Книжница Самарского староверия Понедельник, 2020-Мар-30, 01:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Повседневная жизнь, бытовые традици [34]
Дом, хозяйство [9]
Питание, напитки [10]
Одежда [6]
Рождение ребенка, крещение [10]
Свадебные обряды [2]
Кладбища, похороны [12]

Главная » Статьи » Быт, традиции повседневной жизни » Кладбища, похороны

Власова В.В. Культовые памятники и формирование локальной специфики старообрядческой традиции у коми*

В современной отечественной историографии рассматриваются различные вопросы, связанные с культовыми памятниками староверов: функции, внутреннее устройство и организация скитов, келий (1), моленных домов, их роль в формировании локальных групп и старообрядческой колонизации (2). В настоящей работе на основе архивных материалов и публикаций сделана попытка выявить типологически разные памятники, располагавшиеся на территории проживания коми-зырян, определить их функции, роль и, по возможности, локальную специфику в старообрядческой традиции удорских (среднее течение р. Вашки, приток Северной Двины), верхневычегодских (р. Вычегда) и печорских (р. Печора) коми.

Правительственная политика по отношению к староверам на протяжении XVII—XIX вв. базировалась на твёрдом убеждении, что староверие представляет угрозу стабильности государства и потому подлежит искоренению. Именно эту цель преследовали постановления, законы и указы, издававшиеся в 1745, 1826, 1876 гг., запрещавшие староверам основывать скиты, обители, часовни и т.п. (3). Ранние документальные свидетельства о культовых строениях староверов, расположенных на территории проживания коми-зырян, относятся к середине XVIII в.

Верхняя Вычегда (населённые пункты, расположенные в верховьях р. Вычегды и по её притокам р. Воч, Пруп; современные Кер-чомский и Вочевский с/с). В XVIII в. на р. Тимшер существовал старообрядческий скит, с которого, по преданию, начинается история старой веры среди верхневычегодцев. Ю.В. Гагарин обнаружил документы, свидетельствующие, что в 1763 г. в Керчомскую волость был отправлен капрал с караульщиками для поимки староверов, проживавших в устье р. Кельтмы. Местные жители, сочувствующие староверам, отбили арестованных. После этого была вызвана воинская команда, которая разорила старообрядческие скиты и расправилась с керчомцами (4).

В начале XIX в. недалеко от с. Керчомья, в урочище Попель, существовал старообрядческий скит, основанный местным крестьянином Василием Андреевичем Самариным. В ходе следствия было выяснено, что Н. Напалков «содержит старообрядческую веру секту поповщину», около 1819 г. он ездил в Екатеринбург вместе с В.А. Самариным для пострижения в монахи. На моления в этот скит приходили староверы из коми сёл, а также единоверцы из соседней Пермской губернии (5). Моленная представляла собой ветхую избушку, в которой находились образа, утварь и книги. В 1840 г. скит был уничтожен по приказу властей.

В 1848 г. священник Владимир Богородский узнал о существовании старообрядческой часовни в Керчомском обществе, которая якобы находилась в лесу, в 90 верстах от с. Кер-чомья. Приехав в августе 1849 г., исправник и священник до часовни не добрались, о чём и донесли начальству. Зимой 1850 г. исправник и судебные следователи сообщили, что недалеко от д. Дзёль в лесной роще было обнаружено небольшое здание (гробница), которое, по словам местных жителей, и являлось «часовней». Идёт ли речь об одном и том же культовом месте, в настоящее время установить невозможно.
 
Было выяснено, что местные крестьяне, «придерживающиеся раскола», почитали человека, похороненного в гробнице, как святого. Сами же крестьяне сообщили: «От предков своих и по носившейся между народом издавна молве близ нашей дзёльской деревни в лесу над рекою Вочью с незапамятных времён в выстроенном холостом анбаре в земле находится погребённое тело Инокоскимника под именем Варлаама, бежавшего с давних времён из Москвы во время перемены старинных книг при патриархе Никоне, который или через Пермскую губернию пришёл в этот лес, или, бежавши из Москвы в Пермскую губернию, поселился в этом пустыре под именем скита». При этом крестьяне единодушно утверждали, что приходили сюда поклоняться кресту, установленному над могилой старца, а его «не обоготворяли и за святого не почитали», поклоняться кресту приходили и староверы из Пермской губернии (6) В 1860-е годы пермскими «старцами» был основан скит недалеко от д. Дзёль. Скитники — старцы Иосиф, Венедикт, Максим, Макарий, Иоанн («из разных мест») — перебрались из Соликамского уезда после того, как их скит был обнаружен властями. Моления скитников регулярно посещали верующие из Керчомья, Вочи, Дзёли, Прупта и соседних пермских деревень. Здесь же шли службы, старцы принимали исповедь, крестили (7).

Во второй половине XIX в. совместные моления проходили в основном в домах наставников. П.В. Засодимский, посетивший с. Кер-чомья во второй половине XIX в., пишет: «Один из особенно чтимых стариков в Керчомью показывал мне свою молельню. Это небольшая комнатка в одно окно». Старик всеми силами пытался убедить гостя, что это помещение используется только для совместных молитв с членами семьи (8). В 1912-1913 гг. моленные дома существовали в с. Керчомья, Воч, Дзёль (9). В это же время вокруг сёл существовали многочисленные кельи, где жили пустынники (староверы, уходившие от мира, посвятившие себя Богу) (10).

По сведениям Ю.В. Гагарина, скиты на средней и верхней Печоре появились во времена основания Великопоженского скита на нижней Печоре. В конце XVIII в. на верхней Печоре существовал Усть-Волосницкий скит, который имел тесные связи с Великопожен-ским скитом (11). Великопоженский скит был основан в 1730 г. на р. Пижме, в его основании принимали участие иноки Выговского Даниловского монастыря (12). В 1744 г. в «Великих Лугах» (Великопоженский скит) воинской командой был задержан «Ефрем Иевлев сын Логинов» черносошный крестьянин д. Слонской Мылдинской волости (современный Троицко-Печорский район). Ефрем Иевлев рассказал, что примерно в 1720-е годы на Печоре появились два старовера из Даниловской Выговской пустыни Никита Евтихеев и Иван, которые жили некоторое время в Мылдинской волости, а затем поселились в местечке Усть-Яренцы (Усть-Аранец?) «расстоянием от оной волости 500 вёрст», где занимались ловлей рыбы и зверя. Под их влиянием Ефрем и его семья приняли старообрядчество, продали имущество и перебрались в скит на Пижме (13).

Согласно полевым записям Ю.В. Гагарина, сделанным в 1967 г., жители верхней Печоры (д. Куръя, Волосница) рассказывали о тесных контактах местных староверов с единоверцами с нижней Печоры. Это подтверждает опубликованное В.И. Малышевым письмо «Диомида Ломаева к великопоженскому писателю Тимофею Ивановичу», написанное в 1794 г. в д. Усть-Волосница (14). В 1859 г. гражданскими властями было перехвачено письмо Василия Чуркина (старец с Пижмы) к жителю д. Подчерье А.С. Мартюшеву. В письме старец не только давал советы (по поводу исповеди, женитьбы сына и др.), но и рассказывал о ситуации, сложившейся в Усть-Цильме. «А у нас на Устильме нынче бывший Христианы и крещения все запутались испра-вою пути сошли почитай все до одного человека. Задумали просить церковь и попа староверского, которое никак не может быть и в писании у святых отцов не сказано на это время, что будет такая церковь и учители негде взять прежде наших устелемов было ученых людей и в Данилов монастырь того недоходим потому что все до конца потеряно Никоном Еретником» (15).

В конце XIX—начале XX вв. некоторые печорские староверы ездили учиться к усть-цилёмам. Например, после смерти В. Шахтарова из д. Щугор И. Мартюшева, окончившего курс церковной школы было решено отправить на обучение к старцу, живущему в скиту на р. Цильме (16). Обучались там и староверы с верховьев Печоры и даже Колвы, например К.Н. Паршуков, ставший наставником в д. Шайтановка (17). В 2003 г. староверы, проживающие в с. Покча говорили, что «раньше здесь была устьцилёмская вера» (18).

В XVIII—XIX вв. староверы средней и верхней Печоры поддерживали тесные связи с пижемскими единоверцами, а Великопоженский скит являлся одним из почитаемых мест печорских староверов. Кроме того, коми староверы Печоры были осведомлены и о монастырях Вытореции.

В данном районе существовали и моленные дома. Так, в 1853 г. житель д. Щугор Николай Мартюшев, обвиняемый в распространении раскола, в ходе следствия признался: «во время праздников, как грамотный, за дальностью церкви в своём доме читаю с затепленными свечами церковные книги». Причём власти получили сведения, что иногда на эти службы приезжают жители других деревень (Покча, Скаляп) (19). В 1859—1862 гг. были выявлены и другие «распространители раскола», в домах которых проводились общественные моления; например, выяснилось, что в дом жителя д. Красный Бор Фёдора Куньгина (уроженц Чердынского уезда), приходили крестьяне из д. Аранец, Конецбор, Позорихи (современная Даниловка), Подчерья и др.

В 1883 г. одновременно в д. Позориха и Подчерье крестьянами Данилой Мезенцевым и Яковом Мезенцевым были выстроены часовни. В ходе проводившегося в 1901 г. следствия были выяснены обстоятельства строительства одной из них. По словам Данилы Мезенцева, он построил часовню «по обещанию, по случаю бывшего скотского падежа» (20). Оба крестьянина заверяли, что используют часовни исключительно для личных нужд и нужд семьи. В 1907 г. жители Подче-рья подали прошение об открытии старообрядческой часовни. Власти ответили отказом, однако часовня была построена и без официального разрешения (21).

Со второй половины XIX в. на средней и верхней Печоре возникает множество скитов (сначала старообрядческих, а позже и скрыт -нических) по притокам р. Печоры рекам Щу-гор, Илыч, Унья, значительное влияние на их появление оказало распространение на данной территории скрытничества. Появляются дела о «водворении крестьян из лесов на постоянное место жительства». Пристав 2-го стана Усть-Сысольского уезда сообщал, что крестьяне Троицко-Печорской, Савиноборской и Щугорской волостей «удалились в леса» по р. Илыч, Лемью (22).
 
Согласно материалам Ю.В. Гагарина, старообрядческий скит, основанный Г.И. Пашниным, существовал в д. Пат-раковке (к 1968 г. там никто не проживал). Братья Бажуковы основали скит на Илыче, где наладили переписку книг, которые специально привезли из Москвы (23). В скиту обучали старославянской грамоте и основам старообрядческого вероучения. В 1909 г. было 27 пустыней скрытников по р. Унья, 11 — в верховьях Печоры. В 1914 г. в кельях по р. Унье проживало 7 семей, по р. Кедровка — 3, по р. Шежим - 6, по р. Малая Шайтановка - 1, по р. Большая Шайтановка — 1. В большинстве проживали русские, о чём свидетельствуют фамилии насельников (24). В д. Светлый Родник была устроена келья скрытников, где проживали женщины, а в нескольких километрах от Бердыша в Комарове в двухэтажном здании находилась мужская келья.
 
Как отмечали информанты, именно в кельях, скитах находились библиотеки, которые были уничтожены в ходе ликвидации скитов в 1930-е годы (25). На верхней и средней Печоре в XIX—начале XX вв. не существовало крупного общежительства (подобно Выговскому или Великопоженскому), здесь была сформирована сеть небольших скитов, подобная той, что сложилась у урало-сибирских староверов-часовенных (26). Подобная форма была наиболее жизнеспособна: небольшой скит мог легко переместиться в случае опасности, а в случае разгрома регенерировать в другом месте (27).

На Удоре широкое распространение получили моленные дома, находившиеся в домах состоятельных крестьян. В ходе следствия, проходившего в 1860—1862 гг., выяснилось, что исповедь принимали в доме П. Бозова наставники с Мезени и Пинеги (28). В 1912— 1913 гг. моленные дома существовали в с. Важгорт, д. Острово (моленные находились при доме) (29). В настоящее время нет достоверных сведений о существовании на Удоре старообрядческих часовен или специальных моленных домов, хотя и священники, и миссионеры постоянно указывали на «особую религиозную дисциплину» удорских староверов (30). Начиная со второй половины XIX в. широкое распространение на Удоре получает странническое согласие. Житель д. Коптюга М.П. Ко-чев сообщил, что вместе с крестьянами д. Пучкома В.П. Палевым и д. Верхозерье И. Ивку-чевым в начале 1880-х годов они ушли в карго-польские скиты, прошли там обучение, позже вернулись, чтобы распространять учение скрытников (31). Так, по данным священников, в 1887 г. в 30 верстах ниже г. Карпогоры по р. Онеге находились более 30 скитов скрытников. В этом же году на Удору приезжали старцы-миссионеры, которым удалось привлечь на свою сторону несколько жителей деревень Муфтюга, Коптюга, Верхозерье, с. Чупрово, которые перешли из поморского согласия в скрытники (32). В начале XX в. дома странноприимцев (людей, в домах которых тайно жили скрытники) находились в деревнях Чупрово, Муфтюга, Верхозерье, там проживали и коми, и русские. Как правило, кельи находились в полуподвальных помещениях и имели тайный выход, там проходили службы, посещать которые могли все жители деревни.

Скиты, часовни, пустыни, моленные дома играют важную роль в формировании культурного ландшафта во всех районах проживания коми староверов. Наиболее яркими символами, формирующими смысловые образно-географические системы, были скиты. Именно с ними связана история старой веры в местах проживания верхневычегодских и печорских коми: скит возникал вблизи поселения, жители принимали веру скитников (Керчомья); поселение возникало на месте скита (Усть-Волосница). Единого центра, объединявшего все коми староверческие группы, не сложилось. Можно утверждать, что для староверов Припечорья, русских и коми, таким центром был Великопоженский скит. Верующие всех групп (в частности, наставники) поддерживали контакты с центрами, значимыми для всех российских староверов.

В каждом районе существовали часовни, молельные дома, кельи, которые являлись главными локальными центрами старообрядческого культа у всех групп коми беспоповцев. На основе материалов, изложенных выше, можно выявить некоторые различия в функционировании рассматриваемых объектов. На Удоре, в отличие от верхней Вычегды, средней и верхней Печоры, не практиковалось возведение часовен или специальных моленных домов. Здесь не было староверческих скитов, лишь во второй половине XIX в. появляются кельи скрытников. Существовавший на верхней Вычегде склеп Варлаама, который был «причислен к лику святых» местными староверами, — явление для рассматриваемых районов уникальное. В то же время подобная практика была весьма распространена среди староверов Среднего Урала (Верхокамье, Северное Прикамье) (33). Скиты, возникшие в XVIII— XIX вв. на территории проживания зырян, были основаны русскими староверами, скрывавшимися от властей, что не помешало им стать местами, значимыми для коми старообрядцев. Согласно имеющимся архивным и опубликованным данным, большую часть верхнепечорских староверов составляли этнические русские, что, безусловно, является специфической особенностью данного района.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Первоначально старообрядцы чётко различали собственно монастырь, где жили лишь иноки или инокини, и скит - небольшое поселение возле монастыря. Позднее термин «скит» объединил эти понятия. Обыкновенно старообрядческий инок ставил келью в лесу, затем к нему присоединялись новые беглецы, иной раз и семейные, постепенно образовывался скит, заводилось какое-либо хозяйство (см.: Вургафт С.Г., Ушаков И.А. Старообрядчество. Лица, предметы, события и символы: Опыт энциклопедического словаря. М., 1996. С.260—261). В архивных делах, рассмотренных нами, термин «келья» используется для обозначения домов или помещений в доме, где жили скрытники, лесных избушек, где скрывались «от мира» целыми семьями (по значению аналогично термину «пустынь»).

2. Юхименко Е.М. Выговская старообрядческая пустынь: Духовная жизнь и литература. T.I. M., 2002; Дронова Т.И. Формирование религиозных центров и групп // Русские староверы-беспоповцы Усть-Цильмы: конфессиональные традиции в обрядах жизненного цикла (конец XIX-XX вв.). Сыктывкар, 2002; Сироткин СВ. Белбажские скиты // Старообрядчество в России (XVIH-XX). Вып.З. М., 2004.С. 157-191; Данилко Е.С. Старообрядческие скиты на Южном Урале // Старообрядчество в России (XVIII-XX). Вып.З. М., 2004. С. 192-201.
 
3. Ершова О. П. Старообрядчество и власть.М., 1999. С.122, 130

4. Гагарин Ю.В. История религии и атеизма народа коми. М., 1978. С. 107.

5. Государственный архив Вологодской области (ГАВО). Ф.496. Оп.1. Д.9926. Л.84.

6. Национальный архив Республики Коми (НА РК). Ф.99. Оп.1. Д.640. Л.18.

7. Таинственный мир // Пермские епархиальные ведомости. 1867. №17. Отдел неофициальный. С.259, 262.

8. Засодимский П.В. Лесное царство // В дебрях Севера: Русские писатели XVIII—XIX веков о земле Коми. Сыктывкар, 1999. С.131.

9. ГАВО. Ф.496. Оп.1. Д.19187. Л.181.

10. Отчёт о деятельности Великоустюжского Православного СтефаноПрокопиевского Братства за 1902-1903 // Прибавления к Вологодским епархиальным ведомостям. 1904. №5.I марта. С. 15.

11. Гагарин Ю.В. Указ. соч. С. 104.

12. Дронова Т.И. Указ. соч. С.21.

13. РГИА. Ф.796. Оп.28. Д.79/211. Л.52.

14. Малышев В.И. Переписка и деловые бумаги усть-цилёмских крестьян XVIII—XIX вв. //ТОДРЛ. М.; Л., 1962. T.XVIII. C.445.

15. НА РК. Ф.99. Оп.1. Д.911. Л.254 (сохранены орфография и пунктуация оригинала).

16. Отчёт о деятельности Великоустюжского Православного Стефано-Прокопиевского Братства за 1903-1904 (с 26 апреля 1903 по 26 апреля 1904) //Прибавления к Вологодским епархиальным ведомостям. 1904. №21. 1 ноября. С.19.

17. Научный архив Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук (НА КНЦ УрО РАН). Ф.1. Оп.13. Д.167. Л.8.

18. Дронова Т.И. Действующие староверческие общины в Республике Коми (последняя четверть XX—XXI вв.) // Староверие на северо-востоке европейской части России: Сб. статей. Сыктывкар, 2006. С. 12.

19. НА РК. Ф.99. Оп.1. Д.731. Л.З.

20. Там же. Ф.6. Оп.1. Д.1912. Л.77об.

21. Гагарин Ю.В. Старообрядцы. Сыктывкар, 1973. С.76.

22. НА РК. Ф.6. Оп.1. Д.1909. Л.З, 18.

23. НА КНЦ УрО РАН. Ф.1. Оп.13. Д.167. Л.6.

24. Пушвинцев И. Пустынничество // Чердынский край. Вып.З. 1928. август. С. 17, 18.

25. НА КНЦ УрО РАН. Ф.1. Оп.13. Д.167. Л.15-19.

26. Покровский Н.Н., Зольникова Н.Д.Староверы-часовенные на востоке России в XVIII-XX вв.: Проблемы творчества и общественного сознания. М., 2002. С.426—438.

27. Там же. С.434.

28. НА РК. Ф.100. Оп.1. Д.1068. Л.6.

29. ГАВО. Ф.496. Оп.1. Д.19187. Л.80об.

30. Отчёт о состоянии и деятельности Вологодского Православного Братства во имя Все милостивого Спаса за 11 год существования (с 15 мая 1896 по 15 мая 1897 г.) // Прибавления к Вологодским епархиальным ведомостям. 1897. №10. С.264.
 
31. ГАВО. Ф.496. Оп.1. Д.15801. Л.74

32. Там же. Л.70.

33. Чагин Г.Н. Особо чтимые места старообрядцев Среднего Урала // Старообрядчество: история, культура, современность: Материалы.М., 1998. С.159-160.

* Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект №0601-41101 а/С
 
Власова Виктория Владимировна - к.и.н., Институт языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН

Старообрядчество: история, культура, современность. Вып. 12 - М.: 2007

Категория: Кладбища, похороны | Добавил: samstar-biblio (2008-Апр-18)
Просмотров: 2518

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz