Книжница Самарского староверия Пятница, 2021-Окт-22, 01:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Интервью нашему сайту [17]
Интервью другим СМИ [65]
Внешние о староверии [6]

Главная » Статьи » Интервью » Интервью другим СМИ

Поиск Бога: интервью митрополита Московского и всея Руси Корнилия орехово-зуевской газете «Свобода и Слово»

  

- Меня весьма заинтересовало одно из Ваших интервью, в котором вы говорили о сущности глобализации и её негативном влиянии на православие. Почему мы должны опасаться этого процесса?

  

- Глобализация очень вредна. Это что-то недуховное, не православное. Я понимаю глобализацию как проявление сил, которые православие хотят уничтожить. Дело в том, что под этим иностранным словом Церковь понимает, в первую очередь, приход царства антихриста. Объединение культур, экономики, общества и даже религий, которое многим людям неверующим кажется положительным, для истинных православных означает проявление царства погибели. Вот почему Церковь боится глобализации и возможными методами пытается тормозить этот процесс. В едином мире нет места для Христа, для покаяния, где грех не считается грехом. Вообще, ставится задача освободиться от такого понятия, как грех — оно заменено модным словом «комплекс», и считается, что чем меньше у человека таких комплексов, тем для него лучше — их нужно преодолевать, говорят люди. И поэтому само понятия греха изживается, и отсутствие комплексов превращается в норму жизни.

 

Это «усреднённая» религия. Во главу угла ставится падший человек с его вредными привычками, свободный, без веры в Христа, с его гордым превозношением. Сейчас это всё насаждается различными способами — идеологическими либо с помощью силы, власти денег. За всем этим человек не видит смысла жизни и разменивается на «мишуру». И в калейдоскопе мелочей иногда очень трудно думать о призвании, о соединении с Богом, о смерти, о страшном суде, который нас всех ждёт. Такие процессы ярко проявляются на Западе, в частности в Америке. Но нам всё это не страшно, ведь с нами Бог, и с Божьей помощью мы победим.

 

- Владыка, а может быть, проблема глобализации слишком надуманна? Вот, например, в той же Европе или Америке главным праздником считается Рождество...

  

- Вы попали в точку. Действительно, в Европе главный праздник - Рождество, но скажу, что в России главный праздник - это Пасха, Воскресение Христово. Необходимо всё же расставить акценты: на Западе Рождество - это выражение чисто человеческой радости. Явился нам Христос - и это хорошо, нужно это праздновать, считают они. Но для чего Сын Божий пришёл на землю? Чтобы потом пойти на крест, принести в жертву свою плоть и кровь за грехи наши. Вот в чём смысл-то. Пасху мы считаем торжеством торжеств. А там, в западных странах, этот смысл совсем потерян. Если развивать данную тему, то вообще скажу, что из господствующей в Европе и США католической религии вышло такое течение, как протестантизм. Так вот протестанты говорят, что грех вообще не вменяется человеку, потому как Христос уже искупил все грехи человека. А раз нет грехов — что ж, остаётся только радоваться. Но христианство говорит не об этом — наоборот, мы, в пример Христа, должны приносить добровольную жертву. Ведь Исус говорил: «Кто мой ученик, бери крест и следуй за мной». Ибо нет без жертвы спасения. А в «западном» понимании всё совсем иначе.

 

Кстати, недоброе влияние других верований - одна из причин церковного раскола. Но старообрядцы с Божьей помощью уже почти 350 лет отстаивают неизменность веры, которую когда-то приняли наши предки. Хотя, конечно, год от года становится всё труднее делать это. Всё ближе и ближе подбираются к сердцам верующих плохие веяния современного мира. Мы же, старообрядцы, живём в таком же обществе и не можем обитать отдельно. Негативные процессы имеют место больше в крупных городах, в центре России. Я же побывал в глубинке и могу сказать, что там люди бережнее относятся к вере, хранят традиции. Там и семейный уклад другой — много детей, все члены семьи работящие, не пьют.

 

- Тогда как же мы должны противостоять негативным влияниям? Означает ли это, что наша культура должна быть изолирована от других?

  

- Начнём с того, что мир, который не признаёт Христа, не живёт Церковью и христианскими обычаями, мы называем падшим. Это царство дьявола, и, как говорят Святые Отцы, чем дальше мы будем от него, тем для нас лучше. Вот простой пример: сейчас идёт Великий пост, и кто-то его действительно соблюдает, а другие - нет. Что-то слышали, что-то знают, но рассуждают так: «Это для тёмных людей, для старушек, но для меня это необязательно». А ведь постился ещё сам Исус Христос, все праведники тоже постились. Нарушение запретов Божьих всегда считалось человеческим падением. Пост - это в некоей степени традиция, выработанная веками, такая же, как церковные песнопения, пасхальные обычаи и так далее. Всё это входит в понятие нашей, православной культуры. А те верования, которые сейчас есть на Западе - католицизм и протестантизм, - проповедуют вещи для нас неприемлемые. Конечно, на уровне светском диалог вести нужно, но что касается религиозных вопросов, здесь контакты должны иметь исключительно миссионерский характер, для того чтобы убедить, что православие - истинная религия.

 

- Как вы относитесь к введению преподавания основ православия в школах?

  

Просвещать молодёжь действительно нужно, ведь наш народ много лет жил без понятия Бога. Сменилось несколько поколений. А потому, я считаю, дело это благое, ведь дети — наше будущее. Здесь, правда, необходимо сделать акцент на то, что участвовать в таком процессе должно и старообрядчество. Более того, у нас даже есть готовые методики для работы с детьми. Во всяком случае, наша Церковь могла бы принять участие в разработке пособий.

 

В целом, думаю, посещение таких уроков должно быть добровольным. Если говорить о старообрядчестве, то хотелось бы, чтобы учителя и священники давали и историческую оценку   раскола, его влияния на историю и культуру.

 

- Часто мы становимся свидетелями того, как священники пытаются подняться по карьерной лестнице и ставят свои интересы выше интересов служения Богу, а в самой Православной Церкви нередко появляются различные противоборствующие течения. Как к этому относиться?

  

- Священнослужители - это такие же люди, со своими достоинствами и недостатками. Ярчайший пример - ближайшие ученики Христа, один из которых оказался в итоге предателем. Так вот враг рода человеческого поймал его на слабости, ведь Иуда был сребролюбив. По аналогии и в наши времена есть такие люди, которые пытаются обогатиться, подняться выше других. Такие люди есть, но Бог им судья.

 

Если речь идёт о различных православных течениях, которые появляются в последнее время на территории славянских государств, то я связываю процессы отделения церквей с влиянием западной культуры. Тактика врага рода человеческого - разделяй и властвуй. Вот поэтому и противимся мы глобализации, зная, что подобные вещи происходят. Вспомните притчу: отец попросил сыновей сломать метлу, но они не смогли сделать этого. Тогда отец велел разделить её на прутья - и сыновья с лёгкостью справились с задачей. Такая же ситуация и здесь: силы пытаются по прутику сломать нашу веру. Но, несмотря ни на что, мы обязаны сохранять свои устои и чтить заложенные предками традиции.

 

- Как вы пришли к православию? 

 

- Я родился в традиционно старообрядческой семье. Мать и отец были глубоко верующими. Дед, в честь которого я получил своё мирское имя, был регентом поповского храма [сейчас в его помещениях находится трикотажная фабрика] и, как говорят свидетели, очень хорошо читал. Большую роль в моём становлении как личности сыграла бабушка. Она-то впервые и привела меня в церковь. У нас в районе улицы Пушкина есть пруд - на его месте раньше была молельная, сейчас там установлен памятный знак. И семена, посеянные в детстве - в самое благоприятное время, когда формируются душевные качества, дали всходы.

 

Образование получил неплохое. Я учился в 11 школе как раз в такое время, когда были очень сильны позиции атеизма – это были 50-60-е годы. После получения аттестата о среднем образовании пошёл в индустриальной техникум, стал мастером по обработке металлов. С 62 года работал на хлопчатобумажном комбинате, точнее, на литейно-механическом заводе при нём. Там я трудился 35 лет. Сначала был токарем, потом - мастером и в итоге стал начальником отдела. Кроме того, занимался общественными делами. А когда в конце 80-х - начале 90-х произошли известные события, у меня появилась возможность побольше узнать о Церкви и о вере. Тогда же произошла и моя встреча с отцом Леонтием, нынешним настоятелем нашего старообрядческого храма. А затем мы вместе с Евгением Голодновым решили заняться восстановлением церкви на Кузнецкой улице.

 

- Но полностью храм так и не восстановили? 

 

- Когда мы только начали, церковь уже определили под снос, а в святых стенах располагался гараж ОСТО. Но, заручившись поддержкой общественности, мы всё же принялись за реставрацию. Этот процесс идёт до сих пор. Бог даст, завершим восстановление здания в этом году. Нужно ещё достроить колокольню - и тогда останется осуществить отделку помещений. Кстати, наш храм в некоторой степени уникален. Под одной крышей здесь молятся староверы-поповцы и беспоповцы. Учитывая, что это два различных течения в старообрядчестве, такой пример сотрудничества просто не имеет аналогов.

 

- Владыка, а как вы стали Митрополитом Московским и всея Руси? 

 

- Последнее время, собственно, я занимался реконструкцией храма. В ноябре 2005 года состоялся Собор, на котором меня избрали Митрополитом Московским и всея Руси. С тех пор я - в Москве, а в родном городе как гость.

  

- Вы действительно считаете себя гостем в Орехове?

  

- Из семи дней шесть я нахожусь в Москве. Можно сказать, я по статусу гость здесь.

 

- А чем вы занимались в свой первый год на высоком посту?

 

 - Сейчас идёт такой перестроечный процесс. Избрание было для меня неожиданным. Я стал Митрополитом — а это другие   масштабы,   постоянные встречи, контакты и поездки. Постепенно к этому привыкаю...

 

- Скажите, тяжело ли это - быть Митрополитом для всей России?

 

 - Любой человек, руководящий Церковью, - это подчинённый, так сказать, соработник Божий. Ответственность перед Богом, конечно, очень большая. Бог возлагает на нас бремя, но Он же и спасает нас. Потому-то я и взялся за это дело, тем более то была не моя прихоть. Можно сказать, что я в какой-то степени даже не хотел, но поскольку соответствующее решение принял Священный Собор, поскольку речь идёт о воле большинства, поскольку мне оказали высокое доверие, я не мог этому препятствовать. Считаю  это миссией от Бога. Вы спрашиваете, тяжело ли? Да, тяжело, потому как многое в моей судьбе изменилось. Приходится менять сложившийся десятилетиями уклад жизни, но с Божьей помощью все преодолеваю.

 

- Опишите свой обычный рабочий день.

  

- День на день не приходится, поскольку всё очень непостоянно. Я было пытался выработать какой-то график для себя - чтобы ложиться в одно время, в одно время вставать. Но не получается. Во-первых, многое зависит от того, есть ли в этот день церковная служба; если есть, то приходится рано вставать. Тем более я участвую в ней как архиерей, поэтому надо готовиться, а это занимает несколько часов. Но даже когда моего участия не требуется, я всё равно присутствую. А в целом, очень много поездок - потому все графики сбиваются. Достаточное количество встреч, некоторые специально в Москву приезжают, многие по телефону звонят. Вот оттого и не получается выработать распорядок дня. Единственное - обычно раз в неделю приезжаю в Орехово. Только здесь могу отдохнуть и отдышаться, даже книгу почитать...

 

- Владыка, а обычные верующие могут попасть к вам на аудиенцию?

 

- Принять всех не успеваю, опять же из-за отсутствия времени. Однако я всегда найду возможность побеседовать, если речь идёт о важных вопросах, таких как строительство храмов, организация общин. Но я постоянно предупреждаю, что лучше всего сначала позвонить, уточнить вопрос - может, и не требуется приезжать человеку. А так, если я присутствую на службе, то каждый может подойти по её окончании и задать вопросы, поговорить, я обычно не отказываю.

 

- А быт ваш чем-то отличается от повседневных забот других людей?

  

- А чем я не обычный человек?

 

- Скажем, приходите вечером домой, что делаете? Читаете газету, смотрите телевизор?.. 

 

- Я уже говорил что на  чтение времени у меня не остаётся, если только нужно что-то срочное просмотреть. Что касается телевизора, то смотреть его - дело греховное. Я всем говорю: выбрасывайте телевизор, телевидение несёт только массу соблазнов и искушений, а не пользу. Если уж действительно осталось свободное время, то его лучше всего потратить на молитву: это, по крайней мере, будет по-христиански. Так что время своё нужно использовать рационально, тем более что его не всегда бывает очень много. Вот и ещё пример: считаю, мы в жизни очень мало общаемся друг с другом, нам не хватает чисто человеческого общения, а мы тратим часы, чтобы посмотреть телевизор. Это неправильно. Это отвлекает от основной мысли о Боге, о смысле жизни.

 

- А в магазин ходите? 

 

- Нет, просто не приходится. У нас в центре есть столовая, там можно покушать, а я непритязателен в еде. Да и вообще, ходить в облачении по магазинам — это странно, по меньшей мере. Хотя что касается литературы, то иногда захожу посмотреть новые издания.

 

- Возвращаясь к теме телевидения, хочу спросить, видели ли вы фильм «Остров»?

  

- Да, посмотрел. С исполнителем роли Филарета, нашим земляком Виктором Сухоруковым, я, кстати, знаком. Иногда созваниваемся. Так вот, у Виктора, считаю, там такая немного наивная эпизодическая роль, а основной образ всё же создал Мамонов. Тема покаяния, затронутая в картине, очень хорошая, сейчас нам особо нужна. Мы много грешим, но редко задумываемся о последствиях, а здесь человек совершил грех и всю свою жизнь посвятил покаянию, осмыслению прошлого. Полезный фильм. Есть о чём подумать.

 

- Владыка, коли вы по большей части жили светской жизнью, есть ли у вас верные друзья, с которыми Вы периодически встречаетесь, поддерживаете контакт?

 

- Есть, конечно, самые близкие друзья. Всё-таки я большую часть жизни отдал своему предприятию - с теми людьми, кто был со мной в то время, я иногда созваниваюсь, разговариваем, обсуждаем некоторые вопросы, вспоминаем былое. Близких родственников у меня нет. Я вообще считаю, что чем старше человек, тем больше для него важно одиночество: должно быть время помыслить о Боге, помолиться.

 

- Позвольте ещё один философский вопрос: что такое жизнь?

  

- Для верующего - это служение Богу, очищение от грехов своих и путь работничества Богу. Каждому даётся сила и талант, кому-то больше, кому-то меньше, разум — это всё нужно использовать на служение Богу. Ну и подготовка к тому, когда мы уйдём из этой жизни, которая очень короткая, и отпущенное нам время нужно тратить с пользой.

 

- Вы достигли больших высот в духовном развитии, в служении Богу. А чего вам достичь ещё не удалось?

  

- Можно сказать, искушающий вопрос. Я-то сам, считаю, ничего не достиг. Даже один из Святых Отцов на смертном одре сказал, что не знает, получил ли покаяние, прощены ли его грехи или нет. И только по милости Божьей могут быть прощены наши грехи, а грешим мы постоянно. Наша жизнь — река. И мы должны переплыть её с одного берега на другой — там нас Господь ждёт. Но течение постоянно сносит нас куда-то в обрыв, в пропасть. И чтобы попасть на другой берег, надо всё время грести против течения. Если так не делать - то снесет потоком. А для этого необходимо работать над собой, следить за своим внутренним состоянием. Такова миссия каждого человека, приходящего в этот мир, — понять своё призвание, пересечь реку и добраться до берега. Господь берёт за руку, ведёт за собой, конечно, только тех, кто этой помощи просит.

 

- Всё-таки какие цели вы ставите, пребывая на посту Митрополита?

  

 - Если говорить про мирские цели, то сегодня есть возможности для старообрядцев восстанавливать храмы, развивать свою культуру. У нас есть духовное училище - такого раньше не было, тем более что сейчас власти нам не мешают, как это было недавно, как было это и 200-300 лет назад. Нам помогают государственные структуры, да и простые люди тоже не остаются в стороне. Сейчас я осмысливаю задачи, ведь прошёл только год с тех пор, как меня избрали на сей высокий пост. Представьте себе: нужно заботиться о верующих по всей России, Украине, Молдавии, да и за рубежом тоже сильны наши позиции. Ещё прошло слишком мало времени, чтобы решать глобальные задачи. Сейчас идёт этап моего вхождения в курс дел и осмысления проблемных вопросов.

 

- За всё время своего пребывания на посту Вам приходилось встречаться с президентом России?

 

 - Я вхожу в состав президентского Совета, его возглавляет Сергей Собянин. Но личной встречи пока не было, хотя и хотелось бы добиться аудиенции первого лица государства. Но у нас хорошие связи в администрации президента. Юрий Лужков пытается помочь восстановлению нашего духовного центра в Москве. Кроме этого, часто вижусь с губернаторами, послами в тех регионах, куда езжу.

 

- А как вам нынешнее состояние нашего города? Мы на верном пути?

  

-  Орехово-Зуево — мой родной город. Что Богом дано, то и надо принимать. Сейчас благоприятное время для экономического развития, для обновления города. Много изменений вижу в последнее время. Очень преобразилась центральная часть - я живу как раз рядом, поэтому замечаю всё, что происходит. Хотя есть и дворовые территории - о них тоже надо позаботиться. Хотелось бы побольше скверов, спортивных площадок, но вроде бы, говорят, это будет в ближайшее время. Кроме этого, хотелось бы очистить город от игровых клубов и других подобных мест - их влияние совращает людей, особенно молодёжь, неокрепшие умы. Я всё же верю, что город наш потенциально богат людьми добрыми, честными, талантливыми, у нас богатое историческое прошлое. Большое сожаление вызывают у меня построенные Морозовыми текстильные фабрики, производство на которых постепенно умирает — а ведь это же лицо нашего города. Редко где увидишь целые улицы, кварталы старинных промышленных построек. Мы обязаны сохранить то, что ещё не потеряли. Наш храм - это тоже часть нашего прошлого, и я надеюсь, что, когда восстановление завершится, он станет ещё одним местом в городе, где люди смогут прикоснуться к истории.

 

- Что вы можете пожелать читателям нашей газеты?

 

 - Мира, добра, любви - всего того, что нам сейчас так нужно. Хочу, чтобы спасительная православная вера всегда служила нам опорой и поддержкой в жизни.

 

С Митрополитом о вечном разговаривал Олег Костин

 

Центр древнерусской духовной  культуры «Старая Русь»

 

Категория: Интервью другим СМИ | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-23)
Просмотров: 819

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2021Бесплатный хостинг uCoz