Книжница Самарского староверия Пятница, 2020-Апр-03, 05:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Духовное образование [17]
Начетничество [9]
Просветительство. Школы [22]
Дети в храме [2]

Главная » Статьи » Духовное образование. Просвещение » Начетничество

Бахтина О.Н. Особенности творческой работы старообрядца-книжника конца XIX в. – начала XX в. А.Н.Нифантова (по его читательским пометам
Сохранявшиеся писательские библиотеки всегда приоткрывают тайны творчества, соперничая в этом отношении с архивными материалами, черновиками, набросками, подготовительными записями и т.д. До недавнего времени проблема изучения частных библиотек ставилась лишь в связи с исследованием литературы нового времени, но сейчас все чаще ученые обращаются к анализу библиотек для выявления принципов работы древнерусских писателей и книжников.
 
Старообрядческая книга во многом наследует древнерусские традиции. Вместе с тем, старообрядческая литература - по существу, литература полемическая, призванная в борьбе с "никонианскими нововведениями" отстоять свою систему догматических толкований, традиционного канона и устава. Эти цели писателями-старообрядцами достигались посредством широчайшего  использования  богатств книжной  культуры, накопленных в монастырских и крестьянских  библиотеках.
 
Так,  Н.Н.Покровский,  изучавший  процесс  складывания системы   авторитетов  в   старообрядчестве,   писал: "...такие староверческие   писатели,   как  знаменитый   Андрей   Денисов, весьма тщательно и искусно подбирают к каждому отстаиваемому ими положению десятки и десятки цитат из священного писания, служебных   и   четьих   книг,   сочинений  отцов   византийской  и русской церкви, памятников канонического права".
 
Очевидно,    что    процесс    создания    как    оригинальных старообрядческих произведений, так и сборников был длительным и требовал серьезной подготовительной работы. На наш взгляд, хранящаяся в Томском   областном  краеведческом     музее библиотека старообрядца А.Н.Нифантова дает основание более детально   представить   ту   работу  старообрядческого  книжника, которая предшествовала созданию сборников выписок.
 
История  приобретения книг из библиотеки   Нифантовых рассматривалась нами  ранее в статье  «Крестьянская старообрядческая  библиотека  Нифантовых»,  где     была предпринята попытка выделить книги библиотеки Нифантова из фондов Томского музея. На настоящий момент нами выделено 7 рукописных и 19 старопечатных книг этой библиотеки; на книгах сохранились пометы и записи, сделанные Нифантовым, им же, вероятно, были подклеены книжные листы и отреставрированы переплеты.
 
Алексей    Никифорович    Нифантов    -   один   из    видных деятелей Томского старообрядчества конца XIX - начала XX в. О нем писал в свое время профессор богословия Д.Н.Беликов на основании    материалов   дела    Томского   губернского  суда (в настоящее     время,     видимо,     не  сохранившихся):   "...многочисленных   зараженных   расколом  селениях...  Нифантовы были самые желанные и почетные гости. Стараясь действовать главным образом на наставников, они руководили их советами разъяснениями,   предупреждениями.   Из двух  братьев  особенно ревностно в пользу раскола отличался Алексей Нифантов".
 
И далее: "Алексей самый упорный и самый фанатичный защитник раскола.   Всюду   в   границах   указанного  района,   где  расколу приводилось вступать в борьбу с православием на почве теоретических рассуждений, Алексей Нифантов являлся непременно и неизбежно. Из работы Д.Н.Беликова мы узнаем, что Нифантовы принадлежали к поморскому согласию.
 
А.Н.Нифантов,    очевидно,    считался    одним    из    самых грамотных старообрядческих начетчиков. Это становится ясным уже из замечания Д.Н.Беликова о том, что Алексей Нифантов становился       непременным   участником      прений      между православными и старообрядцами и, главное, прений "на почве книжных   теоретических    рассуждений".   
 
А.Н.Нифантов    имел постоянные    связи     с    Москвой     и     Петербургом, о  чем свидетельствуют   вложенные   в   книги   его  библиотеки   письма старообрядца     Н.И.Коровина     (1910     г.)     и     секретаря     1 Всероссийского    старообрядческого    собора     1899    г.    Василия Яксанова.
 
А.Н.Нифантов собрал в своей библиотеке замечательные раритеты, такие как рукопись Степенной книги XVI в. , рукописный Хронограф (возможно, протограф редакции 1620 г.), рукописи с Выга, печатное виленское Евангелие 1575 г. и многое другое. Многочисленные пометы на книгах Нифантова характеризуют владельца библиотеки как активного, внимательного и глубокого читателя. Эти пометы и являются предметом специального изучения в настоящей статье.
 
Пометы Нифантова на полях и в тексте книг многочисленны и разнообразны, они повторяются и в отдельно взятой книге, и во всем собрании в целом. Общее количество разновидностей, типов помет достигает 30-ти. Из них наиболее часто встречаются следующие.
 
Рука с указующим перстом на полях (изображение сделано чаще всего простым карандашом,  но есть случай,  когда рука нарисована красным или синим карандашом, иногда красным и синим,    например,    синим    рукавчик,   красным    сама    рука, встречаются  рисунки,  сделанные  пером  черными  чернилами). Вероятно,    это    разнообразие   изображений   можно   объяснить разновременностью обращения владельца к книге для работы с ней. Косвенно это подтверждают и записи типа указателя текстов на переплетных листах и форзацах, которые сделаны тем же карандашом или пером, что и пометы на полях и в тексте. В некоторых случаях от указующего перста проведена черта, которой отмечен, вероятно, текст особой важности или имеющий иное "содержательное" значение. Однако, пока не ясно, какова дальнейшая судьба отмеченного отрывка: был ли он выписан как подтверждение определенного положения, стал ли предметом раздумий, согласия или несогласия и т.д. Все это еще предстоит понять.
 
Слово "зри", написано на полях книг Нифантова разными способами разными карандашами и чернилами. В некоторых случаях помета двойная: слово "зри", и рука с указующим перстом, а иногда от слова "зри" остается только одна буква "з". Широко представлены и такие пометы, как подчеркивание и отчеркивание красным и синим карандашом отдельных слов или целых абзацев в тексте, иногда отчеркивания производятся двойной красно-синей линией, что, видимо, также имеет содержательное значение. Отчеркивания сделаны и простым карандашом, полукругом или ломаной линией.
 
Встречаются на полях текстов смысловые маргиналии: иногда этот одно слово ("латыни", "веру", "посты", Марк), иногда словосочетание: "Григорий Богослов", "ученик Иоанна Златоуста", иногда цифры, иногда целые фразы на нижнем поле листа: "Сидор отступник прав" или "веры исповеда издавна". Часто на полях можно найти отсылки к другому месту в тексте "ниже лист 156", "выше лист 50", иногда эти слова написаны на маленьком клочке бумаги и приклеены к краю листа, как обычно приклеиваются в старообрядческих книгах закладки.
 
Среди индивидуальных, специфических помет А.Н.Нифантова следует выделить, например, следующую: маленькая, диаметром один сантиметр круглая печать, оттиск с которой делался красными чернилами на полях текста, иногда эти печати ставились по две, четыре штуки рядом, образуя своеобразный цветок. Тем же целям, очевидно, служат и вырезанные из металлической бумаги типа фольги маленькие "бляшки", наклеенные на полях текста; такую же функцию, видимо, выполняют и капельки воска, аккуратно сделанные на полях текста в нескольких местах. Кроме того, необходимо отметить и большое разнообразие на полях книг всевозможных значков: "кресты", восьмиконечные и простые, нарисованные карандашом, красными, черными чернилами, пером и палочкой, "раскрытая книга", пересекающиеся линии, квадратики и кружочки, волнистые линии, "глаза" на полях, "рожицы" в красном картуше, "солнышко с глазами", стрелки, условное обозначение церкви и тд. А.Н.Нифантов хорошо рисовал, об этом свидетельствуют и вклеенные в книгу грамотно выполненные миниатюры, изображающие     апостолов,     с     подписью     внизу -  "Срисовал А.Н.Нифантов"9.
 
Сегодня не представляется возможным однозначно расшифровать, что означала та или иная помета в тексте; сделаем лишь некоторые предварительные наблюдения. В некоторых случаях пометы на полях встречаются очень "густо", а некоторые листы той же книги остаются чистыми, это, безусловно, свидетельствует о целенаправленном чтении. В качестве примера рассмотрим пометы на полях "Книги о вере единой" игумена Нафанаила.
   
Помета "ручка" сделана в этой книге простым карандашом иногда с чертой от указующего перста, и в главе 16 (о молитве и пении церковном) встречается 13 раз; в главе 15 (о посте, о среде и   пятнице,   о   пьянстве)   находим   37   разных   помет:   рука, написанная   разными   способами,   слово   "зри",   отчеркивания красным карандашом, отсылки в тексте и на полях типа "ниже лист...",   "выше",   "Марк"   и   другие.  
 
Особенно   много   самых различных помет в главе 27 ("О порочных папежах"). Так, на полях листов 239 об. - 240 напротив текста книги, гласящего: "... И ниже помяну мало Стефана сельмага,   иже Формоса папежа из гроба   выкопати   повелел,   облачивши   яко  папежа   на  столице посадити повелел, и поругания и насмевания творяше над ним, и потом разоблачити повеле, и три персты, ими же благословлял отсещи, и тело его в Тиверь реку врещи. Чти о том в Баронеи в лето 897-е или и сие малое погрешение отступников начальников ваших, о нем же Кромер в книзе 11 пишет, Яко Генрика цесаря отравою    в    сакраменте    поданою    уморили...",    -    встречаем следующие пометы: слово "зри", печать красными чернилами рука, написанная красными чернилами, три печати красными чернилами, рука, написанная красным и синим карандашом.  На обороте л. 240 синим карандашом написано "3 папы".
 
Другой      пример.      На      одной      из      частей     книги «Добротолюбие»        -   "Иже   во   святых   отца   нашего  Антония Великого увещания о правах человеческих и благом житии во 160 главах состоящая" - на обороте второго переплетного листа находим записи типа указателя: "Лист 2, 119-кто свободные суть; лист 3 - что благо и что зло разсужд; лист 4 - человек благой; лист 5, 123, лист 5 оборот - 149 - смерт что; лист 6 - свободным, лист 7 - слово весть 5 честнейшего''.
 
Оглавление  этой  книги  отмечено  множеством  помет,  с помощью        которых        А.Н.Нифантов        выделял        особо заинтересовавшие его темы. На пятнадцати листах оглавления насчитывается 89 помет: "ручки", "зри", всевозможные значки, отсылки, отчеркивания красным карандашом, красным и синим, маленькие   печати   красными   чернилами.   Например,   двойной пометой ("ручка" и "зри") отмечается шестая глава "Елико кто умереннейшее имеет житие, толико есть благополучнейший, яко не печется о многом, о рабах, земледельцах и стяжании скотов. Сим бо сами себе пригвождающе и о сих случающьшея горестям поддыюще   укоряем   Бога.   От   самопроизволльныя   же   похоти нашея    смерть    усиливается    и    пребываем    во    тьме    жития греховного, прельщаеми, не познающи самих себя". В главе 160 ("Не по естеству бывающая суть грехи, но по произволению лукавая...")   красным   карандашом  отмечен   следующий   текст: "ниже  просто  зрети  несть  грех,  но  завистно  и  горделиво  и ненасытно зрети и несть грех слушати мирно, но гневливо; и несть грех обуздывати язык ко благодарению и молитве, но ко оклеветанию;   и  несть  -  простирати руки  к  милостыне,  но к убийствам и хищениям.  И тако каждый член грешит лукавая вместо   благих...".    В   главе   62   дважды   отчеркнуто:    "Егда заключиши двери и един будеши, знай, что соприсутствует ти определенный от Бога каждому ангел...". В главе 87 Нифантов выделил   красным   карандашом:    "Истинный   человек   тщится благочестив  быти".  Красным карандашом на  полях  и крупно выписанным словом "зри" в главе 102 выделен текст: "Бог есть благ, человек же зол. Ничего злато нет на небеси. Ничего благого нет на земли. Словесный же человек лучшая избирает и весть всех благодарит и воспевает его...".
 
Число примеров можно приумножить - в каждой книге библиотеки А.Н.Нифантова насчитывается до 300 и более помет.
 

Дальнейшая работа с библиотекой Нифантова видится в составлении картотеки "цитат", выделенных Нифантовым, т.е. отрывков текстов, отмеченных теми или иными его знаками. Такая картотека может значительно расшириться в случае обнаружения архива и других частей библиотеки этого видного старообрядческого книжника. Автор надеется, что будущие находки позволят перейти от чисто формальной фиксации характера, количества и круга помет к их содержательному прочтению, а это даст возможность детальнее проанализировать творческий процесс старообрядческого начетчика и полемиста.

 

1. Например: Библиотека Жуковского в Томске. Ч.1-ГП Томск. 1978-1988. В этой работе содержится уникальное "прочтение" сохранившихся помет Жуковского на книгах   его   библиотеки   в   связи   с   творчеством   поэта.   Большая   же   часть исследований основывается на анализе описаний библиотек писателей, поэтов, деятелей       культуры.       Модзалевский       Б.Ч.       Библиотека       Л.С.Пушкина /Библиографическое  описание/.  СПб.,   1910;  Библиотека  Я.В.Брюса.  Каталог. Сост. Е.Л.Савельева, л., 1989. Библиотека Петра I . Указатель-справочник. Сост. Е.И.Боброва.   Л.,   1978.   Библиотека  А.А.Блока.   Описание.  Сост.  О.В.Миллер, Н.А.Колобова, СЯ.Бовина. Под ред. К.ЛЛукирскоЙ. Л., 1984. 1986; и другие.
 
2. Буланин   ДМ.   О   некоторых   принципах   работы   древнерусских   писателей// Труды отдела древнерусской литературы, T.XXXVII, Л., 1983,. С.3-13; См, также Буланин Д.М. К изучению переводческой деятельности Максима Грека// Русская литература, 1978, #3. С.121; Синицына Н.В. Максим Грек в России. М., 1977. С.58-60;    Бубнов   Н.Ю.   Работа   древнерусских   книжников   в   монастырской библиотеке /Источники соловецкого "Сказания  (...) о новых книгах"  1667 г./ //Книга и ее распространение в России в XVI-XVIII вв. ., М.-Л., 1985. С. 37-58 и др.
 
3. Об этом см., например, Кудрявцев И.М. Сборник XVII в. с подписями протопопа Аввакума и других пустозерских узников// Записки Отдела рукописей ГБЛ. Вып. 33. М , 1972. С.153; Бубнов Н.Ю. Старообрядческая книга третьей четверти XVII в. как историко-культурный феномен// Рукописная и печатная книга в России. Проблемы создания и распространения. Л., 1988. С; 88; Его же. Книготворчесгао московских старообрядцев XVII в.// Русские книги и библиотеки  XVI -перв.пол.Х1Х в. Л., 1983. С. 29; Плигузов А.И. Авторские сборники основателей литовской пустыни// Древнерусская рукописная книга и ее бытование в Сибири. Новосибирск, 1982. С. 103-112.
 
4. Покровский Н.Н. О роли древне-русских рукописных и старопечатных книг в складывании системы авторитетов старообрядчества// Научные библиотеки Сибири и Дальнего Востока. Вып. 14. Новосибирск, 1978. С. 25.
 
5. Бахтина О.Н. Крестьянская старообрядческая библиотека Нифантовых// Фонд редких книг и рукописей сибирских библиотек. Новосибирск. 1988. С. 102-118.
 
6. Беликов Д.Н. Старообрядческий раскол в Томской губеркиии /по судебным делам/. Томск, 1894. С. 9, 10.
 
7. О Томском списке Степенной книги см.: Покровский Н.Н. Афанасий// Словарь книжников и книжности Древней руси. Вып. 2: вторая половина XTV-XVI вв. Ч. LA-K. Л.. 1988. С. 73-79.
 
8. На книгах есть записи, прежде всего, владельческие и самого Нифантова, и прежних владельцев, затем вкладные, писцовые и другие, но нас интересуют пометы в тексте и записи на форзацах, на переплетных листах типа "указателей для памяти".
 
9. См.,     например:     Феофилакт     Болгарский.     Евангелие     с     толкованием /Благовестное/.  Старообрядческое  издание кон.  XIX-нач.ХХ в./перепечатка с издания Московского Печатного Двора 1649 г/- Томский областной краеведческий музей. Фонд редких книг, #7904/115 (116).
 
10. Нафанаил. Книга о вере. М., 1648. - Там же, #7904/77 (81). ''Добротолюбие. М., 1793. 4.1-3. - Там же, #7904/82 (88)
 

Опубликовано в сборнике: Мир старообрядчества. Личность. Книга. Традиция. вып. 1 - М-СПб: 1992

Категория: Начетничество | Добавил: samstar2 (2008-Дек-02)
Просмотров: 2138

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz