Книжница Самарского староверия Пятница, 2020-Апр-03, 04:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Предпринимательство [17]
Благотворительность, меценатство [6]
Староверы-предприниматели [24]

Главная » Статьи » Предпринимательство, меценатство » Предпринимательство

Мещерякова А. Коли дал Бог человеку ум, так надобно работать и им.

В России идет сейчас отчаянная борьба за душу, борьба еще более грозная, чем та, которая шла при Петре: тогда удалось только частично искалечить душу русского народа - теперь хотят ее добить окончательно. Явление это настолько важно, что все остальное, происходящее в России, ничто перед ним. И вот можно сказать: одолеет в этой борьбе, отстоит свою душу, русский народ лишь тогда, если во всем нем возродится и разгорится тот старообрядческий дух...

В.П. Рябушинский

Товарищ министра внутренних дел С.Е. Крыжановский, познакомившийся со старообрядческим духовенством в 1906 году, позднее вспоминал: "В нанковых рясах, с худыми строгими лицами, они резко отличались от упитанного духовенства господствующей церкви с его шелковыми одеяниями, орденами я явным нередко равнодушием к делам духовного мира; различие духовенства гонимого и торжествующего невольно наводило на мысль, что возрождение церкви, о котором так охотно у нас говорили, могло пойти только от гонимого".

Ждет своего часа исследование, почему среди именитых купцов XVIII века и первых капиталистов XIX века были в основном старообрядцы. В XVII веке староверами остались отнюдь не самые забитые  и темные русские люди, а, пожалуй, наиболее думающие, начитанные и деятельные. В русском старообрядчестве благодаря необходимости постепенно и всеми силами бороться за существование поддерживался и развивался дух инициативы и предприимчивости. Уникальная история русского предпринимательства не может игнорировать этот факт. Среди успешных предпринимателей наиболее часто встречаются старообрядцы. Именно они, обладая оригинальной национальной трудовой этикой, выступили лидерами русского капитализма.

Редакция "Конкуренции и рынка" решила познакомиться с этим феноменом более подробно.

Сила духовного объединения

В 50-е гг. XVII века по инициативе царя Алексея Михайловича и патриарха Никона были начаты церковные реформы. Главная их суть - уничтожить несоответствие между русскими и греческими церковными обрядами и богослужебными книгами. Многие верующие русские люди восприняли неожиданные, непонятные им изменения обрядов как покушение на древнее русское православное благочестие. Тех, кто отказался принять эти  изменения, стали называть старообрядцами или староверами.

Правительство на исходе XVII века стало жестоко преследовать старообрядцев. Им пришлось всеми силами приспосабливаться к условиям жизни в мире, который их совершенно не устраивал ни в духовном, ни в нравственном отношении.

И в дальнейшем на жизнь и развитие русского старообрядчества в XVIII -XIX веках постоянно влияли три важнейших обстоятельства: государственная политика по отношению к приверженцам старой веры; общественное и экономическое развитие России; духовные искания самих старообрядцев.

В начале XVIII века в старообрядчестве определились различные течения, которые назывались толками или согласьями, разделившиеся на две большие группы: поповщину и беспоповщину.

Сторонники поповщины (поповцы) в соответствии со Священным писанием полагали, что истинная Церковь должна существовать вечно. А беспоповцы считали, что им следует обходиться без священников.

Поповцы селились в Стародубье (территория современной Брянской области в России и Черниговской области на Украине), Поволжье и Москве.

Главными очагами беспоповщины стали северные районы России: Поморье и Сибирь.

Репрессии конца XVII века уступили место чисто практическому подходу Петра I. К старообрядчеству он подошел прежде всего с позиции интересов казны. Царь прекратил преследования староверов и обложил их двойной податью по сравнению с остальными подлежащими обложению сословиями и группами населения. При Петре I старообрядцев вынудили платить своеобразную дань за право на собственное вероисповедание.

Послабление старообрядчество ощутило в 60 - 90-е гг. XVIII века при Екатерине II, проявлявшей известную веротерпимость. В ее царствование староверов можно было встретить в любом уголке России: они покидали окраинные земли, где ранее скрывались от преследований, возвращались из-за границы (прежде всего из Польши). Образовались мощные старообрядческие общины в Москве и Санкт-Петербурге, в Поволжье, в других местах торговли и предпринимательства.

Положение староверов вновь резко ухудшилось при Николае I. Царь считал себя защитником "истинного" православия и делал все, чтобы уничтожить церковный раскол, искоренив старообрядчество. Николаевский режим нанес жестокий удар по главным оплотам старообрядчества и значительно ограничил права староверов, многие из которых навсегда прекратили свое существование. В 1832 году было издано распоряжение, запрещавшее прием "беглых попов" староверами под страхом жестокого наказания.

В январе 1854 года огромная толпа собралась у дома мануфактурщиков Гучковых. Москвичи провожали главу семейства Федора Алексеевича в дальнюю дорогу - ссылку. Он пострадал за веру, но истинная причина опалы крылась в другом: Гучков отказался дать взятку  всесильному московскому генерал-губернатору Закревскому, которую тот вымогал у предпринимателя.

Гонения на старообрядцев при Николае I долго обходили дом Гучковых стороной: очень эта семья была богата и уважаема. Власти не замечали того, что Федор Алексеевич - один из самых известных в Москве старообрядцев, попечитель старообрядческого кладбища и приюта для бедных в селе Преображенском, что он всячески поддерживает нуждающихся собратьев по вере. Однако после столкновения с Закревским Гучкову припомнили все. Не погнушались и прибегнуть к оговору, чтобы погубить старика-предпринимателя. Сначала полиция разгромила семейную молельню Гучковых, заявив, что она используется как общественная, а это запрещено. Затем обвинили Федора Алексеевича в присвоении денег Преображенского кладбища. Защитить Гучкова не удалось. Суд не принял во внимание ни заслуги перед государством, ни всероссийскую известность, ни преклонный возраст обвиняемого. Ф.А. Гучкова сослали в Петрозаводск, где он и умер два года спустя. 

Были проведены правительственные мероприятия. Ущемляя торговую деятельность старообрядцев, чиновники желали принудить их к переходу в единоверие. В 1854 году одна из рогожских часовен была обращена в единоверческий храм. Одновременно с этим было объявлено, что с 1 января 1855 года старообрядцы лишаются права записи в купечество. Это распоряжение правительства вызвало громадный переполох среди старообрядцев торгово-промышленного класса и содействовало очищению старообрядчества от более слабых его элементов. Около трети обращений в единоверие последовало 30 и 31 декабря 1854 года, т.е. в последние числа, назначенные для объявления купеческих капиталов. Лишение права внесения купеческого капитала неминуемо вело к выполнению рекрутчины с ее двадцатипятилетним сроком службы.

В 1883 году был сделан последний шаг, возможный для самодержавного режима: было дозволено свободное отправление старообрядческого культа, но без колокольного звона, публичных крестных ходов и без права попов и епископов носить обычную священническую одежду.

Экономическое усилие старообрядческих общин заставило царское правительство с ними считаться и искать точки сближения. 25 января 1905 года Комитет министров приступил к обсуждению мер по введению начал веротерпимости. Были подготовлены документы к Указу о веротерпимости. От имени новообрядческого митрополита был представлен документ, в котором говорилось, что в результате намеченной реформы старообрядцы окажутся в более выгодном положении, чем господствующая церковь. В результате этого встал вопрос о пересмотре положения "православной" церкви, с тем чтобы "не лишать ее авторитета у народа". (Налицо факт конкурентной борьбы за сознание россиян. - Прим. ред.)

17 апреля 1905 года был принят Указ "Об укреплении начал веротерпимости". Он уравнял старообрядцев в правах с остальными православными и легализовал старообрядческие общины, после чего в период 1905 - 1907 гг. отмечались случаи массовых переходов верующих из господствующей церкви в старообрядчество.

Однако подлинно новый этап в истории русского старообрядчества начался в 1906 году, когда 17 октября был издан указ "О порядке образования и действия старообрядческих общин".

Промышленник, финансист и старообрядец по вероисповеданию П.П. Рябушинский в декабре 1905 года созвал совещание представителей старообрядческих общин в Москве, на котором собравшимися была принята октябристская по духу резолюция и постановлено "входить в соглашения с умеренными партиями для правительственного осуществления выборов в Государственную Думу".

В начале 1906 года избранный заместителем председателя совета Всероссийского старообрядческого съезда Рябушинский начал издавать на свои деньги печатный орган старообрядцев - "Народную газету", проводившую октябристскую политическую линию на своих страницах. На съезде ревнителей дониконовского православия в январе 1906 года в Нижнем Новгороде московский лидер предложил для обсуждения вопросы, которые было "желательно провести в Государственную Думу". Платформа Рябушинского, практически совпадавшая с программой "Союза 17 октября", включала пункты о единстве и целостности России, сохранении опирающейся на решения Думы царской власти, об отмене сословных преимуществ, свободе вероисповедания и неприкосновенности личности, наделении крестьян землей с помощью государства, бесплатном всеобщем обучении, "исполнении справедливых желаний рабочих относительно порядков, существующих в других государствах с развитой промышленной жизнью" (за исключением 8-часового рабочего дня).

На съезде старообрядцев в Нижнем Новгороде председательствующий г. Сироткин, по требованию губернатора, не допустил обсуждения политического вопроса.

Альтернативное собрание состоялось 6-8 августа 1917 года, и на нем немногочисленные депутаты детально рассмотрели волнующие старообрядчество проблемы и прежде всего значение указа 17 апреля. Было постановлено, что лозунг старообрядчества - безусловная свобода совести и вероисповедания, а не ограниченная веротерпимость. Указ 17 апреля староверы рассматривали лишь как промежуточный вариант.

Собрание староверов России постановило:

1.  существующий государственный строй (самодержавие) не гарантирует старообрядцам сохранения прав, полученных 17 апреля, даже и на  один день;

2.  существующий государственный строй не соответствует интересам, пользе и благосостоянию народа;

3.  для обновления страны и сохранения силы закона необходимо народное представительство;

4.  народное представительство должно иметь решающий, а не совещательный голос;

5.  выборы народных представителей должны быть произведены на основании всеобщего избирательного права, посредством прямой и тайной подачи голосов.

На собрании была выработана демократическая платформа, которая могла стать базой для дальнейшего продвижения староверов в вопросах борьбы за свои права.

Трудовая этика русских староверов

Старообрядцы создали оригинальную культуру, в рамках которой вся жизнь человека подчинялась соборным, общинным решениям. Эти решения основой своей имели постоянное и напряженное размышление над православными догмами и обрядами, над христианским Священным писанием.

Староверы бережно хранили древние рукописи и старопечатные книги, старинные иконы и церковную утварь.

Несмотря на приверженность старине, старообрядцы сыграли значительную роль в развитии и укреплении капитализма в России, проявив себя на редкость предприимчивыми и трудолюбивыми людьми.

Старообрядцы придерживались строгой морали, не допускавшей пьянства, лени, праздных развлечений, благодаря чему они все свое время посвящали истовому исполнению религиозных обрядов и хозяйственной деятельности.

"Лень есть преступление перед родиной", - говорил предприниматель Ф.А. Гучков.

В старообрядчестве, в связи с иным отношением к делам, в отсутствие представления о предопределении богоизбранности, трудовая деятельность непосредственно подготавливала душеспасение трудящегося. Это происходило в том случае, если труд был направлен на спасение и возрождение истинной веры и истинной староверческой церкви.

Старообрядческое понимание личности вполне соответствовало рыночной экономике с российской православной спецификой. основной являлась личная ответственность каждого из верующих не только за судьбу своей личной души, но и за судьбу всей церкви и веры, за все сообщество - индивидуальная ответственность за общее дело на основе духовного принципа соборности.

В конце XVIII и в первой половине XIX столетия беспечное и праздное дворянство, это "благородное сословие", все больше теряло под собой почву, проживалось и не вписывалось в рынок. Богатые старообрядческие купцы с охотой скупали у промотавшихся "недорослей" старинные книги, рукописи, домашнюю утварь и более всего древние родовые иконы, сваленные в кладовые, как ненужный хлам, невежественными наследниками благородных семей, нахватавшимися верхушек европейской цивилизации, ее ненужной мишуры и внешнего блеска. Скупая древние святыни и сохраняя их как бесценное наследие и реликвии старины, перед которой старообрядцы благоговеют, они оказали неоценимую услугу русской культуре.

К "благому" труду староверами причислялась торговля и предпринимательство в целом.

Предпринимательство было зафиксировано в этико-религиозной системе староверов как еще одно важное средство спасения веры и души, но с существенными оговорками. Во-первых, в процессе торговли должны были соблюдаться определенные этические нормы: "не яко чюжее похищая Злато... аки добрым вдающе торжникам да куплю сотворите советовали киновиархи и прикуп добрый обрящете ползу душевную".

Во-вторых, получение "доброго прикупа" признавалось душеспасительным актом при обязательном условии общественного характера адресации прибыли. Труд в целом и предпринимательский труд в частности предназначались для нужд общежительства. Даже тогда, когда труд являлся индивидуальным, он должен был служить "братии". И только в этом случае труд получал божественную санкцию.

Религиозно-нравственная мотивация деловой деятельности у старообрядцев существенно отличалась от протестантской. Добиваясь успеха в личном предпринимательском деле, протестант пытался доказать свою индивидуальную причастность к Благодати, к тем избранным, кто был осиян ею. Деньги, хозяйственный успех имели ценность сами по себе как доказательство принадлежности к "избранным". Старообрядец, самоотверженно трудясь в организации промышленного или торгового дела, осуществлял подготовку личного душеспасения. Но ревность в таком "труде о Господе" на предпринимательском поприще объяснялась и тем, что дело представляло собой исполнение христианского долга перед Богом и людьми. Успех, эффективность дела не имели самостоятельной этической ценности, они зависели лично от хозяина-организатора и имели смысл, лишь когда результаты использовались в служении Богу и Церкви как сообществу христиан. Более эффективное и умелое хозяйствование способствовало большему укреплению и возрастанию веры. Право распоряжения результатами предпринимательства не просто ограничивалось этическими целями. Передача средств религиозной общине, единоверцам, обществу, рабочим, "внутренняя" и "внешняя" благотворительность являлись главной нравственной целью предпринимательства. Умелый, прилежный и ответственный организатор делал больше других "славы Божией ради".

Концепцией Дела определялась сущность благотворительности и развития индустриальной социальной инфраструктуры. Эти действия не были искупительными, в отличие от характера аналогичных действий официально-православного большинства. По свидетельству В.П. Рябушинского, одного из крупнейших старообрядческих деловых людей, предпринимателю-староверу в XIX веке "и в голову не приходило считать себя за свое богатство в чем-то виноватым перед людьми. Другое дело Бог; перед Ним было сознание вины". Но и здесь виноватили себя староверы не за некую греховность успешного предпринимательства и неустанного организаторского труда, а за то, "что из посланных средств недостаточно уделяется бедным и обществу".

Специфику духовного строя старообрядцев, по сравнению с синодально-православным большинством, отмечали многие отечественные историки и философы. В.В. Розанов видел особенности старообрядцев прежде всего  в "различии... самих методов умствования раскола, с одной стороны, и господствующей церкви, с другой".

Отечественные ученые отмечают, что "сам факт выживания и деятельности старообрядческой общины в условиях российской государственности явление уникальное в истории русской культуры и экономики". Община в XVIII - XIX вв. сохраняла огромное значение, в т.ч. хозяйственное. Она играла серьезную роль в старообрядческом предпринимательстве, где действовал своеобразный экономический механизм, развитая сбытовая сеть (совпадавшая с сетью конфессиональных межобщинных связей), сложная кредитная система, координация поставок сырья, производства и сбыта. "Главным менеджером" оставалась староверческая община и ее Совет. Община регулировала в некоторой степени и отношения собственности. Продолжала действовать традиция возвращения части прибыли в религиозную общину. Эта традиция в определенной степени распространялась на взаимоотношения старообрядческих предпринимателей с рабочими.

Предприниматели и купцы из староверов строго следовали нравственным заветам предков, умели держать слово, были честны в сделках и славились милосердием.

Во второй трети XIX века, создавая социальную инфраструктуру на своих предприятиях, фабриканты-староверы, в определенном смысле, воспроизводили структуру староверческой общины. Так, на Рогожском кладбище, славившемся своими социальными учреждениями, были построены: лечебница, "палаты" для призрения престарелых, неимущих и не способных к труду, сиротский дом, училище, библиотека, жилые дома казарменно-келейного типа.

Религиозность в предпринимательской среде воспринималась как безусловная добродетель. Наиболее ревностные поборники благочестия выходили либо из твердо стоявших на позициях старообрядчества, либо из перешедших в официальное православие и безоглядно отдавшихся защите своего религиозного выбора. Так, московский торговец восковыми свечами и владелец воскобелильного завода В.А. Сапелкин полвека своей жизни провел в расколе, а последние десять лет в православии. Кроме того, он давал немалые деньги на православные церкви и издание книг, призывавших против раскола.

Московское старообрядчество было многочисленно и отличалось своим богатством. Купеческие семьи отличались патриархальностью, соблюдением домостроя. Отсюда старообрядческая домовитость, бережливость, расчетливость, осторожность в делах, трудолюбие, трезвость и враждебность к роскоши. Возникший во второй половине XVII века раскол в православной церкви породил особое отношение к тем, кого стали называть староверами. Их приверженность к старым канонам подверглась осуждению и притеснению, при которых богатый и бедняк подвергались одинаковому уничижению. Потому-то в старообрядчестве в течение всего XIX века развились, более чем где-либо, взаимная сплоченность, помощь и поддержка одноверцев.

Владимир Рябушинский вспоминал:

"И что замечательно, не Петербург, а именно Москва, несмотря на то что в деловом отношении как финансовый центр Петербург с конца XIX века и стал, выражаясь вульгарно, но показательно, явно "зашибать" Москву.

Но в Москве купец чувствовал себя "первым человеком". Люди его класса строили церкви, больницы, богадельни, народные столовые, театры, собирали картины, книги, иконы, играли главную роль в городской думе и преобладали на первых представлениях в театрах, на бегах и на скачках".

"Раньше соперничали, кто лучше Церковь выстроит, кто ее лучше украсит. Приведу два примера из XVII века. Церковь Грузинской Божьей Матери в Москве, церковь Иоанна Предтечи" в Ярославле. Храмосоздатели первой - купцы Никитниковы, храмосоздатели второй - купцы Скрипины; и те и другие ярославские гости.

В XIX и XX веках церкви продолжали строить, но с конца XIX века главное соперничество между именитыми родами пошло в том, кто больше для народа сделает. Тут вспоминаю, как, перефразируя французское "noblesse oblige" - знатность обязывает, старший брат Павел Павлович нас часто наставлял: "Богатство обязывает". Так и другие роды понимали, но подкладкой этого, хотя и часто несознаваемой, конечно, была твердая христианская вера отцов и дедов.

Первому дару - кресту и молитве - служили церкви и иконы, иконы в храмах и домах. Храмосоздатель и русский хозяйственный мужик и купец - это почти синонимы.

Третий дар - ночное моление; ему служит икона как-то нарочито и особенно - у себя дома. И немало в Москве иконолюбов, собирателей и ценителей древних икон: Рахмановы, К.Т. Солдатенков, А.В. Морозов (Линия Викуловичей), Постников, Новиков, Горюнов, П.М. и С.М. Третьяковы (что, может быть, не всем было известно), Е.Е. Егоров, С.П. Рябушинский, И.С. Остроухов и многие другие.

Что касается до второго дара - любви и милостыни, то ему служили богадельни, больницы, даровые столовые.

Четвертая заповедь - читательная книга..."

Национально-московская старообрядческая окрашенность предпринимательской идеологии Рябушинских проявлялась в разнообразных формах. Это была и известная оппозиционность по отношению к правительству, с их точки зрения наносящему ущерб национальным интересам России. В отличие от многих представителей современного им делового мира, Рябушинские не принадлежали к числу восторженных поклонников американского предпринимательства и связывали свои интересы с возрождением Европы и расцветом России.

Для старообрядцы невозможно было увериться в спасении, но он мог попытаться заслужить его делом, соблюдая этические правила. Самоотверженно трудясь в организации промышленного или торгового дела, он решал две задачи: во-первых - спасение и возрождение Церкви и Веры, а во-вторых (именно, во-вторых, так как первое было обязательным условием второго) - осуществление подготовки личного душеспасения. В этом смысле старообрядцы не вышли за рамки православной традиции, предполагавшей ущербность труда "не о Господе". Ревность в предпринимательском труде объяснялась тем, что само Дело представляло собой осуществление христианского подвига, включавшего исполнение христианского долга перед Богом и людьми. Поэтому дело имело душеспасительный характер. Его успех зависел от хозяина-организатора и обладал особым смыслом, лишь когда результаты использовались в служении Богу и Церкви как сообществу христиан, и не только для сохранения, но и "возрастания" веры.

При этом определение результатов предпринимательства, передача средств религиозной общине и обществу являлись главной нравственной ценностью предпринимательства. Умелый, прилежный организатор, несущий обязанности перед богом и обществом, ответственный за свое Дело, свою судьбу, судьбы других людей и Веру, делал больше других "славы Божией ради". Такой хозяин был ближе и к личному спасению, но последнее теснейшим образом было связано с судьбой "истинной Церкви".

Староверы и русский капитализм

Старообрядцы не оказались на обочине капиталистической России - напротив, они сумели использовать в собственных интересах политические и экономические перемены в стране.

Со времен Петра I старообрядческие общины Русского Севера принимали участие в строительстве мануфактур, активно занимались торгово-предпринимательской деятельностью.

Старообрядцы вели хозяйство общинной артелью. Постепенно они сосредоточили в своих руках всю торговлю в отдаленных губерниях России, производства полотна, древесины, кожи, угля.

Торговые дома России начали вести свою историю с 1 января 1807 года, когда они были законодательно учреждены манифестом "О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий".

В России в условиях развития капитализма из старообрядческой среды вышли наиболее знаменитые купцы и фабриканты. Строгое трезвенничество, более чем умеренные потребности в быту, честность и обязательность в делах, а главное, упорный, каждодневный труд от зари до зари - так закладывались и умножались состояний многих будущих "миллионщиков". Честность как одна из черт образа жизни оборачивалась у них высочайшим качеством производимой продукции, которая не только успешно конкурировала с зарубежной, но и превосходила ее. А это способствовало росту отечественной промышленности. Прижимистые в расходах на собственные нужды русские миллионеры из старообрядцев не жалели средств на благотворительность: строили и содержали приюты для бедных, школы, училища, больницы; субсидировали развитие науки и культуры; обустраивали города. Из этих династий вышли выдающиеся предприниматели, политики, деятели науки и культуры.

Беспоповец Ф.А. Гучков в конце XVIII века основал ткацкое производство, где трудился наравне со своими работниками. В 1812 году он стал хозяином довольно крупной фабрики в селе Семеновском. Выпускаемые им шали из шелка предпочитали французским и заранее записывались на покупку. Оккупация Москвы и ее пожар в 1812 году фактически разорили Гучкова: фабрика сгорела, имущество разграбили наполеоновские солдаты. Предприниматель вновь начал собственное дело: заложил с сыновьями новую ткацкую фабрику в Преображенском. Ему помогают сыновья. Предприятие Гучковых становится одним из лучших в России, первым "по обширности производства... умным распределением содержимое в совершенном порядке и чистоте". Качество выпускаемой Гучковыми продукции признано столь высоким, что они в 1839 году получили право ставить на ней государственный герб.

Предпринимательская, общественная и благотворительная деятельность сыновей Ф.А. Гучкова была отмечена разнообразными государственными наградами. В конце XIX - начале ХХ в. широкой известности добились правнуки Федора Алексеевича - Николай и Александр Гучковы (последний - крупный политический деятель; занимал должность военного и морского министра в первом составе Временного правительства).

Старообрядцы Бугровы из Нижнего Новгорода "разбогатели через соль". Основатель дела - Петр Егорович (1785-1859) был пастухом, батраком, бурлаком и грузчиком. На последнем этапе своей трудовой биографии он работал на государственную Соляную контору. Сплавляя соляные караваны в разные города, он скупал разные товары в одних местах, где они были подешевле, и перепродавал там, где за них платили побольше. За пять тысяч рублей он приобрел баржу и стал самостоятельным солеподрядчиком. П.Е. Бугров часто говорил : "Коли дал Бог ум человеку, так надобно работать и им".

К 1850-м годам Петр Егорович стал крупнейшим солеподрядчиком. Самым крупным его делом была доставка соли в Санкт-Петербург. При этом Бугров запросил с губернатора князя М.А. Урусова вместо обычных трех копеек с пуда соли по двадцать копеек. Чтобы избежать потерь товара, предприимчивый Петр Егорович впервые применил техническую новинку, так называемые коноводки (баржи на конной тяге). Можно было перевозить 80 тысяч пудов вместо 35 тысяч при помощи бурлаков и проходить в день по 20 верст вместо 5.

До самой смерти этот человек был верен своему делу. Он мог доставлять соль из Астрахани в соляные амбары Нижнего Новгорода и развозить ее по семи губерниям: Владимирской, Московской, Тульской, Калужской, Орловской, Ярославской и Тверской.

В истории промышленного прогресса России примечателен тот факт, что предприниматели-староверы первыми вводили заимствованные у иностранцев "новизны". Они первыми заводили фабрики с импортными станками. Так, впервые в Москве жаккардовые станы появились у старообрядца В.Е. Соколова в 1827 году. Впереди были старообрядческие промышленники и в других технических усовершенствованиях. С.В. Морозов в начале 1840-х гг. первым в России с помощью Л. Кнопа приступил к ввозу английских станков и устроил фабрики по ланкаширскому образцу, используя английских инженеров и мастеров. Через авторитетного в купеческих кругах Морозова Кноп установил связи со многими текстильными фабрикантами, в большинстве своем также старообрядцами (за Морозовым потянулись Хлудовы, Малютины, Якунчиковы). Невозможно было вести успешное предпринимательство в прядильном, бумаготкацком, суконном деле, не используя западных машин и не приглашая, по крайней мере на первых порах, мастеров из Англии, Эльзаса и Саксонии.

Мелкие гусляцкие хмелеводы для успеха дела заменили местные сорта хмеля на привозимые из Германии.

История семейного дела Рябушинских достойна особого исследования.

В настоящее время русские старообрядцы живут в Австралии, Канаде, США, Бразилии, Аргентине. В Румынии существует самостоятельная старообрядческая русская митрополия.

Лидерство российских предпринимателей со времен Новгородской вечевой республики во многом определялось их духовностью. Самобытная предпринимательская культура русских староверов - достойный образец многогранного влияния национальной русской культуры на мировую.

Каждый непредвзятый исследователь и специалист по корпоративному строительству в любой промышленной корпорации найдет воплощения старообрядческой этики.

Старообрядцы упорно трудились на величие России.

И важно снова призвать их под знамена Родины. В многообразии культур и была энергия того созидательно движения, совершаемого Россией из темного небытия. С полной уверенностью можно предвидеть востребованность нравственной этики русских староверов уже в самом ближайшем времени.

Проверенная веками нравственность способна спасти страну от сползания в бездну разрухи. Это демонстрируют все экономически развитые страны мира.

КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ

"Русский раскол основан на желании хранить старину и чистоту веры и на убеждении, что прочие от нее отклонились, почему и зовут себя староверами, старообрядцами; но затем и самый раскол расщепился на десятки толков, нередко и поныне вновь возникающих; одна часть признает рукоположение священства, почему и держит попов, переправляя их по-своему и заставляя отречься от новизны: это поповщина; другая, утверждая, что благодать утрачена и царство антихриста настало, не отвергает сущности таинств, но говорит, что их ныне уже нет, и ожидает исполнения пророчеств Апокалипсиса: это беспоповщина. Отвергающие же сущность христианского учения не раскольники, а отступники, еретики; это духоборцы, молоканы, хлысты, скопцы, суботники и прочие". (В.И. Даль)

КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ

"Экономический успех купцов-староверов, а вместе с ним и России, был, казалось, обеспечен: в начале ХХ века, составляя в общей численности населения не менее 1,5%, они дали России свыше 2/3 всех предпринимателей-миллионеров в то время, когда страна выходила на первое место по темпам экономического развития. Однако история распорядилась по-своему. Хрупкие ростки (этического бизнеса) погибли под прессом большевистского эксперимента, попутно искоренившего и этику, и бизнес".  (А.С. Зайченко)

Журнал"Конкуренция и рынок", 2005, № 5

Категория: Предпринимательство | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-12)
Просмотров: 1562

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz