Книжница Самарского староверия Понедельник, 2020-Мар-30, 01:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Культурная традиция староверия [41]
Старообрядческая культура сегодня [17]

Главная » Статьи » Культура: общие вопросы » Культурная традиция староверия

Литвина Н. В. Контекст для исчезающей культуры Верхокамья. Часть 3

ПВ-02. Дневник Н.В. Литвиной

10.03.2002. Воскресенье.

Утро у Софьи Лукьяновны Мерлян. Утро как утро, только холодно. Хозяйка натушила картошки с мясом. Вкусно. Надавала с собой свеклы-морковки и блинов с беляшами. Я упаковала пониток, в шутку наказала искать и вспоминать, что в хозяйстве старинного и ненужного есть для нас. Она поинтересовалась – например. Я вспомнила, что у нас в музее маловато тканей. Тут же были вынуты из закромов два фрагмента: один – небольшой остаток синий набивной в белое троеточие, но самотканый и самонабивной, а второй – клетчатая красная скатерка сшитая посреди, правда чем-то залита и в двух углах прогрызена мышами, но дыры вполне можно залатать заплатами. Ткани – наследство Варвары Ивановны. Пояски в доме водятся в количестве двух штук, это она мне сообщила сгоряча в ответ на мой очередной запрос. Потом начались маневры. Она отправилась искать пояски, наткнулась на секонд-хенд покупки и ну их выносить ворохами. Вася, подшучивая над «тетей Соней», напомнил ей о поясках, но тоже аккуратно, не передавливая воли хозяйки, мол, у Вас еще много там, носите тогда уж не поштучно, а все сразу. Короче, пояски стало жалко (и к чему они ей, интересно?), обещала у Варвары Ивановны в хозяйстве произвести ревизию на тему.

Проводила до дверей на улицу, сказав: «теперь опять на год?». А я поняла, что Северный Коммунар снова схватил меня и тащит к себе.

Мой путь через пруд потянулся к Булдаковым. Прибыла я к ним только в 11 с копейками. Разговоры следовало уложить в неполных полтора часа. С рамкой времени-то я справилась, но за счет того, что не снимала, не писала, очень-очень жалею и сокрушаюсь вечно о хроническом беспамятстве.

Анна Еремеевна открыла в домашнем халате серовато-синего цвета, но вполне аккуратном и шали на голове, которую придерживала рукой у горла. Открыла, не спросив «кто». Я с порога начала ей внушать, что это слишком беспечно, что на моем месте мог быть алкоголик, и Анна Еремеевна со всей серьезностью мне доложила, что за темно она бы так не впустила, вернее впустила бы, конечно, но спросила бы перед тем, кто ты, откуда и т.п. Я стала объяснять, что у Софьи Лукьяновны ночевала, да кто она такая (А.Е. – «ну-ну, я уж смекаю»), что я не буду есть, потому что сыта–обкормлена. «А что ела?» - я перечислила в том числе блины, мол, масленица уже заранее началась. А.Е. сказала, что она блины не делает, потому что Гаврила их не жалует, а себе что ж делать-то. А Евдокия их вообще не делает – за грех почитает, потому что они на углях жарятся.

И А.Е. находится под впечатлением убеждения Е.А.

В доме сколочен небольшой ящик, где два ягненка – белая девочка и серый мальчик, а еще есть один постарше, так тот на улице живет, он поинтереснее, но с ними его в доме уже держать нельзя. И курочки тоже в избе, только ягнята у входной двери, а курочки – за печкой. В доме чисто и положенного в таких обстоятельствах запаха нет.

Договоренность была с Евдокией Александровной, что она на Рождество выезжает в Седята ли (?) у Матрены, в Фабрике ли, на Святителей – дома у себя, на Крещение – в Фабрику. По-видимому, Евдокия Александровна попала на Фабрику только на сплошной – ей в то время надо было проводить очередное обследование с туберкулезом. (Все события, вплоть до приготовления мелкой пищи, не говоря уже о браге – заквашивала к трем Святителям – вспоминаются либо в связи с праздником, либо в связи с днем недели – косили во вторник, среду-четверг сохло, Машу попросила в субботу отметать). А когда она приехала, тут А.Е. как раз котлеты делала, Гаврилу попросила мясо пропустить, да мясо было жирновато, да она еще туда сала добавила и картошки, чтобы попостнее стало, Евдокие жирное-то не больно можно из-за печени. Бражка была кисловата, с трех Святителей не ставила больше. В погребе стоит, у нас там холодно, но все равно киснет, да не больно уж и кислая.

На утро она и говорит – видно я за жадность наказана – бражки, мол, перепила. Что-то прихворнула. «Евдокия-то не лютая днем лежать, а тут нет-нет полежит, нет-нет полежит». Котлеты жирные, конечно, да не так уж, а бражку ты дома мозгнешь? – Да нет, я цежу только. Но без бражки не бывает, ведь. У нее что-то на ухо отдало. Лежит на печке ухо через подушку греет. Я и говорю ей, это у тебя не уроки? А Данило он урочливый. Я два раз так занемогала. На сенокосах. Один день мы с ним сено кидать уже должны были, а вдвоем остались, позвали двух женщин на помочь. Один день отметали ничего, а на другой день стала метать, а наверху была и меня так тошнота разобрала, что я прямо там изливала, и откуда столь взялось, что я много наела? Он хоть и не красивой, а урочливый. Я уточнила, что красивые люди урочливые бывают? Да какая у меня красота, но может позавидовал, что я и на сенокосе и по дому и везде враз успеваю, а его жена не так. Вот одна женщина и говорит – это у тебя уроки (! – забавная аналогия) и ведь все эти запуки надо знать. Я до того времени и не знала. Она в кружку воды набрала и через порог на меня три раза рукой плеснула. И с меня как спало. Ничего она не приговаривала. Молча побрызгала и все. А Евдокия Александровна на два кулака водички немножко полила, сколько удержится и с приговором «как с кулаков вода, так с меня вся хвороба». И все прошло. На другой день и не поминали. А такая-то (по имени отчеству) ворот расстегивает и сама на себя воду трижды плещет, если что.

По новому третьего января Юля приходит, говорит, собирайся в поход – Иришка умерла, сеструшка ее в Морозовке. Первого умерла. Я быстро стала собираться, ау меня квашонка поставлена была, да худо не подходила. Я в сковородах под лавку поставила, щепочки положила, пленкой прикрыла от котов, в сумку книги положила, в банку капусты налила – пост-от, рубаху одела, да на дубас, давай ее снимать, дубас снимать, все снова одела и пошли. Свечи-то с собой не взяла. Там мне на шкаф показали – свечи там, а оказалось две свечи, а третья – ручка хлопушки – мух бить. Третью пришлось ставить карандаши эти, я их ставить не знаю как, к полочке сбоку лепила, а их может сверху ставить надо. Отмолились, да я еще за квашенку переживаю. А на сорочины – восьмого – у меня коза должна была ягнят нести, так Юля похаживает, но она уж у себя девятины и сорочины собирала. Козе-то время девятого, но как там. Я попросила ее среди недели зараньше собирать, она не возражала. Мы во вторник отмолились, а в пятницу коза принесла.

Рассказала, как на Николу ездила в Конята. А прежде только в Кониплотино на лошади бывала, как там что – не знала. Но по цепочке сказали, Иван Семенович оказался в попутчики. А сама она боится оставлять надолго Гаврилу – тот буржуйку закрывает «еще синий огонь бегат, угореет». Поэтому после моления в раннее утро пошли на остановку, а темно, дорогу плохо видно, ноги уезжают, а если бы не торопились – пропустили бы автобус.

А еще рассказала как они с Гаврилой ходили к Маше с Гришей – те звали. У меня сумка тяжелая, а пошто он вторую дубину не взял. Я ему свою отдала. Пошла вперед, он меня всю длрогу изводил. Психанула. От росстани отошла – стала – глажу-жду. Вижу мельтешится и забыл поворот-от мне палкой показывает. Пошла ему говорю, ты что, забыл дорогу. Пошли. Он с двумя дубинами. Я и говорю ему, подойду, да как дубиной дам. Еле дошли.

Гаврила слез с печи и уставился на мой рюкзак. Я ему поклонилась – здравствуйте. Он поздоровался тоже с поклоном. Подошел ближе. Анна ему объяснила, что я – это те москвичи, которые все ездят. Наташа. Он прислушался – А-а! И остановился глядя на меня не мигая во все глаза. Но взгляд доброжелательный. Потом, когда он рядом уселся – поняла, что бражки в нем достаточно. Как Москва? – Давно не бывала – не знаю, в Верещагино живу. – Что там делаешь? – Работаю в музее. – В музее! И что там делаешь? – Все делаю, что приходится, пишу, сочиняю, рисую, скоро зал будем открывать про староверов. – Да-а. (задумчиво, так, что будто не дошло) – Я тоже где только не переробил. Э-эх! На войне на командира выучился, старшиной был, взводом командовал, потом в руку ранило – демобилизовался, работал мастером, да кем только не робил. – А Вы Корнилова Луку помните? – помню. На игрищщах бывали, так его только и зовут Корень! Корень! Хороший мужик был. На стройке работал. На фабрике бригада была строительная 30 человек. Как возьмутся, что хочешь построят. А я у них мастером был, работу им начислял. А ты еще не нашла свою половину? – Нет. – Вот Толе нашему невеста.

Анна – Она не пьет, а он – пьет. Гавря – Она и его отучит. Анна они и по работе не сойдутся – он в лесу, а она… раньше я леса не боялся, а сейчас подумаю – ух. Какая у него тяжелая работа в лесу, в снегу. …

Перед прощанием для меня выпустили ягнят («если не урочливая») – они очень забавные, не отходят от Анны, скачут, мальчишка бодается безрогой головкой и встает на задние ножки, как песик. А девчонка принялась писать («зассяная дыра»). Я попросила щепочку от сглаза – «хоть полено» – да ты язык кусай.

 ПВ-01. Дневник Н.В. Литвиной.

2001-11-21. Среда. г. Верещагино.[23]

Продолжение буду писать попозже, а сегодняшний день прошел в полусонной суматохе, почти как вчерашний. То ли раньше надо ложиться, то ли просто привыкнуть.

Утром почистили крыльцо и пошли на «АППАРАТНУЮ», которую вела Гилева Вера Александровна – директор библиотеки.

Сначала выступала зав. загсом Балуева Лариса Александровна со статистическими выкладками по поводу демографической ситуации в районе.

Семейный кодекс был принят Гос. Думой в 1996 г.

Она рассказывала об изменениях по сравнению с прежним законом. По регистрации брака – теперь регистрироваться можно не по месту прописки, как раньше, а где вздумается. Например, у них регистрируются очерские, сивинские, карагайские пары.

Изменения по перемене ФИО – раньше только с 18 лет, а теперь с 14 лет при получении паспорта, но при наличии согласия родителей, а самостоятельно – с 18 лет, как прежде.

Усыновление раньше происходило с комплектом документов через органы опеки, а теперь – решением суда.

Прежде место рождения писалось по месту жительства родителей – это облегчало поиск своих. Сейчас регистрируют детей по месту рождения. Если ребенок родился в Москве, значит так и пишут. Такая же ситуация была и в 50-е годы, что значительно усложнило поиск своих родных. Докладчица осудила такие перемены.

Статистика за 10 месяцев:

В районе родилось 473 человека (из них в городе – 273). Мальчиков – 235, девочек – 238. В прошлом году за тот же период рождено 402 человека.

Смертность с 1993 г. превышает рождаемость. За 10 месяцев 641 человек умер (мужчин – 333, женщин – 308), из них – 420 человек в городе. Продолжительность жизни мужчин меньше, чем у женщин. Например, в 72 году в Соколово умерло 17 человек. Это больше, чем теперь, но все умершие были в возрасте более 70-ти лет, были и за 80 и за 90. Шестидесятилетних 2-3 человека. Теперь смерть «помолодела».

В этом году много браков – 193. В прошлом году за тот же период – 132. Но в этом году 156 разводов. В основном это распад браков 90-х годов. Вероятно ситуация с разводами связана с получением пособий, т.к. с введением пособий резко возросло количество разводов.

На уровне государства нет никакой политики, направленной на укрепление семьи.

Из рожденных детей:

В 248 семьях – это 1-й ребенок; в 158 – 2-й; в 67 – 3-й  (это в основном сельские семьи); в 20 – 4-й; в 4 – 5-й; в 1 – 7-й; в 3 – 8-й. В итоге очень мало многодетных семей (от 3-х детей и выше). Государственной помощи им нет. Прирост же населения начинается толькотогда, когда в семьях от 3-х детей. Кроме того, раньше многодетные семьи были преимущественно благополучными, теперь – в основном неблагополучные семьи.

В роддомах оставляют детей теперь редко, в этом году оставлены 1-2 ребенка. В основном неблагополучные мамы оставляют детей себе ради пособия, потом у них отбирают детей из-за неблагополучной ситуации с родителями.

С 95-го г. начался рост рождаемости. Прежде было 505 – 510 детей в год. Теперь жизненная ситуация стала постабильней. Пособие пока маловато. 1700 р. примерно, должны повысить ежемесячное пособие на ребенка до 500 р. В этом году было одно усыновление. Детдома переполнены, а государственной поддержки для усыновляющих нет.

Нет телевизионной поддержки семей. Программа «моя семья» – это издевка, а не помощь.

Потом выступали библиотекари. Директор не утруждала нас особенно. Упомянула основные «мероприятия», среди которых: Праздник репрессированных, 100 лет школе, ЦБ провела показательные мероприятия по библиотекам района, День муниципального служащего (т.е. аппаратная в стенах библиотеки) – очень гордилась, что теперь все сотрудники библиотеки увидели что такое аппаратная.

Потом выступала Нахиева Надежда Геннадьевна – тоже библиотекарь. Она зачитала список ожидаемых мероприятий» на будущий год. Тут я писала сквозь слезы:

«Земли моей лицо родное», «Месячник экологии», «Клуб Фиалка» и ежегодная его выставка «Золотая осень», Профилактика наркомании посредством мероприятия «Скажем наркотикам – НЕТ!», День победы празднуется с помощью мероприятия «Женские и детские руки в тылу войны», будут типовые празднования во время "Дней славянской письменности и культуры", мероприятие «Знаменитые россиянки», День пожилого человека, Декада инвалида «Надежды лучик золотой», Ярмарка семейного творчества, Творческие экспозиции библиотеки.

В рамках организации деловой и профессиональной деятельности и повышения квалификации у них предусмотрено проведение каких-то семинаров и чего-то в том же роде и деловых игр. Празднования дат писателей, поэтов, художников, День депутата, Организация общественных приемных (там будут по несколько часов сидеть руководители администрации, юрист, из собеса и т.д.), все это должно происходить в Центре правовой информации, если я ничего не путаю.

И самое громкое ожидаемое событие: «выход в интернет»

Вера Александровна сообщила, что грант департамента культуры (22 000 р.) получил зюкайский центр досуга на организацию клубов по интересам ветеранов войны и труда. Верещагинцы не получили ничего. А вообще по области получили 18 социальнозначимых проектов и 12 – по работе с детьми.

До конца года ожидается еще декада матери, декада инвалидов. 9 декабря произойдут выборы.

Еще происходит конкурс на изготовление снежного городка на Первомайской площади, куда уже подан один проект, бюждет этого мероприятия – 10 000 р. В.А. посетовала, что деньги уходят в трубу, т.к. молодежь уже к утру 1.01. расправляется с дорогостоящим непрочным городком.

Категория: Культурная традиция староверия | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-31)
Просмотров: 4383

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz