Книжница Самарского староверия Суббота, 2020-Апр-04, 00:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [8]
Певческие традиции поповцев [4]
Певческие традиции беспоповцев [3]

Главная » Статьи » Знаменное пение » Общие вопросы

Полозова И.В. Современная певческая культура старообрядцев г.Вольска

В истории отечественной культуры Нового времени старообрядчество всегда ассоциировалось с процессами сохранения традиций «древлего благочестия». В контексте социально-мировоззренческой системы XVII - XX вв. оно сформировалось как уникальное, сознательно обращенное к прошлому явление. Это позволило старообрядцам и до настоящего времени донести релевантные признаки русской средневековой литургической культуры. Старообрядчество как носитель богатейшей историко-культурной традиции за длительный период своего существования создало крупные центры, сосредоточившие ценные памятники догматического, рукописного, иконографического и певческого искусства. Среди них наиболее влиятельными на территории современной Саратовской области в XIX в. можно назвать знаменитые монастыри на Иргизе, Черемшане близ г. Хвалынска и др. Кроме того, старообрядчество в Саратовской области имело практически повсеместное распространение, поэтому со времен раскола и в городах области и в их окрестностях проживало много старообрядческих семей и функционировало большое число молелен разных согласий.

Каково же современное состояние старообрядчества, в том числе и в провинции Поволжья? Исследование старообрядчества саратовской региональной традиции при поддержке РГНФ (грант № 01-04-25003а/В) показало, что на настоящем этапе далеко не во всех крупных населенных пунктах данного региона сохранились старообрядческие приходы и моленные разных толков и согласий.

Одним их крупных центров старообрядчества в Саратовской области является г. Вольск. Следует оговорить, что со времен своего зарождения Вольск (а первоначально дер. Малыковка) был обильно заселен старообрядцами различных конфессий. Так, во второй половине XIX столетия здесь имели свои моленные дома старообрядцы белокриницкого, беглопоповского, поморского, спасовского, федосеевского и др. согласий. Кроме того, в сер. XIX в. в Вольске был открыт единоверческий приход (3, с. 451).

В настоящее время в Вольске функционирует один старообрядческий храм (беглопоповского согласия) и четыре моленных (поморского, федосеевского, спасовского и московского[1]согласий). Численность вышеуказанных общин различна, но прихожан, постоянно участвующих в воскресных богослужениях, немного – до 15 человек (за исключением беглопоповского прихода, где на воскресных богослужениях собирается более 30 прихожан). Однако на больших церковных праздниках обычно присутствует значительное число верующих. По составу большинство беспоповских общин однородно: практически везде среди прихожан преобладают женщины пенсионного возраста, которые ведут богослужение и совершают необходимые требы. Они же выполняют функции наставников или «стариков» (по выражению старообрядцев спасова согласия). Такая структура характерна только для тех приходов, в которых либо отсутствует институт священства, либо нет руководителей-мужчин, что на настоящий момент является довольно стабильным признаком, особенно для малочисленных общин.

Все перечисленные общины имеют свою историю, традиции, по-разному адаптированы к другим старообрядческим конфессиям и социальным институтам. Но их объединяет стремление неизменно следовать традициям, завещанными предками. Поэтому богослужебный обряд в данных общинах имеет явно выраженную архетипическую основу. В литургической практике старообрядцев всех согласий реализуются важнейшие признаки богослужебного обряда и его составной части – богослужебного пения.

В понимании роли богослужебного пения староверы всегда акцентируют его функциональную дополнительность, подчиненность молитвенному деланию. В этом проявляется средневековая трактовка роли богослужебного пения. «Господь, – пишет св. Иоанн Златоуст, – соединил с пророчествами мелодию для того, чтобы все, увлекаясь плавным течением стихов с совершенным усердием возглашали священные песнопения» (цит. по 2, с. 19). По представлению носителей традиции, «без молитвенного чтения пения нет». В данном выражении ясно выявлена синкретичность богослужебного пения и обряда.

Все старообрядческие общины стремятся охватить полный круг суточных богослужений. Однако в силу различных причин почти везде службы проходят исключительно в воскресные дни и по большим праздникам, а также проводятся отправления треб по усопшим. Полный круг всенощного богослужения совершается только в беглопоповской общине Вольска, так как Церковь св. Петра и Павла является единственным полноценным храмом беглопоповского согласия в регионе. Здесь отправляются все положенные разделы всенощной: малая и великая вечерня, павечерница, утреня, полунощница, часы и Литургия.

Во всех рассматриваемых общинах клирос состоит из обученных и опытных певчих. Однако только в беглопоповском храме сохранена практика антифонного исполнения стихир и др. певческих жанров, в остальных общинах в наличии один клирос. Основную группу певчих составляют женщины, в беглопоповском пении принимают участие также мужчины и дети. На данный момент приходится констатировать, что во многих общинах утрачено знание крюковой нотации. Старообрядцы признают, что еще несколько десятилетий тому назад в каждой общине были опытные и грамотные головщики и певчие, которые знали не только гласовые попевки, но разные виды роспевов, а также пели по крюкам. Теперь только в беглопоповской общине о. Александр и головщица владеют крюковой нотацией.

Стилистика песнопений во всех общинах однородна и не зависит ни от уровня грамотности и обученности знаменному пению клирошан, ни от типа исполняемых песнопений, так как знаменному пению свойственны определенные типологические качества: стилевая однородность словаря попевок, преобладание поступенного движения в пределах достаточно узкого диапазона (терции или кварты), вариантное обновление попевок. Эти же параметры присутствуют и в современном пении старообрядцев. Мелодический контур песнопения развивается путем вариантного соединения гласовых попевок, их беспрерывное сцепление создает ощущение бесконечного пребывания в одном эмоциональном состоянии и лишает песнопения дискретности и контраста. Мелодический остов песнопения, как правило, не имеет ярко выраженной интонационной характерности, основываясь на каноническом принципе подобия, поэтому многие песнопения объединяются в группы по напевам (стихирные, тропарные и т. п.). Стилистика знаменных песнопений предполагает поступенное интонационное развитие в небольшом диапазоне по принципу «волны» с многочисленными опеваниями опорного тона (скачки на кварту встречаются довольно редко), повторениями и варьированиями попевок.

Только в исключительных случаях исполнение некоторых песнопений носит иной характер, что обусловлено его особой ролью в обряде, а также семантикой. Например, на службе спасовцев стихиры Пасхи звучат более торжественно, четко, с явно мажорным оттенком (большой лад), в широком диапазоне (октава). Здесь используется особенный напев, нигде ранее на службе не звучавший. Это можно объяснить исключительностью праздника Пасхи в годовом круге богослужений.

При всей стилистической общности песнопений, исполняемых в разных общинах, можно обнаружить и некоторые локальные признаки. Для каждой общины характерен свой темп, диапазон, регистр, динамика и др. исполнительские характеристики, которые незначительно отличаются от некоего общего уровня. Кроме того, в мелодике песнопений, исполняемых в разных общинах, заметны свои интонационные особенности. Как правило, мелодическая основа песнопений, опирающаяся на систему осмогласия или принцип подобия напевов, сохраняется практически неизменно. При этом наиболее индивидуальными для каждой общины являются начальные и конечные попевки песнопений или его разделов. Все песнопения имеют свой «зачин» – интервальный скачок, приводящий к тону псалмодирования (на терцию у спасовцев и поморцев, на терцию, кварту или секунду в практике беглопоповцев). Конечные попевки также имеют свою характерность в разных общинах: у беглопоповцев часто роспев предпоследнего слога текста завершается на той же высоте, что и конечный тон; исполнению спасовцев присуще нисходящее поступенное движение на терцию или опевание конечного тона, для поморцев типично использование нижнего вспомогательных звуков перед конечным тоном. В подобном преобладании различных вариантов начальных и конечных попевок очевидно влияние традиции пения «по напевке», которой исполняются большинство песнопений.

В богослужебном пении старообрядцев данных общин сохраняется практика многороспевности. Несмотря на то, что носители традиции почти всегда не могут указать на тип исполняемого роспева, они различают роспевы предназначенные для рядовых и праздничных служб. К сожалению, за последнее время спектр роспевов значительно сузился и в обиходе, помимо самогласных роспевов, сохранился лишь демественный и болгарский. Большинство песнопений поется «по напевке», которая является отличительным признаком певческой культуры каждой общины, на что указывают сами носители традиции.

В старообрядческой практике сохранилась традиция выразительного псалмодирования настоятеля, наставника, уставщика или головщика. Этот тип литургического произношения текста встречается во время богослужения не часто. Однако те образцы, которыми мы владеем, свидетельствуют о мелодическом богатстве и выразительности возглашений. Для них характерны и широкий диапазон, и своеобразные небольшие роспевы.

В связи с устной традицией передачи песнопений, большинству из них свойственна силлабическая организация, хотя есть ряд текстов, роспеваемых мелизматическим типом. Силлабо-невматическим типом, как правило, роспеваются псалмы, стихиры, тропари, прокимны, ирмосы канона, задостойники, малое славословие и т. д. Небольшие роспевы здесь приходятся только на акцентные, начальные и заключительные слоги строки. В спасовой и поморской общинах применяется только силлабический тип пения. Однако для исполнения некоторых жанров свойственны краткие роспевы на акцентные слоги текста. Причем, подобные роспевы  встречаются довольно редко, так как стилистике их пения характерна строгая силлабика.

Мелизматические роспевы, как правило, образуются путем многократного варьирования и повторения одной или нескольких попевок, лежащих в основе песнопения и изложенных в небольшом диапазоне (обычно в пределах терции – кварты). Такое интонационное наполнение имеет, например, протяженный роспев на слова «Господи помилуй» и «Аминь» на Литургии беглопоповцев перед исполнением «Херувимской», песнопения «Милость мир» и «Тебе Господи» после молитвы «Отче наш».

В певческой практике вольских старообрядцев сохраняется осмогласное пение. При этом в каждой общине проявляется специфика его использования. В беглопоповской общине гласовую систему знают хорошо. В приходе спасовцев осмогласие используется, но верующие не владеют всем комплексом ладово-интонационной характерности каждого гласа. В поморской общине гласовая система как детерминанта ладово-интонационной характерности из обихода исключается. Зная только о существовании системы осмогласия, прихожане не связывают ее с интонационными моделями. Таким образом, система осмогласия практически используется во всех общинах, хотя глубина ее осмысления весьма различна.

Из двух типов певческого произношения литургического текста в исследуемом регионе все старообрядцы придерживаются истинноречного. Они также признают правильность и раздельноречного произношения, но, по их словам, истинноречное более естественное и привычное, а следовательно, и легко запоминается. Поэтому признаки раздельноречного произношения в этих общинах встречаются исключительно редко. Использование «аненаек» также не является широко распространенным. Они присутствуют только в пении беглопоповцев при исполнении 103 псалма.

Литургическое пение старообрядцев Вольска традиционно монодично. Элементы многоголосия встречаются в исключительных случаях, спонтанно, неосознанно для самих молящихся.

Таким образом, можно говорить о продолжении и развитии традиций средневекового богослужебного пения в певческой практике вольских старообрядцев. Также следует отметить факт определенных изменений в их пении, что во многом является следствием социально-исторических условий, в которых функционирует жизнь старообрядчества.

ЛИТЕРАТУРА

1. Быстров С.И. Поморское согласие в Саратовском крае со второй половины XVII столетия до 80-х годов XIX в. – Саратов, 1923. – 26 с.

2. Протоирей Вознесенский И. Общедоступные чтения о церковном пении // О церковном пении. Сборник статей. – М.: «Талан», 1997.

3. Соколов Н.С. Раскол в Саратовском крае. Поповщина до 50-х годов настоящего столетия. – Т.1. – Саратов, 1888. – 480 с.

__________________________

[1] «Московское» или «чистое» согласие, по С. И. Быстрову, является производным от поморского. (1, с. 25).

 

Полозова И. В. (Саратов)

Опубликовано: 125 лет Обществу археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Проблема историко-культурного развития Волго-Уральского региона. – Ч. III. - Казань, 2004. – С. 64 – 68.

Категория: Общие вопросы | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-08)
Просмотров: 1614

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz