Книжница Самарского староверия Пятница, 2020-Апр-03, 05:41
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [39]
Поповцы [28]
Беспоповцы [35]
Межстарообрядческая полемика [18]
Полемика с новообрядцами [28]
Полемика с иными конфессиями [9]
Староверы и проповедь Старой Веры [6]

Главная » Статьи » Богословские воззрения » Беспоповцы

Мальцев А.И. Проблема отношения к другим беспоповским согласиям в поморских сочинениях 1790-х— 1810-х гг.
Частично вопрос, вынесенный в заглавие, затронут в разд. 3.3, где речь идет об освещении проблемы взаимоотно­шений поморцев, федосеевцев и филипповцев в сочинениях Тимофея Андреева. Обратимся к другим поморским сочине­ниям этого периода.
Большой интерес в плане нашей темы представляет Жи­тие Семена Денисова. В последнее время изучением этого памятника занималась Е. М. Юхименко306. По ее мнению, со­чинение было написано в 1790-х гг. Тимофеем Андреевым. Основание для такого предположения исследовательница на­ходит в гл. 15 Жития, где излагается история конфликта Семена Денисова и старца Филиппа. Е. М. Юхименко обра­щает внимание на сходство как авторской позиции, так и приводимого фактического материала в Житии Семена Де­нисова и в упоминавшемся в разд. 3.3 настоящей работы Послании Тимофея Андреева А. И. Крылову от 15 июня 1790 г. Действительно, точка зрения автора Жития относи­тельно филипповцев совпадает со взглядами Тимофея Анд­реева, изложенными нами ранее. Сравнительный анализ двух сочинений привел Е. М. Юхименко к выводу об отсутствии между ними «какой-то прямой текстовой зависимости», вместе с тем очевидно, «что их авторы располагали одними и теми же сведениями, отразившимися в этих сочинениях в разном объеме». По мнению исследовательницы, «наиболее логичным объяснением этого факта может быть только пред­положение, что автором послания и Жития было одно и то же лицо»307.
В гл. 11 Жития Семена Денисова излагается история раз­деления поморцев и федосеевцев. В сочинении отмечено, что Феодосии Васильев «в 7214 году (т. е. в 1706 г. —А. М.) с пу­стынножители разгласися, а более всего в надписании живот­ворящего креста, понеже он со всеми своими ученики ревно­стно мудрствова писати на крестах сия четыре буквы ШЦИ за Пилатово надъписание, отцы же выгорецтии оного новопо-ложеннаго надъписания не приемляху». Затем сообщается о примирении с выговцами Игнатия Трофимова: «В лето 7227-е (т. е. в 1719 г. - А.М.) приходил из них (федосеевцев. —А.М.) первейший человек Игнатии Трофимов в Выгорецию и мир со отцем Андреем учини». Уступка выговцев Игнатию Трофимову, выразившаяся в их согласии «до обыскания подлиннаго покланятися и с титлами крестам», охарактеризована так: «И сие убо смотрительно оным грубоумствователем попустися, достоверно же убо ведяху отцы, яко сего надъписания на древ­них крестах нигде не обрящется, разве на никонолатинских изваяниях». Далее следует рассказ о втором визите Игнатия Трофимова на Выг, который датирован 7244 г., т. е. 1736-м308.
Обратим внимание на любопытное совпадение. Хроноло­гия двух поездок на Выг Игнатия Трофимова, приведенная в Житии Семена Денисова, а также фактическое изложение дискуссий на Выге во время второго визита туда федосеевского наставника полностью совпадают с содержанием сочине­ния Тимофея Андреева «О начале раздора феодосиевых с Выгорецким общежительством...», о котором мы писали выше. Таким образом, гипотеза Е. М. Юхименко об авторстве лексинского настоятеля получает еще одно косвенное подтверж­дение. Вместе с тем приходится констатировать, что прямых подтверждений нет ни в материалах, приведенных исследова­тельницей, ни в отмеченных нами совпадениях с текстом со­чинения «О начале раздора феодосиевых с Выгорецким обще­жительством...». В связи с этим пока вопрос об авторстве и времени создания Жития Семена Денисова нельзя считать решенным. Действительно, как удачно выразилась Е. М. Юхи­менко, «Житие Семена Денисова несет в себе больше зага­док», чем решенных проблем309. Еще раз подчеркнем, что в целом позиция данного памятника в освещении отношения поморцев к федосеевскому и филипповскому согласиям со­впадает с точкой зрения по этим вопросам Тимофея Андрее­ва, хотя таких резких негативных оценок, как в сочинении «О начале раздора феодосиевых с Выгорецким общежитель­ством...», в Житии Семена Денисова нет.
В числе немногих поморских сочинений рассматриваемо­го периода, где затронута тема отношения к филипповскому согласию, отметим уже упоминавшуюся выше «Повесть о от­це и старце Филиппе». На наш взгляд, она была написана примерно на рубеже XVIII и XIX вв. Н. С. Гурьянова, исследовавшая данное сочинение, сделала интересные наблюдения по поводу позиции его автора: «Поморское сочинение „Повесть о отце и старце Филиппе" совсем иначе, чем в гл. 115 „Исто­рии о зачале Выговской пустыни...", трактует события конца 1730-х — начала 1740-х гг. Автор второй половины XVIII в. уже сообщает о раздоре старца Филиппа с выговскими „боль­шаками". Выговский автор пытается представить причиной раздора честолюбивые устремления Филиппа: „Он, Филипп, изначала раздор церковный учени с монастырем любоначалия ради". Введение же богомолия за правящего государя на Выге, подчеркивается в „Повести о отце и старце Филиппе", послужило Филиппу лишь поводом для окончательного раз­рыва с монастырем, поскольку к этому времени он якобы по­нял, что киновиархом ему не стать, а „братия", в том числе и его духовный отец, осуждала честолюбивые притязания Фи­липпа. И хотя в сочинении еще ощущается влияние гл. 115 „Истории о зачале Выговской пустыни..." (в основном в изло­жении событийной канвы), но общий тон ее совершенно иной — обвинительный по отношению к старцу Филиппу»310. Проблема чиноприема поморцев федосеевцами затронута в Письме московского поморца Федора Аникина (Зенкова) федо­сеевцу Пимену Алексееву.
Павел Любопытный, поместивший копию этого Письма в один из составленных им сборников ста­рообрядческих писем и посланий, датировал его 23 мая 1796 г. Вместе с тем упоминание в нем главного наставника Преоб­раженского кладбища Андрея Алексеева как живого застав­ляет усомниться в правильности приведенной даты, так как Андрей Алексеев скончался в 1792 г. Федор Аникин пишет, что адресат предлагал ему «положить пред святыми образами начал семь поклонов и от вас прощение получить к соедине­нию с вашей церьковью». То есть федосеевцы продолжали тогда осуществлять прием поморцев в свое согласие через «покаян­ный начал». И в то же время Федор Аникин считает, что Пимен Алексеев сказал ему не всю правду о правилах чино­приема. Он пишет: «А пастырь ваш Андрей Алексеичь при­нимает не по вашему суждению. Он начал берет от поморских с тем, чтобы они впередь со своими общение в молении и ядении не имели — то такой начал будет не к миру, а разделу и раздору. И чрез сие вы признаете себя только православны­ми, а прочих христиан раскольниками. Сие будет у нас не мир, а богопротивная вражда и душепагубный раздел». По мнению Федора Аникина, никто из федосеевских наставников в реаль­ности не хотел примирения с поморцами311.
Как мы уже отмечали, признание поморцами (и покровцами, и выговцами) «новоженческих» браков крайне затрудни­ло для них примирение с федосеевцами и филипповцами. Та­кие попытки с их стороны были, но заканчивались неудачей. Примером того являются события, случившиеся в Москве в 1807-1808 гг. Основным источником сведений о них служат поморские сочинения «Руководство к благочестивому церков­ному миру, основанное на церковных святых законах»312 и «Дружеския известия о прекращении взаимных разногласий 1808 года»313, дополнительным — упоминавшееся ранее сочи­нение Павла Любопытного «Хронологическое ядро старовер­ческой церкви...».
«Руководство к благочестивому церковному миру...», по дан­ным Павла Любопытного, было написано поморским наставни­ком Андреяном Сергеевым314. В самом начале сочинения по­морцы уведомляют федосеевцев: «...всех вас, не токмо живу­щих на Преображенском кладбище, но и где-либо обитающих, признаем правоверными и благочестивыми христианами, со­блюдающими святоцерковныя законы... почитать вас за ерети­ков никакой причины не находим»313. Далее упоминается о совместном поморско-федосеевском собрании, «бывшем прошед-шаго 7315 (1807. - А.М.) года, марта 10 дня, во вторую неде­лю Великаго поста на Преображенском кладбище». На собра­нии было решено провести исследование по поводу взаимных разногласий, в особенности по вопросу о браке316. Поморцы такую работу провели и представили федосеевцам собственное «исповедание» в 45 статьях, призвав утвердить их общим со­ветом двух согласий.
Остановимся на пунктах «исповедания», касающихся основных спорных вопросов между поморцами и федосеевцами. В ст. 18 поморцы изложили свое мнение о бра­ках: «...при сохранении девства и законобрачное сожитие из себя не исторгаем, онаго не разделяем, не разлучаем, за чадо­родие не наказываем и оное позволяем, как для исполнения церкви Божией... так и для приращения сим государства». Таким образом, поморцы декларировали полное приятие «новоженческих» браков. Обратим внимание, что одной из при­чин такого решения названа необходимость пополнения люд­ских ресурсов государства. Затем поморцы объявили о при­ятии не только бессвященнословных браков, но и любых брачных союзов, «хотя бы где оныя в ком и состояли из вернаго лица с неверным, сочетавшихся законно до принятия веры... И сие наверно неоспоримо, что приятием веры и свя-тостию крещения законный брак не расторгается... Оныя бра­ки правоверием дозволяются и приемлются, а особенно, где когда иноверным лицем святость веры не стесняется и благо­честие вернаго супружника в свободе пребывает». Впрочем, браки «верного лица с неверным», если они заключаются уже после перехода «верного» в старообрядчество, запрещались317.
В ст. 27 поморцы разъяснили, что принятый ими брачный устав не является эквивалентом венчания: «...не вместо венча­ния, а единственно токмо о благополучном честном и святом пребывании законных супружеств... с законнобрачным согла­сием... с родительским благословением, с дозволением влады­чествующих... при свидетельстве посторонних людей... и при соблюдении степеней родства... мы ныне въпредь, но навсегда о них и при самом их вступлении в семейство законобрачнаго сожития приносити Всемилостивому Господу Богу и Пречис-тей Его Матери стихословное молебствие признаем и утверж­даем быти правоверным христианским долгом»318.
В ст. 28 подтверждалась необходимость моления о здра­вии, многолетии и благополучии царствования российского им­ператора «как в поклонах - молитвами, так и в стихословиях церковных служб». При этом автор сочинения счел возмож­ным указать на политические настроения членов московской поморской общины: «Таковым образом и сим числом возсылать молитву мы состоим обязанными и по сим еще причи­нам, что верноподданство наше имеется не ко многоначалному аристократическому дворянскому владычеству, или не многонародному демократическому господствованию, или не к деспотическому самопроизвольному на безразсудных законах в собственных постыдных прихотях управлению, но к само­державнейшему монархическому человеколюбивому единоначальству»319.
Далее федосеевцам было предложено не чинить раздел из-за служебных разногласий, например количества поклонов в «начале», но после установления истины с помощью надеж­ных свидетельств ввести в службе единообразие (ст. 32). Было принято и решение о правилах чиноприема переходящих из одного согласия в другое (они должны были действовать до тех пор, пока не будет утверждено примирение сторон): «...каждаго, к которому-либо нашему обществу из наших состловий при­соединяющегося, во извинение за все различныя злословии и оскорбительныя поношении, от одного к другому наносимыя, соглашаемся принимать взаимно под един обыкновенный ток­мо начал, при одном земном поклоне пред каждым согласным, случившемся в храме, а кому когда, как, или по болезням в храме быть невозможно — то в доме, им обитаемом» (ст. 34)320.
Поморцы предложили, чтобы весь процесс примирения двух согласий завершился «в течении двенатцати месяцев, начиная срок со дня вступления от нас сих статей к вашему сословию» (ст. 39). Предусматривалась и возможность последующего при­соединения к союзу других согласий. Желающие присоединить­ся должны будут принять и утвердить эти 45 статей (ст. 68)321.

Павел Любопытный отметил, что после публичного чте­ния «Руководства к церковному миру...» между поморцами и федосеевцами были прения322. Дальнейшая судьба попытки примирения двух согласий становится ясной из «Дружеских известий о прекращении взаимных разногласий...». В этом сочинении отмечено, что «христиане Преображенскаго клад­бища первоначально оказали свое желание к совершенному разрушению противоречий, для чего они, составивши пред­ложении, доставили в наше сословие». Сделал это сам И. А. Ковылин 23 апреля 1807 г. В ответ поморцы отправили преображенцам «уведомление» с предложением регламента предсто­ящего собеседования за подписями Никифора Попова, Саввы Васильева и Г. И. Скачкова. Документ был вручен поморцем Лаврентием Федотовым лично настоятелю Преображенского кладбища Сергею Яковлеву 22 сентября 1808 г.323 Ответа на свои предложения поморцы не получили, и 12 октября 1808 г. все тот же Лаврентий Федотов доставил и вручил поморское «уведомление» лично И. А. Ковылину. Федосеевцы вновь не ответили. Когда через две недели (25 октября 1808 г.) Леонтий Федотов опять явился с «уведомлением» к тому же И. А. Ко­вылину, случилось то, чего поморцы не ожидали: «Ибо кон­верт и не распечатавши со вложенным уведомлением провор­ными руками Ильи Алексеевича в мелкия клочки были разщипаны, а подателю оных от быстрой и жестокой его руки крепкими сгибами и угловатыми клочками с сургучом влеп­лены в лице удары, кои дали возчувствовать изрядную боль и оставили на лице знаки»324.

Об отказе федосеевцев от заключения союзного соглаше­ния и поведении И. А. Ковылина руководители Покровской молельни объявили своей пастве 12 ноября 1808 г., подчерк­нув при этом, что федосеевцы отвергли мир, который сами инициировали, и что они уже более года отказывают помор­цам в погребении усопших на Пеображенском кладбище. Исто­рия несостоявшегося примирения двух согласий была оконча­тельно обнародована поморцами через «Дружеские известия...» 10 декабря 1808 г.325 Почему федосеевцы, будучи инициаторами примирительного процесса, столь резко отказались от своих первоначальных намерений, не совсем понятно. Можно предположить, что их совершенно не устроило содержание «Руководства к церковному миру...» - «исповедание», кото­рое поморцы предложили в качестве основания для примире­ния. Никакого сближения позиций двух сторон по спорным вопросам это «исповедание» в себе не заключало. Более того, оно возымело обратный эффект, усилив тенденцию к ухудше­нию отношений преображенцев и покровцев.

Как мы уже отмечали, вскоре после несостоявшегося при­мирения московских федосеевцев и поморцев 22 января 1809 г. состоялся Петербургский собор федосеевцев, одним из глав­ных решений которого стало ужесточение порядка чиноприема поморцев в федосеевское согласие. Напомним, что ранее федосеевцы принимали поморцев через «начало», иногда при­менялся недельный пост. На Петербургском соборе было ре­шено принимать их через шестинедельный пост «с тысящным правилом». Еще более суровое (двойное) наказание нала­галось на лиц, длительное время находившихся с поморцами в молитвенном общении (ранее от них требовали в течение какого-то времени класть определенное число поклонов).
Ра­зумеется, решение федосеевцев об ужесточении порядка чиноприема вызвало негативную реакцию со стороны поморцев. Одним из примеров служит приписка, сделанная к автографу сочинения Тимофея Андреева «О начале раздора феодосиевых с Выгорецким общежительством...». Напомним, что в отличие от других сочинений лексинского настоятеля в этом оценки и характеристики федосеевцев весьма жесткие. Содер­жание приписки, сделанной неизвестным поморцем уже после смерти И. А. Ковылина, усиливает негативную линию сочине­ния. Приведем дополнительный текст полностью: «И паки той же Илия и таковою же ненавистию на поморское общежителство при конце своея жизни дохну. Написа бо он к согласным своим некия статьи, в них же единонадесятью статьею от поморскаго монастыря в федосеевское согласие с шестинедель­ным постом определи приимати и протчия раздоротворныя нелепости введе. Чрез сие познавается, яко, не бояся суда Божия, правоверных христиан под иго еретической четы или отступническаго сонмища определити не ужасеся. Не устыдежеся и на прежде бывших своих отцов солгати, якобы и они с таковым же наказанием приимаху, чего у них, кроме нача­ла и поклонов, никогда не бывало. Сие наводя, аки бы следо­вало не толко что с шестинеделным постом поморских християн соглашати на моление, но и совершенно крестити. О сем многажды при собраниях своесогласным совет сей предлагаше. И естьли бы свои не воспретили ему, он совершенно сие непре­подобное намерение желаше самем делом исполнити. Таковых убо действ над неповинными християнами от начала апостолской проповеди нигде не видится. Обаче немалии благоразумнии людие и Священное Писание ведущий, феодосиева же со­гласия, сию статью с презрением отринуша, протчее же писати о сем, многословия ради, оставляем. С таковым убо церковным раздором многоволненную пучину на сем свете Илия мятежно плавая, с таковым же церковным смущением настоящее жи­тие, гаждающи поморских християн, поживе. И тако по приез­де из Петербурга в Москву сконча свою жизнь. Наносящий не­праведный суд на неповинныя християны - сам к праведному и нелицемерному Судии восхищается. Остави раздоротворныя следы в память вечнаго помяновения своего, от него же да по­милует всещедрыи Господь Бог всех правоверных християн и сподобит безраздорно и единогласно прославляти великолеп­ное имя Божие»326. Приведенный текст не попал в публикацию Н. И. Попова, но вошел в состав некоторых поздних списков сочинения «О раздоре феодосиевых...»327.
Подводя краткий итог содержанию третьей главы, еще раз подчеркнем, что в 1770-х - 1810-х гг. поморцы, несмотря на их активные контакты с представителями филипповского и федосеевского согласий, оказались в своеобразной изоляции. Хотя поморские наставники поддерживали идею установле­ния союзных отношений с другими крупными течениями ста­рообрядчества, прежде всего с федосеевцами, и пытались на­ладить такие отношения, их усилия оставались тщетными Соответственно, основное содержание взаимоотношений по­морцев с филипповским и федосеевским согласиями имеет выраженный полемический уклон. Поморцы активно защи­щали свое учение, пытаясь убедить оппонентов в своей право­те. Вместе с тем они выдвигали предложения о примирении. Если на возможность установления церковного союза помор­цев с филипповцами не было даже намека, то в их отношениях с федосеевским согласием картина была сложнее. В 1790-х гг. складывались реальные предпосылки для сближения федосе­евцев с выговцами. Такая возможность была связана с тем, что начиная с 1788 г. выговцы изменили формулу «царского богомолия», отказавшись от употребления «прилагательных имен», в этот же период они занимали жесткую позицию в отношении московских поморцев-«новоженов».
Надежды на примирение с федосеевцами рухнули после того, как Выг в 1798 г. согласился с точкой зрения московских поморцев по поводу «новоженченских» браков. В то же время в самом федосеевском согласии в начале XIX в. обстановка стала посте­пенно меняться в сторону лояльного отношения к новым бра­кам и проблеме «царского богомолия». Это стало предпосыл­кой для сближения нескольких крупных федосеевских общин с поморским согласием, реальным центром которого посте­пенно становилась Москва.

306 Юхименко Е. М. Выговская старообрядческая пустынь: Ду­ховная жизнь и литература. М., 2002. Т. 1. С. 439-459.

307 Там же. С. 453

308 Житие Семена Денисова. — РНБ, № Q.I.1064, л. 49 об.-51 об.Приложение, № 219.

 

309 Юхименко Е. М. Выговская старообрядческая пустынь. С. 439.

310 Гурьянова Н. С. Крестьянский антимонархический протест... С. 77.

311 Федор Аникин (Зенков). Письмо Пимену Алексееву, московскому федосеевцу, от 23 мая 1796 г. —РНБ, собр. Михайловского,Q.185, л. 15-16. Приложение, № 193.

312 РГБ, собр. Егорова, № 1836, л. 1-74 об. Приложение, № 346.

313 Там же, л. 75-86 об. Приложение, № 218.

 

314 Павел Любопытный. «Хронологическое ядро староверческой церкви...», л.478 об.-479.

 

315 «Руководство к благочестивому церковному миру...», л. 7 об.

 

316 Там же, л. 18 об.

 

317 Там же, л. 36-36 об.

 

318 Там же, л. 55.

 

319 «Руководство к благочестивому церковному миру...», л. 56 об.-57.

 

320 Там же, л. 66-67.

 

321 Там же, л. 68.

 

322 Павел Любопытный. «Хронологическое ядро староверческой церкви...», л. 79.

 

323 Вызывает недоумение слишком большой срок, прошедший между доставкой предложений поморцам и ответом на них. Не исключено, что оба события все же произошли в 1807 г., а дата 1808 г. могла появиться в связи с распространенными в старообрядческой среде пред­ставлениями о начале нового года 1 сентября.

 

324 Дружеские известия о прекращении взаимных разногла­сий...», л. 77 об.-82.

325 «Дружеские известия о прекращении взаимных разногласий...* л. 82 об.-86 об.

 

326 РАН, собр. Дружинина, № 491, л. 86.

 

327 См., например: Гурьянова Н.С. Крестьянский антимонархи­ческий протест... С. 94, 95.

 
Глава из книги: Мальцев А.И. Старообрядческие беспоповские согласия в XVIII - начале XIX в. - Новосибирск: ИД "Сова", 2006
Категория: Беспоповцы | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-29)
Просмотров: 1467

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz