Книжница Самарского староверия Понедельник, 2017-Июн-26, 04:53
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [40]
Поповцы [28]
Беспоповцы [35]
Межстарообрядческая полемика [18]
Полемика с новообрядцами [28]
Полемика с иными конфессиями [9]
Староверы и проповедь Старой Веры [6]

Главная » Статьи » Богословские воззрения » Общие вопросы

Быстров С.И. Двоеперстие в памятниках христианского искусства и письменнос
 IV

 

Чем выше поднимаемся мы по лестнице веков в исследовании исторических памятников двоеперстия, тем больше встречаем их на своем пути в различных областях христианского мира. К известным уже нам странам, где христианство развивалось и крепло в первые времена своего появления, в X в. присоединилась еще одна обширная область, в которой свет Христова учения засиял только в этом столетии. Мы говорим о нашем отечестве - России, принявшей христианство, как известно, в конце X в., именно в 988 году.

 

Просветительницей славянства вообще и России в частности явилась Греция, в которой христианство существовало уже десятую сотню лет, и где вследствие этого различные чины и обряды носили законченный характер. Вполне естественно, что, научая новопросвещенный народ истинам христианства, просветители передали ему весь тот строй и порядок христианского богослужения, который содержался ими самими, а вместе с этим научили их совершать на себе крестное знамение тем самым перстосложением, которое было всеобдержным у них в данное время.

 

В предыдущих главах очерков, на основании вещественных памятников и христианской письменности,  мы установили, что как в Греции, так и в других странах христианского мира для крестного знамения употреблялось двоеперстие; теперь является необходимым выяснить дальнейшее, т.е. сохранила ли Греция этот способ перстосложения в X в. и его ли передала новопросвещенному славянскому народу. Чтобы ответить на эти вопросы, обратимся снова к памятникам христианских древностей и литературы, которые являются наилучшими и беспристрастными свидетелями событий прошлого.

 

В богатейшем по своим собраниям древностей Ватиканском музее в Риме хранятся редчайшие памятники христианского искусства, обнимающие собою почти всю христианскую историю. В числе множества других предметов старины там хранятся разные складни на слоновой кости греческой работы X века, часть которых приводится нами для иллюстрации (37). Здесь, как видит читатель, у Спасителя, сидящего на престоле, благословляющая десница сложена в двоеперстие.

 
Миниатюра с оклада Евангелия X в. Афон

  

Не меньший интерес представляет также миниатюра с оклада Евангелия Х в., хранящегося на Афоне, в лавре св. Афанасия.  Таким образом, факт существования двоеперстия в греческой церкви в X в. не подлежит сомнению и решительно подтверждается историческими данными, добытыми наукой. Установить это весьма важно в данном случае и потому еще, что если в этот период времени в Греции употреблялось для крестного знамения двоеперстие, то мы - русские, получившие от греков св. крещение, приняли от них и способ перстосложения при крестном знамении именно тот,  какой употреблялся ими, т.е. двоеперстие, а не какое-либо другое перстосложение.. Историческая достоверность этого положения находит решительное подтверждение со стороны научных исследований. Сошлемся в данном случае на авторитет такого глубокого знатока церковной истории, как профессор Голубинский, который в своих исследованиях о перстосложении так говорит: «Мы, русские, заимствовали от греков христианство в то время, когда у них было в употреблении двоеперстие. Само собою понятно, что вместе с христианством мы усвоили от них это двоеперстие, а не какое-нибудь другое перстосложение» (40).

 

В соответствии с этими свидетельствами, достоверными самими по себе, имеется еще факт, который не оставляет никакого сомнения в вопросе существования двоеперстия в X столетии. Мы имеем в виду один иконографический памятник, хранящийся в одном из старейших русских монастырей - Благовещенском, основанном св. Алексием, митрополитом московским. Редчайший памятник этот - Корсунская икона Божией Матери, писанная в 6501 г. от сотворения мира, или в 993 году по Рождестве Христовом, следовательно, всего через 5 лет после крещения Руси при князе Владимире. (После 1917 г. икона, находившаяся в Благовещенском монастыре Нижнего Новгорода, была утрачена. В настоящее время местонахождение ее неизвестно - прим. "Самарского староверия").  По обеим сторонам иконы устроены створки из особых днищ на петельках, на которых изображены архангел Гавриил и Иоанн Предотеча; пред ногами Предотечи находится в сосуде отсеченная его глава. В левой руке Креститель держит свиток, а правая сложена в двоеперстное сложение и обращена к себе как бы для ограждения крестным знамением  (41).

 

Божья Матерь Корсунская. Образ писан в лето 6501 Симеоном иеромонахом

 

Сомнение могло бы возникнуть лишь относительно створок Корсунской иконы: имеют ли они давность, современную иконе, или являются позднейшим произведением? Сомнение это устраняется, однако, научным исследованием древности этих икон, которым установлено, что «иконное письмо на створках одной кисти с Корсунской иконой Божией Матери» (42).

 

Краткие исторические данные об этой иконе таковы: Корсунская икона Божией Матери 6501 (993) г. писана в Киеве с принесенной равноапостольным князем Владимиром из Корсуни греческой иконы; поэтому на ней и сделаны две надписи: греческая и славянская, а где сохранялась сия знаменитая икона до времени митрополита Алексея или откуда взята она сим святителем и как священная драгоценность и редкость пожертвована им Благовещенской обители и Нижнему Новгороду, за недостатком точных исторических указаний остается ограничиться одними предположениями. Икона сия тем более замечательна и драгоценна, что таких икон Божией Матери, снятых с образа Богоматери, писанного евангелистом Лукою, - более нет (43).

 

Итак, на основании исторических данных, подкрепляемых вещественными памятниками христианского искусства, существование двоеперстия в X веке является несомненным. Иконографические памятники с изображением на них двоеперстия, указанные нами и находящиеся в Греции, на Афоне, в Риме и, наконец, в России почти во время крещения сей последней, указывают на то, что двоеперстие в X веке было всеобщим перстосложением для крестного знамения и благословения. Иеромонах Симеон, написавший Корсунскую икону, не изобразил бы на иконе двоеперстия, если бы оно не существовало в его время, как не изобразят старообрядцы на своих иконах триперстия.

 

Вопрос о существовании двоеперстия в XI столетии, когда русская церковь расширялась и крепла под непосредствен ным руководством греческих священнослужителей, может быть решен только в положительном смысле, ибо памятники иконографии и письменности являются авторитетными тому свидетелями.

 

Русь, принявшая крещение и все чины и обряды греческой церкви (и в том числе, как мы уже видели, двоеперстное сложение для крестного знамения и благословения), ревниво хранила брошенное на ее ниву семя веры, являлась верной последовательницей своих просветителей, а поэтому не может быть и речи о том, чтобы двоеперстие не существовало на Руси в это время. Скорее, сомнение могло возникнуть относительно других христианских стран, как, например, Рима, Венеции и даже самой Греции, но исторические исследования убеждают нас в противном и в отношении сих последних.

 

Мозаика монастыря Неа-Мони, Хиос, Греция. XI в.

 

Памятники иконографии продолжают уверять нас, что двоеперстие не было забыто этими странами в рассматриваемый нами период.

 

В Италии, например, мы видим сохранившиеся памятники иконографии XI века в различных видах: в мозаике, на окладах Евангелий и живописи с очень ясным изображением двоеперстия.  Вот пред нами не лишенное интереса старины изображение Спасителя в окладе греческого Евангелия, хранящегося в обширной библиотеке г.  Сиенны в Италии. Спаситель изображен здесь с короткими волосами, и самый Лик Его является необычным. В левой руке Христа находится закрытое Евангелие, а правая изображена благословляющею и имеет двоеперстное сложение.

 

С таким же перстосложением встречаем мы мозаичное изображение Христа Спасителя с предстоящими Ему Богоматерью с одной стороны и евангелистом Марком - с другой, находящееся в Венеции, в знаменитом храме апостола Марка.

 

Венеция, храм св. ап. Марка, древняя XI в. мозаика: Христос, Матерь Божия и ап. Марк

 

Изображение поражает изяществом исполнения, чистотой отделки и пропорциональностью частей. Во всем сквозит удивительное мастерство и реалистичность: лица, точно живые, смотрят на вас; правильность сложенной в двоеперстие руки Спасителя – неподражаема. Но наибольшую ценность для нас представляет в этом памятнике двоеперстное сложение руки Христа, что наглядно указывает на существование двоеперстия в XI в. не только в Греции, но и в Италии, вообще в странах Запада.

 

Рассматривая исторические события церкви за XI столетие, мы находим в них полное подтверждение свидетельствам памятников христианского искусства о двоеперстии, имевшем место в самой константинопольской церкви. Профессор Каптерев, имея в виду свидетельство яковитского историка Ассемана, записавшего прения о вере яковитского патриарха с греками, заявляет по этому поводу: «Мы имеем под руками такой факт, который ставит вне всякого сомнения существование двоеперстия в самой константинопольской церкви в начале XI столетия. Этот факт заключается в следующем: яковитский патриарх Иоанн VIII Абдон, живший в Антиохии, которая в то время принадлежала грекам, был обвинен милитинским митрополитом Никифором пред греческим императором Рованном Аргилопулом в том, что будто бы Иоанн старается совращать греков в свою ересь. Император приказал привезти Иоанна в Константинополь. В 1029 году, 15-го июня, Иоанн Абдон с 6 епископами, 20 пресвитерами и монахами яковитскими, в сопровождении обвинителя, митрополита Никифора, прибыл в Византию. Здесь патриархом константинопольским составлен был собор с целью обратить яковитов в православие, но они остались непреклонными в своем заблуждении. «Тогда, — говорит Ассеман, - снова устроивши собрание, патриарх (греческий) и приглашенные епископы (греческие) приказали Иоанну Абдону патриарху, Елию, епископу симнадийскому, присутствовать на соборе. Когда же, после долгого спора, не могли преклонить наших к своему мнению, потребовали от них единственно того, чтобы не примешивали елея в евхаристию и крестились не одним перстом, а двумя» (44).

 

Такое настойчивое требование собора епископов с патриархом во главе, иначе говоря, всей константинопольской церкви, чтобы яковиты знаменовались двумя перстами, доказывает, что единственно православным перстосложением Востока в XI столетии считалось двоеперстие, которое настолько строго соблюдалось греками, что ставилось в непременное условие примирения яковитов с православными. В желании мира с яковитами греческая церковь шла, видимо, на большие уступки, но уступки эти не простирались до всеобдержного в то время перстосложения церкви.

 

Одною из причин, почему греческая церковь так настойчиво требовала от яковитов отказаться от одноперстия и настаивала на принятии двоеперстия, являлось, по мнению историков, то обстоятельство, что двоеперстие служило признаком православия, а единоперстие - символом принадлежности к яковитству, имевшему монофизитские воззрения на природу Христа. Яковиты, по, уверению историков, сами придумали одноперстие или же заимствовали от монофизитов, чтобы выразить свое верование в одну природу во Христе (45).

 

Фреска "Святитель Никола". Кипр. XII в. 

 

Двенадцатый век христианской эры, к которому мы переходим в заключение IV главы наших очерков, не представляет исключения из той исторической цепи фактов, которые приведены нами в предыдущих главах.

 

Иконографические памятники, идущие рука об руку с историческими сказаниями, убеждают нас в несомненном существовании двоеперстия и за этот период истории христианской церкви. Ученые исследователи вопроса о перстосложении не заявляют ни малейшего сомнения в этом, даже более: с редким единодушием утверждают, что двоеперстие было всеобщим у греков за этот период времени.

 

«Есть свидетельство, - говорит профессор Голубинский в своем научном труде, - которое не оставляет никакого сомнения в том, что и в Константинополе было употреблено двоеперстие, или, иначе сказать, что оно было повсюдным и общим у греков. В 1170 году константинопольский император Мануил Комнин предпринял церковные сношения с армянами в надежде примирить их с православием. К армянам был послан императором для богословских собеседований с ними один из лучших ученых константинопольских, по имени Феориан. Этот Феориан описал два своих собеседования с армянами, и в описании одного из собеседований мы и находим у него свидетельство, что в его время в Константинополе было употребляемо двоеперстие. В описании второго собеседования он говорит, что под конец речей встал один сирский священник и сказал Феориану: «Для чего вы (православные) изображаете крестное знамение двумя перстами? Не разделены ли (между собою) персты как особые, один от другого? Следовательно, по-вашему, разделены (между собою) и два естества Христовы (мысль та, что если признавать два отдельные естества, не соделавшиеся единым естеством, как учили армяне, то нужно будто бы признавать и два лица, а то будет несторианство). Но Феориан, как бы прибегая к шутке (отделываясь шуткой), сказал: не знаменуя два естества Христовы так делаем мы, но быв избавлены от мучительства диавола, мы научены творить против него ополчения (уготование) и брань, ибо руками соделываем мы правду, милостыню и прочие добродетели и это есть ополчение (уготование), а перстами, полагая на челе печать Христову, мы составляем брань, и, таким образом, побеждаем его и с Давыдом благословляем Господа, говоря каждый: «Благословен Господь Бог мой, научая руце мои на ополчение и персты моя на брань» (Пс, 143:1), - не перст (т.е. не один перст, как у вас - армян), но персты» (4б).                        

 
Мозаика. Венеция. XII в.

 

Мозаика. Венеция. XII в. Фрагмент 

                    

Давно известно свидетельство о двоеперстии, принадлежащее св.  Петру Дамаскину, жившему, по уверению одних, в VIII столетии, а по другому, более вероятному, свидетельству - в XII. Свидетельство это приводилось многими писателями-церковниками, взятое из книги «Добротолюбие», где оно читается так: «И как опять от знамения Честнаго и Животворящаго Креста бегают демоны и многоразличные недуги, — вещь, для всех подаваемая даром и без труда, и похвалы его кто может исчесть, образы же святаго его знамения сев. отцы предали нам в опровержение неверных и еретиков: ибо два перста и едина рука являют распятаго Господа Исуса Христа в двух естествах и во единой Ипостаси познаваемаго» (47).

 

Фреска в апсиде Собора Дуомо, Кефалу, Италия, XII в.
 
Мы косвенно касались уже указаний на св. Петра Дамаскина при обозрении IV века, где, между прочим, оговорились, что ученые издатели греческой Кормчей книги «Пидалион», святогорцы Никодим и Агапит, толкуя 91-е правило Василия Великого, говорят, что христиане первых веков совершали на себе крестное знамение двумя перстами, и чтобы показать, что забытое современной греческой церковью перстосложение было двоеперстное, издатели «Пидалиона» ссылаются как на общепризнанный авторитет на св. Петра Дамаскина, заявляя, что «так говорит Петр Дамаскин» (48).

 

Памятники христианского искусства периода XII века наглядно говорят то же, что и свидетельства истории, т.е. что двоеперстие действительно существовало в это время как в Греции, так и в России.

                                         
Богоматерь Оранта. Ярославль. XII в. 

 

Богоматерь Оранта. Ярославль. XII в. Фрагмент 

 

В области христианского искусства: мозаика, резьба, иконопись - помимо изображения отдельных лиц, существуют еще групповые изображения Христа Спасителя, Божией Матери и Иоанна Предотечи, так называемые «деисусы». 

                         

 

«Деисус» - δεησις греческое слово  - молитва, моление. Название это произошло оттого, что под такими образами писалась обыкновенно молитва, обращенная к Господу, да и предстоящие - Богоматерь и Иоанн Креститель - изображаются в молитвенном положении.

 

Фреска в апсиде Темной церкви. Герёме. Каппадокия. XII в.
 
В большинстве случаев Христос Спаситель изображается на «деисусах» сидящим на «Престоле Славы», хотя встречаются «деисусы», на которых Он изображается и стоящим. Мы уже отмечали в своих очерках два «деисуса», X и XI столетий, теперь коснемся еще одного в порядке хронологии - «деисуса» резьбы по слоновой кости греческой работы XII века. Взятое изображение не может быть названо удачным в смысле художества; формы грубоваты, некоторые части фигур страдают непропорциональностью и неясностью очертаний, но нас, повторяем, интересует не столько художественная сторона памятника, сколько историческая. Пред нами памятник XII века, выразитель той эпохи в церковно-историческом значении и как таковой заслуживает полного внимания, особенно со стороны перстосложения. Благословляющая рука Спасителя, как мы видим здесь, имеет двоеперстное сложение, фактически подтверждающее наше положение в вопросе существования двоеперстия в Греции и за этот период христианской истории.

 

Памятники христианского искусства убеждают нас даже в большем, именно в существовании двоеперстия в рассматриваемый период среди славянских народностей, населяющих Балканский полуостров.

 

Икона Спаса XII в. в церкви св. Климента в Охриде (Македония)

 

Пред нами в высшей степени интересный памятник XII века — икона Спаса, известная под именем «Душеспасителя», находящаяся в церкви св.  Климента, в Охриде (Македония) (49) Даже при беглом обзоре этого памятника иконографии бросается в глаза характер изображения Спасителя: монументальная величавость могучей фигуры, спокойное, самоуглубленное выражение лица, аскетически сдержанное; во всем видно какое-то неземное величие. В левой руке Спасителя находится закрытое Евангелие, а правая изображена благословляющею двоеперстным сложением, причем перстосложение подчеркнуто весьма рельефно.

 

При свете взятых нами памятников христианского искусства и письменности (взятых, оговариваемся, в весьма ограниченном количестве (50) становится ясным, что факт существования двоеперстия в христианских странах в XII столетии не подлежит сомнению, даже более - он неопровержим.

 

  

37. Прохоров В.Н. Христианские Древности и Археология. 1862. Таблицы.

38. Кондаков Н.П. Памятники христианского искусства на Афоне. С.282

39. Каптерев Н.Ф.Патриарх Никон и его противники. Изд. 2-е. С.79

40. Богословский Вестник. 1892. С.  45.

41. Этим устраняется то несправедливое утверждение, что будто бы двоеперстие - перстосложение исключительно священническое, употребляемое только для благословения; изображение молящегося (двоеперстно) Крестителя наглядно опровергает это ходячее мнение. В другом месте мы еще коснемся этого вопроса и рассмотрим его более обстоятельно.

42. Описание Благовещенского монастыря. Н.  Новгород. 1884. С.   16.

43. Там же. С. 16-17.

44. Каптерев Н.Ф.Патриарх Никон и его противники. Изд. 2-е. С. 83

45. Там же, С. 85-86

46. Богословский Вестник. 1892. С.  40-41.

47.    Филиппов  Т.И. Современые церковные вопросы. С.   452.

48.    В полемической литературе существует крупное разногласие относительно личности св. Петра Дамаскина. Одни считают его простым монахом, не имевшем никакого авторитета в вопросе церковного учительства; другие, наоборот, находят его творения великими, а его самого считают святым мужем и учителем благочестия. Первого взгляда держались: Никифор Феотоки, митрополит астраханский, митрополит Григорий (автор книги «Истинно-древняя церковь») и др. Первый из них дает такой отзыв о св.  Петре: «...Надлежит ведать, что сей Петр Дамаскин был простой монах, человек последних веков и не между святыми числимый (?). Сочинения же его ни рачительнаго, ни ученаго мужа не показывают и потому могло быть во тьме оставлено до последних сих наших дней, т.е. до 1781 г.» (Филиппов Т.И. Современные церковные вопросы. С. 450). Подобный же отзыв дает о св. Петре и митрополит Григорий. Мнение это, как бы старательно ни поддерживалось со стороны полемистов известного лагеря, не может, однако, выдержать критики. Творения св. Петра Дамаскина всегда пользовались глубоким вниманием христианства и ставились в ряду лучших произведений христианской письменности. В предисловии к венецианскому изданию творений св. Петра мы находим о нем такой похвальный отзыв: «Еще гораздо большие и по превосходству величайшие плоды приносит он (св. Петр) нам по смерти, оставив как отеческое и неотъемлемое наследство сию поистине превосходную и преисполненную всех добродетелей сокровищницу видений, собрание духовных дарований, высоту Божественных блаженств, жертвенник телесных деяний, тончайший разбор страстей, рог изобилия подвижнической жизни, вместилище Божественного познания и премудрости, и - чтобы сказать вкратце - краткое изложение священного трезвения» (Филиппов  Т.И. Указ. соч. С.   452). Произведения св. Петра неоднократно были изданы синодом русской церкви, а в 1874 г. напечатаны оптинским подвижником А. Ю. под заглавием: «Творения преподобнаго и богоноснаго отца нашего священномученика Петра Дамаскина». Все это говорит за то, что преподобный Петр считался святым мужем и священномучеником (хотя неизвестно, по причине отсутствия исторических данных, по какому случаю и при каких условиях пришлось пострадать ему). Недавний переводчик и издатель его творений, тот же подвижник Оптиной пустыни, А. Ю., говорит: «Время, в какое он (св. Петр) жил, не известно достоверно; но достоверно то, что память его по греческому синоксарскому календарю и древнему славянскому месяцеслову, упоминаемому преосвященным Филаретом, почитается 9-го февраля» (Филиппов Т.И. Указ. соч. С. 449). Таким образом, становится ясным, что св. Петр Дамаскин - не просто благочестивый монах Сирии, но - учитель Церкви и святой муж, память которого восточная церковь доселе празднует; и его свидетельство о двоеперстии приобретает особое значение, как свидетельство св.  отца.

49.  Кондаков Н.П. Археологическое путешествие по Македонии. С.  252.

50. В моем собрании их находится по 4-5 на каждое столетие, начиная с IV века.

 

Категория: Общие вопросы | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-24)
Просмотров: 2424

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz