Книжница Самарского староверия Вторник, 2020-Апр-07, 04:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Предпринимательство [17]
Благотворительность, меценатство [6]
Староверы-предприниматели [24]

Главная » Статьи » Предпринимательство, меценатство » Предпринимательство

Расков Д.Е. Принципы ведения торговли у старообрядцев на материалах Выговской пустыни

Известен вклад старообрядцев в развитие торговли и промышленности России XIX века. Торговля зерном, хлебом, солью, мануфактурными товарами, изделиями из хлопка, шерсти, фаянса и фарфора велась при самом активном участии старообрядческих династий. Для более глубокого и целостного понимания этих более поздних процессов представляется важным понять связь духовной и мирской жизни старообрядцев на самых ранних этапах обращения старообрядцев к торговле, когда сами духовные лидеры общин принимали непосредственное участие в налаживании торговой сети и формировании принципов ведения торговли.

 

Именно в истории Выговской старообрядческой пустыни мы находим первый опыт активного участия старообрядцев в торговой деятельности и прежде всего в торговле хлебом.[1] История Выгореции, основанной в 1694 г., обращает на себя внимание оригинальностью своего устройства и жизни, своим обширным хозяйством, требующим большой энергии и большого количества рабочей силы, своими богатствами и торговыми предприятиями, а также, что немаловажно для последующего развития старообрядческого предпринимательства, огромным религиозно-нравственным влиянием не только на Олонецкий и Поморский край, но и на старообрядцев всей России.[2]

 

В этой связи возникает ряд важных вопросов. Почему старообрядцы стали вообще заниматься торговлей, которая традиционно считалась не самым достойным занятием для христианина? В чем состояли принципы ведения торговли старообрядцев, позволившие в первой половине XVIII века как сохранять свою веру, так и успешно развивать торговое дело? Знакомство с посланиями и наставлениями по торговым делам, принадлежащих перу киновиархов общежительства Андрею и Семену Денисову, а также Мануилу Петрову позволит не только приблизиться к пониманию этих вопросов, но и понять доминанты общего хозяйственного стиля русского старообрядчества.[3]

 

Обращение к торговле старообрядцев во многом было вынужденным. Можно выделить три внешних фактора: (1) природно-климатические условия хозяйствования на Севере России, отсюда неурожай, постоянная угроза голода, (2) увеличившийся разброс в ценах на продукты питания между южными и северными районами России и особенная их дороговизна в Петербурге, отсюда выгодность торговли и, наконец, (3) особый статус Выговского общежительства во взаимоотношениях с властями, который давал возможность представителям Выга заниматься торговлей.

 

Монастырь не мог с помощью замкнутого домашнего хозяйства и промыслов прокормить себя. По свидетельству третьего по счету киновиарха и талантливого историка общежительства Ивана Филиппова, жили они "вельми скудно", в большой бедности, часто случалось голодать от недостатка урожаев и запасенного хлеба. Пришлось думать, как войти в контакт с греховным внешним миром для выживания и защиты веры. Развитие хозяйственных связей с "никонианами" представляло собой тот компромисс, с помощью которого община получала возможность обезопасить себя от стихийных бедствий, суровой северной природы.

 

Снабжение Петербурга в это время было очень выгодным делом. По данным Волкова М.Я., в район столицы, в отличие от хлебного рынка Москвы, куда поставляли в основном зерно, везли преимущественно муку (особенно ржаную) и на 80-90% снабжение велось купцами.[4] Можно также напомнить, что цены в Москве и Петербурге на четверть ржи различались в три раза: в Москве в начале 20-х гг. XVIII в. они были около 1 руб., в Петербурге же составляли 3 руб. - 3 руб. 20 коп.[5]

 

Нужда, тяжкая, суровая необходимость заставили выговцев искать выход из сложившейся ситуации. Известно, что в неурожайные годы (1705-1712 гг.) из-за "хлебной скудности" приходилось есть толченую солому, сосновую кору и траву. Братья Андрей и Семен Денисовы - главные лица общежительства, происходившие из дворянского рода князей Мышецких, убедили братию заняться торговлей хлебом. Кредит они брали у "добрых людей", которые давали "на торг ис половины денег" (что это означает до сих пор неизвестно, скорее всего, на условиях получения половины прибыли).[6] Начали киновиархи обители посылать своих людей "в низовые городы хлеба покупати и в Санкт Питербурх ставити, и видеши люди такую их нужду, а в торгу правду, начаша им давати денег в торг... и от того торгу начаша братству некое споможение чинити".[7]

 

Выговцы взяли в свои руки часть торгового посредничества между хлебородным югом и особенно Поволжьем и нуждающимися в хлебе районом Петербурга, Прибалтийскими и приозерными местами. Торговля начала братству "споможение чинити" и принимать широкие размеры. Вскоре на Вытегре выстроили специальную пристань Пигматку, где закладывали "новоманерные" суда. Доверие "христолюбцев", расширение связей помогли поморцам быстро наладить торговую сеть. Особо хотелось бы подчеркнуть, что Выг обладал большим духовным авторитетом и тем самым подавал пример для остальных старообрядческих центров, участвовавших в торговых делах.

 

Долгое время считалось, что впервые торговать хлебом выговцы стали в неурожайные 1705-1712 годы. Однако, благодаря архивным разысканиям, а также научной и издательской работе Е.М.Юхименко история Выговской старообрядческой пустыни более обстоятельно исследована и документирована.[8] В частности, было установлено, что, согласно челобитной крестьянина Толвуйского уезда Мартемьяна Никифорова сына Ивантеева к концу XVII века киновия не только занималась земледелием, разведением скота, заготовкой леса, рыбным и звериным промыслом, но и торговлей хлебом. Из его показаний следует, что уже, по крайней мере, к 1699 году на пристани Пигматка возле Онежского озера "... у них, расколников, построена келья и анбар болшей, а в том амбаре они, расколники, ставят хлеб, когда, покупая, привозят из низовых городов через Вытегорский погост."[9] Далее Мартемьян Никифоров отмечает, что старообрядцы "ездят со всякими торгами к городу Архангелскому и в Весь Ехонскую и к Москве и в иные городы, а называютца чюжими имянами и становятся в городцах и в волостях у своих знакомцов...".[10] Видно, что с самого начала торговые связи налаживали с хлебородными районами - с Нижним Поволжьем, а дела вели преимущественно через своих.

 

Интересно, что уже в самое первое время складывается разделение полномочий между двумя избираемыми наставниками пустыни. Один был духовным отцом, другой ведал всеми хозяйственными вопросами и отношением с внешним миром. Даниил Викулин занимался духовными делами, а Андрей Денисов был избран настоятелем (киновиархом) общежительства в 1702 г. и вплоть до своей кончины (до 1730 г.) занимался решением мирских задач, которые стояли перед пустынью.[11]

 

В послании-поучении Никите Филимонову с "прочими" трудниками, посланными по торговым делам, Андрей Денисов вразумляет и поясняет, как должным образом относиться к торговле: "купечествовати, а ничего не стяжати, торговати, а прибытков не собирати, много о куплях подвизатися, а сокровища себе не ожидати..., на земли торговати, а весь прибыток на небесех стяжати..., несколько время на братство богорадное торговати, а в нескончаемое время всебогатными и всесладостными прибытками наслаждатися".[12] Подобно средневековым проповедникам, Андрей Денисов заботится о духовном здоровье своей паствы, напоминает, что корысть и мотив личного обогащения не могут являться целью торговли для христианина. Обращается к духовному авторитету св. Ефрема Сирина и св. Василия Великого, чтобы обосновать, что "благопослушная" торговля помогает "напитать алчущего", одеть и накормить нищего. Само послание Андрея Денисова дает понять, что требуется особая духовная санкция на ведение торговли, поскольку к ней всегда относились с настороженностью.

 

Ведение торговли для общежительства - это "подвиг", "жертва" со стороны тех, кто взялся ее вести. Торговля для братии, а не для себя - богоугодна. В этом состоит первый принцип торговли, принцип общинности и корпоративности ведения дела. Он свойствен всем делам и свершениям общежительства, проецируется он и на торговлю; она не становится особым делом со своими правилами. По общему уставу общежительства братии не дозволялось иметь своих денег, лишней одежды и еды, "но все в казне обще имети" и с "тщанием" и "усердным радением" исполнять все возложенные обязанности.[13] Обогащение посредством торговли не связывается с добродетелью, как в протестантской культуре Б. Франклина, который писал соответствующие наставления о том, что "пустому мешку нелегко стоять прямо". Смысл ведения торговли у старообрядцев никак не связан с принципом личного обогащения; только таким образом торговля и становится богоугодным занятием. Таков первый принцип, связанный с целеполаганием.

 

Принцип принятия решений в организации торговли Выговской пустыни также, по мысли ее настоятелей, должен совпадать с тем, который принят в общежительстве. Всякое дело должно благославляться. "Без благословения творимое грех есть". Без благословения в киновии нельзя не только иметь личные вещи, но и учиться грамоте, плести туески. Без совета старейших и начальствующих нельзя было выполнять любое дело. К примеру, трудникам, занимающимся рыбной ловлей, под угрозой наказания предписывалось ничего не совершать без благословения ("без благословения же оного ничто же да совершают, дерзающии же запрещению подпада").[14] Самое полное представление об этом принципе торговли дает наставление Мануила Петрова братии, занятой в торговом промысле, относящееся к 40-м годам XVIII века. По каждому вопросу надо держать совет, принимать коллективное решение. В первой же статье сказано, что при каждой закупке старейший должен определять двоих ответственных человек, причем один из них должен быть подчинен другому и вести дело должны они до конца. При этом и "...начальный дабы без совета другова ничтоже творил собою и во всем бы ведома творил товарыща, как в приеме денег, так и в расходе...".[15]

 

Принцип коллективного ведения дел не устранял персональную ответственность, каждый должен был вести записи и иметь все сведения о производимой торговле, но главные решения принимались общим советом. В этом проявляется осторожное отношение старообрядцев к рискованным проектам. Запрет на самовольные решения уменьшает риск в торговых сделках, которые практически все были растянуты во времени и пространстве. Стремлением застраховаться от рискованных операций продиктована и 11 статья наставления Мануила Петрова: "В долги как отдавати, так и самим брати, кроме полезныя и потребныя нужды, подобает брещися... чтобы вместо пользы тщетная не пострадати", т.е. торговцам советуют не давать и не брать в долг.[16]

 

Следующий принцип ведения торговли состоял в требовании жесткой финансовой дисциплины, в четком и точном ведении всех, даже самых мельчайших и ничтожных, расходов и доходов, почти что внутренней бухгалтерской отчетности для нужд общины. Этим требованием проникнуто все послание Мануила Петрова, это его главная, много раз повторяемая идея. Неслучайно сам документ этот позднее был назван "Инструкцией об отчетности по торговле хлебом". Торговцам предписывалось вести обстоятельные и повседневные записи с указанием цены и описанием товара, места, где была произведена покупка, учитывать, кому товар был отпущен в долг, все накладные расходы до окончания дела, предписывалось хранить эти записи и "никуда их не изводить до времени", а затем отдавать старейшему, который должен был быть в курсе всех вопросов.[17]

 

Точность в ведении дела нужна не для видимой, фиктивной добродетели, которая делает человека или организацию более кредитоспособной в глазах других, но для лучшего служения делу общины. При знакомстве с текстом послания вызывает интерес и то обстоятельство, что точность в ведении дел была нужна для лучшего контроля со стороны общины, которая в свою очередь вынуждена отчитываться перед кредиторами и добродетелями, которые сделали эту торговлю возможной. Торговцы являются лишь агентами принципала, т.е. общины. Этот принцип более внимательного и методичного отношения ко всем казалось бы мелким, незначительным явлениям жизни также составляет особенность старообрядческого ведения дела.

 

Торговля хлебом требовала много перемещений по стране в течении всего года, требовала покупки или аренды судов, помещений для хранения, многочисленных контактов при закупке и продаже. Все это приводило к вынужденному контакту с внешним миром. При этом важное обстоятельство состояло в том, что все-таки старообрядцы, отчасти вынужденно, отчасти по убеждениям, стремились действовать через своих людей, которые составляли часть местного населения этой территории, а следовательно лучше разбирались в местных условиях и снабжали информацией об урожае, о лучшем времени для закупок. Наличие разветвленной сети собственных агентов существенно помогало в ведении торговли. В конечном итоге, она строилась на персональных контактах, а не на безличном обмене. Этот принцип ведения торговли обладал своими, неоспоримыми, преимуществами на первом этапе, но в дальнейшем стал препятствием для более быстрого и выгодного развития торговой деятельности.

 

Подробности об организации торговли выговцами отражены в допросах Ивана Круглого, проводившихся в 1738 г.[18] Схема ведения бизнеса была в переложении примерно следующей. Торговля с Санкт-Петербургом велась через купца Алексея Семенова, отец которого жил в Выговской пустыни. Первая упомянутая по очередности операция - перевозка собственного товара, а именно "сукна Анбурского" на тысячу рублей из Санкт-Петербурга в Вязники, а само сукно до этого было "выменено" на лен. Сукно в Вязниках сложили в амбар к старообрядцу Ивану Григорьеву. Брат Федор Семенов сукно принял с тем, чтобы затем поехать с ним в Казань. Другой старообрядец с вырученными деньгами скупал хлеб вверх по Оке, по Мокше, далее путь лежал в Нижний Новгород, потом до Рыбной слободы, а затем после прохождения внутренней таможни в г. Тихвине, Круглый привозил хлеб на мытный каменный двор на Адмиралтейской стороне. Мука отдавалась "маркитантам" в долг. Пример показателен. Видно, что была охвачена достаточно большая географическая территория. Экономическая основа торговли - наличие региональной разницы в цене на один и тот же вид продукции и отличие цены закупок у мелких производителей и перекупщиков от оптовых цен, которые были значительно выше первых.

 

Стоит обратить внимание на то, что в сделках принимают участие исключительно старообрядцы, скрепляемые единой верой, образующие прочную торговую цепь. Часто старообрядцы являются местными жителями, а, следовательно, лучше знают конъюнктуру рынка, место и время для лучших закупок и продаж. Доверие позволяет не тратить дополнительных ресурсов на страхование от возможных потерь от невыполнения соглашения, что снижает трансакционные издержки и позволяет использовать более подвижные варианты сделок: отпуск в кредит, бартер, при котором гарантируется эквивалентность обмена. Новым институтом в торговле являлось наличие такой сети. Впоследствии подобная общая информационная сеть по всей стране помогала старообрядцам успешно торговать на Нижегородской и других ярмарках.

 

Общий вывод из тех принципов и схем торговли, которые мы выделили на доступных нам материалах Выговской старообрядческой пустыни, состоит в том, что их стилистика ближе к торговле православных монастырей и в целом средневековой христианской культуре, нежели к протестантской и светской торговле Нового времени. Представленные документы позволяют понять, каким образом настоятели общины решали проблемы обоснования богоугодности торговли в целях выживания и укрепления общины, как в идеале осуществлялось принятие решений (совет и подчинение "старейшим"), как велась отчетность ("торговое ведение"), каким образом выстраивались конкретные торговые схемы с преимущественным вовлечением людей одной веры и, наконец, как универсальные принципы бухгалтерской отчетности и контроля сочетались с уникальным мировоззрением старообрядцев.

  

--------------------------------------------------------------------------------

  

* Особую благодарность хотелось бы выразить доктору филологических наук Елене Михайловне Юхименко за ценную помощь в работе над темой и предоставленные тексты Андрея Денисова и Мануила Петрова.

 

 

1 Со сведениями о купцах-староверах Москвы середины XIX века, которые вели крупную торговлю хлебом по всей России, можно познакомиться в статье: Расков Д.Е. Новые сведения о московских старообрядцах-предпринимателях. // Старообрядчество: история, культура, современность. Материалы VI научно-практической конференции. Москва. 19-20 ноября 2002 г. С. 84-91.

 

2 По истории Выговской пустыни см. Юхименко Е.М. Выговская старообрядческая пустынь: Духовная жизнь и литература. Т. I. М. Языки славянской культуры. 2002, Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни. СПб. 1862, Есипов Г.В. Раскольничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел Преображенского приказа и Тайной розыскных дел канцелярии. 1863. Т. 2., Озерецковский Н. Путешествие по озерам Ладожскому, Онежскому и вокруг Ильменя. СПб. 1792., Шафранов П.А. Выгорецкое старообрядческое общежительство в конце XVIII и в первой половине XIX ст. // Русское богатство. 1893, N10. С. 171-199, N11. С. 58-98.

 

3 См. подробнее Расков Д.Е. Старообрядчество: картина мира и хозяйственный стиль. // Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал. 2002. N 3/4. С. 134-137. (в интернете: www.m-economy.ru).

 

4 Волков М.Я. Привоз хлеба в район Петербурга в 20-е г. XVIII в. // Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. М. 1961. С. 122.

 

5 Павленко В.Н. Ведомости XVIII в. о хлебных ценах как исторический источник. // Вопросы социально-экономической истории и источниковедения периода феодализма в России. М. 1961. С. 302-303.

 

6 Филиппов И. История Выговской старообрядческой пустыни. С. 140.

 

7 Там же.

 

8 См. Юхименко Е.М. Выговская старообрядческая пустынь. Т. I.

 

9 Юхименко Е.М. Известные челобитные на выговских старообрядцев 1699 г. // Старообрядчество в России (XVII-XVIII вв.). М. 1994. С. 197.

 

10 Там же С. 200.

 

11 Юхименко Е.М. Выговская старообрядческая пустынь. С. 289-293

 

12 РГБ Собр. Егорова. N425., Л. 170.

 

13 ОР РНБ Q1, 1065, "Сборник правил для Выговских общежительств". Л. 38, 70.

 

14 ОР РНБ Q1, 1065, Л. 83 об.

 

15 ОР РНБ. Собр. Вяземского. Q2. л. 34 об.

 

16 ОР РНБ. Собр. Вяземского. Q2. л. 36 об.-37.

 

17 ОР РНБ. Собр. Вяземского. Q2. л. 34.

 

18 Есипов Г.В. Раскольничьи дела XVIII столетия. С. 446-447.

 

 

Расков Д.Е., доцент кафедры экономической теории Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат экономических наук

 

Проблемы современной экономики, № 2(6)

Категория: Предпринимательство | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-12)
Просмотров: 2588

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz