Книжница Самарского староверия Понедельник, 2020-Мар-30, 01:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
История старообрядческой иконописи [16]
Иконописные школы [13]
Староверы-иконописцы [11]
История отдельных икон [2]
Уход за иконой [2]

Главная » Статьи » Иконопись » Староверы-иконописцы

Александрова В. Иконописец Константин Анисимович Павлов

Константин Павлов родился 27 мая 1907 года в старообрядческой семье, в Екабпилсе. В 1925 году он приехал в Ригу и поступил в строительный техникум, в котором учился два года. В это же время Павлов жил при Рижской Гребенщиковской старообрядческой общине, а в период с 10.09.1925. по 7.12.1926., он состоял певцом в Рижском Гребенщиковском храме. И по свидетельству председателя общины, «за время своей службы к своим обязанностям относился вполне добросовестно и вел себя вполне добропорядочно»(1).

 

После службы в латвийской армии, в 1930 году Константин Анисимович поступил штатным певчим в Гребещиковскую общину, а также стал активным участником Кружка ревнителей старины. Кружок был основан 2 июня 1927 года при Гребенщиковской общине, его главной целью было пробуждение религиозного самосознания и возрождение древлеправославных ценностей среди староверческой молодежи. По инициативе кружковцев и в рамках их религиозно-просветительской деятельности в 1928 году была создана иконописная мастерская. Иконописцы мастерской стремились сохранять древнерусские традиции иконописи, потому что в древней иконе они видели источник духовного возрождения. Работа в мастерской велась в двух направлениях: реставрация древних памятников, а также изучение и возрождение древних иконописных традиций в творчестве. В мастерской с 1928 по 1930 гг. у известного выдающегося иконописца Пимена Максимовича Софронова (1898-1973) учились художники Юрий Рыковский, Евгений Климов и профессор Латвийского университета, юрист Василий Синайский. В 1930 году учеником Софронова стал Константин Павлов.

 

В 1931 году Софронов уехал в Париж, потом в Прагу, позднее Белград, Рим, США, где также основал иконописные мастерские. Константин Павлов после отъезда учителя продолжал много писать и реставрировать иконы. В 1933 году им были отреставрированы иконы в Войтишском старообрядческом храме (2). В 1935-1936 гг. иконописец работал над восстановлением иконостаса в старообрядческой моленной Успения Богородицы в Елгаве(3). Одновременно К.Павлову поступали заказы и от частных лиц. Например, в 1936 году, Павлов выполнил заказ американского вице-консула Л.Г.Мейера, написав для него образ св. Лаврентия и св. Андрея Первозванного.

 

В 1930-ые гг. о Павлове было написано несколько статей в рижской прессе. Из них мы можем узнать некоторые подробности о К. Павлове. Например, что у него была большая коллекция книг, старинных икон, а также фотографий древних икон, которые он тщательно изучал. Из беседы Павлова с корреспондентом в 1935 году, ясно, что Павлову, как и каждому старообрядческому иконописцу, были близки слова протопопа Аввакума: «По попущению Божию умножились в нашей русской земле иконного письма неподобные изографы. Пишут Спасов образ - лице одутловато, уста червонные, власы кудрявые, руки и ноги толстые, и весь он яко немец брюхат и толст учинен, лишь сабли при бедре не писано. А то все писано по плотскому умыслу, понеже сами еретицы возлюбиша толстоту плотскую и опровергоша долу горняя ...» (4)

 

К.Павлов, полностью соглашаясь с протопопом Аввакумом, не стремился писать святых так, чтобы подчеркнуть их земную плотскую красоту. Но, следуя традициям древней иконописи, он стремился писать лики святых так, чтобы молящийся мог приблизиться к пониманию Божественного, мог увидеть красоту горнюю, красоту образа Божия.

 

Следует также отметить, что в соответствии с традицией поморской иконописи Павлов писал лики в «умеренной тонкости», т.е. в изображении святых избегал чрезмерного, навязчивого аскетизма, а также одутловатости и тучности, которую замечал протопоп Аввакум на иконах, написанных в подражание западной живописи XVII века. Часто манере письма Константина Павлова также присущ графический характер: линии четкие, прямые, сухие, иногда резкие. Но всегда Павлов писал строго в рамках канона и иконографии, выработанной византийскими и древнерусскими иконописцами (до XVII века).

 

Интересно, отметить, что в 1930-ые гг. Константин Павлов занимался и преподавательской деятельностью. Он прочитал два курса лекций - «Основные понятия о вере» и «История иконописания» - в воскресной школе для детей и взрослых при Гребенщиковской общине.(5)

 

В 1938 году Константин Анисимович женился. Продолжал заниматься иконописью, а позднее работал чертежником в железнодорожном управлении в Риге. В 1950 году вновь поступил в притч Гребенщиковской общины в качестве канонарха. Не оставлял и иконописания, но писал мало. А в последние годы своей жизни почти не занимался иконописью. Это объяснялось его душевным состоянием.

 

25 января 1976 года Константин Анисимович Павлов почил на 69 году жизни, прослужив в Рижской Гребенщиковской общине около 40 лет с перерывами. К.А.Павлов похоронен на Ивановском кладбище, рядом с почившими духовными отцами общины.(6)

 

 

1 Архив Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины. Дела за 1927год. (Аттестат от Совета РГСО от 7.12.1926.)

2  Архив Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины. Дело за 1936 год. (Письмо в Совет РГСО 25.09.1936.)

3     Иконописец К.А. Павлов //Газета для всех. №13, 1936, с.12

4    Е.Квесит. Молодые рижские русские художники-иконописцы. // Сегодня. №63,1935 - с.4 - К.Павлов цитировал этот отрывок из сочинений протопопа Аввакума в беседе с корреспондентом.

5   Архив Рижской Гребенщиковской общины - Дело на 1930 год -Заявление в Совет РГСО от 27.01.1931.

6    К.А.Павлов. // Старообрядческий Церковный кален¬дарь на 1977 год. - с.77

 

Виктория Александрова, магистр искусств

 

 

От редакции «Поморского вестника»:

 

Мы позволим себе небольшое добавление к тому, что сказано о К.А.Павлове в реферате Виктории Александровой. Это воспоминания друзей, лично знавших его, которые позволяют понять причины душевного расстройства Константина Анисимовича в последние годы его жизни.

 

Дело в том, что у Константина Анисимовича не сложилась личная жизнь. В октября 1938 года он женился на Людмиле Трифоновой, младшей дочери известного в Риге крупного домовладельца Анания Ерофеевича Трифонова. Казалось, все шло хорошо, в семье появилось два сына... Но война, немецкая оккупация семью практически разбили. Чтобы избежать призыва в немецкий легион, К. Павлов поступил на работу чертежником в железнодорожное управление. Однако, это не спасло. Увильнуть от призыва он не сумел. Придя как-то домой во время увольнения, он обнаружил, что жена с детьми и матерью на пароходе уехали в Германию. После капитуляции Германии советские власти его арестовали и сослали в Воркуту. К счастью, там пригодились его познания в медицине, в лагере он смог стать фельдшером. Как практически не воевавшего против Советов, не державшего в руках оружие, его довольно скоро (в 1947 г.) освободили. Он вернулся в родную Гребенщиковскую общину. Однако Константина Анисимовича очень угнетало отсутствие вестей от семьи. Письма он не получал от жены, лишь информацию через Екабпилс от третьих лиц. На его просьбу вернуть ему хотя бы одного сына, жена ответила отказом, сказав, что он якобы умер. Затем ему стало известно, что жена с сыновьями уехала навсегда в Канаду. Чувство обреченности и одиночества постоянно терзали его; к ним добавлялась и мания преследования.

 

У Константина Анисимовича был брат Михаил, моложе его на 5 лет. Оба брата в молодости хлебнули немало лиха. Их отец Анисим Минович держал под Бродами, у Екабпилса небольшой магазин, был состоятельным и отзывчивым членом Екабпилсской старообрядческой общины, но скончался, когда Константину было всего 6 лет. Овдовевшей матери, особенно после пожара, когда семья осталась ни с чем, было трудно поднять сыновей. Но люди и Община помогли. Михаил окончил гимназию и благодаря хорошему знанию латышского языка перед самой войной поступил на физико-математический факультет Латвийского университета, но продолжить и закончить образование смог только после войны. В Екабпилсе до сих пор его помнят как хорошего учителя физики, а позднее - как директора средней школы. После смерти Константина Михаил, сам будучи большим книжником, взял на хранение богатую библиотеку брата. Михаил Павлов умер в 1984 году.

 

Светлая память об обоих братьях Павловых еще долго будет храниться в сердцах тех, кто знал их в Риге и в Екабпилсе.

 

(Редакция "ПВ" выражает благодарность членам Рижского кружка ревнителей старины, ученицам Ломоносовской гимназии, учившимся в одном классе с женой К. Павлова Людмилой Трифоновой, в частности, Марии Тимофеевне Янсон (Емельяновой), а также старожилу Екабпилса, историку староверия, автору книги Зиновии Никаноровне Зимовой за сведения и воспоминания о семье Павловых.)

 

Воспоминания записал Александр Емельянов

 
Опубликовано: Поморский вестник, 2005, № 3(18)
Категория: Староверы-иконописцы | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-10)
Просмотров: 1718

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz