Книжница Самарского староверия Среда, 2017-Окт-18, 04:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [40]
Поповцы [28]
Беспоповцы [35]
Межстарообрядческая полемика [18]
Полемика с новообрядцами [28]
Полемика с иными конфессиями [9]
Староверы и проповедь Старой Веры [6]

Главная » Статьи » Богословские воззрения » Общие вопросы

Быстров С.И. Двоеперстие в памятниках христианского искусства и письменности

Перейдем к XVI веку.

 

Иконографических памятников данного столетия можно указать чрезвычайно много как в частных руках любителей и собирателей старины, так и в специальных хранилищах, в виде икон, церковной утвари и лицевых изображений, помещаемых обычно в различных рукописных сборниках. В интересах краткости мы ограничимся указанием на 2-3 таких памятника. Понятный интерес в этом отношении представляет образ Богородицы «Одигитрии», находящийся в г.   Владимире-Волынском.

 

В стиле письма заметно проглядывает любопытное сочетание «византийского» типа с итальянскою живописью. Лик Богоматери представлен чрезвычайно моложавым, она смотрит выразительно и прямо на молящихся. Младенец в светлой рубашке, поясняет обозреватель иконы проф. Кондаков, подпоясанный, в мантии, мелко траффированной, благословляет тройным перстосложением, а левою рукою придерживает мантию. Икона, должно быть, привезена с юга, из Молдавии, и представляет интерес по аналогии с афонскими типами (76).

 

Аналогичный только что приведенному памятник мы видим в шитой катапетазме царя Ивана Васильевича Грозного, подаренной им в 1556 г. Хиландарскому монастырю на Афоне (77). В центре катапетазмы изображен Христос Спаситель в архиерейском облачении, стоящий между молебно предстоящими Богоматерью и Иоанном Предотечею. Обе руки Христа Спасителя простерты для благословения и имеют двоеперстное сложение. Внизу катапетазмы вышита красивой вязью надпись, в которой говорится, что царь Иван Васильевич, жертвует эту завесу «всвятую гору въ хиландаръ монастырь Сербский... зделана катапетазма сия впреименитомъ граде Москве въ 22-е лето государства его, а въ 9 лето царства его... въ лето 1554 месяца ноября 20». На обратной стороне катапетазмы вышито изображение Богоматери с Превечным Младенцем на руках. Персты правой руки Спасителя сложены тоже в двоеперстие.

 

Со стороны письменности в исследовании истории перстосложения XVI век отличается особенным обилием памятников, преимущественно на Руси. За этот период можно указать таких выдающихся деятелей церковной истории, как преподобный Максим Грек, митрополит Даниил, митрополит Макарий (председатель Стоглавого собора), патриарх Иов и др., которые оставили по себе многочисленные  письменные труды в пользу двоеперстия. Кроме того, мы знаем за этот период целый поместный собор русских иерархов, которые клятвенно подтвердили правильность двоеперстия как единственно истинного перстосложения для крестного знамения и благословения.

 

Остановимся несколько на каждом из этих свидетельств.

 

Начнем с свидетельства преподобного Максима Грека (78).

 

В своих многочисленных сочинениях по различным вопросам церковной жизни преподобный Максим писал и о перстосложении для крестного знамения, выясняя символическое значение двоеперстия. Излагая богословскую мысль о Св. Троице и двух естествах в Исусе Христе, преподобный Максим говорит: «Совокуплением бо триих перстей, сиречь пальца и еже от средняго и малаго тайну исповедуем богоначальных триех ипостасех Отца и Сына и Святаго Духа, единаго Бога трое. Протяжением же дол-гаго и средняго сошедшеся два естества во Христе, сиречь самого Спаса Христа исповедуем, совершенно Бога и совершенно человека в двою существу и естеству веруемаго и познаваемаго» (79).

 

Свидетельство преподобного Максима имеет в данном случае особенное значение как голос ученого грека, который, живя на Афоне, без сомнения, знал способ перстосложения греческой церкви и если считал единственно правильным двоеперстие и писал о нем, как об апостольском предании, то ясно, что оно считалось авторитетным еще в его время как на Афоне, так и в Греции (80).

 

Существует предположение, что будто преподобный Максим считал одинаково правильными как двоеперстие, так и триперстие и поэтому, живя в России, находил правильным и то перстосложение, какое употребляли русские. Утверждение это можно принять лишь как гипотезу, лишенную притом всякого вероятия. Во-первых, нигде не видно, чтобы преп. Максим считал одинаково правильными перстосложения, решительно исключающие друг друга (примем во внимание современное ему постановление Стоглавого собора); а во-вторых, он был достаточно тверд и прямолинеен, чтобы [не] поступаться своим убеждением в угоду кому-либо. Опираясь на действительные факты, не требующие никаких предположений, мы можем решительно утверждать, что преподобный Максим считал за единственно правильное перстосложение - двоеперстие;  учения о другом перстосложении мы не видим в его сочинениях, да едва ли кто и найдет его (81).

 

Современник преподобного Максима Грека, митрополит Даниил (82), тоже оставил по себе немало письменных трудов, преимущественно поучительного характера. Среди своих поучений он касался и перстосложения для крестного знамения, находя единственно правильным двоеперстное перстосложение. По своему времени митрополит Даниил обладал обширными знаниями и начитанностью в священном Писании и, будучи учеником преподобного Иосифа Волоколамского, подражал во всем своему учителю. Его слова и поучения, читанные или говоренные им народу, отличаются обширностью и весьма сильно основаны на священном и святоотеческом Писании (83). В своем четвертом слове, между местами из творений свв. отцов, он излагает учение о двоеперстии,  которое много имеет общего с известным «словом» св. Феодорита (84). «Сице благоволите рукою и креститися, - поучает митрополит Даниил, - три персты равны имети вкупе - большей, да два последнихъ по образу Троическу..., а два перста имети наклонена, а не простерта, а темъ указъ тако: прообразуютъ две естестве Христове - Божество и человечество» (85).

 

В 1551 году в Москве собрался всероссийский собор епископов и всего духовенства, известный в истории под именем «Стоглава» (от слова «сто глав», или вопросов, рассмотренных на этом соборе). В подлиннике записи соборных постановлений значится: «Царские вопросы и соборные ответы о многоразличныхъ церковныхъ чинехъ» (86). На соборе этом, в числе многих вопросов церковной жизни, был рассмотрен вопрос и о перстосложении для крестного знамения и благословения. Св. собор (говорим «святой», потому что на нем присутствовали многие свв. отцы, просиявшие в нетлении) единогласно признал за единственно правильное перстосложение — двоеперстие и оградил его как таковое клятвенным изречением, известным еще греческой церкви: «Аще кто двема персты не благословляетъ, яко же и Христосъ, или не воображаетъ крестнаго знамения, да будетъ проклятъ. Святии отцы рекоша» (87).

 

В данном определении Стоглава выразился голос всей русской иерархии, иначе говоря, всей русской церкви того времени, как соборное и потому обязательное постановление, своего рода закон церкви. «Это соборное постановление о двоеперстии, - говорит проф. Каптерев, - имело вполне обязательную силу, как это видно из наказных списков митрополита Макария, в которых он требует употреблять двоеперстие в крестном знамении»(88).

 

В дальнейшем мы видим, что постановления Стоглавого собора о перстосложении принимались за обязательные всем русским народом, с иерархами во главе, и всюду, где только приходилось касаться этого вопроса, двоеперстие выдвигалось как единственно правильное перстосложение. Во всех учительных книгах, изданных от лица церкви, и посланиях отдельных лиц этого времени и до реформ Никона включительно встречается учение только об этом перстосложении.

 

В патриаршество Иова, в 1589 году, возникло сношение с единоверными грузинами, у которых в это время начались некоторые отклонения от установлений церкви и в том числе в перстосложении для крестного знамения. Стремясь исправить замеченные недостатки, патриарх Иов пишет грузинскому митрополиту обширное послание, в котором, поучая грузин держать правую веру без перемен и отступлений, трактует и о перстосложении для крестного знамения. Грамота, или послание,начиналось так: «Послание святейшаго первопрестольнаго патриарха Иова (89) к грузинскому митрополиту Николе и всему священному собору...».

 

В послании этом между прочими наставлениями патриарх поучает: «А молящися креститися подобаетъ две-ма персты: прежде положити на чело главы своея, таже и на перси. Согбение персту именуется сошествие съ небесе, а стоящий перстъ указуетъ вознесение Господне. А три персты равны держати, исповедуемъ Троицу не раз-дельну, то есть истинное крестное знамение» (90).

 

Послание главы русской церкви к духовному представителю единоверного народа, которому выясняется необходимость совершать крестное знамение двоеперстием, и это последнее выставляется за единственно правильное перстосложение, - все это весьма ясно говорит за то, что двоеперстие в XVI столетии неизменно содержалось всею русскою церковью как перстосложение, унаследованное от благочестивых предков с незапамятного времени.

 

Совершенно одновременное свидетельство о существовании двоеперстия встречается в описании английского посланника Флетчера, который, живя около года в России и внимательно присматриваясь к жизни русских и их религиозным особенностям, изложил потом все виденное им в своем сочинении: «О государстве Русском»(91). Описывая чин коронования и миропомазания русских царей, Флетчер замечает, - что, по прочтении  положенных молитв, «митрополит, архиепископы и епископы благословляют царя двумя первыми пальцами (92).

 

Пребывание Флетчера в России совпало с прибытием греческого патриарха Иеремии, который, уступая просьбам царя и народа, учредил в России патриаршество, возведя в сан первого патриарха, желаемого всеми русскими, - Иова. Наблюдательный англичанин не преминул отметить в своем сочинении столь важное событие, дополнив его свойственными иностранцу заключениями. Отмечая далее торжественное шествие патриарха, Флетчер заявляет: «25-го января 1588 года греческий патриарх в сопровождении русского духовенства прибыл в собор Пречистыя Богородицы"(Рождества Пречистыя Богородицы. 1393-1394 гг. - прим.С.И.Быстрова), находящийся внутри Кремля, пройдя сперва процессией по всему городу, и благословлял народ двумя перстами» (93).

 

Отзыв иностранца важен для нас тем, что является, так сказать, извне, от человека совершенно постороннего, случайно непосредственно наблюдавшего быт и нравы чужого народа со всеми его свойствами и особенностями; и если он отмечает, что как русские иерархи, так и приезжавший в Россию греческий патриарх благословляли двоеперстно, то ясно без комментариев, что это самое перстосложение, не другое какое-либо, содержалось русскими его времени. Мы, конечно, далеки от мысли основывать свое заключение единственно на свидетельстве Флетчера (хотя и оно не лишено достоверности и имеет весьма важное значение). Помимо свидетельства этого, мы установили справедливость своего положения на целом ряде неопровержимых данных как вещественных, так и письменных, и поэтому с полным правом утверждаем, не страшась никаких стрел критики, что факт существования двоеперстия на Руси в XVI столетии - неоспорим.

 

79        Книга преподобного Максима Грека старописьменная. Библиотека Г.М.   Прянишникова в Городце. Гл.   40 —  «како знаменоватися крестным знамением». Л. 272. («Выписки» Зеленкова. С.   74). Это же слово напечатано и в Кирилловой книге. Л.   184 об.

80 Некоторые полемисты противного лагеря оспаривают достоверность учения преп. Максима Грека о двоеперстии, заявляя сомнение, что будто бы и самое учение о крестном знамении принадлежит не ему, почему и исключено при напечатании трудов преподобного. Мнение это решительно несправедливо: «О подлинной принадлежности слова Максиму, — заявляет проф. Голубинский, - не может быть никакого спора. Оно находится в собрании сочинений Максима, которое принадлежит ему самому... Настоящего собрания сочинений есть списки современные ему, нашей академической библиотеки фундамент № 42, принадлежавший митрополиту Иоасафу, и Хлудовский № 73, писанный в 1563 г., и в обоих списках читается наше слово» (Богословский Вестник. 1892. С. 56).

Помимо рассматриваемого нами свидетельства о двоеперстии в сочинениях преподобного Максима встречаются и еще учения о двоеперстии, но на них наложила свою руку позорная подделка. «Сочинения о сугубой аллилуйе и двоеперстии, — говорит исследователь Лебедев, — находятся и в других лаврских списках сочинений Максима..., но они подчищены и заменены соответственно православному обычаю (троеперстному) (Лебедев  Н. Макарий, мирополит всероссийский. М., 1877. С.   110).

81        Особенно авторитетными свидетельства преп. Максима о двоеперстии являются и потому еще, что личность его окружается ореолом святости. В русской агиографии мы находим его в числе святых угодников Божиих.

«Максим Грек преподобный (сконч. 1556 г), - говорится в «Источниках русской агиографии»; память его 21-го января. Мощи почивают в Троицкой Сергиевской лавре под спудом. (Сергий II, 19)... В иконописном подлиннике под 21 января: «Преподобный отец наш Максим Грек Радонежский чудотворец, подобием сед, брада широка и плеча закрыла, длинною до персий, в камилавке, ризы монашеския, в руках книги»    (Филимонов. С.  43-44.)

Археолог Прохоров поместил в своем журнале снимок с древней иконы преподобного Максима Грека, по поводу которой замечает: «Благолепный образ преп. Максима Грека представляется одинаково на всех старинных иконах. Прилагаю здесь снимок с древнего иконописного рисунка, находящегося в моем собрании христианских древностей»      (Прохоров  В.Н. Христианские Древности... . Кн. 2. С. 15.)

82        Рукоположен в митрополиты московские в 1522 году.

83        За обширную начитанность и глубокий ум преподобный Максим Грек в одном послании к Николаю Немчину называет митрополита Даниила доктором закона Христова, украшенным многими знаниями. (Максим Грек. Сочинения T.I. С.   530-531.)

84 Мы не приводим здесь слова Феодоритовы потому, что избегаем, как сказано, длиннот и потому еще, что о нем достаточно сказано проф. Каптеревым, отзывы которого мы цитировали выше. Слово Феодоритово можно видеть в Псалтырях.

83 Каптерев  Н.Ф. Патриарх Никон и его противники. С.   60.

86        Составление этих вопросов, ровно как и редакция всего «Стоглава», приписывается митрополиту Макарию (Порфирьев. История русской словесности. Т. I. С.   508).

87        Стоглав. Гл.   31.

88 Каптерев  Н.Ф. Патриарх Никон и его противники. С.   61.

Желая поколебать значение свидетельства Стоглавого собора в пользу двоеперстия, полемисты враждебной стороны отрицали одно время даже историческую достоверность Стоглава; другие утверждали, что постановления Стоглава не носили обязательного характера и не признавались как руководство.

Мнение это отвергается теперь даже самими сторонниками: «Было время, — говорит известный церковный историк митр. Макарий, — когда сомневались в подлинности самой книги «Стоглав» и думали видеть в ней не соборное уложение, а только черновые записки Стоглавого собора, кем-то измененные впоследствии и дополненные; этого мнения держались и мы... Даже после великого московского собора (1667 г.), осудившего Стоглав за известные статьи, патр. Адриан в 1700 г. на запрос бояр, занимавшихся составлением нового «уложения», отвечал, что он руководствуется в своем церковном суде и управлении, после Кормчей, книгою «Стоглавом» и указал именно на 53-64-66-68 гл. этой книги» (Митрополит Макарий. История русской церкви. Т.   6. С.   245-246).

89        Патриарх Иов был рукоположен в сан епископа в 1581 году, а 26-го января 1589 года возведен на патриаршество приезжавшим в Россию греческим патриархом Иеремиею.

90        Митрополит Макарий. История русской церкви. Т. 10. С.   72.

91        Джильс Флетчер был командирован в Россию в качестве посланника английской королевы Елизаветы к царю Феодору Иоанновичу, куда и прибыл в ноябре 1588 года. Летом 1589 года Флетчер покинул Россию и, по приезде в Англию, сделал подробный доклад о своей поездке, тщательно отметив в нем все стороны и особенности быта русских.

92        Флетчер  Д.   О   государстве   Русском   //   Всеобщая   библиотека. Вып.  10. С.  39.

«По ясности и стройности изложения, - говорится в предисловии к русскому изданию книги Флетчера, — по богатству содержания, по образованности автора (который был доктором прав), книга Флетчера занимает почетное место среди сочинений иностранных писателей о России в XVI веке».

93        Флетчер Д. О государстве Русском. С.   130.

 

Категория: Общие вопросы | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-24)
Просмотров: 1339

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz