказываясь от них, припадаем рабски и вместе с тем с детскою любовию к стопам Монарха и вопием: Отец! Приобщи нас к твоим чадам православным, прости нам прежнее затмение наше и да будем мы в лоне твоем, как раскаявшийся блудный сын: для того отец заклал тельца упитаннаго, а ты, молосердный Царь, щастливых под державою твоею подданных твоих, излей на нас щед­роты твои, и да будем едино стадо и един пастырь. Руководимые чувствами искренними, к которым привлек нас состоящий при ми­нистерстве Внутренних дел кол­лежский советник Потулов и которыя развил в нас наставник наш Тит Васильев Танаев, мы положили составить сей Акт и, повергнув его смиренно к стопам высокопреосвященнейшаго владыки Литовскаго и Виленскаго Иосифа, умолять его о сопричислении нас к святому и избранному стаду просвещением нас православием. В удостоверение чего знающия из нас русскую грамоту подписываем Акт сей собственно ручно, а не знающия таковой ставит три креста.

Майя 10-го дня 1843-го года. Имение Дегуци".

Поутру 11-го числа Потулов призывает наставника и говорит ему (подавая бумагу): "Почтенный Тит Васильич! Прочитай-ко сей Акт, будет ли вам угодно".

Наставник, бумагу взявши и с понятием прочитавши, отвечает: "Сие не для меня одного, но для всего общества: как оному будет угодно или не угодно, тогда и я увижу, что оне заговорят, и ежели я буду им угоден, то оне будут меня просить, а я посмотрю, на что будут просить и в каком духе и с какою верою".

Советник говорит: "Тит Васильич! Послушай, я не буду чрез полицыю действовать, но вы пошлите от себя, чтоб завтрашний день собрались ваши почтенныя старички сюда, и я буду с ними говорить, а вы тогда при разглагольствии во все время должны тут присутствовать и быть свидетелем, к чему они будут согласны". Тем и кончилась беседа того дня.

В тот же час наставник послал повестить почтенным старичкам, чтоб завтрашний день собралась в Дегути на увещание к Потулову. Старички получа таковую повестку и помолившеся Богу, немощныя укрепляющему и немудрыя умудряющему.

На завтрие 1843-го года месяца (майя) 12-го по приказанию коллежскаго советника Потулова собрашася в Дегути старики из деревень и застенков и представше пред Потулова. Тогда "новый апостол" нача простирати к ста­рикам новую проповедь сице:

"Почтеннейшия старички! Вас царь любит так, как отец любит своих детей и печется об вас, как отец о своих детях. Любите ли вы царя?"

Отвечают старики: "Любим батюшку царя".

Советник говорит: "Царь желает, дабы дети с отцом были единаго понятия о святой вере".

Отвечают: "Ваше превосхо­дительство! Мы веруем Богу так, как веровали наши предки, отцы и прадеды. В этой вере и умереть хотим, а другой веры не знаем и не желаем".

Советник: "Эки непонятные!"

Посем нача увещевать по единому когождо, и прилучися быти первому в устном исповедании престарелому Ивану Мокееву с Солоцкаго поливарка,* к нему же "апостол" Потулов простре благородную беседу (тако):

"Ангел мой, почтеннейший старичок! Любишь ли ты царя?** (указывая на написанный акт), то подпишися здесь".

Отвечает: "Я подпишуся о том, что люблю царя. А еще что тут написано?"

Советник: "А вот что: ежели любишь его, то буди с ним одной веры".

По сих словах удрученный старостию Иван Мокеев преклонив главу и, вытянувши шею, глаголет к Потулову: "Голову мою отсеките на плахе, а веры моей переменить я не согласен".

Тогда господин советник сердито на старика закричал не по-апостольски: "Пошол вон, старый дурак! Я не за головами вашими приехал, а за тем, чтоб привести вас к соединению веры!"

По сих изречениих советника Иван Мокеев пошел вон. И тогда его место заступил Сава Васильев из Виткушек. Тому Саве так же как и перьвому был прием очень ласковой, и советник вопрошает его: "Как тебя зовут!?

Отвечает второй исповедник: "Зовут меня Савелий Васильев". Советник говорит ему: "Савелий Васильич, ты человек видной и пристойной, знаешь ли грамоту?! Отвечает: "Отчасти разумею". Советник: "А когда разумеешь, то вот тебе лист и читай сам сей Акт".

Сава, вземши лист, прочитал на­писанный Акт. Советник спрашивает Саву: "Любишь ли царя?" Отвечает: "Царя люблю".

Советник: "Когда любишь царя, то понятно тебе самому, в какой вере пребывает царь, в такой и ты быть должен в одной вере с ним, ибо царь отец нам есть, а мы его дети. Потому и пред Богом отец за нас детей будет отвечать". Сава на сие отвечая тако: "Пред Богом на суде не поможет отец сыну, ни сын отцу, ни мать дщери, ни дщерь матери, ни брат брату, но кождо свое бремя понесет". Советник: "А мое мнение такое: как я люблю царя, то есьли бы царь принял веру римскокатолическую, то бы и я ним".

Сава на сие произрече: "А ежели бы царь в жидовскую...?" В той час Потулов осердясь и воскрича: "Не философствовать! Мы таких философов подбираем! А вот две бумаги: одна – любить царя, а другая – не любить, и в том подписывайся, на которой изволишь". Тогда Сава медля и уговариваясь о сем: "Ваше пре­восходительство, помилуйте, к чему вы нас понуждаете подписываться! Лучше руку отсеките, нежели подписаться: не любить царя! Члены все трясутся, о сем услышавши, ибо царь Божий помазанник и отец нам есть".

Тогда советник Потулов рече ему: "Послушай, Савелий. Я тебя люблю и потому советую тебе подписаться, ибо я сии бумаги доставлю самому царю". Тогда Савелий подписался сице: "Я царя люблю, а веры древлеправославной не переменяю, но в ней и умереть желаю, как были мои предки, отец, дед и прадед и прочий род­ственники, в том и подписуюсь своеручно: Савелий Васильев".

По Савелье на череду стал Антроп Карпов, его советник спрашивая учтиво: "Милый старичок! Как тебя зовут?" Отвечает: "Зовут меня Антроп Карпов". Советник: "Антроп Карпыч, знаешь ли грамоту?" Отвечает: "Грамоте знаю я немного и печатное могу читать, а скоропись читать и писать не умею". Вопрошает советник: "Можешь ли читать сей Акт?" Отвечает: "Не могу". Тогда советник читает ему Акт и прочитавши спрашивает: "Разумел ли, что я читал?" Отвечает: "Ра­зумел". Советник: "Когда разумел, то любишь ли царя?" Отвечает: "Люблю царя и повинуюсь ему так, как велит святое писание: "воздадите кесарева кесареви, а Божие богови".

Советник говоря ему: "Ангел мой, душенька мой, пристойный ты какой! Ежели соединишься в православие, будешь головой или ключ войтом", и прочия почетныя чины суляше ему. Отвечает: "Не можно всем быть чиновниками и начальниками, но нужно быть и подначальствуемыми или подчи­ненными".

Советник рече: "Оставим сей разговор. Подпишися на сей бумаге, как умеешь". Он же подписался тако: "Я, Антроп Карпов, царя люблю, а веры своей ни за что не изменю, в том и подписуюсь своеручно. Антроп Карпов".

По Антропе нечаянно вниде Афанасий Максимов Рашков, коно­вал, его же советник Потулов узре небывшаго в собраньи спрашивает: "Кто ты такой?" Отвечает: "Я человек здешняго прихода". Советник: "О чем?" Отвечает: "К наставнику". Советник: "Это ваше дело".

И потом спрашивает: "Любишь ли ты царя?" Отвечает: "Люблю царя". Советник: "Подпишися на сей бумаге". Рашков, не размысля ничего, взялся за перо и подписался, потом остоялся и размышляя, к чему подписался, спрашивает: "К чему же я подписался?" Советник сказывает ему: "А вот к чему: теперь ты наш православной!"

Тут Рашков велегласно возо­пи: "Нет! Я подписался о том, что царя люблю, а не веру переменять, у меня в губерни есть подписано 500 крестиков, да не нащот присоединения до церкви новоалександровской, и я этого не боюсь, я пред самим царем буду кричать, что я подписывался "царя люблю", а не к присоединению в новоалександровскую церьковь!"

По окончании сего происхождения советник Потулов, видя неуспех в своем намерении, тогда написанной Акт, которой к подписке составил у настоятеля Тита Васильича, оставил с тем, ежели которыя согласятся к присоединению в господствующую церковь, те подписываются на оном, и сколько их подпишутся, тогда лист отослать в Санкт-Петербург к министру внутренних дел. Посем советник Потулов отправился в принадлежащий ему путь.

Июня 27-го объяснение Варакина.

* Иван Мокеич солоцкополиварской новый исповедник скончался февраля 1-го дня 1845-го года.

** Отвечает сединами украшенный исповедник: "Люблю царя". Советник: "ежели любишь царя ..."

Поморский вестник, 2004, № 1 (13)
 
*Основатель Дегуцкого кладбища, наставник Тит Васильевич Танаев, упоминаемый в Летописце, погребен в часовне на Дегуцком кладбище - прим. "Самарского староверия"
Категория: Литва | Добавил: samstar-biblio (2008-Май-06)
Просмотров: 1446

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2022Бесплатный хостинг uCoz