Книжница Самарского староверия Вторник, 2020-Апр-07, 05:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Повседневная жизнь, бытовые традици [34]
Дом, хозяйство [9]
Питание, напитки [10]
Одежда [6]
Рождение ребенка, крещение [10]
Свадебные обряды [2]
Кладбища, похороны [12]

Главная » Статьи » Быт, традиции повседневной жизни » Одежда

Горожанина С.В. "Разум убо одежди един покрывало быти плоти" (К вопросу о правилах ношения одежды старообрядцами)

Вопрос о внешнем виде «благочестивых христиан» всегда нахо­дился в центре внимания церкви. В 1551 г. на Стоглавом помест­ном Соборе, среди прочих, было рассмотрено положение об одеж­де для каждого христианского «чина»: «о том же комуждо подобает свой чин хранить: ино одеяние воину, ино тысящнику, ино купцу, ино златарю, ино ковачу, ино ратаю, ино просителю, ино женам комуждо свое одеяние, с тех же познается, кто есть коего чина» (1). Оно сохранялось вплоть до реформы 1700 г. Петра I об изменении покроя костюма, ориентации его на западноевропейские образцы. Ещё в XVII в. протопоп Аввакум, борясь за сохранение древлего благочестия, активно выступал против «перемены одежды», так как усматривал в этом распространение ереси (2). Символом защищён­ности человека от остального «антихристого мира» объясняется ста­роверами сакральный смысл одежды.

Законодательных решений старообрядческих церковных соборов, регламентирующих правила пользования одеждой, в том числе мо­ленной, сохранилось немного. Особенно пристрастными в этих воп­росах были и остаются старообрядцы беспоповских согласий. Устав 1769 г., так называемый «Стотатейник», филипповского согласия - последователей инока Филиппа (Фотия Васильева) (1674—1742) - включает общие положения об одежде, «достойной христианина». Он запрещает ношение «немецких и прочих неприличных христянству одежд», а также «украшение излишное и неприличное ризами, и прочее блазнительное, или не в обычаи християнские (а наипаче при службе) деваемое» и предусматривает наказание за это (3).

Более конкретные указания о внешнем виде христиан содер­жит «Устав домашней молитвы и прочих христианских обрядов» (так называемый «Красный устав») федосеевского согласия - по­следователей учения Феодосия Васильева (1661—1711). В основу его толкований об одежде положены основные требования константинопольского Студийского устава, введённого впервые на Руси преподобным Феодосием (ум. в 1074 г.), а также пропове­ди преподобного Ефрема Сирина, указывавшего носить скром­ную одежду, «яко покрывание нам токмо требующим, а не пест­роты. Разум  убо одежди един покрывало быти плоти» (4).

«Красный устав» обязывает, охраняя от «еретических обыча­ев», носить одежду длинной до щиколоток, закрывающую грудь и плечи. Запрещает ведущим службу епископам и причетникам украшать себя «одеждами красными и светлыми», а молящимся женщинам носить «украшенные ризы» и украшения. Женщине «богомерзко» даже креститься «во единой срачице или с откро­венною главою», кроме случаев, когда она ложится спать или встаёт, моется в бане. Мужчинам не разрешено брить бороду, красить и отращивать волосы «яко еллини», определено выстри­гать на макушке волосы, так называемое «гуменцо», «подобие венца тернового, возложенного на главу Христову» (5).

В старообрядческих рукописях XVIII—начала XIX в., храня­щихся ныне в ОР РГБ, содержатся иногда противоречивые реко­мендации о пользовании одеждой, подобающей полу и чину «ис­тинных христиан». Однако красной нитью во всех документах проходит мысль о страшной каре за ношение «иноверных одежд», «новых изобретений в одеяниях» (6).

Староверами запрещалась одежда из «мягких», дорогих тка­ней ярких расцветок, в первую очередь из шёлка. «Много свя­тых спасошася и богу угодиша во вретищах и власеницах и в худейших самых одеждах», которые изготавливались из грубой меш­ковины, рогожи и конского волоса (7). Осуждалось ношение ко­роткого нижнего белья — «подоболочек коротких», «чюлок», «штанов немецких с пуговицами или бес пуговиц и перчаток», а из обуви - мужчинам «башмаков и сапог с каблуками» и женщи­нам «башмаков высоких и туфель» (8). Из верхней одежды «ере­тическими» старообрядцы признавали: для мужчин и женщин  «азямы» - кафтаны халатного покроя с большим отложным воротником и для мужчин - «кафтаны черкаские с борами» - ново­модную в то время двубортную одежду, сшитую в талию, с под­резной спинкой и сборками на спине, которая получила широ­кое распространение в России только к концу XIX в. Из голов­ных уборов мужчины не должны были носить «малахаев», под которыми, скорее всего, понимались меховые шапки «с лопас­тями», ныне называемые «ушанками», «чабаков» — меховых шапок, «треухов» и «колпаков», под которыми, возможно, сле­дует понимать такую разновидность древнего головного убора, как «дурацкий колпак», шутовская шапка с погремушками (9).

Женщинам, согласно правилам уставного старообрядческого сбор­ника рубежа XVIII-XIX вв., не подобало надевать известную ещё в древности «кратную или красную одежду, что глаголется телогрея». Она напоминала по покрою распашной сарафан с длинными, суживающимися к запястью рукавами, которые могли откидываться за спину или использоваться в качестве глубоких карманов (10). Воз­можно, что в документе идёт речь о каком-то новомодном в то время варианте кроя телогреи, не приемлемом для староверов. Важным является свидетельство, касающееся требований к покрою женской одежды: «у сарафанов не разрешалось выемок иметь», скорее всего, их нельзя было шить по новому фасону: с подкройными проймами или на узких лямках. Древние сарафаны изготавливались с глухим воротом, широкими проймами, иногда с незашитыми проймами и откидными рукавами. Введение в научный оборот данного документа несколько проясняет давнюю дискуссию исследователей по вопросу происхождения и трансформации покроя сарафана (11).

Женщинам строго указывалось «власов на челе не обнажати и кокошники крытых (?) и высоких не носить», не использовать каких-либо украшений, румян и белил, «понежи иное украше­ние, по сказанию преподобного Ефрема (Сирина. - С.Г.) первая дьявола удища есть» (12).

Девушкам по традиции допускалось носить открытыми распу­щенные волосы или косу с головным убором в виде «повязки», однако её размеры и конструкция оговаривались: «повяски высо­ки с крышками не носить». Под «крышками», скорее всего, следу­ет иметь в виду верхнюю часть головного убора, часто называющу­юся «донышком», которую девушки могли носить только после свадь­бы. Им также не разрешалось ношение «запоника» (запона) — длинного передника с рукавами или на широких проймах, характеп ной детали русского крестьянского костюма во второй половине  ХIХ-начале XX вв. (13).

Помимо этого, следуя библейским указаниям, женщинам за­прещается носить мужскую, а мужчинам женскую одежду «даже воздержания ради». Особым грехом считается прийти в «иновер­ной» одежде на молитву, смущая и отвлекая ей остальных моля­щихся. Христиан в «странных одеяниях» требуется из молитвен­ного дома «высылать вон» (14).

Однако в рукописях рубежа XVIII-XIX вв. уже встречаются указания на частые отступления староверов от «отеческих преда­ний» в правилах пользования одеждой (15). В «Послании на Мос­ковское старообрядческое кладбище» (Рогожское) (?) первой чет­верти XIX в. старца Николы, проживавшего в скиту, отмечается падение нравов и изменения в одежде его обитателей. В нём отмечается, что «попы имеют на себе (одежду. — С.Г.) не свою, новобористую, необычную, старицы такожде купеческих жен вид на себе обносят кроме главы, сарафаны и рубашки з борами, а ряс­ку свет и смирение именуемое, оставили без всякой нужды» (16). Старец не обходит критикой и московских представителей прич­та, которым указывает носить на службу «одежду свою по чину ряски якоже им подобает попам и дьяконам, а певчим кавтаны искусные чекменком или халат, название хотя и не русское, но не бористое», осуждает такую нововведённую деталь костюмов, как прорезные и накладные карманы (17).

Сохранению традиционной старообрядческой одежды способ­ствовали отчасти некоторые положения правительственного зако­нодательства первой половины XVIII в., направленные на увели­чение доходов государства. Указом от 8 февраля 1716 г. старове­ры были обложены двойным налогом, а также ежегодным сбором в казну в размере 50 руб. «за ношение бороды и старинного платья» (18). С этого времени представители всех социальных групп старообрядческого населения могли открыто носить традицион­ный костюм старинного покроя. Им выдавались также медные знаки с надписью: «борода - лишняя тягота, с бороды пошлина взята». Правительственные указы 1722 и 1746 гг., отменённые только Екатериной II в 1762—1763 гг., предписывали «раскольни­кам» уже в обязательном порядке ношение старинного платья, чтобы они «ни под каким предлогом нигде прикриться и от поло­женных з них денег минуть никак не могли». Им предписывалось носить уже во многом забытые к началу XVIII в.: «зипун з сто­ячим клееным козырем, ферязи и однорядку с лежащим ожерелем, оних козири красного сукна», а также особые суконные на­грудные знаки - ковнери зелёного и красного сукна (19). В Древ­ней Руси ферязь и однорядка были достаточно распространённой мужской и женской верхней одеждой нескольких разновидностей, с длинными откидными рукавами и прорехами для рук у пройм. Однорядку отличало отсутствие подкладки, то есть она была сшита «в один ряд». Поверх ферязи и однорядки ещё мог надеваться каф­тан, к которому пришивали или пристёгивали большой отложной, округлый воротник-«ожерелье». Зипуном в XVT-XVTI вв. называ­лась мужская короткая, до колен, узкая одежда, которая надева­лась поверх рубахи под кафтан. К нему пришивался или пристёги­вался высокий жёсткий стоячий воротник, закрывавший весь за­тылок. Подобные высокие воротники сохранялись в XIX—начале XX вв. на женских рубахах крестьянского однодворческого населе­ния некоторых южных губерний России (20).

Вопросы использования старообрядцами одежды, в первую очередь моленной, не потеряли своей актуальности в XX в. Они поднимались на Освященных соборах 1905 и 1913 гг. старообрядцами-поповцами, которыми было вынесено решение о разреше­нии носить одежду нерегламентированного покроя, но «благопри­стойную, скромную, соответствующую званию православного христианина и дому Божию - дому молитвы», однако изготов­ленную по местным обычаям (21).

Любопытно, что одна и та же по форме и конструкции одеж­да, отдельные элементы её кроя, запрещавшиеся старообрядца­ми в прошлом, широко бытуют в наши дни. Так, в качестве моленной староверы некоторых согласий используют кафтаны «с борами» и карманами, рубахи, украшенные вышивкой, сарафа­ны на узких лямках, передники ярких расцветок и т.п. Однако, несмотря на естественные изменения, произошедшие в костю­мах, именно старообрядцы разных согласий сохранили традицию ношения единой северорусской по типу и терминологии молен­ной одежды белого и тёмного цветов. Она состоит из сарафанно­го комплекса, платка - у женщин, рубахи-косоворотки, штанов, кафтана, сапог - у мужчин, а также обязательных для всех пояса и лестовки. Вместе с тем, моленные комплексы одежды не лишены местной специфики.

ПРИМЕЧАНИЯ

1.   Стоглав. Пб., 1863. Гл.4. С.259.

2.   Щапов А Русский раскол старообрадчества. Казань, 1859. С.92

3.   ОР РГБ. Ф.17. Рукопись №940. Л.14об, 35, 35об.

4.   Голубинский Е. История русской церкви. М, 1904. Т.1 (вторая половина тома). С.611; Гролимунди В. Между отшельничеством и общежитием: скитский устав и келейные правила. Их возникновение, развитие и распрост­ранение до XVI в. // Монастырская культура: Восток и Запад: Сб. ст. / Сост.Е.Г. Водолазкин. СПб., 1998. С. 128.

5.   Устав домашней молитвы и прочих христианских обрядов  М    1883, С.38-48.

6.   ОР РГБ. Ф.17. Рукопись №978. Л.Поб.

7.   Там же. Ф.17. Рукопись №964. Л.93; Рабинович М.Г. Одежда русских XIII-XVII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. М, 1986. С.43.

8.   ОР РГБ. Ф.17. Рукопись №978. Л.З, Зоб.; Рукопись №964. Л.91об.

9. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т М: 1998. Т.2. С. 143, 292; Т.4. С.579.

10.   ОР РГБ. Ф.17. Рукопись №964. Л.91об.; Горожанина СВ. К истории одного костюма // Старообрядчество: история, культура, современность.Вып. 10. М, 2004. С.81.

11.   ОР РГБ. Ф.17. Рукопись №978. Л.З; Русский традиционный костюм: Иллюстрированная энциклопедия // Авт.-сост. Н. Соснина, Н. Шангина.СПб., 2001. С.282-283.

12.   ОР РГБ. Ф.17. Рукопись №978. Л.З; Рукопись №964. Л.93.

13.   Там же.

14.   Там же. Л.15об.; Рукопись №964. Л.92об.

15.   Там же. Рукопись №964. Л.92об.

16.   Там же. Ф.17. Рукопись №179. Л.5.

17.   Там же. Л.боб., 7.

18.   Полное собрание законов. СПб., 1830. T.V. С. 196, 64-642.

19.   Лилеев М.И.   Новые материалы для истории раскола на Ветке и в Стародубье   XVII-XVIII вв. Киев, 1893. С. 127-129.

20.   Рабинович М.Г. Указ. соч. С.74-76; Попова И.А, Элементы древне­русского костюма в народной женской одежде Воронежской области XIX-начале XX в. // Сборник трудов НИИХП. Вып.8. М, 1975. С.135, 145.

21. Старообрядчество: Лица, события, предметы, символы: Опыт энциклопедического словаря. М., 1996. С.203.

Горожанина Светлана Валентиновна - Сергиево-Посадский государственный историко-художественный музей-заповедник

Староообрядчество: история, культура, современность. - М: 2005, вып.11, ч.2

Категория: Одежда | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-23)
Просмотров: 2760

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz