Книжница Самарского староверия Суббота, 2021-Янв-16, 06:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [207]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Центр России

Боченков В.В. Годы и приходы

Острая Лука - небольшая деревенька в Медынском уезде, почти пол­ностью населенная старообрядцами. Ныне не существует. Входила в приход господствующей церкви села Ореховни. Иногда встречаются названия Остролучъе, Острые Луки. Сведений о местном старообряд­честве мало. В ореховенском приходе, по данным 1915 года, старооб­рядцев проживало под тысячу человек (155 дворов).

Община в Острой Луке была зарегистрирована 5 ноября 1907 года. Ходатайствовал об этом избранный на общем сходе крестьянин Кирилл Павлович Лебедев, он же просил и о разрешении построить в деревне церковь. Тогда же, в ноябре, строительство было разрешено. Храм освя­тили во имя Покрова.

Первым председателем совета общины избран был Дмитрий Петро­вич Блинов. В 1916 году этот пост занял (как и полагалось, на три года) крестьянин Иван Иванович Соловьев (1).

В 1909 году Д.Блинов выхлопотал разрешение об отведении отдель­ного кладбища при деревне. Ранее умерших хоронили в селе Ореховня. Это было далеко, и весной разлив реки отрезал село от Острой Луки. Крестьяне-старообрядцы отдали под кладбище часть своей земли. Оно было отведено в одной версте от деревни на возвышенном месте и зани­мало площадь в одну десятину (2).

В приход Покровской церкви Острой Луки входило более пятнадцати окрестных деревень: Шейки, Бурково, Печурино, Огарево, Химино, Ер-шово, Мурыгино, Поляны и др. В середине 1920-х годов общее число прихожан превышало тысячу человек (3).

В документах 1907 года упоминается служивший в Острой Луке о.Ни-кола Иванович Пирогов (9 мая 1863 года - не ранее 1924). Он родился в деревне Михеево Смоленской губернии и в 1900 году был рукоположен в село Спас-Загорье Малоярославецкого уезда, затем переведен в Ост­рую Луку, где прослужил, по всей видимости, до конца жизни. 14 декаб­ря 1914 года епископ Калужско-Смоленский Павел рукоположил к По­кровскому храму его сына Ивана в сан диакона. Через год он стал свя­щенником и был направлен в Беклеши, а оттуда в Горбатово.

В Острой Луке   родились священники о.Глеб Власов (Дворцы), о. Маркелл Крюков (Фокино).

1. ГАКО. Ф.62. Оп.19. Д.2230 (Дело о регистрации общины).

2. ГАКО. Ф.62. Оп.7 Д. 2260 (Дело об отводе кладбища).

3.Опросные листы священнослужителей Калужско-Смоленской епархии в архиве мит­рополии РПСЦ. Документ не нумерован.

Плетеневка - деревня под Калугой, на берегу Угры. Данных о соот­ношении старообрядческого и нестарообрядческого населения не выяв­лено. Сведения о старообрядчестве отрывочны.

В 1907 году плетеневские противоокружники подали в губернское правление ходатайство о регистрации общины (1). В деревне тогда суще­ствовал деревянный, но прочный молитвенный дом с железной крышей. Общину не учредили: не нашлось достаточного количества подписей. Это, пожалуй, единственный в губернии случай полного отказа в регист­рации.

Ходатайствовать о регистрации был избран плетеневский крестья­нин Никола Иванович Махов. В мортирологе «Из бездны небытия» упо­мянуты Василий Николаевич (род. 1890) и Семен Николаевич (род. 1885) Маховы. Как видно, его сыновья. Оба они были из Плетеневки, жили в Калуге. Первый был возчиком в лесничестве, второй - сторожем детско­го сада. Оба приговорены 22 сентября 1937 года тройкой УНКВД к выс­шей мере наказания и в два следующих дня расстреляны (2).

В 1910-х годах Плетеневка была приписана к Никольскому храму в Калуге и за требами местные жители обращались к священнику Филаре­ту Карнееву. Никольский храм в те годы был уже окружническим. Сведе­ний о том, сколько в Плетеневке было окружников и противоокружни-ков, опять же нет.

1.ГАКО. Ф.62. Оп.19. Д.2275 (Дело о регистрации общины).

2.Из бездны небытия. Книга памяти репрессированных калужан. Калуга. Издание уФСК по Калужской области. Т.2. 1994. С.357.

Полотняный Завод (Згомони) - село в Медынском уезде ( ныне посе­лок), известное тем, что здесь бывали Екатерина Вторая, Пушкин, здесь была основана одна из первых полотняных фабрик России. Многие из фабричных были старообрядцами, причем разных согласий. В 1817 году реестр старообрядцев на фабрике Гончарова насчитывал около 1400 че­ловек. В 1854 году здесь официально числились около 380 поповцев, более сотни беспоповцев. Сюда же следует добавить бывших мастеровых, ставших свободными. Таковых среди поповцев было около ста пятидеся­ти. В 1904 году старообрядческий приход насчитывал не более 600 чело­век, при этом число полотнянозаводских беспоповцев резко уменьшилось. В 1817 году мастеровые полотняной и бумажной фабрик надворного советника Афанасия Гончарова подали губернатору прошение, чтобы разрешил им построить молитвенный дом. Ходатайство это было, кста­ти, не первым и не последним от них. Результат просителям не доставил радости - отказ.

В другом прошении полотнянозаводских старообрядцев на имя ка­лужского губернатора говорилось: «Священники с причтом, живущие в помянутых фабриках, ежели не получают за погребения и прочее с нас, старообрядцев, большой суммы денег, чинят... нам величайшие разные притеснения и отягощения, тем отлучая нас на немалое время от фабрич­ных дел и работ, открывая тем единственное - только свое корыстолю­бие, почему за отдалением московского кладбища, желаем обществом своим иметь для погребения... особое кладбище, а на отправление Бого­служения по старым обрядам, как то крещение младенцев, браковенча-ние, отпевание умерших и прочего, устроить при упомянутой фабрике господина нашего молитвенную избу, иметь при оной от упомянутого Московского кладбища священника подобно тому, как устроено в других местах. На постройку избы и отведение кладбища господин наш согла­сен и иметь старообрядческого священника позволил» (1). Это проше­ние также оказалось безуспешным.

В 1850-х годах бдительные синодские священники Полотняного За­вода подняли шум: в селе действуют две старообрядческие моленные. Следствие выявило, что в селе никаких моленных, специально постро­енных для общего богослужения, нет. У местного беспоповца Петра Ва­сильевича Каретникова (думали, что он моленную содержит) отобрали тогда кадильницу и три книги: рукописное евангелие, псалтырь и печат­ный канонник (2). Фамилия Каретников встречается в списке членов со­вета полотнянозаводской общины за 1913 год: Федор Александрович Каретников, товарищ (заместитель) председателя (3). Некто Иван Алек­сандрович Каретников будет в 1937 году приговорен к десяти годам лаге­рей за «агитацию» (4). Связи между всеми этими людьми нужно, конеч­но, исследовать... Моленная в селе появилась, вероятно, в 1880-х годах, более ранних све­дений нет. Священником был о.Флор Дмитриевич Агешин. В 1893 году он по старости отошел от священнических обязанностей и сменил его в селе о.Иоанн Нефедович Ромадин. Кроме того, что родом он был из деревни Мисцево Богородского уезда Московской губернии, о нем больше ничего неизвестно. В следующем 1894 году по просьбе полотнянозаводских ста­рообрядцев к ним был переведен из Богородска о.Андрей Тимофеевич Колосов (род. в августе 1858 г.). Он прослужил здесь до самой своей смер­ти. Как и других старообрядческих пастырей, о.Андрея преследовали за длинные волосы и ношение священнической одежды. «Однажды земским начальником вследствие ложных показаний никонианских иереев о.Анд­рей присужден был к штрафу в 15р., будто бы за ношение широких рука­вов и т.д. Иереи господствующей церкви до сих пор не перестают делать зло о.Андрею. Они ненавидят его за то, что он примерною кротостию и незлобием стяжал себе уважение не только среди своих старообрядцев, но и последователей господствующей церкви. Примерное исполнение своих священнических обязанностей о.Андрея многих последователей господ­ствующей церкви привело к раскаянию и присоединению к старообрядче­ству»,-писал журнал «Церковь» (5). За два года (1911 и 1912) уместного земского исправника накопилось на Колосова шесть дел. По всем им свя­щенник был оправдан. «В суде со стороны духовной консистории явились в качестве свидетелей первый благочинный Василий Иванов и второй свя­щенник о.Василий. Как тот, так и другой до суда грозили тюрьмой о.Колосову, но теперь стали потише» (6).

Последние месяцы жизни о.Андрей сильно болел. Даже в тот суд, о котором рассказывал журнал «Церковь», пришел по доверенности его сын. Службы велись только самые необходимые. В 1913 году на Богояв­ление старообрядцы не смогли пойти крестным ходом на Иордань. 28 июля того же года полотнянозаводский священник умер у себя на родине - в деревне Запруденье Богородского уезда Московской губернии (7).

В 1900 году медынский купец Иван Петрович Прыгунов построил в Полотняном Заводе каменный дом, куда перенесли потом моленную. Строительство сразу обратило на себя внимание. Во-первых, дом распо­лагался со старой деревянной моленной почти стена к стене и оба дома можно было соединить. Для этого в кирпичной стене нового дома оста­вили отверстие, заложив его кирпичом. Оно, однако, не ускользнуло от глаз губернского инженера, специально командированного в Полотня­ный. Во-вторых, сам хозяин уклонялся от прямых ответов, для чего ему этот дом, подавая повод для подозрений. В третьих, кто-то из старооб­рядцев проговорился властям, что дом предназначен для моленной...

Губернское правление приказало приостановить строительство и если хозяин не даст подписки, что дом будет использоваться исключительно для жилья - вообще запретить работы. Подписку Прыгунов дал (8).

Немало потрудился для храма полотнянозаводский житель- Даниил Семенович Прохоров. О нем практически ничего неизвестно. Был он, как следует полагать, богатым и влиятельным человеком. В одной из за­меток в «Церкви» именно он назван строителем полотнянозаводского храма. Так что сложно сказать, чья заслуга в том, что в селе появилась каменная моленная. По крайней мере, колокольню при храме построили благодаря Прохорову.

В феврале 1908 года губернское правление зарегистрировало полот-нянозаводскую общину. В 1909 году строительное отделение разрешило соорудить на крыше купол и одобрило проект колокольни, которую за­кончили строить в 1914 году, к Пасхе. Колокола были подняты третьего апреля при большом стечении народа. Очевидец писал об этом событии в журнале «Церковь» восторженно: «Незабвенным моментом для старо­обрядцев села следует признать первый удар нового колокола. Это было в седьмом часу перед Всенощной великой службы с двенадцатью Еван­гелиями, в четверг на Страстной неделе... Звон понесся вдоль полей и лесов, в пространство годов и веков. Это был первый звук радостной вести о чем-то хорошем, светлом, прекрасном - этот звук точно возве­щал грядущим поколениям о гражданской религиозной свободе, об ос­вобождении от тяжкого пережитка гонений; казалось, этот звук только теперь несет радостную весть по окраинам, по дорогам, по тропинкам, через долы и горы, замирая в поднебесье, утопая в облаках; этот первый звук нового колокола, точно теплая молитва, полился в даль поколений приветом и восклицанием о воскресении Христа» (9). После смерти о. Андрея к Преображенскому храму был переведен о.Петр Уксов, который прослужил здесь двадцать лет, до самого закрытия церкви в 1933 году. В советское время в ней располагался детский сад. Ныне здание передано общине РПЦ.

1 .ГАКО. Ф.ЗЗ. Оп. 1. Д.2994. Л.23об - 24. В этом же деле см. реестр фабричных старо­обрядцев Афанасия Николаевича Гончарова (1817 год).  Статистические сведения о по-лотнянозаводских старообрядцах см. также: ГАКО. Ф.ЗЗ. Оп.З. Д.304 («Метрические ве­домости о родившихся и умерших раскольниках при фабрике Гончарова на 1854 год»). 2.0 расследовании дела о моленных см.: ГАКО. Ф.62. Оп. 19. Д.813; Ф. 192. Оп. 1. Д.414. З.ГАКО. Ф.62. Оп.19. Д.2251. Л.51.

4.Из бездны небытия. Книга памяти репрессированных калужан. Т.2. Калуга. Издание УФСК по Калужской области. 1994. С. 136. 5.Церковь. 1912. № 14. С.349 б.Церковь. 1912. №15. С.370. 7.ГАКО. Ф.62. Оп.19. Д.2251. Л.53.

8.ГАКО. Ф.17. Д.2202 (Дело о приостановлении строительства моленной). 9.Церковь. 1914. №17. С.420-421.

Поречье - село в Малоярославецком уезде (ныне - районе). Старо­обрядцами было заселено примерно наполовину.

Сведения о пореченском старообрядчестве скудны, приход не отли­чался особой многочисленностью. Тем не менее, и здесь жили неравно­душные к делам веры люди, в 1911 году в селе стараниями братьев-фаб­рикантов Василия, Федора, Кирилла и Викулы Сергеевых была построе­на одна из самых красивых в губернии старообрядческих церквей.
 
До возведения храма пореченские старообрядцы собирались в тес­ной моленной у местного крестьянина Льва Ивановича Строганова (1). Община в селе была зарегистрирована в апреле 1907 года, и тогда же строительное отделение утвердило проект новой каменной церкви. Он был, кстати, опубликован в одном из самых первых номеров журнала «Церковь». Под проектом стояло воззвание с просьбой помочь пожерт­вованиями. Храм предполагался тогда однокупольным. В том же 1907 году, летом, началось строительство (2).

3 февраля 1911 года храм был торжественно освящен во имя Святи­теля Николы; в Поречье приехали епископ Иона Калужско-Смоленский, о.Димитрий из Москвы (с Апухтинки), с ним два диакона. В среду второ­го февраля в каменном храме началась малая вечерня, в то же время из молитвенного дома сюда направился крестный ход, по его прибытии на­чалась всенощная. В службе участвовали певцы с Рогожского кладбища. На следующий день в шесть утра начался молебен храму и совершен чин освящения с крестным ходом вокруг церкви. Как сообщал журнал «Цер­ковь», ее колокола весили более 400 пудов (более 6400 килограмм). «Итак, старообрядчество украсилось еще одним роскошным чертогом Божи-им, в котором будут возноситься горячие молитвы Творцу во славу и честь родного старообрядчества» (3). 28 июля 1912в Никольском храме освятили придел - во имя Одигит-рии. Епископ Иона в феврале умер, и освящение по благословению ар­хиепископа Московского и всея Руси Иоанна провел калужский прото­иерей о.Пармен Силаев. В то время он был кандидатом в епископы. В богослужении участвовали о.Михаил Вазягин из Кривошеина, о.Иоанн Русанов (Пурсовка) и, конечно, местный священник о.Евстратий Хобо­тов. Строителям храма братьям Сергеевым от имени прихожан он пре­поднес образ Богоматери Одигитрии Смоленской с изображениями свя­тых Василия Великого, Феодора мученика, Кирилла и Викулы.

- Василий Павлович, вы, как старший брат, примите сей образ от имени общества как великую святыню. Да поможет вам Царица Небес­ная во всяком добром деле, - сказал священник.

Растроганный Василий Сергеев принял икону с земным поклоном (4).

20 февраля 1917 года скончалась попечительница пореченской мо­ленной Анна Николаевна Строганова, до замужества - Соловьева). По теряв мужа на сороковом году жизни, остальные тридцать пять она про­жила вдовой. А когда возникла духовная нужда, предоставила селянам-старообрядцам «убогий свой домик для Божественной службы». Снимок этого домика был опубликован в одном из номеров журнала «Слово Цер­кви» за 1917 год (5). Обычная крестьянская изба с дощатой крышей, ого­роженная невысоким забором. Рядом дерево, скворечник на длинном шесте...

В советское время Никольский храм подвергся разорению. К тому времени В.Сергеев умер, его похоронили на местном кладбище. Судьба его братьев, живших в Москве, нуждается в уточнении. Один из них, по устному преданию, был арестован и, чтобы выразить презрение к при­шедшим за ним чекистам, запел при них «Боже, царя храни...» Его рас­стреляли на Ваганьковском кладбище.

1.ГАКО. Ф.62. Оп.19. Д.2227. Л.1.

2.ГАКО. Ф. 788. Оп. 1. Д.1098. Л.5; Ф.62. Оп.19. Д.2227. Л.11; Церковь. 1908. №4. С.130, 139.

З.Цсрковь. 1911. №10. С.242; Церковь. 1911. №12. С.290. 315, 316 - фотографии освя­щения и закладки порсченского храма. 4.Церковь. 1912. №43. С.1041. 5.Слово Церкви. 1917. № 14. С.268; №21. С.397 (Фото А.Н.Строгановой и моленной).
 

Пурсовка - деревня в Малоярославецком уезде (ныне - в Жуковском районе). В 1902 году, когда здесь образовался самостоятельный приход Древлеправославной Церкви Христовой, в деревне проживало 220 ста­рообрядцев, более 60 человек придерживались синодального правосла­вия. В приход Михаилоархангельской церкви Пурсовки вошли близлежа­щие деревни Луканино, Черная Грязь, Худяковка и другие. Общее число прихожан на рубеже 19 - 20 веков - около 400 человек. В Авчининской волости, к которой тогда относилась Пурсовка, всего проживало более 800 старообрядцев. В середине 1920 годов в пурсовском приходе числи­лось около 500 человек.

Пурсовка - это маленький старообрядческий островок, затерянный среди малоярославецких деревень и сел, где нестарообрядческое населе­ние значительно преобладало. Ближайший старообрядческий приход располагался в селе Спас-Загорье. Но он еще до революции «обмелел», а потом и вовсе исчез. Произошло это отчасти из-за образования самосто­ятельных приходов в других малоярославецких селах и деревнях: Поре­чье, Семкине и Пурсовке.

Моленная существовала в Пурсовке испокон века. После пожара, ко­торый случился в 1859 году, ее перенесли в дом крестьянина Николы Васильевича Абрамова. Здесь старообрядцы собирались до 1881 года, потом моленную вновь перенесли - к местному жителю Михаилу Со-Фронову. Годом ранее он построил новый дом, быть может, специально для моленной. Когда Софронов умер, его вдова в 1892 году этот дом про­дала братьям Ефиму и Сампсону Федотовичам Кулаковым. Моленная представляла собой две избы с общими сенями. В одной молились, в другой жил уставщик, который по ночам сторожил дом. Одновременно его половина служила раздевалкой для молившихся (1). Пурсовка вхо­дила в старообрядческий приход села Спас-Загорья.

Нет никаких сведений о пурсовском старообрядчестве первой полови­ны 19 века. Нет никаких сведений о Семене Жирове - будущем епископе Софронии, который родился в Пурсовке. Да и вряд ли попали эти сведения в архивные бумаги. Рано оставил Семен Жиров родную деревню и мало кого интересовал в детские свои годы. Постоянный священник появился в Пурсовке лишь в 1902 году. До него службой руководил один из хозяев моленной, Ефим Кулаков. Прежде чем стать начетчиком, он занимался тор­говлей съестными продуктами. В 1902 году его уже не было в живых... Руководство над моленной перешло к его брату Сампсону (2). Новообряд-ческий священник из близлежащего села Запажья Вячеслав Изумрудский упоминает в рапорте для консистории одного из попечителей - Иуду Кон­стантиновича Немоляева. Он пишет, что это «человек богатый, имеет соб­ственную фабрику, где вырабатывается шелковая лента и обшивка, раско­лу предан, но старается казаться более светским, резко, например, осужда­ет гусляков за их длинную одежду и длинные волоса, на своей фабрике предпочитает рабочих из старообрядцев...» (3).

В 1894 и 1895 годах местный становой дважды доносил о пурсовской моленной уездному исправнику, но тот смотрел на нее сквозь пальцы. А лет через шесть или семь в селе Кутепове, где синодская церковь прежде бездействовала, открыли приход, назначили туда причт. В религиозной жизни пурсовцев произошли большие перемены. В моленной был устро­ен алтарь, избран кандидат во священники - крестьянин деревни Малой Росляковской Семен Ермолаевич Кулагин. Пригласили уставщика, веро­ятно, на место недавно умершего Ефима Кулакова. Им стал крестьянин Иван Маркович Ипполитов из деревни Мисцево Богородского уезда Мос­ковской губернии (4). Так, в этой самоорганизации проявила себя та са­мая «замечательная сила прозелитизма», о которой упоминал некогда Салтыков-Щедрин в одной из рецензий (5). В духе - основа всему, и вся энергия старообрядцев была направлена на укрепление собственного духовного центра - моленной.

18 февраля 1902 года Семен Кулагин был рукоположен епископом Ионой во священники. Алтарь в пурсовской моленной освятили во имя Михаила Архангела - победителя и избавителя от всяких злых духов.

Как и требовал тогдашний закон, моленная выглядела внешне как обычный дом. Она была с закрытым крыльцом на южной стороне. Жи­лая часть избы составляла пять с небольшим метров в ширину и пять с половиной в длину. Пять окон смотрели на улицу. Та часть дома, где молились, была побольше - семь с половиной метров в длину, в ширину ~ почти шесть с половиной. Тут стояла голландская печь. Три окна смот­рели на север, одно на юг. Алтарь отделялся от основной части парчовы­ми занавесями.

«Главным организатором этого дела, - доносил вышестоящим влас­тям малоярославецкий уездный исправник, рассказывая о становлении в Пурсовке прихода, - состоит крестьянин деревни Луканиной, находящей­ся в одной версте от д.Пурсовки, ярый раскольник Иван Терентьев Коро­лев, перечислившийся в московские купцы, но сохранивший за собою в деревне Луканиной выкупленную землю с богатыми постройками. На днях раскольники публично в волостном правлении вызвали священника церкви с.Запажья о.Страхова назначить срок для прений по поводу рас­кольничьих догматов, заранее хвастаясь, что местное духовенство не на­столько подготовлено к этому делу, чтобы устоять против приглашенных из Москвы ораторов...» (6).

Прения назначены были на 12 мая. О них сохранился отзыв того же уездного исправника. «В мае на диспут в Запажье был приглашен всем известный лучший московский оратор их - Мельников, стремившийся публично доказать и старопечатными, и новыми книгами, и даже различ­ными не запрещенными новейшими брошюрами и выдержками из газет­ных статей сохранение в чистоте раскольниками истиннохристианских обрядов, указанием на некоторые обстоятельства в православных обря­дах, считаемые им за отступление от апостольских правил. Такие беседы в среде православия могут заронить сомнение и симпатию к расколу у людей менее развитых, так как Мельников считает себя профессиональ­ным адвокатом по раскольничьим догматам и, не выражая ничего смеш­ного или запрещенного, тем не менее в красивых и метких выражениях предъявляет доказательства, хотя сами по себе неосновательные, но ос­тавляющее сильное впечатление» (7).

В запажской церкви остались недовольны диспутом. В рапорте, кото­рый последовал от тамошнего причта в консисторию, говорилось, что пурсовская моленная «объединяет всех старообрядцев под одним фла­гом», служит «воспитательным и миссионерским задачам». «С открыти­ем в селе Кутепове самостоятельного причта, ослабления в расколе не замечается, а наоборот, старообрядцы, видимо, сплотились еще теснее, завели у себя своего попа, отремонтировали моленную и стали выписы­вать на публичные беседы знаменитых своих расколоучителей: Мельни­кова, Бриллиантова, Королева, а теперь вызывающим и надменным то­ном требуют от нас беседы, на которую богатые попечители пурсовской моленной, по слухам, пригласили И.Г.Усова, прославленного миссионе-Ра старообрядчества» (8). Вывод следовал один: «желательно было бы в интересах господствующей церкви запечатание пурсовской моленной» (9). Запажское духовенство понимало свое бессилие: «Закрытие ея (мо­ленной. - В.Б.) явится лишь мудрой мерой, парализующей духовные ус­тои пурсовского раскола и ограждающей православных чад от соблаз­на... Просьба наша о запечатании моленной не есть слабость наша мис­сионерская... а вызывается исключительностью положения сей молен­ной на пользу раскола» (10). Гражданская власть, однако, не нашла за­конных оснований для закрытия.

В 1909 году пурсовские старообрядцы зарегистрировали общину. Хо­датайствовал об этом сын упоминавшегося уже купца Ивана Королева Андрей. Он жил в Москве, на Гончарной улице. Под прошением поста­вил подпись и его отец. Андрей Королев стал первым председателем со­вета общины, Иван Королев тоже вошел в него (11).

В 1912 году к Михаилоархангельскому храму был переведен о.Иоанн Русанов из мосальского села Чертень. О.Семеон Кулагин переехал в Ма­лоярославец, оттуда в Калугу. Русанов через два воскресенья на третье уезжал служить в моленную деревни Семкино, что располагалась не так далеко (12). В 1914 году о.Иоанн по собственному желанию был переве­ден в другой приход. Епископ Павел Калужско-Смоленский рукополо­жил в Пурсовку крестьянина из жиздринской деревни Иванково Кирил­ла Марковича Гапонова (род. ок. 1880).

Последнее выявленное упоминание об о.Кирилле относится к 1924 году, тогда он по-прежнему служил в Пурсовке (13).

В десятом выпуске старообрядческого сборника «Духовные ответы» (1998 г.) была опубликована информация об арестованном в Москве свя­щеннике Кирилле Марковиче Бананове. Мне кажется, автор неверно ука­зывает его фамилию, и речь идет о Гапонове. Совпадают имя и отчество, место рождения, даты рождения также близки. Странно, что в далекой от крупных городов старообрядческой деревне мог родиться и жить чело­век с такой «некрестьянской», южной фамилией - «Бананов». В письме читателя «Духовных ответов» указано, что о.Кирилл служил в деревне Кривошеино. Это не совсем точно. Кривошеинский приход мог перейти к нему только после ареста в 1938 году тамошнего священника о.Иоакима Ипполитова, а до этого Талонов, по-видимому, продолжал служить в Пурсовке, это от Кривошеина недалеко. К тому же в 1938 году кривоше­инский храм закрыли. В годы войны немцы пытались его взорвать, и ука­зание читателя на то, что церковь была повреждена - верно.

В феврале или марте 1942 года о.Кирилл переехал в Москву, служил на Рогожском кладбище. В сентябре или октябре того же года он был арестован в Покровском кафедральном соборе. Из тюрьмы он не вернул­ся. Автор письма в «Духовные ответы» добавляет, что после ареста свя­щенника матушка жила очень бедно, побираясь по деревням бывшего прихода о.Кирилла. Сын о.Кирилла, маленький мальчик, был убит за то, что сорвал несколько морковок в чьем-то огороде (14).

1.ГАКО. Ф.62. Оп.7. Д.420. Лл. 13 - 13об.

2.Там же; ГАКО. Ф.ЗЗ. Оп.З. Д.1901. Л.46 (Упоминание о Е.Ф.Кулаковс).

З.ГАКО. Ф.ЗЗ. Оп.З. Д.1901. Л.46 - 46об.

4.ГАКО. Ф.62. Оп.7. Д.720. Л.1об.

5.Имеется в виду рецензия на книгу Н.Субботина «Современные движения в раско­ле».

6.ГАКО. Ф.62. Оп.7. Д.720. Л.Зоб.

7.Там же. Л.24.

8.Там же. Л.27.

9.Там же.

10.Там же. Л.27об.

11.ГАКО. Ф.62. Оп.19. Д.2275. Лл. 1, 11, 28.

12.Там же. Л.20.

13.Опросные листы священнослужителей Калужско-Смолснской епархии в архиве митрополии РПСЦ. Документ не пронумерован.

14. Иван Кузьмич. Аресты продолжались и во время войны. //Духовные ответы. Вып. 10. 1998. С.83.

Категория: Центр России | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-18)
Просмотров: 2692

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2021Бесплатный хостинг uCoz