Книжница Самарского староверия Пятница, 2020-Апр-03, 23:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Богослужебный круг [4]
Устав соборной службы [4]
Богослужебные чины [11]

Главная » Статьи » Богослужебный устав » Богослужебные чины

Панкратов Александр, иерей РПСЦ. Чин основания церкви
Под словом церковь, или храм обычно подразумевают  здание, специально предназначенное для целей молитвы, то есть  духовного общения с Верховным Существом – Богом, по правилам той или иной религии. Таково "мирское» определение данного понятия. С точки зрения христиан это определение, мягко говоря, неточно. Согласно учению святых отцов Церкви, храм есть в первую очередь место особенного   присутствия   Божия,   помещение,   где  Творец всего видимого и невидимого мира особенно чутко внемлет воссылаемым с верою молитвам, где силою Святаго Духа совершаются таинства и священнодействия. Отсюда выражения — "храм Божий", "церковь Божия", то есть для христианина храм - это дом, где присутствует Бог, а во вторую очередь, как следствие этого первого обстоятельства, - место молитвы. Сам Христос в Евангелии выразил это положение  знаменитыми словами: "Дом Мой домом молитвы наречется" (Мф. 21, 13).
 
Многовековая   история   Церкви   выработала   правила строительства храмовых зданий и их освящения, то есть особенного посвящения Богу путём особых молитв и свя­щеннодействий, совершаемых духовенством. В идеале ос­вящение совершается только один раз, после построения церкви,  и  больше  не  повторяется.   И  сам храм в  идеале строится для того, чтобы стоять вечно, до скончания века и второго пришествия Христова. Подтверждения этой мысли мы увидим, рассматривая, в частности, первую часть освя­щения храма, а именно чин его основания.

Святой Симеон Солунский (ум. в  1-й пол XV в.) так описывает начало созидания храма: "Имеющий намерение создать божественный храм приходит к архиерею и просит на то позволения: без архиерейского повеления никому не следует, приступать к таким делам. Ибо божественные дела должны и совершаться по божественному повелению и со­изволению, и в делах божественных Бог должен быть началом всего, началовождём и совершителем, который Есть Исус Христос... на престоле же Христовом милостию Его восседает архиерей. Он ..., испытав намеревающегося строить храм, кончит ли он то, что начнёт... отпускает от себя. Чтобы начав строить храм,  строитель не оставил его не­оконченным, или чтобы храм, построенный и освященный, не был потом оставлен и не оставался без употребления, за недостатком необходимого: посему желающий создать храм только после исследования и после того, как даст обещание достроить его до конца и приготовить для него всё нужно,  получает позволение строить".*

Уже здесь ясно прослеживаются три особенности, нашедшие ясное отражение в древнем храмовом строительстве: 1) Храм создаётся только по благословению архиереям есть церковного правителя данной страны или области.  Храм строится навсегда, как уже говорилось, и в связи с этим архиерей обязан испытать надёжность храмоздателя 3) Храмоздатель стремится закончить сооружение храма при своей жизни. В этом, кстати, любопытное отличие практи­ки   восточно-православного   церковного   строительства от Запада: там, как известно, готические соборы строились целыми столетиями, но зато вмещали под сводами чуть ли не целые города, а в восточно-христианских странах преобла­дают небольшие церковные здания, зато многочисленные, так что один человек мог за свою жизнь явиться создателем ряда храмов.

После получения святительского благословения начиналась непосредственная работа по строительству церкви: первым делом, как говорится в старопечатных потребниках, "созидатель со делатели ископают ров, якоже быти основа­нию, и уготовают камение ко основанию".** Мы видим, что сразу, с самого начала, речь идёт о каменном здании. В идеале храм и должен быть только каменным. Ещё в Ветхом

 Завете праотец Ияков после явления ему Господа дважды  воздвигал во имя Его каменные алтари, о чём рассказывает­ся в библейской книге "Бытие".*** Да и сам Христос называ­ет истинную веру "камнем" (в известной евангельской притче о строителе),**** а святые отцы называют Христа и Его учение краеугольным камнем, незыблемым основанием Церкви. Не случайно и имя, данное Исусом Христом верховному Своему апостолу — Петр, что означает в переводе с греч. "камень", и слова Господа, произнесенные при этом: «На сём камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют  ей".*****

Итак,   в   духовном   смысле   камень   есть   выражение твёрдости,  незыблемости божественной  Истины,  которую возвещает миру Церковь как общество верующих и которая провозглашается, утверждается за службой в здании храма.

Не следует забывать и о том, что камень является и по сей день наиболее доступным строительным материалом в Палестине и Греции, откуда христианство пришло на Русь,  так что преимущественное употребление камня для церковного строительства было и просто наиболее удобно в тех краях. Древнерусский же Большой Потребник имеет обязательную в наших условиях оговорку "аще быти храму древяну", но стоит она, заметим всегда на втором месте. Тут уместно вспомнить предположение учёных XIX века о том,  что каменные шатровые храмы Древней Руси XVI века появились как подражание деревянным. В свете христианских представлений эта гипотеза выглядит неубедительно, потому что данные богослужебных и святоотеческих книг однозначно говорят, что каменные храмы в сознании живших в древности людей были, говоря попросту, "главнее" и естест­венно, что именно они служили архитектурными образцам!

Но вернёмся к чину основания церкви. После закладки основания на место будущего храма приходил сам епископ или "первоначальнейший священник", облачался в священные одежды, ставил на особый столик - аналой, Евангелие и напрестольный Крест, и зажигались четыре свечи. Затем епископ или священник брал кадило и кадил "место церковное на четыре страны, на восток, на юг, на запад, на север и паки на восток". Затем брались три камня и полага­лись на месте, где должен был быть  построен престол – то есть самая священная часть алтаря храма, - каменный или деревянный стол, на котором за литургией и совершается важнейшее Таинство Евхаристии, таинственное превраще­ние хлеба и вина в Тело и Кровь Христову. Посреди этих камней укреплялся "Крест древян", и священник кадил кре­стообразно "спасенаго Креста образ".

Затем служился молебен с освящением воды, особое молитвенное последование в честь праздника или святого, в память которого создавался храм.

В этой части основания церкви чрезвычайно важным является число "четыре": и четыре свечи, и особенно каж­дение на четыре стороны света, по образу равноконечного Креста Христова, который имеет четыре конца. Таким об­разом, сам видимый мир освящается при начале создания храма образом Христова Креста.

Всемирно-освящающее значение Креста с наибольшей полнотой раскрыто в службе праздника Воздвижения Честнаго и Животворящего Креста, 14 сентября по старому сти­лю. В тексте стихер прямо говорится, что честный Крест "освящает миру концы", и ещё: "Четвероконёчный мир днесь освящается, четверочастному воздвизаему Твоему * Кресту Христе Боже наш".* 

Наглядно выстраивается логический ряд, от большего к меньшему: мироздание, четыре конца мира —> храм о че­тырёх стенах —> четырёхугольный престол (или, при осно­вании церкви - место под престол) —> Крест, как духовное средоточие Вселенной. Заметим также, что смысловое человеческое значение в этом логическом ряду обратно пропорционально размерам составляющих его предметов, наиболее значимых идейно Крест меньше всего по размерам. Так в малом  отражается  великое,  это  один из  ярких приёмов древней культуры. Не случайно и указание Потребника о  деревянном Кресте, потому что именно на древе, а нем камне, и не на металле пострадал плотию Господь Иисус Христос.

Следовательно, храм являлся образом мира, в основе  которого лежит форма креста. Это четвероконечное "утвер­ждение", знамение прочности, нерушимости возводимого церковного здания ещё трижды повторяется в чине основания церкви, к рассмотрению которого мы возвращаемся.

Итак, после молебна храму священник четырежды, поворачиваясь каждый раз к одной из четырёх сторон света, читает молитву: "Господи Боже наш, восхотевыи на камени сем создатися тебе церкви", в которой просит "основания его неразседна и неподвижима соблюдай, и совершён покажи храм свой". Затем священник четыре раза (на этот   раз по углам здания, так же по странам света, начиная от востока)

по трижды ударяет оскордом (то есть киркой, камнесечным инструментом, в современной практике - строительным мастерком) или топором (если церковь деревян­ная), говоря: "Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, основается церкви в честь и славу [и называет имя праздника или святого,  в честь которого будет строиться храм]."  Затем, снова повернувшись на восток, иерей читает ещё две молитвы, из которых следует особо обратить внимание на со­держание второй: "Господи Боже наш, очищающ скверну человеком,  безчисленным Своим человеколюбием и страстию, совокупив во едино небесныя со земными, и преградие вражды разрушив, освятив церковь телесе нашего Ро­жеством иже от Девы,  рекии сосудом твоим избранным апостолом Павлом, вы есте церкви Бога живаго, изволив вселитися и походити в нас, ты Владыко рукотворенный твой  храм сей приими, и яко очиститель безгрешный, освяти Церковь сию, Аминь". Обратим внимание на слова "освятив церковь телесе нашего", а также приведённые в молитве слова св. апостола Павла: "вы есте церкви Бога живаго (2-е Кор. 6,   16). Здесь заключается глубокий духовный смысл: созидаемый храм уподобляется человеческому телу, которое, по христианскому учению само по себе есть храм, обиталище Божие. И далее, в чине непосредственного освящения храма, эта параллель встретится ещё не раз. Очень важно здесь то, что в этих древних молитвах храм тела хри стианина ставится на первом месте и содержится прошение к Богу освятить рукотворный храм "во образ" нашего тела, которое, следовательно, должно быть, если можно так вы­разиться, более святым, то есть более совершенным духов­но, чем освящаемый храм из камня или дерева!

Далее следует  отпуст, заключительная молитва, читаемая священни­ком как бы от лица самого Христа, на которой поминается святой, в честь которого строится храм. При этом священ­ник держит в руках Крест. А после отпуста он кропит ос­вященной на молебне водой храм "на все четыре страны, таким образом в четвёртый раз освящая четыре страны све­та. Затем он "благословляет созидателя и делателей и народ Крестом, и водою кропит, и повелевает делателем созидати. На этом чин основания церкви завершается.

Подведём некоторые итоги. Изложенный в Большом Потребнике 1623 года чин основания храма ясно выражает основополагающие требования к церковной архитектуре, которые выполнялись древними зодчими. Здание Дома Божиего должно было быть:

1)    по возможности каменным;

2)    максимально прочным, чтобы стоять "до скончания века";

3)   план должен быть подчинён в той или иной  степени форме четвероконечного Креста: это было обусловлено символическим значением храма как образа "четвероконечного  мира",   освященного  Крестом  Христовым,  то  есть,  просвещенного христианством;

4)    Крест, как при основании церкви, так и при освящении её, водружаемый на здание, должен был быть деревянным;

5)    Отметим также, что помимо образного значения храма как Дома Божия и отражения всего мироздания, храм мыслился и образом "церкви телеси нашего", то есть должен был внешне в чём-то напоминать человека. Таким образом храм в символическом смысле есть Дом Господень, вся вселенная и добродетельный, святой человек (или шире - собрание таких людей), - и эти три значения очень тесно переплетались в архитектуре и уб­ранстве древних храмов, как мы увидим впоследствии.

*Служба Воздвижению Честнаго Креста цит. по изд.: Минея праздннчная.М., 1645. Л.269 об.

** Эта и последующие цитаты приводятся по изд.: Потребник. М.  1623

Категория: Богослужебные чины | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-08)
Просмотров: 1445

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz