Книжница Самарского староверия Четверг, 2022-Июл-07, 02:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Законодательство о старообрядчестве [15]
Староверы и власть [75]
Участие в официальных мероприятиях [10]
Староверы и политика [34]
Староверы и цензура [1]

Главная » Статьи » Старообрядчество и власть » Староверы и власть

Ершова О.П. Старообрядчество и власть. Гл.3. Решение вопроса о раскольниках в начале XX века. Ч.1
Решение вопроса о раскольниках в начале XX века.
 
Начало XX столетия ознаменовалось принятием ряда постановлений в отношении старообрядцев, призванных существенно изменить положе­ние последних в государстве.

 

Принятые постановления, даже если это был самый высокий уровень, нуждались в дополнительной проработке, т.е. подключались соответству­ющие органы, которые разрабатывали всевозможные циркуляры и инст­рукции. Вот на этом уровне, как правило, опасность "потерять" основное содержание вопроса была чрезвычайна высока. Сами же Постановления, Указы, Манифесты носили лишь самый общий характер, они деклариро­вали изменения в подходах, понимании старообрядческих проблем.

 

Высочайший Манифест 26 февраля 1903 г.118
 
В Манифесте подтвержда­лось, что Православная Церковь в России является "первенствующей и господствующей", но всем подданным инославных и иноверных испове­даний предоставляется право свободно отправлять их веру и богослуже­ния по их обрядам. Речь, таким образом, шла о том, что позиции Право­славной Церкви оставались непоколебимыми, но представители осталь­ных конфессий получали право свободно отправлять богослужения. Столь общая постановка вопроса, конечно, потребовала дальнейшей его разра­ботки. В результате никаких сущетвенных изменений в положении старо­веров не произошло.

 

Тем не менее, в правительственных кругах в это время все еще не было единого мнения о том, каким образом следует осуществлять политику в об­ласти вероисповеданий. Свидетельством тому является доклад директора Департамента общих дел Министерства внутренних дел Б. В. Штюрмера.

 

Доклад появился в связи с принятием Манифеста 26 февраля 1903 г. Появление этого документа вызвало некоторое оживление в старообряд­ческой среде и предположения о том, что их статус еще более укрепился и можно ожидать дальнейшего расширения прав и льгот со стороны прави­тельства. Следствием явилось представление нескольких ходатайств от староверов, направленных в МВД.

 

Такая уверенная и активная позиция старообрядцев насторожила офи­циальных деятелей, в результате чего Департамент общих дел принимает решение ознакомиться на месте с положением вопроса о старообрядцах за 20 лет после принятия Закона 3 мая 1883 года и "тем строем отношений, которыми определяется современное положение раскола". Был собран материал, который и послужил основой для составления доклада Б.В. Штюрмера.
 
Доклад Б. В. Штюрмера120, таким образом, стоит в одном ряду с теми докладами, которые ровно полвека до него делали чиновники Ми­нистерства Внутренних Дел, направляемые графом Перовским на ис­следование губерний, наиболее подверженных расколу.

 

Чрезвычайно обширные данные, собранные для доклада, дают пред­ставление о состоянии старообрядческого общества в это время. В то же время Б. В. Штюрмер делает выводы, преломляя факты и сведения соглас­но своим представлениям о расколе.

 

Борис Владимирович Штюрмер (1848-1917) принадлежал к числу госу­дарственных деятелей с резко консервативными, реакционными взгляда­ми. Выпускник юридического факультета Московского университета, он занимал посты в министерствах юстиции и двора, а с 1902 г. служил в Ми­нистерстве внутренних дел, являясь, в частности, директором Департамен­та общих дел. Его дальнейший послужной список — член Госсовета, пред­седатель Совета министров, министр внутренних и иностранныхдел. Б.В. Штюрмер закончил жизнь весьма трагично: после февральских событий 1917 г. он был арестован и умер в Петропавловской крепости.

 

Наибольшее внимание Штюрмер уделяет характеристике поповщинского или австрийского толка121 в старообрядчестве. Австрийским этот тол к стал называться потому, что еще в 40-е годы XIX века он создаетсвою иерар­хию, которой лишился после реформы патриарха Никона в середине XVI1 века. Это произошло в Белой Кринице, местечке, принадлежавшем в то время Австрии. Следует отметить, что создание иерархии формально при­близило староверов этого направления к официально признанной церк­ви, и в последующем при разделении толков в правительственных доку­ментах поповцы будут признаваться наиболее лояльными и "наименее вредным направлением" в старообрядчестве.

 

Вместе с тем, в трактовке Б.В. Штюрмера это наиболее многочислен­ная, воинствующая и сплоченная группа, где, кроме всего прочего, сосре­доточены крупные денежные средства и энергичные руководители. Они независимы в духовной жизни, т.к. еще в 40-е годы ими создана самостоятельная иерархия.

 

Подробный анализ ситуации приводит его к мысли о том, что "Все изложенное выше если и не позволяет еще категорически утверждать, что австрийский толк уже и сейчас грозит стать политической силой, то, вме­сте с тем, трудно удержаться от опасений при взгляде на законченность и стройность приведенной организации121. "Организация австрийцев опута­на мраком тайны, и только слабые ея отражения доступны подсчету. Но, рядом с этим нельзя не отметить упорно повторяемые главными деятеля­ми раскола указания на то, что раскольники заслужили дальнейшие льго­ты, так как до сих пор пребывали верноподданными слугами Его Импера­торского Величества. Эти указания ... все более и более звучат угрозой".

 

Следующим по количеству приверженцев и влиятельности Б.В. Штюрмер определяет беглопоповшинский толк122. Собственно беглопоповцами было все поповское направление до создания в 40-х годах австрийской иерархии. С этого момента австрийцы сами ставят себе священников, а беглопоповцы переманивают из официальной церкви. Однако, по мне­нию автора доклада, с точки зрения государственной, беглопоповцы, в отличие от австрийцев, опасности никакой не представляют, являясь тем­ной и беспомощной массой. Если с их стороны опасность и есть, то толь­ко полицейского, уголовного характера, но не политического. Хотя, по собранным сведениям, в скитах у беглопоповцев царят разврат, сброд, де­тоубийство и действуют фальшивомонетчики, но справиться с ними го­раздо менее сложная задача, чем с воинствующей австрийщиной.

 

Лидером беглопоповцев, без сомнения, являлся купец Н.А. Бугров, об­раз которого столь красочно выведен писателем Мельниковым. Н.А. Буг­ров — личность незаурядная, поддерживал беглопоповиев как материаль­но, так и морально, идеологически. Но Штюрмер и здесь показывает раз­ницу между поповцами и беглопоповцами, говоря о том, что сам Бугров, хотя и не помышляет изменить беглопоповцам, но "с завистью смотрит на то, как все стройнее и прочнее слагается, уже и без того столь гордели­вое, здание австрийской организации".

 

И, наконец, наиболее лояльное отношение Штюрмера просматрива­ется в отношении беспоповцев121 Главное их достоинство, видимо, и том, что у них отсутствует определенная организация, хотя живут они но мно­гих местах и наиболее крупное направление — поморское. "С точки зре­ния государственной ни беспоповцы вообще, ни поморцы в частности не грозят никаким особыми осложнениями, если не понимать под таковыми факт существования беспоповщины. Беспоповство издавна является как бы переходной ступенью от грубого фанатизма к полному безверию, изве­стному в народе под грустным названием "немолячества".

 

Подводя итоги, Штюрмер делает вывод о том, что в современном ему старообрядческом обществе беспоповство живет и питается невежеством, беглопоповство— материальной поддержкой нескольких покровителей, а австрийцы — стройной организацией, созданной и поддерживаемой от­дельными расколоводителями, которые начинают осознавать ту политическую роль, которую они могут сыграть в более или менее близком будущем. Отсюда ближайшие меры для разрешения вопроса о расколе в соответ­ствии с интересами церкви и государства.

 

1. Нецелесообразно идти дальше прав Закона 3 мая 1883 г., который исходил из воззрения на раскол, как на отпадение от православия; он не признает законности самочинной иерархии, не дозволяет публичного ока-зательства раскола, запрещает всякую агитацию и пропаганду. Всякое от­клонение от этих принципов губительно для коренных воззрений русско­го народа, почитающего православную церковь, а русское государство представляющего лишь единым.

 

2. Все ходатайства раскольников, какого бы ведомства они ни касались, сосредоточить в МВД.

 

3.  Особое внимание обратить на австрийский толк, «новейшие настроения которого уже и сейчас грозят достаточно определенной опасностью политического характера. Его руководители упорно и успешно двигаются по пути объединения раскольничьего мира под своим главенством, а внешнее сходство обрядов австрийского священства с обрядами православия делает означенную секту весьма опасной и для простого народа, мало понимающего различие между православием и расколом, между истинною иерархиею и ложною, и потому легко совращаемого в австрийский рас­кол. В сознании все растущей силы и надлежит искать объяснения настой­чивых домагательств австрийцев о расширении прав, предоставленных раскольникам законом 3 мая 1883 г., и все более и более смелых наруше­ниях ими, особенно в области публичного оказательства раскола и в делетех ограничений, которые установлены этим законом. Стремление авст­рийцев объединить и подчинить себе другие секты было установлено еще и в последние года минувшего столетия и признано Правительством на­ столько опасным для церкви и для государства, что послужило основани­ем к исходотайствованию Министром В.Д. по согласованию с Обер-Прокурором Святейшего Синода, Высочайшего Е.И.В. соизволения, после­довавшего 28 сент. 1895 г. на восстановление действия правил 26 марта 1822 г., разрешающих беглопоповцам принимать приходящих к ним бег­лых от православной церкви священников. Мера эта ... не привела, одна­ко, к ожидаемым результатам, и переход беглопоповцев в австрийство все более и более усиливается».

 

Не оправдало себя единоверие.

 

Поэтому наиболее рациональные средства борьбы с расколом необхо­димо признать следующие:

 

а) общегосударственную народную школу;

 

б) оживление в православном духовенстве интереса к борьбе с расколом.

 

в) широкую организацию миссионерского дела.

 

Там, где раскол распространен более всего, необходимо устраивать боль­ше школ, строить храмы, назначать выдающихся настоятелей.
 
«Ввиду изложенного, представлялось бы крайне важным подвергнуть есь вопрос о русском расколе, его новейших настроениях, на основании данных, определившихся за время после издания закона 3 мая 1883 г. , об­суждению в Совещании, особо созванном для этой цели, по примеру Ко­митетов, рассматривающих дела о раскольниках в 1825, 1831, 1853, 1858, 1864 и 1875 гг. и по примеру того Особого совещания по делам о расколь­никах, которое проходило в Москве в 1899 г.».
 
Вот почему директор Департамента общих дел призывает обратить осо­бое внимание на австрийский толк "новейшие настроения которого уже и сейчас грозят достаточно определенной опасностью политического харак­тера. Его руководители упорно и успешно двигаются по пути объедине­ния раскольничьего мира под своим главенством, а внешнее сходство об­рядов австрийского священства с обрядами православия делает означен­ную секту весьма опасной и для простого народа ..."
 
Таким образом, точка зрения одного из высших чиновников правитель­ства Российской империи Б.В. Штюрмера имела некоторые отличия от официально принятой линии. Если в официальных документах речь идет о борьбе со старообрядчеством как явлением русской жизни, одним из составляющих которой является политический аспект, то Штюрмер выдвигает опасения и предлагает меры борьбы не со старообрядческим обще­ством в целом, а лишь с австрийским толком, строго организованным в систему, который может, с его точки зрения, играть политическую роль и стать государством в государстве.
Именной Высочайший Указ Правительствующему Сенату от 11 декабря 1904 г.124
 
В этом Указе находит продолжение та линия, которая определилась в предыдущем Манифесте. Император приказывает "подвергнуть пересмот­ру узаконения о правах раскольников" и лиц, принадлежащих к инославным и иноверным исповеданиям, для того, чтобы в их религиозном быте были устранены стеснения, не предусмотренные в законе. Причем в адми­нистративном порядке предписыватось это сделать немедленно.

 

Именной Высочайший Указ Правительствующему Сенату от 17 Апре­ля 1905 года.125
 
В этом Указе принимаются вполне конкретные постанов­ления:

 

  Признается, что отпадение от Православной веры в другое христи­анское вероучение или исповедание, не преследуется по закону.

 

   Устанавливаются в законе различия между вероучениями, которые составляют "раскол", который делится на три группы: а) старообрядчес­кие согласия; б) сектантство; в) последователи изуверных учений, при­надлежность к которым преследуется по закону.

 

  Присваивается наименование "старообрядцев" взамен "раскольников" всем, кто приемлет основные догматы Православной Церкви, но не призна­ет некоторых обрядов и отправляет службу по старопечатным книгам Признается, что сооружение культовых зданий старообрядческих и сектантских будет происходить на основаниях, принятых для инославных исповеданий.

 

   Духовным лицам присваивается название "настоятель и наставник ".

 

   Уравниваются в правах старообрядцы и сектанты с лицами инос­лавных исповеданий при заключении браков с православными.

 

     Распечатываются все дома молитвенные, закрытые в администра­тивном порядке и т.д., кроме тех, что нарушали требования Устава строи­тельного.

 

     Устанавливались общие правила для строительства, возобновления или ремонта культовых зданий всех христианских исповеданий: а) согла­сие духовного начальства подлежащего инославного'исповедания; б) на­личие необходимых денежных средств; в) соблюдение технических требо­ваний Устава строительного.

 

Высочайший Манифест Николая II 126.
 
Император возложил на Прави­тельство следующие обязанности:

 

     Даровать населению незыблемые основы гражданской свободы, на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совес­ти, слова, собраний и союзов.

 

     Привлечь к работе в Думе те классы населения, которые ныне со­всем лишены избирательного права.

 

     Как незыблемое правило устанавливалось, что ни один закон не может принять законодательную силу  без одобрения Государственной Думы.

 

Принятие Манифеста 17 апреля вызвало восторженные отклики как в обществе, так и в прессе. Вместе с тем существовала опасность, что рус­ская бюрократия похоронит любые благие начинания. Газета "Русские Ведомости" отмечала: " ... бюрократия продолжает свою рутинную рабо­ту, и надежды на то, что новые узаконения выведут Россию с пути беспра­вия и произвола на путь законности и свободы — все лишь иллюзии"'".

 

И опасность такая действительно существовала. Одновременно с Ма­нифестом не было издано закона, регулирующего новое положение ста­рообрядчества в обществе, а было лишь учреждено Особое Совещание под председательством Генерал-Адъютанта графа Игнатьева, на которого было возложено составление постановлений. Однако ввиду изменившегося, с обнародыванием учреждения Государственной Думы, порядка рассмотре­ния и утверждения законопроектов, данное Совещание ограничило свою задачу сбором материалов по вопросу о делах веры и установлением руко­водящих постановлений, которые должны были лечь в основу проекта о свободе совести128.

 

Да и общество восприняло этот орган как созданный для принятия мер ограничительного характера, призванных оградить господствующую цер­ковь от массовых отпадений129.

 

Газета "Самарский Курьер" высказала пожелание о том, чтобы законо­дательство не сузило, а по возможности расширило провозглашенные сво­боды, и особенно защитило их "от всякого ограничения и вмешательства со стороны администрации130".

 

"Одесские Новости" поставили этот вопрос более радикально, утвер­ждая, что полная свобода совести может быть установлена только в случае полного отказа от нормировки существующих в стране религиозных от­ношений""131 .

 

На практике оправдались самые пессимистические предположения современников, когда весной 1905 г. вышел Циркуляр Министерства Внут­ренних Дел, который брал на себя право трактовать положения Указа, ча­стично ограничивая его действия при конкретных обстоятельствах и в кон­кретных регионах. Таким образом главенствующей оказалась не правовая система, а традиционно существующая в России административная-. По этому поводу газета "Наша жизнь" заметила, что истинный смысл зако­нодательных актов все привыкли искать не в них самих, а в циркулярных разъяснениях, которые дает министр подчиненным132.   
   

И только осенью 1906 г. Министр Внутренних Дел выходит на заседа­ние Совета Министров с проектами законов о старообрядцах и сектантах. Говоря о необходимости скорейшего принятия законов и о сложном пере­ходном положении староверов. Министр, в частности, заявляет: "Требует и общественный порядок, не допускающий, чтобы гражданская жизь не­скольких миллионов верноподданных оставалась неупорядоченной и как бы оставленной на распутье между действующим, но уже осужденным на отмену законом, и назревшими, но еще не получившими силы закона пред­положениями. Наконец, требуют этого и интересы сохранения старооб­рядцев — этого исконного оплота русской государственности - в рядах сторонников порядка и мирного обновления нашего государственного строя, тем более, что уже и среди них начинает замечаться брожение и некоторый поворот в сторону крайних учений133.

 

Для того, чтобы Указ привести в действие, Министр Внутренних Дел внес на обсуждение в Совет Министров следующие проекты:

 

1.   Положения о старообрядцах и отделившихся от православия сектах.

 

2.       Правила ведения для означенных лиц книг гражданского состояния.
 

Обсуждение этих проектов нашло отражение в Особом журнале Сове­та Министров 5 сентября и 13 октября 1906 г.

 

Суть первого проекта состояла в том, что старообрядцам предоставля­ется свободное исповедание их веры, открытое отправление религиозных обрядов и образование религиозных общин. Для регистрации общины необходимо подать заявление в губернское правление. Заявление подпи­сывается 10 лицами, содержит наименование толка, местности и место­нахождения молитвенного дома. Общины управляются общим собрани­ем и избираемым им советом.

 

Функции собраний и советов определяются фактом присвоения или отсутствия характера юридического лица, т.е. права владеть и распоряжать­ся недвижимым имуществом и капиталами.

 

В незначительных общинах, где этим правом не пользуются, предметы ведения общего собрания ограничиваются избранием духовных и долж­ностных лиц и рассмотрением сметы. Совет в такой общине представляет ее интересы и наблюдает за правильным ведением метрических книг.

 

В общинах, имеющих права юридического лица, к предметам ведения общего собрания относятся и распоряжения недвижимыми имущества-ми, установлением сборов с членов общины и заключением займов; в за­висимости от этого расширяются и предметы деятельности Совета.

 

Однако в проекте не определяется конкретно, какую общину можно считать юридическим лицом, а какую — нет. Весьма расплывчатое указа­ние на "значительные" и "незначительные" общины не проливает ров­ным счетом никакого света на этот вопрос.

 

Положение духовных лиц общины определяется следующими момен­тами: лица эти именуются настоятелями или наставниками; они не могут быть избираемы из числа неграмотных; не достигших 25 лет и опорочен­ных по суду; исключенных из обществ и дворянских собраний по приго­ворам тех сословий, к которым они принадлежали. Об избрании духовно­го лица сообщается советом губернскому правлению, которое вносит их в особые реестры; затем они исключаются из мещанских или сельских об­ществ, если они принадлежат к этим сословиям, освобождаются от при­зыва на военную службу.

 

Проект правил ведения метрических книг устанавливает, что отдель­ные книги ведутся о родившихся, бракосочетаниях и умерших. Акты граж­данского состояния ведутся в общинах, имеющих наставников и настоя­телей под надзором советов общины. В тех общинах, где духовных лиц не признают, — городским общественным управлением или волостным прав­лением.

 

Категория: Староверы и власть | Добавил: samstar-biblio (2008-Май-19)
Просмотров: 1655

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2022Бесплатный хостинг uCoz