Книжница Самарского староверия Суббота, 2020-Апр-04, 00:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Предпринимательство [17]
Благотворительность, меценатство [6]
Староверы-предприниматели [24]

Главная » Статьи » Предпринимательство, меценатство » Староверы-предприниматели

История рода Зиминых. Часть 2

Хочется привести слова замечательного человека, Ф.Е.Мельникова, автора многих книг о старообрядчестве: «...наши предки победили злых и до невероятности жестоких врагов старообрядчества своим терпением, страданием, стойкостью в вере, непоколебимой убежденностью в своей правоте, а мы, их потомки, ко всем этим драгоценным качествам должны прибавить еще культурность, разумею ее в здоровом и чистом ее содержании. Это - могучее оружие современности. Именно при помощи этого орудия мы, старообрядцы, не только отвоюем себе свободу, но и сделаемся даже источником и корнем свободы». 

 

Правда, слова эти сказаны были в начале века. Но, думается, они и сейчас актуальны. Пусть эти слова помогут старообрядцам выстоять и в наше трудное время.

 

Два основных фамильных участка - «палисадника», как называли их предки, находятся на восьмом и одиннадцатом участках Преображенского кладбища. А дедушка Никита похоронен в Зуеве, на старом кладбище на берегу реки Клязьмы.

 

Жителям Орехова-Зуева, наверное, небезынтересно это описание старого села Зуево, потому что давно уже отпели там соловьи, а поле ржи теперь молодежь и представить себе не сможет. Старожилы   мне   показывали   то   место, где было старое кладбище.  Мы  стояли  на  берегу Клязьмы, на тропинке среди холмиков. Горожане не смогли (а может быть, не захотели) сберечь этот безценный кусочек земли русской, и жители домов, построенных на месте кладбища, рассказывали, что на их глазах увозили  последние  старообрядческие надгробия - большие,  гранитные, с религиозными надписями на старославянском    языке.     На    этом    старинном кладбище, наверное,  похоронен  и основоположник рода Семен Григорьевич Зимин. Все это снесли. И на костях наших прадедов теперь жилые дома.

 

На Преображенском кладбище первым похоронен Иван Никитич. Гранитные кресты, сделанные с большим мастерством (особенно восхищаюсь работой, когда их отчищаю), венчают наши захоронения и на восьмом, и на одиннадцатом участках. а крестах надпись: «Род Ивана Никитича Зимина».  И  позолота,  как  новенькая,  как будто не прошло сто с лишним лет. Когда-то, в 30-е годы, кому-то приглянулись эти великолепные кресты. Сначала были выковыряны маленькие бронзовые (а может быть, позолоченные) распятия, вделанные в кресты. А затем стали подпиливать сами кресты. На одиннадцатом участке крест спилили под корень. Родные установили на его месте железобетонный крест. Ныне он наполовину разрушен. вот-вот рухнет. А на восьмом участке подпиленный крест по каким-то причинам остался на месте и крепко стоял до 1976 года, когда он, непонятно почему, рухнул и разбился на большие и маленькие куски. Остался один постамент.

 

Попутно можно вспомнить и о том горе, которое постигло мою бабушку. Все в те же 30-е годы все надгробия из белого мрамора на могилах ее отца, Сергея Васильевича Морозова (внука Захара Морозова), матери и всех ее близких были выломаны бульдозером и отправлены на строительство метро. Бабушка до конца своих дней не могла оправиться от того шока, который она испытала при виде открытого котлована вместо дорогих ее сердцу могил. Теперь бабушка покоится у нас, на Преображенском.

 

Потомственный почетный гражданин Иван Никитич Зимин похоронен на одиннадцатом участке. Это был большой труженик, сделавший очень много для мануфактурного производства России,. всеми уважаемый и любимый. Его супруга, Евдокия Савватеевна, пережила его на 39 лет, она скончалась в 1926 году. Ее надгробие, настоящий старообрядческий намогильный камень, находится рядом с ним. Эта замечательная женщина, не очень образованная, не всегда грамотно писавшая, но обладающая природным умом, наравне с сыновьями управляла делами мануфактуры после кончины мужа, была одним из коммерческих директоров «Товарищества». Она славилась своей добротой и щедростью, много помогала жителям Зуева и Дрезны.

 

Мои прадеды, Леонтий и Григорий, хотя   не   всегда   грамотно   писали,   но   мануфактурное    дело    вели    успешно.    Кроме фабрик в Зуеве в 1897 году братьями была основана бумагопрядильная  ткацкая  фабрика    при    станции    Дрезна    Московско-Нижегородской железной дороги,  пущенная на полную мощность в  1899 году. Задумана   и   спроектирована   фабрика   была еще при жизни Ивана Никитича.

По данным Ч.М.Максимовича («Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем»), на 1917 год годовое производство фабрики достигло 13 000 000 рублей при 4500 рабочих. Торговые фирму товарищества расположены были не только в России, но и во многих странах мира.

 

Кроме Леонтия и Григория фабрикой управляла Евдокия Савватеевна, заменившая мужа после его кончины в 1887 году.

 

На смену старшим братьям приходят младшие. На смену отцу приходят сыновья и внуки.

 

После смерти Леонтия Ивановича его место по руководству фабрикой занял старший сын - Николай Леонтьевич.

 

Леонтий Иванович Зимин скончался в 1913 году. На Преображенском красивое надгробие установлено на его могиле. Гранитную глыбу доставили специально для Леонтия Ивановича из Италии. Супруга его, Мария Васильевна, похоронена рядом. Она пережила его на 17 лет. Говорят, что три потрясения ее подкосили. Первое - это когда из Ниццы привезли скончавшегося там Леонтия Ивановича. Второе - гибель ее младшего сына Василия на войне в 1918 году. Третье - когда вооруженные солдаты не пустили ее в собственный дом - экспроприировали недвижимость. После этого разум ее совсем помутился, и она стала быстро впадать в детство. Установка памятника, расходы на погребение и поминовение - все это было предусмотрено Л.И.Зиминым и оформлено завещанием. Завещание это хранится в семье. Из завещания многое можно узнать о жизни и делах, о финансовом положении семьи, о состоянии фабрик Зиминых.

 

«Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Я, нижеподписавшийся потомственный почетный гражданин Леонтий Иванович Зимин, находясь в здравом уме и твердой памяти, заблагорассудил на случай моей кончины сделать об имуществе моем следующие завещательные распоряжения:

 

1) Призывая благословение Господне на детей моих, прошу их убедительно жить в мире, дружбе  и согласии,  почитать и уважать жену мою, а их мать, Марию Васильевну   Зимину,   всегда во  всем  следовать ее советам   и   указаниям и тем почтить память обо мне...

 

3) Назначаю на расходы на погребение мое, постановку памятника на могиле и поминовение в течение ДВАДЦАТИ лет по душе моей и на раздачу за это время бедным и нищим — пятьдесят тысяч рублей»...

 

...Прихожу на наш восьмой участок Преображенского    кладбища,     закрываю    за собой  калитку и оказываюсь    в    тишине наедине    со    своими самыми        близкими людьми.   Мысленно я становлюсь    участником   их  жизни.  Вспоминается много семейных историй. В войне   1914-1918   годов   погиб   младший  брат дедушки, Василий. Было ему двадцать лет. На фотопортрете Василия его рукой написано:   «Велик  был   год  и   страшен   год  по Рожестве   Христовом   1918,   от   начала  же революции - второй. "Белая гвардия"».

 

В голодный 1942 год, вдали от семьи, скончался Александр Леонтьевич. Доброй души человек, он в военные годы сдавал кровь как донор, а продуктовые пайки отдавал соседским детям. Умер от истощения.

 

Дедушка мой, Алексей Леонтьевич Зимин (7.03.1888-23.031966) родился очень слабым, говорят, что его отправили в Зуево к сестрам его бабушки, Кононовым, которые, как и все в Зуеве, были старообрядцами. Были они девицами, всю жизнь проводили в молениях и постах.  Тетушки очень полюбили маленького Алешу и горячо молились за его здравие. Ему было так плохо, что в какой-то момент его даже положили под образа помирать. Но Господь услышал молитвы тетушек и дал дедушке большую жизнь. Хотя, говорят, у него был порок сердца, но настолько скомпенсированный, что я о нем узнала только после кончины дедушки.

 

После окончания Московской практической академии коммерческих наук дедушка был  направлен Товариществом  на стажировку в Америку. В адрес Товарищества были  присланы  благодарственные  письма из  Нью-Орлеана,   из   Нью-Йорка за  хорошую работу дедушки. Письма в семье сохранились.  Специальность  его  - товаровед,  классировщик хлопка -  была очень тонкой и нужной для Зуевской мануфактуры. Он привез с собой образцы  и семена каких-то   редких   сортов   длинноволокнистого   хлопка;   были   сделаны   посевы   на опытной делянке где-то в Туркмении.

 

18 декабря 1906 года состоялось бракосочетание дедушки с Елизаветой Сергеевной Морозовой, правнучкой известного всей России Захара Савича Морозова, основателя Богородско-Глуховской мануфактуры. Бабушка моя - старообрядка Рогожского прихода, дедушка - Преображенского, безпоповского толка, старопоморского согласия.

 

Венчания не было. Получили строго оформленные, с записью всех свидетелей, бумаги. Зимины все были счастливы. И всегда любили бабушку. Папаша Леонтий Иванович Зимин считал за честь иметь такую невестку - красивую, знатную, богатую.

 

В 1910 году родился мой отец, Михаил Алексеевич Зимин. Жизнь семьи была счастлива и безоблачна. В 1922 (или в 1921) году семью дедушки  выгнали   из   дома.   Перед   этим   было  много  визитов   каких-то  разных  людей  с целью что-нибудь экспроприировать. Растаскивали все. Однажды, когда нагрянули очередные   экспроприаторы,   няня    Нюша распихала   бабушкины    кое-какие   драгоценности по карманам своего фартука, за пазуху, - куда успела. Ее не стали обыскивать. Так кое-что удалось спасти. А перед этим дедушку, которого солдаты знали как хорошего честного хозяйственника, заботящегося о них, выбрали командиром. Один из красных командиров предупреждал, что в банках все будут ликвидировать. У бабушки хранилось, кроме денег, много драгоценностей. Этот командир предлагал за небольшой подарок для его дочери из этих ценностей помочь забрать вещи из банка. Но дедушке показалось это чем-то непорядочным, да и не верили они, что в банке может что-то пропасть - настолько это было всегда надежно. Конечно, все пропало.

 

Из дома в Петровском парке вытаскивали все, грабили, глумились. Роскошную библиотеку - книги в кожаных переплетах, с золотым тиснением, с бабушкиными монограммами стащили во двор и устроили костер. И однажды велели срочно освободить дом. Семья дедушки осталась в узкой, как щель, комнатке, 9 кв. м.  А в нашей комнате, отданной папе, 15 кв. м, через несколько лет появились мои братья и сестры, и вся наша семья - 9 человек, из которых семеро детей, - жила в этой комнате до 1952 года.

 

Семья бабушки много горя хлебнула. Был арестован, едва не расстрелян, муж моей крестной, дворянин по происхождению, сразу после рождения моей двоюродной сестры. Расстрел заменили ссылкой. Крестная поехала за ним, а бабушка осталась выхаживать мою двоюродную сестру, слабенькую и болезненную. Была тяжелая болезнь дедушки. Снесли в ТОРГСИН все, что еще можно было продать. Жить было не на что. Папу выгнали из института за его происхождение (институт он закончил уже взрослым). В квартире давно уже поселились чужие люди. Сын Анны Леонтьевны. Глеб, убегал по крыше, которая начиналась ниже наших окон, когда пришли его арестовывать (он был юнкером). Позже было от него известие, что он в Париже. Больше известий не было. То же было и с Ольгой Леонтьевной, Так семья и не узнала о дальнейшей ее судьбе. Анна Леонтьевна скончалась.

 

В квартире не было, конечно, ни газа, ни ванной, одна раковина с краном холодной воды, которым пользовались для всех, самых разных нужд. Готовили на керосинке или тагане, установленном на русской печке. Отапливался дом маленькой котельной в подвале, которая топилась углем. И когда я смотрю сейчас на тот крохотный кусочек земли, отгороженный для стоянки автомашин на месте нашего дома, я никак не могу понять, как на этом пространстве разместилась вся моя жизнь до 16 лет, где были и «маленький», и «большой» дворы , где были друзья и враги, где я впервые пошла, где я училась кататься на велосипеде, где были все дорогие люди. Это был огромный мир! И было это в самом центре Москвы, на самом оживленном участке Садового кольца.

 

Отец был очень талантлив. Умел делать все; что называется, имел золотые руки. Природа одарила его всем, в том числе и прекрасной внешностью Он очень увлекался конструированием, особенно любил паровозостроение. Но он выбрал с юности основным своим делом авиацию, работал авиаконструктором у Н.Н.Поликарпова с самого основания конструкторского отдела под руководством Николая Николаевича Поликарпова. Я уверена, что в выборе профессии отца решающее значение имела талантливость, умение увлечь делом замечательного человека, выдающегося конструктора, а для папы — непререкаемого авторитета - Н.Н.Поликарпова.

 

Когда-то Москва, да и вся Россия, могла гордиться фабриками, домами, поместьями моих предков. На Большой Алексеевской, что ни дом - то дом или Зиминых, или Морозовых. Свернув на Малую Алексеевскую, останавливаюсь возле величественного, ныне, к большой радости, реставрируемого храма Мартина Исповедника. Как раз напротив, наискосок - бывший дом Сергея Ивановича Зимина. Дом помнит хорошие времена.

 

На Гончарной улице дом № 34 принадлежал Александру Ивановичу Зимину.. Дом очень ценится искусствоведами как представитель характерной московской неоклассической постройки. Внутри здания сохранилась художественная лепнина.

 

Большая и мощная династия Зиминых много сделала в деле процветания России. В   брошюре   И.К.Быковского  «Преображенский  приход» (М.,   1907)  перечислены наиболее   именитые   прихожане,   которые собрались   в   храме   на   службу   накануне праздника    Благовещения    в    1907    году, вскоре   после   принятия   Высочайшего манифеста от  17  октября   1905  года, возвестившего восстановление гражданских прав старообрядцев, принятого после двух с половиной   веков   запрета   старообрядчества. Среди именитых прихожан - братья Григорий и Леонтий Ивановичи, Евдокия Савватеевна Зимина.

 

Это и к ним относились сказанные министром финансов И.А.Вышеградским: «Наши христолюбивые старообрядцы-преображенцы в российском торгово-фабричном деле - великая сила; они основали и довели нашу отечественную заводскую промышленность до полнейшего совершенства и цветущего состояния...»

 

«Они являются двигателями, покровителями и хранителями богатейшей в мире русской старины, древней литературы, потомками славных последователей премудрого учения своих знаменитых, славных предков XVII столетия, братьев Андрея и Симеона Денисовых, удививших весь мир своими замечательными и знаменитыми теолого-философскими произведениями. Все вышесказанное есть верная и неоспоримая истина».

 

(По материалам архивов рода Зиминых)

 

Опубликовано в Церковном календаре христиан древлеправославно-кафолического исповедания и благочестия старопоморского

Категория: Староверы-предприниматели | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-11)
Просмотров: 1825

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz