Книжница Самарского староверия Понедельник, 2020-Мар-30, 01:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
XVII в. [17]
XVIII в. [12]
XIX в. [35]
ХХ в. [72]
Современные деятели староверия [20]

Главная » Статьи » Деятели староверия » XVII в.

Чуванов М.И. Феодосий Васильев

Первые десятилетия существования староверческих обществ являют нам ряд выдающихся личностей - духовных писателей, наставников, подвижников. Одним из них был Феодосий Васильев, воплотивший в себе наиболее яркие черты религиозного деятеля трагической эпохи восстановления древлеправославной традиции, попранной преобразованиями второй половины XVII века. Глубокий знаток Св. Писания и святоотеческого Предания, Феодосий всей своей деятельностью стремился воплотить в жизнь дорогие ему идеалы. Цельность его мировосприятия проявилась в деле организации староверческих общин, в литературных писаниях, в живой проповеди древлеправославного учения, в подвигах веры, им совершенных.

 

Феодосий происходил из рода «благородных дворян Урусовых» (1). Отец его был священником Крестецкого Яма в Псковских пределах. По смерти отца Феодосий был поставлен во диаконы в ту же церковь и служил, «ревнуя по Никоновых новопреданиях». Но очень скоро «Божиею всещедрою благодатию и от неких боголюбивейших мужей... позна абие древнее Святыя Апостольские Церкви благочестие», публично отрекся от «никоновых новин пагубного злочестия» и принял святое крещение с именем Дионисий.

 

Феодосий вместе с семьей покинул родной дом и поселился в селе, отстоящем примерно на сто верст от Крестецкого Яма и «тамо в безмолвии живуще, работаху Богу». После смерти жены и дочери Феодосий еще с большим усердием углубился в изучение Св. Писания и почувствовал силу и стремление к проповеди. Он путешествовал по России, Польше, Прибалтике, уча «живущие в них народы, благовествуя, наставляя и приводя к свету древлесодержимого святыми отцами благочестия... яко кипящий живыя воды источник, быстроструйная многоводная река, выну Святыми Писании поучаще и поучашеся».

 

Известность Феодосия растет. По-видимому, ему принадлежала не последняя роль на известном староверческом соборе, который состоялся в 1692 г. в Новгороде. Тогда были осуждены писания некоего Ивана Коломенского, неправедно судившего о крещении. После собора Феодосии отправился «за Свейский рубеж» под Нарву, где с успехом проповедовал и разъяснял его постановления.

 

Еще большее значение имел собор, состоявшийся в том же Новгороде в 1694 году. Соборный «Приговор» составлен, по-видимому, под руководством Феодосия, который уже тогда был назван «нашим учителем и начальным пастырем». 20 статей «Приговора» явились одним из первых документов, легших в основу церковных традиций староверческого общества, позже получившего наименование «феодосиевского». Основой всех постановлений стало убеждение в том, что в мире воцарился антихрист, и все нормы жизни исходят из этого положения. В частности, «Приговор» безусловно настаивал на крещении неофитов, невозможности заключения законных браков без священника. В дальнейшем Феодосий будет развивать в своих писаниях идеи собора и стремиться воплотить их в реальной жизни.

 

В 1699 г. Феодосий со своими последователями переходит польскую границу и поселяется близ города Невеля во владениях пана Куницкого. Несомненно, одной из побудительных причин переселения были гонения на староверов, неистово проводимые царским правительством и официальной церковью. Но, возможно, Феодосий следовал тому же призыву, что и библейский. Авраам, покинувший родину и на новом месте служивший истинному Богу.

 

«Множество христиан от градов, весей и сел, любовию распаляемы, потекоша во след его, желающие древлецерковное святое Православие немятежио соблюдати и под руководством его пребывати». Сотни людей со всех концов страны собрались под начало Феодосия: из Поморья и Воронежа, Москвы и Урала. Здесь были крестьяне, горожане-ремесленники и люди купеческого звания, бывшие клирики и иноки, дворяне и беглые солдаты. Возглавляемая Феодосием община насчитывала более 600 мужчин и 700 женщин, устраивающих свою жизнь в соответствии с уставом Василия Великого, а также постановлений новгородских соборов: «В обителях же обеих служба Божия,  вечерня,  павечерня,  полунощница, утреня, часы, молебны и панихиды со чтением и со сладкогласным пением по святым старопечатным книгам, вся по уставу чинно и красно вельми на кийждо день исправляшеся. На трапезе чтение всегда бываше. Хлеб и другие потребы общие бяху. Трапеза едина всем бяше, токмо престарелым и больным больницы, служители, и пищи особые, ко упокоению их устроены бяху. Одежды убо и обущи и прочие вещи всем из казны общие подавахуся».

 

Строгая дисциплина, послушание наставникам - в первую очередь Феодосию и «его присному помощнику» Захарию Бедринскому, многочасовые службы, общность имущества и безбрачие были основными принципами жизни общины. Староверы занимались хлебопашеством, разведением скота и различными ремеслами, стараясь полностью обеспечивать себя всем необходимым. «Праздность - училище злых», - постоянно напоминал Феодосий, и сам подавал пример трудолюбия: «лес секша, сучне сечаше и пряташе, и прочая дела своими руками творяше. Мужественен убо бе в трудех, прежде всего на дело исходя, собою всем образ показуя».

 

Одновременно Феодосий неустанно читал святоотеческие книги, составлял собственные сочинения, обучал и наставлял членов своей общины, а также проповедовал в окрестных староверческих общинах (которых насчитывалось около десятка) и ходил в Россию за сотни километров. Феодосий посещал крупные города и Выговскую пустынь, а послания его, переписанные сподвижниками, находили читателей во всех концах страны и за ее рубежами.

 

Для феодосиевцев Невельская община и единоверные ей общежительства и были «христианским миром», где они жили особо от греховного мира, завоеванного антихристом. Их собственный мир принимал монашеские формы, прежде всего, благодаря их учению. Феодосиевцы должны были жить целомудренно, как монахи: «Это был особый мир людей, считавших себя избранными Богом для спасения, которые решительно отмежевывались от постороннего, греховного и погрязшего в светскую жизнь человечества. Вне общины все принадлежало антихристу, в домах, на полях, на торгах была его печать, и извне общины были возможны лишь грех и великая погибель», - так определяет современный историк мировоззрение феодосеевцев XVIII в.(1)

 

Именно в невельский период из под пера Феодосия выходят основные сочинения, дающие обоснование его идеям. В 1701 г. он составил «Увещание», где высказывается против учения о пришествии чувственного антихриста: «Егда Христос на земли явися и с человеки поживе, не царствовал он чувственно на земли, тако и антихрист не имать в чувство быти»(2).

 

Феодосий понимал антихриста духовно, в смысле «отступления» от истины Древлеправославия - особенно  настойчиво это утверждение звучит в составленном в 1708 г. сочинении «Ответы о пришествии последняго антихриста». Отсюда и исходит призыв Феодосия уходить из мира в обособленные общины: «паки апостол рече; изыдите, братия, от мира и нечистот его не прикасайтеся; возлюбите безмолвие. Да познаете Бога и откровенным умом славу Его узрите; что всуе метемся в жизни сей». И потому: «побегайте и скрывайтеся за имя Исус Христово»(3).

Трагическое восприятие окружающего мира необыкновенно сочеталось в Феодосии с глубокой верой и надеждой на возможность выстоять и спастись: «Надеюся убо на великия Его щедроты, яко истинно не оставит, но посетит нас своею благостию милосердно не в долзе». Он резко выступил против самосожжений и «уморителен», утверждая необходимость твердо держаться древлеправославной традиции.

 

В общежительствах вводится институт наставников. Самого себя Феодосий называл «в общем житии совещателем»(4). И помимо него в общинах избирались наставники и, ссылаясь на «Номоканон», Феодосии утверждал, что «невозможно христианину быть без учителя», а потому было определено не только право наставников на крещение и принятие покаяния, но и на отпущение грехов.

 

Важной проблемой встал вопрос о причастии. Бескровная жертва, о которой говорил Спаситель, могла быть исполнена, по мнению Феодосия, лишь во времена благочестия. Но антихрист истребил истинную жертву, а потому чувственное вкушение Тела и Крови Христовых следует заменить причащением духовным - через добродетельную жизнь, страстным желанием причащения и скорбию по утрате таинства.

 

Учение Феодосия, в основном сходное с идеологией Выговской пустыни, тем не менее, иногда входило с ним в противоречие и сохранилось немало писаний, свидетельствующих о спорах с Андреем Денисовым и другими выговскими старцами.

 

Известно, что впервые Феодосий посетил Выговскую пустынь в 1703 г., а в 1706 г. диспут с поморскими старцами (в отсутствие А. Денисова) привел к разрыву, и Феодосий символично «отряс прах» со своих ног. Но уже в 1708 г. оба великих мужа — Андрей и Феодосии - вместе служили в одной из новгородских молелен, тем самым, указуя и будущим поколениям староверов, что общее в их учении и вере сильнее того, что может разделять эти согласия.

 

По отношению к Российской империи феодосиевцы заняли непримиримую позицию ее отрицания, утверждая, что в существующем виде она является злом. Последователи Феодосия так и не приняли молитву за царя, вплоть до отречения последнего императора династии Романовых. Но в реальной жизни, как в начале XVIII века, так, еще в большей степени, и в последующие столетия, избежать контактов с государством было невозможно.

 

«Житие» Феодосия свидетельствует, что наследник престола Алексей Петрович любил посещать староверческие моленные: «многократно прихождаху, елико слышати пения и чтения, толико  паче видети желающе».  Возможно допустить, что царевич виделся и с Феодосием, ибо сказание свидетельствует о встречах наставника с высшими чинами империи, ближайшими сподвижниками царя: «Мнози убо и с высоких господ в собеседование по случаю со учителем Феодосием сходяще, любезно с ним от Святых Писаний о Древлецерковных святых содержаних и о Никоновых новопреданиих разглагольствоваху». Называются бояре Борис Шереметьев и Симеон Нарышкин, генерал Аргамаков и князь Александр Меньшиков.

 

Именно последний, после того как в 1708 г. Невельская община была разграблена польскими солдатами, предложил феодосиевцам переселиться на его земли в Юрьевском уезде (Тарту). По всей видимости, он в первую очередь руководствовался экономическими мотивами: подобным образом царь Петр благоволил выговцам, способствовавшим развитию Поморья и карельских заводов, а позже - князь Потемкин стремился привлечь староверов на новороссийские земли. Вновь присоединенная в ходе Северной войны Эстляндия была разорена военными действиями и, помимо этого, власти пытались упрочить там свое влияние, опереться на русских поселенцев.

 

Вначале феодосиевцы нашли приют в Вязовской волости под Великими Луками, но неурожайные годы и эпидемия чумы заставила их откликнуться на предложение князя Меньшикова. Часть общины поселилась в Ряпиной Мызе под Юрьевом, а Феодосий отправился в 1711 г. в Новгород к петербургскому вице-губернатору Якову Никитичу Римскому-Корсакову для получения письменного разрешения на поселение.

 

«Корыстолюбивый» вельможа принял от просителей дары, ждал три недели дополнительных, но, не дождавшись, передал Феодосия, его сына Евстратия и еще трех староверов духовным властям. Митрополит Новгородский Иов поначалу вступил с Феодосием в богословский спор, но многодневные прения о вере не сломили узников: «Дивный же отец предивне с кротостию на вся хитрословия их разумно отвещаваше и предлагаемая ими новины Святых Писаний силы сильно возражаше».

 

Митрополит приказал перейти к «телесному озлоблению», то есть к пыткам, но Феодосий и его товарищи остались тверды. «В велицей нужде, терпеливый страдалец, всяким злострастием удручаем, четыре седмицы страдав, преселится от здешних мест к немерцающему свету, в вечный покой, в лето 7219, месяца июля на 18 число, в соборный звон по утрени».

 

Новгородские феодосиевцы тайно погребли тело в ста километрах от города на берегу реки Варя. Но к этому времени Я.Н.Римский-Корсаков, устыдившись своего позорного поступка, приказал отпустить оставшихся в живых узников, дав им письменное разрешение поселиться в Ряпиной Мызе. Сюда 6 декабря того же 1711 года было перенесено «цело и нетленно» тело Феодосия и погребено на берегу Выбовки-реки «и мало древо берез посадивше над фобом его». В обитель же были перенесены власяница и медные вериги, ранее постоянно носимые Феодосием.

 

Сочинения Феодосия Васильева широко расходились по стране, проникали в староверческие общины за рубежом, многократно и во многих сотнях экземпляров переписывались его последователями вплоть до XX века. Исследователи истории староверия неоднократно обращались к наследию Феодосия: его труды описаны, например, в книге В.Г.Дружинина «Писания русских старообрядцев» (СПб., 1912); в 1-м выпуске 7-го тома «Описание рукописного отдела библиотеки АН СССР» («Сочинения писателей-старообрядцев XVII века». - Л., 1984) - здесь они упоминаются главным образом в связи с перепиской с Выгом. Некоторые работы опубликованы известным историком П. С. Смирновым.

 

В заключение следует привести слова Павла Любопытного, характеризующего Феодосия Васильева: «Муж благочестивый, даровитый, твердой памяти и славный буквалист, торжественно поправший никониазм и мгновенно учинившийся пылким и разительным ревнителем благочестия. Он, неусыпно стараясь в подвигах веры, утвердил и просветил правоверием новгородскую страну, озарил сим Польшу и прочие страны в России, пожертвовавший за таковые великие доблести своею жизнию... желая устроить единство своей и Поморской Церкви».

 

  

1. Цитаты без ссылок приводятся нами по «Житию» Феодосия: см. «Житие Феодосия Васильева, основателя феодосиевского согласия, написанное сыном его Евстратом. в 7250-ом году». В кн.: Материалы для истории беспоповских согласии. М.: 1870 г.. с. 1-20.

 

2. Приговор, или Уложение Новгородского собора 1694 г. В кн.: Смирнов П. С. Внутренние вопросы в расколе в XVII веке.— СПб.: 1898 г.. с. 41-45.

 

3.         Зеньковский   С.   Русское   старообрядчество.   Духовные движения XVII века. - Париж. 1970, с. 449.

 

4          Феодосии Васильев. Увещание держаться раскола. В   кн.: Смирнов П.С. Споры и разделения в русском расколе в первой четверти XVIII в. — СПб.: 1909. с. 12.

 

5.         Феодосии Васильев. Увещание бегать и таиться. В кн.: Смирнов П.С. Споры .... с.

 

6.         Смирнов П. С. Споры .... с. 244.

 

 

 

М.И.Чуванов (Москва)

 

Опубликовано в Церковном календаре христиан древлеправославно-кафолического исповедания и благочестия старопоморского согласия на 1999 год

Категория: XVII в. | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-11)
Просмотров: 1230

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz