Книжница Самарского староверия Вторник, 2020-Апр-07, 05:06
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Богослужебный круг [4]
Устав соборной службы [4]
Богослужебные чины [11]

Главная » Статьи » Богослужебный устав » Богослужебные чины

Панкратов Александр, иерей РПСЦ. Богослужение чина освящения церкви

После того как здание храма возведено, совершается Чин освящения церкви - торжественное богослужение, обычно возглавляемое святителем или священником, но по епископскому благословению. Содержание этой службы есть таинственное посвящение новопостроенного здания для вечного служения Богу путём особых молитв и священнодействий. Причём  те основные принципы создания древних зданий, которые заложены в чине основания церкви, получают здесь дальнейшее развитие, углубление, излагаются более ясно.

Но перед тем как перейти к непосредственному рассмотрению освящения храма  - небольшое исторически. отступление. В 335 году по Рожестве Христовом исполнилось 30 лет царствования византийского императора Кон­стантина   Великого,   того   самого,   который   впоследствии был, вместе со своей матерью Еленой, причтён Церковью к лику святых и имеет наименование "равно апостолом". И это, конечно же, заслуженная честь, ибо сей правитель ос­тановил длившиеся три века гонения на христиан, и много способствовал тому, чтобы язычество упразднилось, а вера Христова возвысилась и стала официально основной рели­гией Римской империи (не разделенной тогда ещё на За­падную и Восточную). Царь Константин уделял большое внимание святым местам Палестины, связанным с земной жизнью Господа Исуса Христа: при нём был торжественно прославлен Крест Христов, в память о чём был установлен ежегодный праздник Воздвижения Креста, и при нём же был построен знаменитый  храм  Воскресения Христова в Иерусалиме, храм, в котором хранится и до сего дня вели­чайшая христианская святыня — каменный Гроб, куда после Распятия было положено тело Спасителя Христа, отку­да Он восстал из мертвых.

Освящение храма Гроба Господня состоялось 13 сен­тября (по старому стилю) 335 года. К этому торжеству свя­тыми отцами, которые за десять лет до этого принимали участие в работе первого Вселенского Собора в Никее, бы­ла, вероятно, составлена особая служба. До настоящего вре­мени день 13 сентября входит в число средних церковных праздников,   он  называется  "Обновление  Святаго  Храма Воскресения Христа Бога нашего во Иеросалиме" (в про­сторечии - Воскресение Словущее). И каждый год в этот День в храмах звучат стихеры, тропари и каноны, состав­ленные к торжеству 335 года.1) Эта же служба совершается, лишь с небольшими отличиями, во всяком храме, который предназначен для  освящения,  то есть служба  освящения церкви есть ни что иное, как своеобразное повторение того торжества, которое совершилось в Иеросалиме при святом Царе Константине. 

Переходя теперь к непосредственному рассмотрению порядка освящения церкви, скажу, что мы не будем рассматривать этот чин во всех подробностях, поскольку он довольно сложен, особенно в части действий священнослужителей в алтаре. В основном мы изучим общие принципы данного богослужения, в наибольшей степени заостряя внимание на тех молитвенных текстах, которые нашли прямое отражение в древнем церковном искусстве.

Накануне освящения храма в нём совершается вечерняя служба, за которой поются три стихеры (церковные песнопения), прославляющие обновление храма, сопоставляющие это торжество: 1) с духовным обновлением всего человечества через христианство; принятие Нового Завета вместо Ветхого; 2)  с внутренним самообновлением каждого христианина через жизнь духовную согласно церковным законам,  3) с неизменностью Божества: "Положился еси столп крепости, церкви твоей, Христе, предвечное слово, основал бою  еси на камени веры, тем неподвижима пребывает во веки».2) Тексты этих стихер ещё раз напоминают о символиче­ском значении храма, - это Бог, вселенная и человек.

Далее по ходу службы читаются паремии -  выдержки из ветхозаветных книг,  где упоминаются древние храмы библейских  времён.   1-я  паремия  содержит молитву царя Соломона  после  постройки  им  знаменитого  Иеросалимского храма.3)  2-я, из притчей  Соломоновых, начинается словами: "Бог премудростию основа землю, уготова же не­беса мудростию", а затем переходит в нравоучение о совершенной жизни на Земле, здесь соединяются мысли о миро­здании и о святости человеческой жизни,4) 3-я паремия на­чинается словами: "Премудрость созда себе храм, и утверди столп седмь".5) Этот отрывок из притчей Соломона обычно истолковывается как пророчество о новозаветной христиан­ской Церкви как обществе верующих, учение которой утверждено на  семи  столпах -  Семи  Вселенских Соборах святых отцов. Далее, остановим внимание на стиховенных стихерах, которые так называются, потому что поются со стихами из Псалтыри. Особенно ярка, выразительна и про­сто красива, как пример духовной поэзии, первая стихера: "Обновляйся, обновляйся новый Иеросалиме, прийде бо ти свет, и слава Господня на тя возсия. Сего храма Отец созда, сего храма Сын утверди, сего храма Дух Святыи обнови, просвещающь и утверждающь, и освящающь душа наша". Новый Иеросалим в данном случае обозначает и иеросалимский  Воскресенский храм,  бывший в  335 году совер­шенно новым, и небесный град праведников, описанный в Откровении св. Иоанна Богослова, образом которого слу­жит освящаемый  храм.6)  Здесь  мы  впервые  встречаемся. ещё с одним символическим значением церкви, а особенно её внутренний части: храм есть образ небесного  селения праведных, нового Иеросалима, то есть Рая.

Характерен также подбор стихов из Псалтыри, к кото­рым припеваются стихеры. Стих первый: "Господь воцариея, в лепоту ся облечё", стих второй: "Ибо утверди вселённую, яже не подвижится"; стих третий: "Дому Твоему подобает святыни, Господи, в долготу дний". Здесь также прослеживается уже упоминавшийся логический ряд, но в несколько другом значении: Бог, воцарившийся в красоте  -> утвердивший непоколебимо вселенную -> пребывающий в Своем Доме (то есть в освящаемом храме), в котором пребывает святость "в долготу дний", то есть очень долго, всегда.

После того как пропеты стихеры с этими стихами, перед окончанием вечерни читается или поётся тропарь освящению церкви, то есть краткий молитвенный текст, в лаконичной  форме излагающий  смысл торжества,  прославляющий его: "Яко вышния тверди благолепие, и нижнюю явил еси красоту, святаго вселения славы Твоея Господи утверди Его в век века и приими наша, яже в нем непрестанно приносимыя Ти мольбы Богородицы ради, всех животе и воскресение".

Перевод на современный русский язык: "Как благолепие вышней тверди (то есть неба), и нижнюю явил красоту святого вселения Славы Твоей, Господи (то есть красоту новосозданного храма), утверди его (храм) в век века и прими наши мольбы, в нём непрестанно приносимые Тебе, ради молитв Богородицы, всех жизнь и воскресение".

Итак, здесь прямо указывается, что храм есть отражение небесной красоты, и содержится моление к Богу утвердить храм так, как утверждено небо и всё мироздание, частью, образом которого храм и является. Тут уместно вспомнить, как час­то, любуясь видами наших древних храмов, мы говорим, что их здания необычайно слиты с окружающей природой.

Так вот, как мы только что видели, при освящении храма приносится молитва, чтобы он был "утвержден" так же, как и окружающий его мир, то есть у древних храмозда­телей было сознание, что здание церкви, отражающее сим­волически всю вселенную, является в то же время её есте­ственной, неотъемлемой частью.

Вскоре после провозглашения тропаря вечерня заканчи­вается, а утром того дня, в который должно совершиться освящение храма, в нём служат утреню - утреннее богослужение, наиболее торжественной частью которого является величание освящению церкви, поющееся духовенством посреди храма: "Величаем Тя, живодавче Христе, и почитаем вси честнаго храма Твоего обновление".7)  Далее следует избранный псалом, начинающийся словами: "Основание Его на горах святых".  На  его  содержании  следует  остановиться подробнее. Он не имеет обычного цифрового обозначения, потому что такого псалма в Псалтыри нет. Этот псалом искусственно "собран" творцами чина из отрывков многих псалмов, которые по содержанию с новой глубиной раскрывают и обогащают понятие о духовном значении храма, так что этот "синтетический" псалом можно считать своеобразной "энциклопедией" понятий, связываемых в христианстве со словом "церковь" или "храм".

Вот некоторые из них, не встречавшиеся нам до этого момента. 1-й стих псалма: "Основания Его на горах святых", ниже, стих: "гора, юже благоволи Бог жити в ней",

храм есть "святая гора", то есть сооружение, возвышающееся и духовно, и внешне, архитектурно, над всем окружением, далее: "преславная глаголашася о Тебе, граде Божий", -> xpaм есть образ града, то есть города. При сочетании с первым значением получается, что храм есть "город на святой горе". Как тут не вспомнить  евангельский образ праведного, святого человека, который бежит от мирской славы, но та настигает его, потому что это угодно Богу для спасения людей: "не может град укрытися, верху горы стоя",8) - тут ещё одно, непрямое сравнение храма с добродетельным человеком. Центральной содержательной частью утрени является канон: пространный молитвенный текст, состоящий из восьми частей (песней), в каждой из которых четырнадцать меньших частей, которые называются ирмосами и тропарями. Однако в книге мы видим лишь четыре, пять, или шесть тропарей, и, чтобы прочитать, как положено по Уставу, каждую песнь на четырнадцать, тропари читаются по-дважды,  по-трижды, или к одному канону присоединяются ещё и другие. Всё это оговорено в Церковном Уставе.

Сосредоточим внимание на содержании некоторых тро­парей. Вот, например, тропарь из первой песни: "Днёсь не­приступныя Ти славы пришествие, иже на земли водрузеный Ти храм, небо соделав, в нём же согласно поем песнь Богу нашему, яко прославися". Здесь освящение, рождение храма называется пришествием (прихождением) непости­жимой божественной славы, которая делает водруженный (построенный) на Земле храм небом, то есть храм - суть слава небесная на земле. Эта же мысль прослеживается, но в ином выражении, во втором тропаре третьей песни:

"Показал еси, Блаже, рукодетельную скинию днесь, еже, паче ума славы Твоея, смотрительно жилище". Здесь храм именуется "рукодетельной (созданной человеческими руками) скинией", которая является жилищем Божественной Славы, которая, - "паче ума", то есть невместима для чело­веческого разума.

Вспомним теперь, что "скинией" называется храм, со­оружённый святым пророком Моисеем по указанию Божию после избавления древних евреев  от египетского  плена 9). Согласно библейскому описанию, это был прямоугольный двор, огороженный завесами из кож и драгоценных тканей; которые крепились к деревянным стойкам и положенным поверх них балкам. Скиния имела также две поперечные перегородки, разделявшие её на три неравные части: святая святых, самая небольшая по площади часть, где находила Ковчег Завета и прочие святыни, и куда лишь один раз в год входил первосвященник, далее, более значительное по размерам святилище, где постоянно совершали службы ветхозаветные священники, и "святое людское", - обший двор, где находились простые молящиеся.

Подобное разделение имеется и в новозаветных храмах: вот как об этом пишет Св.  Симеон  Солунский: "Храм разделяется на три части, потому что и Бог – Троица. То же изображали и разделенная на три части скиния, и Соломонов храм". Этими тремя частями в христианском храме являются притвор (по-гречески - нартекс), основное помещение для молящихся христиан (наос) и алтарь  - для совершения священнодействий, доступное только духовенству.

Архитектурная обработка наружных стен храмов также напоминает скинию - чередование колонн или пилястр, лопаток с гладкими поверхностями стен (которые, впрочем, порою бывают и богато украшены, как, например, в Димитриевском соборе во Владимире XII века) имеет первоис­точник в завесах скинии, утверждённых между деревянны­ми стойками.

Рассматривая канон освящению храма, мы перешли от его плана, то есть основания, к его наружному облику. "По­смотри и на внешний вид храма, - снова цитируем книгу св. Симеона Солунского. - Он означает видимый мир, и по­елику алтарь здесь знаменует небо, то он и имеет вид полу­кружия, и это бывает повсюду во всех храмах, в знаменование горных небес. Храм образует этот видимый мир; верх­ние части его - видимое небо, нижние - то, что находится на земле, и самый рай, внешние же части -самые низшие части земли и одну только землю, по отношению к живу­щим неразумно и не знающим ничего высшего. Как из­вестно, завершается храм куполом и Крестом. Вот как гово­рится о завершении храма в третьем тропаре третьей песни канона освящению: "Основание Тя, Христе, Церковь неразседаемое имущи, Твоим Крестом венчается, якоже царским венцем". Итак, крест на церкви есть царский венец.

Мы уже не раз говорили, что храм есть образ мира. Но это не прямое копирование географического устройства Земли, хотя в Византии и существовало (наряду с другими) представление, что плоская Земля ограждена с четырёх сторон  прозрачными  стенами,  сверху накрыта  полукруглым куполом, наподобие церкви 10). " Храм в первую очередь отражает соответствующую христианским представлениям духовную реальность мирового устройства, которая не похожа на глобус. Вспомним ещё раз святоотеческое толкование: алтарь есть "знаменование горних небес", а основная часть храма совмещает "то, что находится на земле, и самый рай", - то есть налицо своеобразное соединение земного с небесным.

Подтверждения мысли об опосредованном, а не прямом отображении мира в образе храма находятся в творениях  святых отцов церкви. По их учению Бог пребывает за npeделами видимого мира, в Своей особой области, именуемой Небом Небес, духовным небом или "светом неприступным", по  слову св.  апостола  Павла,  который  говорит,  что Бог "обитает в неприступном свете, которого никто из человеков не видел, и видеть не может" (I Тим. 6, 16). Архитектура и убранство православного храма в доступных для приятия земных людей материалах и формах отражают это невидимое духовное небо,  и  лишь отчасти  -  реальность земной природы.

Вчитываясь далее в слова канона освящению церкви, находим этому подтверждения. Вот второй тропарь четвер­той песни, где так говорится о храме: "Селения Господня возлюблена, видети желающим откровено славу лица Его, и согласно зовущим, слава силе Твоей, Господи", или кондак, читаемый после шестой песни канона: "Небо всесветлое церковь явися,   всех освящающи  верных,  в  ней же стояще зовем, сего храма утверди, Господи". Этот образ не­видимого неба создаётся средствами церковного убранства, которое сравнивается в тропаре восьмой песни канона с драгоценным  свадебным  одеянием:  "Днесь ризою  разум­ною, свыше истканною от божественныя благодати, Цер­ковь Твоя, Христе, якоже невеста украсися, и своя созывает к веселию люди, воспевати, благословите вся дела Господня Господа". Во втором тропаре восьмой песни храм прямо сравнивается с раем, а Крест - с древом жизни, стоявшим в раю: "Днесь вторый Адам Христос, показа рай умный новую сию сень, носящу за древо разумное, живоносное Крестное оружие,  поющим,  благословите вся дела  Господня Господа". Последняя песнь канона, именуемая девятой, содержит в первом тропаре торжественный призыв к христианам: "Приидете чистою мыслию, и бодреныма очима умныма зряще царевы дщери, церковныя красоты паче злата сияющая, Христа возвеличим". Вот и прямое указание на художественное средство передачи "неприступного света" - это употребление золота, которое широко применялось при украшении древних храмов: в мозаиках, фресках, на фонах икон и так далее.    

Во  втором тропаре  последней  песни  канона  церковь именуется "невестой", а "женихом" - Христос, Бог, в вечное служение Которому предназначен храм: "Радуйся и веселися невеста Царя великаго, зрящи света Своего жениха красоты, и с людьми Своими зовущи, Тя, живодавче, величаем".

Итак, красоте придаётся весьма большое значение: ей посвящены последние, завершающие и подводящие итог всему канону тропари. Следовательно, храм не может быть некрасивым -  иначе он не выполнит своего предназначения - отражать Божественную красоту невидимого духовного неба, которое было видимым для святых, как пишут о том многие святые отцы.11) В связи с этим представляется, ,что общее  впечатление  от  красоты древних храмов  наиболее точно передают слова святого Григория Нисского, сказанные о людях, достигших значительных духовных высот: «По отношению к истинному и умному Свету Божества - каждый должен сам увидеть эту красоту. Кто созерцает её, по некоему Божественному дару и вдохновению, тот хранит „неизъяснимое изумление в тайне сознания".   Именно такое высокое духовное ощущение и вызывают памятники древнего христианского искусства. Они не приносят телесного, чувственного наслаждения,  а возводят душу человека  от земного к небесному.

В завершающей части утрени поются стихеры "на хвалитех", то есть со стихами из псалмов 149 и 150, которые начинаются со слова "Хвалите", например: "Хвалите Бога во святых Его". Содержание хвалитных стихер службы освящения церкви прямо относится к Иеросалимскому храму Воскресения Христова и торжеству его освящения в 335 году. Здесь упоминается "Христова Воскресения светоносный дом", который "дает мирови Гроб" (то есть Гроб Господень) (1-я стихера).

После утрени начинается непосредственно чин освящения храма, большую часть которого занимает освящение алтаря и водружение в нём престола -стола, на котором во время литургии совершается величайшее таинство Евхаристии: пресуществление хлеба и вина в Тело и Кровь Христову. Утверждение престола и прочие действия являются также великим таинством. По этой причине в древности на время совершения освящения храма из него изгонялись все мирские люди, не имеющие церковного чина. Вот как го­ворит об этом св. Симеон Солунский: "При начале совер­шения освящения изводятся из храма все, не имеющие пе­чати священства. Ибо, во время освящения храма, освященные только печатью священства должны присутствовать и служить, каждый соответственно своей степени; а из числящихся между мирянами не должен присутствовать никто; тому, кто находится внутри, надобно быть священнослужителем, так как и дом освящаемый священен. Поэтому, пока не  освящен  храм,   и   изводятся   из   него   миряне  как не имеющие доступа к жертвеннику". Также из храма выноси­лись все движимые  вещи:  "...Всё,  движимое  кем-нибудь, преходит и прелагается, а храм должен быть тверд и нико­гда не переменять своего места... Затем затворяются двери: ибо храм становится уже небом и осеняет его сила Святаго Духа. Посему и должно присутствовать только небесным, то есть, освященным, и никто другой не должен видеть священнодействие".

Однако в настоящее время, в том числе и в Старооб­рядческой Церкви, присутствие мирян при освящении церкви допускается, следят лишь за тем, чтобы никто не пытался   войти в алтарь, где происходит основное священ­нодействие, совершаемое только духовенством.  Мы же последуем древнему обычаю, и, будучи миряна­ми, а не священными лицами, не будем вдаваться в подробности   алтарных   действий   духовенства. Необходимо только упомянуть о том, что при освящении над храмом
совершаются тайнодействия,  как над  человеком,  прини­мающим Крещение и Миропомазание: как и в этих обрядах,  здесь употребляются освященная вода, святое миро, светильники.   Св.   Симеон  Солунский  так  истолковывает это: «Миром же освящается... весь храм: это – в сответст­вие тому, что и Господь, через восприятие плоти, освятил все наше естество божественною благодатию, которую по­сле Него,  приняв по преемству,  апостолы предали всему миру» Здесь раскрывается новое сочетание трёх значений храма - божественного, вселенского и человеческого.
В завершающей части чина освящения храма совершается торжественный крестный ход, троекратное обхождение вокруг новоосвящённой церкви. При этом внутри церкви оставляют... певцов, иже на се искусни отвещати", потому что ход  в  храм после  крестного  хода  совершается по-собенному (об этом скажем чуть ниже).                                                              

Во время крестного хода наружные стены храма освящаются тремя способами: окроплением святой водой, каждением и осенением напрестольным Крестом. Таким  образом, и наружные стены церкви, подобно человеку, как бы принимают Крещение. Во время шествия крестного хода поются стихеры, числом 24. Первая стихера начинается такими словами: "Иже на камени веры созда церковь Свою, Благий, в той, исправи мольбы наша". Тут опять говорится о камне как образе камня веры, являющегося основанием церковного учения. Далее повторяются стихеры, уже звучавшие за вечерней и утреней накануне освящения храма (о содержании их мы уже говорили. Только за службой они исполнялись в разное время, а здесь без перерыва поются одна за другой, раскрывая для внимательного слушателя всё многообразие и глубину духовного значения храма. После этих стихер поются стихеры "мученичны", в честь святых страдальцев за Христа, мощи   которых   в   обязательном   порядке   полагаются: в верхнюю  крышку  престола  при  освящении  храма.  Без этого,  согласно церковным  правилам,  не  может совершаться  божественная литургия.  Св.  Симеон  Солунский так объясняет этот обычай:  "Мученики суть основания Церкви, назданные на основании Спасителя... Они… суть части тела Христова и как бы жертвы, закланные за Него... Ибо, если по отношению ко всем верным Павел говорит: "вы есте тело Христово и уды отчасти",12 то тем более телом и членами Христовыми будут те, которые подвизались за Его славу и были подражателями Его смерти". Поэтому молитвенное обращение ко святым мученикам во время крестного хода является необходимым.

По троекратном обхождении вокруг освящаемого храма духовенство и прочие участники крестного хода останавливаются перед закрытыми дверями западного, главного входа  в  церковь. Следующие за тем священнодействия и молитвословия как бы воспроизводят события Вознесения Господня в связи с ветхозаветным пророчеством о нём в 23-м псалме царя Давыда, где есть такие слова: "Возьмите врата, князи ваши, и возьмитеся врата вечныя и внидет Царь Славы. Кто есть сей Царь Славы? Господь Силам той есть Царь Славы". О том, что эти слова связаны с Вознесением Христа, пишет св. мученик Иустин Философ, живший во II веке нашей эры: "Когда Христос из мертвых воскрес и на небо восходил, тогда повелено (было) от Бога князем (то есть Архангелам   или   другим   начальникам   Ангелов)   отверзти врата небесные, да внидет Сей, который Есть Царь Славы и, войдя, сядет одесную Бога-Отца. Но так как сущии на небесах князи увидели Его как имевшего вид безобразный, безчестный и безславный, то они, удивляясь такому Его странному виду, вопрошали: "Кто есть сей Царь Славы?" И Дух Святый от Лица Отца и собственного Своего отвечает им: "Господь Силам, Той есть Царь Славы".   То же самое совершается теперь здесь, пред дверями нового храма. Архиерей, как бы от лица Самого Христа, возглашает трижды перед закрытыми вратами: "Возьмите врата, князи вашими возьмитеся врата вечная, и внидет Царь Славы", и на каждый такой возглас "отвещавают внутрении певцы", как из глубины неба: "Кто есть сей Царь Славы?" В старообрядческих певческих книгах эти "вопрос" и "ответ" изложены необычайно красивым демественным роспевом, и кто присутствовал при освящении старообрядческого храма, надолго запомнил эти поистине ангельские звуки. После троекратного "вопрошания" святитель читает молитву "Боже и Отче Господа нашего Исуса Христа", где содержатся такие прошения:   "Призри   на  ны,   грешныя  и   недостойный рабы Своя,  обновление  празднующих  честнаго  храма   Святаго сего, во образ святейшия Ти Церкви, еже есть самаго тела нашего [наиболее ясное во всём чине церковного освяшения указание на то, что храм является образом тела христианина. которое есть "святейшая Церковь"] и сего утверди даже до скончания века, неподвижима и прославлена у Тебе [указание на необходимость прочности, непоколебимости церковного здания] и сподоби нас в нем хваления и славословия непостыдна приносити Славе Твоей... познании всяком чувстве (хваление и славословие предполагает также и познание Бога,  оно должно приноситься всеми чувствами, и в том числе разумом, свойством которого является познание). После этого святитель читает ещё одну молитву,  тайносовершительную,  в  которой  просит  Бога: «Сотвори со входом нашим входу святых ангел бытии». Эта молитва взята из чина литургии, там она читается пред малым   входом   с   Евангелием.    Прошение   это   ещё   раз подчёркивает значение внутренней части храма, куда входят, как образа неба, где пребывают ангелы. После этого архиерей,  оградив Крестом двери храма,  возглашает:  "Господь Силам, той есть Царь Славы", и "внутренний певцы" поют эти же слова, также демественным роспевом, необычайно красиво. Этот "ответ", так же, как и вопрос, звучит трижды. После того, как "Господь Силам" спели в третий раз, один из священников открывает двери, и крестный ход во главе со святителем,   а  за   ними  и  весь  народ  входят  в  храм, причём   певцы   поют  тропарь   освящению   "Яко вышния тверди благолепие", о котором мы уже говорили.

Торжественный и вместе с тем возвышенно-торжетвенный обряд вхождения в новоосвященный храм ясно указывает на то, что, собственно, образом невидимого духовного неба является внутренняя часть церкви, куда входят архиерей, духовенство и молящиеся, так же, как Христос вознесся на небо в окружении ангелов. Подтверждение этому есть у св. Симеона Солунского: "Знаменовав и отверзши врата храма, как бы вход на небо, потому что небесная обитель отверзнута нам чрез великого свидетеля Отчего Исуса Христа, архиерей совершает вход... Ибо жертвенник уподобляется горним небесам и небесному Святому Святых, куда вошел с плотию Пресвятый Исус, и ни в чем не ниже его: потому что и Он имеет священнодействующего Исуса и присущие Ему божественные силы. Низшедши к нам и походив в этом мире плотию, Он низвел с.Собою и их, и Он не ограничивается местами, но присутствует, повсюду". После вхождения в храм чин освящения заканчивается так же, как и молебен, а после краткого расхода 13) на новоосвященном престоле совершается первая божественная литургия. За ней читаются особо подобранные на освящение церкви выдержки из Послания к евреям апостола Павла и из Евангелия от Матфея. Из Евангелия избрано место, где Христос говорит апостолу Петру слова, о которых мы упоминали в начале нашего разговора: "Ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь мою, и врата адова не удолеют ей". За литургией также поётся особый причастен, стих из Псалтыри, исполняющийся особым протяжным роспевом в то время, как духовенство причащается в алтаре: "Господи, возлюбих благолепие дому Твоего и место вселения   Твоея". После того, как храм построен и освящен, в нем начинается служба Богу, а по каким законам она устроена и как это связано с древнерусской культурой, нам ещё предстоит побеседовать.

1. О соборном освящении храма в Иеросалиме упоминает историк Церкви рубежа IV-V вв. н.э. Сократ Схоластик. См.: Сократ Схоластик. Церковная история. М., 1996. С.56.

2.  Цит. по изд.: Потребник. М., 1623. Л. 10. По этому же изданию приводятся  и иные цитаты из "чина освящения церкви".

3.  3-я книга царств, 8.        

4. Притчи, 3

5. Притчи, 9

6. Откр., 21:10-21

7. В современной практике утреню обычно служат с вечера

8. Мф., 5, 14

9. Исх.,31,2.6. 35,30.34 Евр.9,5

10. См. издание: Редин Е.К. Христианская топография Козьмьы Индикоплова, М.,1916.

11. "Если хочешь увидеть Святаго (то есть Бога), - стань святым" (св. Иоанн Златоуст). И ещё: "Блаженны те (то есть святые), которые от всей души стремятся войти во свет (неприступный), презрев всё прочее. Если они и не имеют успеха войти в этот свет в настоящей жизни, то уйдуг из неё с благой надеждой и потом обретут его, каждый по мере своей" (св. Симеон Новый Богослов). Так ещё раз проявляется значение храма как тела святого человека, видящего неизреченную красоту.

12.  1 Кор: 12,27

13. Расходом у старообрядцев называется перерыв между богослужениями, когда молящиеся на время расходятся.

о.Александр Панкратов, настоятель храма РПСЦ во имя св.Иоанна Богослова на Витке (Великий Новгород).

Категория: Богослужебные чины | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-06)
Просмотров: 1653

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz