Книжница Самарского староверия Четверг, 2020-Май-28, 04:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Предпринимательство [17]
Благотворительность, меценатство [6]
Староверы-предприниматели [24]

Главная » Статьи » Предпринимательство, меценатство » Староверы-предприниматели

Селезнев Ф.А. Становление Д. В. Сироткина как предпринимателя

Дмитрий Васильевич Сироткин в начале XX века являлся безусловным лидером нижегородского купечества - как по формальным признакам (поскольку занимал должности городского головы, председателя Съезда судовладельцев Волжского бассейна, председателя Нижегородского биржевого комитета), так и по своей неуемной общественно-политической и деловой активности. Между тем деятельность Сироткина-предпринимателя изучена неудовлетворительно. Достаточно сказать, что до сих пор основные сведения о пароходном деле Сироткиных краеведы черпают из книги И. А. Шубина, вышедшей более полувека назад. Некоторые же новые публикации о Сироткине способны лишь ввести читателя в заблуждение. Поэтому, чтобы оказать помощь учителям-краеведам, попытаемся: 1) систематизировать основную информацию о становлении Сироткина-предпринимателя; 2) выявить задачи, не решенные биографами Д. В. Сироткина; 3) ввести в научный оборот некоторые новые данные о Сироткине-купце.

 

Дмитрий Васильевич Сироткин родился в 1864 году в деревне Остапово Балахнинского уезда Нижегородской губернии, в которой издавна жили старообрядцы-беглопоповцы, во второй половине XIX века примкнувшие к белокриницкому согласию. Приверженцы этого согласия подчинялись митрополиту, жившему в селе Белая Криница на территории Австро-Венгрии. Поэтому их еще часто называли «австрийцами». В свою очередь «австрийцы» подразделялись на два толка: «окружники» (принявшие «Окружное послание», изданное в 1862 году от имени Духовного совета при архиепископе Московском Антонии) и «неокружники» (отвергнувшие «Окружное послание»).

 

Родители будущего предпринимателя Василий Иванович и Вера Михайловна Сироткины были «австрийцами-окружниками». Они пользовались большим уважением односельчан как усердные ревнители «древлего благочестия». В их доме проходили моления местных старообрядцев. В 1878—1879 годах трудами супругов Сироткиных на их усадебной земле был сооружен старообрядческий храм(1).

 

Особенно большое влияние на сына оказала мать. На склоне лет Дмитрий Васильевич с благодарностью вспоминал: «Моим успехам в судостроении я обязан старообрядчеству, которое вдохнула в меня моя матушка Вера Михайловна, ревностная старообрядка; я удержался от вина, пристрастился к общественной жизни старообрядчества и судопромышленное™, был полезен своей родине...» (2).

 

Дмитрий Васильевич далеко не случайно посвятил свою жизнь «судопромышленности». Ведь он родился в том краю, где мужика кормила не земля, а река. Кто-то из его земляков добывал хлеб насущный бурлачеством, кто-то нанимался в матросы, кто-то становился «судовщиком» — хозяином самодельной деревянной «расшивы» — парусного плоскодонного суденышка.

 

Отец будущего предпринимателя, Василий Сироткин, как раз и принадлежал к числу последних. Зимой он скупал изделия балах-нинских кустарей - деревянные ложки, посуду (так называемый «щепной товар») - и ранней весной сплавлял их на кладнушке (род небольшой расшивы) в безлесные Саратовскую и Астраханскую губернии. Из Саратовской губернии он привозил знаменитую местную горчицу, производившуюся в немецкой колонии Сарепте, а также выде-лывавшуюся здешними немцами-колонистами из тонкой крашеной пряжи легкую клетчатую (или полосатую) ткань «сарпинку»(3).

 

В 60-х годах XIX века наиболее оборотистые судовщики «Побережья» (так тогда называли местность вдоль правого берега Волги, от Пучежа до Балахны) - Лапшины, Колотушкины, Дегтяревы — начали обзаводиться пароходами. Стал пароходчиком и Василий Сироткин. Паровую машину - изношенную, работавшую сначала на кирпичном, а затем на маслобойном заводе, - он купил в Саратове, с трудом переправил оттуда и установил на самодельный деревянный корпус. Так в 1868 году на Волге появился товаро-пассажирский пароход, названный хозяином в память о хлопотах с его постройкой «Многострадальным». Впрочем, это судно сторицей окупило все затраты и посему было переименовано в «Оправданный».

 

После этого, согласно сведениям И. А. Шубина и Д. Н. Смирнова, В. И. Сироткин записался в купцы и переехал в Нижний Новгород (4). Краевед И. А. Макаров в своем очерке о Сироткиных уточняет, что Василий Сироткин «записался в купцы третьей гильдии» (5). Однако третью гильдию ликвидировали еще в 1863 году, так что состоять в ней В. И. Сироткин не мог. Таким образом, биографам Сироткиных еще предстоит разобраться в этом вопросе.

 

Отметим, что в списке купцов Нижнего Новгорода за 1880 год Сироткины не значатся (6), а по архивным документам 1874 года В. И. Сироткин проходит как балахнинский купец, жительствующий «в деревне Астапово Балахнинского уезда в своем доме»(7). Документы свидетельствуют о попытке Василия Сироткина перенести свое дело в губернский центр и «с наступлением навигации 1874 г. открыть пассажирское пароходное движение на р. Волге» (8). Для этого Василий Иванович обратился в Нижегородскую городскую управу с просьбой разрешить ему участвовать в торгах за право взять в аренду городское место на берегу Волги для устройства пристани. Правда, тогда Сироткин не смог добиться своего - его цену перебил барон И. А. Штакельберг (управляющий нижегородской конторой крупной пароходной компании «Самолет») (9). Но затем В. И. Сироткин все-таки стал нижегородским пароходчиком и начал осуществлять грузо-пассажирские перевозки от Нижнего Новгорода до Казани и Рыбинска. Когда и как это произошло - историкам еще предстоит уточнить.

 

По данным И. А. Шубина, в это время у Василия Ивановича имелись уже два парохода. К первенцу, «Оправданному», он прикупил еще судно «Воля», 1862 года постройки. На этом корабле и началась карьера его среднего сына Дмитрия. Д. Н. Смирнов утверждает, что впервые на борту «Воли» Дмитрий Сироткин появился в 1885 году в возрасте 14 лет и сначала работал кочегаром (10). Однако в 1885 году Дмитрию Васильевичу уже перевалило за двадцать, и, конечно, он должен был оказаться на судне гораздо раньше - еще в 1870-х годах, как это следует из труда И. А. Шубина. По сведениям летописца волжского судоходства, Дмитрий Сироткин поднялся на борт «Воли» после окончания начальной школы. Во время поездок с отцом он выполнял самые разнообразные работы, «вплоть до обязанностей поваренка», а в 25 лет уже «ходил командиром»(11).

 

К этому времени Дмитрий Васильевич успел жениться на дочери казанского купца-пароходчика К. С. Четвергова Марии. По воспоминаниям И. А. Шубина, Мария Кузьминична «была скромным человеком», «по образованию более культурной». Она «не была красавицей», зато отличалась «хозяйственностью» и «домовитостью» (12). Увы, их брак долго омрачало отсутствие детей. Для Дмитрия Васильевича это было большим горем. Он очень любил ребятишек. На всех праздниках он одаривал детей лакомствами и «болел, что нет своих»(13). Ребенок (сын Константин) родился более чем двадцать лет спустя после свадьбы — 5 марта 1916 года (14).

 

Сведения о Константине Дмитриевиче и другие интереснейшие данные о роде Сироткиных, в том числе югославском периоде их жизни, привели в своей публикации исследователи Алексей Арсеньев из Югославии и Владимир Нехотин из Москвы. Они же указали год заключения брака между Дмитрием Васильевичем Сироткиным и Марией Четверговой. По их данным, это произошло в 1890 году.

До этого биографам Сироткина не было известно, когда сыграли эту свадьбу и в каком году Дмитрий отделился от отца и перешел на службу к тестю. По мнению И. А. Шубина, это произошло после того, как в 1880-х годах дела семейной фирмы стали ухудшаться. Глава семьи никак не мог оправиться после трагической смерти старшего сына Викула в 1873 году. «Катастрофа тяжело поразила старика Сироткина, - писал И. А. Шубин, - и, может быть, в связи с этим дела его пошатнулись, в 1882 г. он уже не мог оплатить заказанного на Сормовском заводе нового парохода «Граф Игнатьев» и вынужден был тотчас по выпуске судна с завода сдать его в аренду о-ву «Дружина», уплачивая долг заводу арендными суммами. Видя начавшееся разрушение хозяйства, Д. В. Сироткин, достигший к тому времени 25 лет... выделился от отца и перешел на службу к своему тестю»(15).  Красочные подробности раздела (не ссылаясь на источники) приводит И. А. Макаров. По его словам, Дмитрий «так ловко разделился с отцом, что практически все остатки семейных капиталов перетекли в его карман. До конца дней своих  старик Сироткин почем зря костил разбойника-сына, беззастенчиво ограбившего собственного отца» (16). Однако даже если допустить, что Дмитрий Сироткин захотел взять на свою душу такой грех, трудно представить, как он мог на практике «так ловко разделиться», чтобы «ограбить» родного батюшку. Ведь без согласия главы семьи, при всей «ловкости» Дмитрия, раздел состояться не мог.

 

Конечно, события развивались совсем по-другому. Как именно - сообщает Д. Н. Смирнов: «В 1893 году финансовое положение В. И. Сироткина пошатнулось настолько, что ему грозило банкротство и продажа с молотка его четырех буксирных пароходов. Чтобы спасти хоть какую-то часть состояния, отец и сын пошли на обычную по тем временам сделку. Перед конкурсом пароходная фирма В. И. Сироткина выдала «третьему лицу» на несколько десятков тысяч рублей «бронзовые», то есть бестоварные векселя. При распродаже имущества - пароходов и барж - учли «долг» пароходства этому «третьему лицу», которое и получило «в счет уплаты долга» два парохода. И лишь позднее выяснилось, что «третье лицо» - не кто иной, как сын обанкротившегося пароходчика - Дмитрий Сироткин»(17).

 

Итак, переход семейных капиталов от отца к сыну был единственным способом сохранить хотя бы часть имущества фирмы. Естественно, все состоялось по обоюдному соглашению. Так что у Василия Ивановича не было никаких причин «костить разбойника-сына». После банкротства Сироткин-старший отошел от дел. На основании сообщения, промелькнувшего в журнале «Старообрядцы», мы склонны предположить, что он вернулся в родное Остапово и стал священником старообрядческого храма, построенного им самим на его усадебной земле (18). А его сын в 1894 году с помощью тестя основал собственное дело (во всяком случае, в 1894 году оно уже существовало).

 

К. С. Четвергов дал зятю деньги в долг. Кроме того, Четверговы предоставили Дмитрию в аренду свой старый пароход «Заря»(19). У Д. В. Сироткина имелся и собственный пароход — «Забияка» (20). К нему в 1895 году прибавился буксир «Воля» - с железным корпусом и мощной машиной. Машина была собрана по чертежам знаменитого волжского конструктора В. И. Калашникова на московском заводе Бромлей. Сам же пароход сошел со стапелей завода Калашникова на Моховых горах.

 

Кроме пароходов, у Д. В. Сироткина имелись баржи. Они использовались хозяином в основном для перевозки нефтепродуктов. Нефть получила широкое применение в русской промышленности в конце 80-х годов XIX века. Она добывалась преимущественно в Баку и доставлялась в центр России по Каспийскому морю и Волге. Нефтяные перевозки в 1890-х годах стали весьма выгодным видом предпринимательства, и Дмитрий Васильевич сразу же сделал их главным полем деятельности своего предприятия.

 

Как показывает анализ кассовой книги конторы Д. В. Сироткина за 1894—1895 годы, основной доход фирма имела за счет продажи «нефтяных остатков» («нефтяные остатки» получались после отгонки керосина и использовались при производстве смазочных масел, а также в качестве топлива).

Нефтепродукты поставлялись Сироткиным на Варинские техно-химические заводы И. Н. Тер-Акопова, станцию «Нижний Новгород» Московско-Казанской железной дороги, а также отдельным предпринимателям (М. А. Дегтяреву, М. П. Лапшину). А покупал нефтепродукты Д. В. Сироткин у знаменитой фирмы «Г. А. Поляк и сыновья» (21).

 

Кассовая книга Сироткина позволяет не только представить размеры дела Дмитрия Васильевича, но и охарактеризовать самого предпринимателя как личность. Отметим, например, что в кассовую книгу записывались даже самые мелкие расходы молодого купца, в том числе на подарки жене, на извозчика и даже на чаевые. Этой скрупулезной точностью Сироткин сильно отличался от другого знаменитого нижегородского купца - Н. А. Бугрова, который практически не вел никакой бухгалтерии и щедро делился своими богатствами с другими.

 

Бугров уважал, но не любил Сироткина, называя его «американцем» (22). Дмитрий Васильевич действительно работал в «американском темпе». Его день был в буквальном смысле расписан по минутам (23). Он стремился идти в ногу со временем - в его конторе стояла модная кожаная мебель, на стенах висели карты. Он следил за всеми техническими новинками, постоянно повышал свой культурный уровень. Кассовая книга 1894-1895 годов подтверждает сообщение И.А. Шубина о том, что в это время «молодой предприниматель усиленно занялся самообразованием» (24). Среди его покупок значатся книги и Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (25).

 

Дела у хваткого молодого купца шли бойко, благосостояние повышалось. В 1895 году Дмитрий Васильевич приобрел лошадь и выезд (26), в 1896 году начал перестройку своей усадьбы на Ильинской улице. Прежние постройки, выходившие фасадом на Ильинку, были сломаны, а в глубине участка возвели деревянный двухэтажный флигель в стиле «модерн», каменные одноэтажные службы и деревянную одноэтажную прачечную (27).

 

Повысился и социальный статус тридцатилетнего предпринимателя. В 1897 году его избрали гласным Городской думы и членом нескольких думских комиссий. В 1898 году Городская дума направила его в качестве представителя Нижнего Новгорода на Съезд русских деятелей по водным путям.

 

В том же году (по данным Д. Н. Смирнова) Д. В. Сироткин значительно расширил масштабы своего предприятия, приобретя нефтетранспортное дело С. М.Шибаева («четыре парохода и десяток барж»). И. А. Шубин также пишет о шибаевских четырех буксирах и 15 деревянных баржах. Однако он не называет точную дату приобретения Сироткиным этой флотилии, указывая в одном месте, что это произошло «вскоре» после 1895 года (28). Исходя из истории шибаевской фирмы, дата, указанная Д. Н. Смирновым (1898 год), вполне заслуживает доверия.

 

История же шибаевского дела вкратце такова. В 1857 году старообрядец белокриницкого согласия Сидор Мартынович Шибаев основал текстильную фабрику близ Богородска Московской губернии. Раньше он служил на мануфактуре старообрядцев Морозовых и собственное дело начал с помощью Ивана Саввича Морозова. В 1878 году С. М. Шибаев посетил Баку и основал там небольшое предприятие по производству серной кислоты. Затем он приобрел несколько нефтеносных участков и открыл нефтеперерабатывающий завод. В 1884 году предприимчивый старообрядец учредил Товарищество производства русских минеральных масел и других химических продуктов «С. М. Шибаев и К0» с капиталом в 1,5 миллиона рублей. После смерти С. М. Шибаева в 1888 году фирму наследовала его вдова Евдокия Викуловна Шибаева (не дочь ли Викула Морозова?). Она управляла компанией до своей смерти в 1899 году, а затем дело перешло к ее сыновьям.

 

Конец 1890-х годов для фирмы Шибаевых был бурным. В сентябре 1897 года 2500 из 3500 акций Товарищества были проданы голландскому нефтепромышленному обществу во главе с банкирскими фирмами «Laboushere Oyens & С0» и «Н. Oyens & Ills». Последние, в свою очередь, в феврале 1898 года переуступили шибаевское дело английскому нефтяному обществу «The Shibaieff Petroleum Company» с основным капиталом в 750 тысяч фунтов стерлингов. Директорами новой компании стали Ф. Лейн, лорд Вен-лок и Гриннель Мельк29. Возможно, в условиях надвигавшегося экономического кризиса и роста конкуренции среди речных перевозчиков (что вело к понижению фрахта и низкой рентабельности перевозок) они и решили избавиться от нефтетранспортной флотилии.

 

Правда, Д. Н. Смирнов говорит о крахе фирмы Шибаевых, о том, что ее имущество чуть ли не продавалось с торгов и им «мог завладеть каждый, кто мог внести в погашение срочных платежей полтораста тысяч рублей» (30). Но, конечно, это значительное преувеличение. Шибаевское дело было многоотраслевым (нефть, текстиль) и просуществовало до 1917 года. Нефтетранс-портная флотилия являлась лишь небольшой его частью. Обстоятельства ее покупки Д. В. Сироткиным требуют дальнейшего изучения. В этой связи интересны сведения Д. Н. Смирнова о том, что льготный трехгодичный кредит на приобретение шибаевской флотилии нижегородскому купцу предоставили знаменитые братья Рябушинские (31). По нашему мнению, эта информация заслуживает доверия. На рубеже XIX—XX веков текстильная фирма Рябушинских являлась одновременно и одним из ведущих банковских учреждений Москвы (32). Кроме того, Рябушинские и Сироткин принадлежали к одному старообрядческому согласию («австрийцы-окружники»), а известно, что купцы-старообрядцы охотно оказывали помощь своим единоверцам.

 

В дальнейшем Д. В. Сироткин постоянно поддерживал тесные связи (личные, деловые, политические) с братьями-банкирами, и прежде всего с Павлом Павловичем Рябушинским. Они вместе руководили всероссийскими съездами старообрядцев. В 1906 году П. П. Рябушинский стал заместителем Д. В. Си-роткина, являвшегося председателем Совета старообрядческих съездов. В 1912 году Дмитрий Васильевич вместе с ближайшими сподвижниками братьев-банкиров вошел в совет организованного ими Московского банка (33). С приобретением шибаевского дела фирма Сироткина стала одним из крупнейших на Волге нефтетранспортных предприятий. 26 апреля 1907 года на ее базе было образовано паевое «Торгово-промышленное и пароходное товарищество Дмитрия Васильевича Сироткина в Нижнем Новгороде» с капиталом в 1,5 миллиона рублей, разделенным на 1500 паев по 1000 рублей каждый. Оно располагало 15 пароходами (в их числе «Свобода», «Равенство», «Братство», «Труд», «Мужичек») и 65 деревянными и железными нефтеналивными баржами (34). Названия пароходов красноречиво свидетельствуют о том, что по своим политическим взглядам Сироткин был либералом. Более того, он поддерживал связь и с революционерами. Посредником между ними являлся А. М. Горький, с которым нижегородского купца связывала долголетняя дружба. Совместно с известным писателем Дмитрий Васильевич в своем доме открыл чайную для босяков (знаменитые в Нижнем Новгороде «Столбы»), где, с ведома хозяина, левая интеллигенция вела антиправительственную пропаганду.

 

Нижегородское охранное отделение установило наблюдение за неблагонадежным предпринимателем и выяснило, что на его имя из-за границы неоднократно высылалась нелегальная литература (35). Она предназначалась, в том числе, для пропаганды среди рабочих самого Сироткина. Например, на баржах у него были составлены библиотечки, в которых в изобилии имелись революционные брошюры (36).  Вообще отношения между Дмитрием Васильевичем и его работниками нельзя назвать обычными. Ко многим из них Сироткин обращался на «Вы» и держался с ними «с большим почтением» (37). Но прославила его не только вежливость - Дмитрий Васильевич первым на Волге организовал страхование матросов от несчастных случаев. Кроме того, его рабочие получали хорошее жалование - больше, чем на других судах. Увеличение жалования достигалось за счет сокращения числа работников. По добровольному соглашению с хозяином оставшиеся рабочие за денежную надбавку выполняли дополнительные обязанности. Бывали случаи, когда огромные нефтеналивные баржи обслуживались не восемью матросами, как этого требовала обычная практика, а четырьмя (38). Тех, кто не справлялся, увольняли или штрафовали. Применяя систему штрафов и жестко поддерживая трудовую дисциплину, Сироткин в то же время не досаждал людям мелочной опекой, не мешал им проявлять инициативу. Он умел подбирать работников, выдвигать их, срабатываться с ними (39). По мнению И. А. Шубина, именно это было главным секретом постоянных успехов Дмитрия Васильевича.

 

Удачливость молодого купца поражала воображение современников. На бирже его звали «счастливым человеком». Его старались пригласить на зачин любого дела, поскольку считалось, что одно присутствие Сироткина «принесет счастье».

На бирже он имел безусловный авторитет и в 1907 году был избран председателем Нижегородского биржевого комитета -представительной организации местной буржуазии. Таким образом, нижегородское купечество официально признало Дмитрия Васильевича своим лидером.

 

Сироткин действительно являлся прирожденным вожаком. Крутолобый, плотный, неулыбчивый, он всем своим обликом излучал внутреннюю силу. Когда он горделиво шел по набережной, опираясь на каблук, с высоко поднятой головой, сразу было видно, что идет настоящий хозяин Волги. Как и подобает лидеру, он смело брался за новые начинания, реализуя, казалось бы, фантастические проекты. Одним из них стало открытие пароходного сообщения (впервые в истории!) по... Аральскому морю.

 

В декабре 1907 года Д. В. Сироткин и его земляк-старообрядец, пароходчик М. П. Лапшин послали экспедицию в Чарджоу для исследования судоходства по Аральскому морю и Амударье. Путешествие оказалось удачным, и в 1908 году Сироткин и Лапшин отправили из Нижнего Новгорода на Аральское море в разобранном виде пароход и лес для постройки деревянных барж и баркасов. Так возникло официально учрежденное в 1909 году акционерное общество пароходства и торговли «Хива» с основным капиталом в 300 тысяч рублей, председателем правления которого стал Д. В. Сироткин, директором-распорядителем - М. П. Лапшин, заместителем председателя - СМ. Бу-зин, директором - Ф. П. Облаев. «Хива» расчистила проходы в устье Амударьи, удалила камышовые заросли и открыла судоходство от станции «Аральское море» Ташкентской железной дороги через Аральское море до устья Амударьи и по Амударье до Чарджоу (40). Тем самым Хивинское ханство впервые получило регулярное транспортное сообщение с остальной империей. Была также установлена связь между Среднеазиатской и Ташкентской железными дорогами.

 

Сироткин являлся новатором и в технической сфере. Уже в конце 90-х годов XIX века он, как писал И. А. Шубин, «на удивление всей Волге построил несколько деревянных баржей новой конструкции». «Сироткин нашел, что наиболее совершенным типом волжского судна, идеально приспособленным к самобытным условиям плавания по великой реке, были старые расшивы (плоскодонные суда, легко проходившие мели и перекаты.- Ф. С), детальные формы которых, в увлечении судовыми типами парового периода, были уже утеряны волжскими судостроителями. Добившись после долгого труда восстановления этих форм и дополнив их тем, что дала судостроительная наука и практика позднейшего времени, Сироткин сконструировал тип новой баржи, который до настоящего времени остается непревзойденным по своим судоходным достоинствам» (41).

 

Уже первые деревянные баржи-«новинки» Сироткина поражали воображение современников своими невиданными размерами. Но и им было далеко до грандиозной железной «Марфы-Посадницы», которая была изготовлена в 1907 году и произвела в баржевом судостроении настоящий переворот. И. А. Шубин утверждал, что «Марфа-Посадница» строилась (на заводе Шорина в Гороховце) «по чертежам Сироткина» (42). Естественно, он имел в виду, что «счастливому Митрию» принадлежал «принципиальный», «подготовительный» чертеж. Заводские чертежи, разумеется, делал профессионал. Поскольку «Марфа-Посадница» создавалась для перевозки нефтепродуктов, Дмитрий Васильевич заказал техническое воплощение своих идей лучшему специалисту по нефтеобо-рудованию, гениальному русскому инженеру Владимиру Григорьевичу Шухову (автору целого ряда проектов нефтепроводов, нефтехранилищ, установок для термического крекинга нефти и знаменитой башни) (43).

 

Постройку «Марфы-Посадницы» Сироткин считал одним из важнейших событий своей жизни. Незадолго до кончины он с гордостью вспоминал (в письме к старообрядческому архиерею, владыке Иринарху), что «в 1907 г. построил ... необыкновенную в то время баржу - танк - наливное судно, грузоподъемностью более полмиллиона пудов, дававшей экономии в эксплуатации от 50 до 100%» (44).

 

Спуском на воду «Марфы-Посадницы» завершилось становление Сироткина-предпринимателя. После 1907 года он стал общепризнанным лидером волжских пароходчиков, одним из крупнейших нефтяных дельцов, близким партнером знаменитых Нобелей. Но это уже тема отдельного рассказа.

 

Примечания

 

1          Остаповский  старообрядческий приход//Старообрядец.- 1907. - № 5. -С. 562-563.

2          Дмитрий Сироткин. Письма в Россию/Публ. А. Арсеньева и В. Нехотина//Нижний Новгород. - 1998.- № 10. - С. 212.

3          Шубин, И. А. Волга и волжское судоходство. М., 1927. — С. 610; Смирнов, Д. Н. Очерки жизни и быта нижегородцев в начале XX века: 1900-1916 годы. - Н. Новгород, 2001. С. 30.

4          Шубин, И. А. Указ. соч. - С. 610; Смирнов, Д. Н. Указ. соч. — С. 30.

5          Макаров, И. А. Пароходовладельцы Сироткины//Каждый род знаменит и славен: Из истории нижегородского предпринимательства XVII - нач.XX вв. - Н. Новгород, 1999. - С. 203.

6          ГУ ЦАНО. Ф. 30. Оп. 356. Д. 32.

7          ГУ ЦАНО. Ф. 30. Оп. 35. Д. 865.Л. 2 об.

8          ГУ ЦАНО. Ф. 30. Оп. 35. Д. 865.Л. 1.

9          Там же. Л. 23—25 об.

10        Смирнов, Д. Н. Указ. соч. — С. 30.

11        Шубин, И. А, Указ. соч. - С. 610,

12        Беседы с Шубиным и Вишневским. Шубин, И. А.//Отдел рукописей Нижегородского государственного литературного музея А. М. Горького (далее - ОР НГЛМГ). ГМГ. К 10202.

13        Там же.

14        Дмитрий   Сироткин.   Письма в Россию... - С. 213.

15        Шубин, И. А. Указ. соч. - С. 611.

16        Макаров, И. А. Указ. соч.- С. 203.

17        Смирнов, Д. Н. Указ. соч. - С. 30.

18        Старообрядцы. - 1908. - № 4-6. -С. 508.

19        ГУ ЦАНО. Ф. 498. Оп. 321. Д. 1.Л. 44, 57.

20        Там же. Л. 28.

21        ГУ ЦАНО. Ф. 498. Оп. 321. Д. 1.Л. 4, 39, 41, 42,44, 49, 54.

22        Муратов,   И.   Л/.//ОР  НГЛМГ.К 10202.

23        Беседы с Шубиным и Вишневским. Шубин, И. А. ...

24        Шубин, И. А. Указ. соч. С. 611.

25        ГУ ЦАНО. Ф. 498. Оп. 321. Д. 1.Л. 2, 20.

26        Там же. Л. 51.

27        ГУ ЦАНО. Ф. 30. Оп. 36. Д. 2431а.Л. 1-4.

28        Шубин, И. А. Указ. соч. С. 611, 628,643.

29        Барышников, М. Н. Деловой мир России:   Историко-биографический справочник. СПб., 1998. С. 372; Монополистический капитал в нефтяной промышленности России (1883-1914). Документы   и   материалы.   -   М.-Л.,1961.  С. 665.

30        Смирнов, Д. Н. Указ. соч.  С. 31.

31        Там же. 

32        Петров, Ю. А. Московская буржуазия в начале XX века: предпринимательство и политика. - М., 2002. - С. 145.

33        Петров, Ю. А. Коммерческие банки Москвы. - М., 1998. - С. 182.

34        Шубин, И. А. Указ. соч. С. 648; Смирнов, Д.  Н.  Указ соч.  С.  32;  ГУ ЦАНО. Ф. 498. Оп. 321. Д. 2. Л. 211.

35        ГУ ЦАНО. Ф. 916. Оп. 3. Д. 81.Л. 273.

36        Беседы с Шубиным и Вишневским. Шубин, И. А....

37        Там же.

38        Смирнов, Д. Н. Указ. соч. -С. 33.

39        Беседы с Шубиным и Вишневским. Шубин, И. А....

40        Горяченко,   С. Л.  История рода Лапшиных//Нижегородская старина. -2002. - Вып. 4. - С. 30-31.

41        Шубин, И. А. Указ. соч. - С. 662.

42        Там же.

43        Косарев, И. А. Завод «Теплоход». 75 лет: Очерки истории предприятия. -Горький, 1985. - С. 9.

44        Дмитрий   Сироткин.   Письма в Россию... - С. 211.

 

 

Ф. А. СЕЛЕЗНЕВ, канд. исторических наук, доцент кафедры истории России и краеведения ННГУ им. Н. И. Лобачевского

Категория: Староверы-предприниматели | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-12)
Просмотров: 1520

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz