Книжница Самарского староверия Суббота, 2021-Окт-16, 12:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Интервью нашему сайту [17]
Интервью другим СМИ [65]
Внешние о староверии [6]

Главная » Статьи » Интервью » Интервью другим СМИ

Интервью митрополита Московского и всея Руси Андриана газете «Газета»
(публикуется без сокращений)

Вы согласны с тем, что вас называют старообрядцами?

Это вынужденное согласие. Само слово появилось во времена Екатерины Второй, законодательно закреплено Николаем Вторым и отражало по­зицию официальной Церкви и отношение светского общества. Мы же причисляем себя к исконному Русскому Православию, считаем себя Русской Православной Церковью, но для того, чтобы соблюсти само­идентификацию, вынуждены называться старообрядческой Церковью. Хотя на самом деле не обряд, и тем более не обрядоверие составляет суть наших верований, - они имеют более глубокие смыслы.

Почему вы так стойко держитесь за старую веру, ведь мир меняется, с ним упрощается и обряд?

Мы внимательно наблюдаем за процессами, происходящими в новообрядческой и других христианских церквах. И мы неизбежно приходим к выво­ду, что попытка компромисса с духом времени, приспособленчество не­избежно приводят Церковь к обмирщению (духовной секуляризации). Мы храним не только древнехристианские формы богопочитания - дву­перстие, трехпогружательное крещение, хождение по солнцу - но и соответствующий евангельскому и святоотеческому учению дух любви, послушания, милосердия и всех христианских добродетелей.

Что столь радикального было в реформах патриарха Нико­на, что вызвало такое сопротивление народа - ведь и рань­ше книги исправляли?

Действительно, исправление богослужебных книг происходило на протяже­нии всей истории русской Церкви. Однако при патриархе Никоне произо­шло не исправление, а откровенная порча книг торопливыми иностранцами-справщиками. В качестве образцов были взяты низкокачественные из­дания, выпущенные в западных униатских типографиях, а потому само «исправление» обернулась переворотом, настоящей революцией в России. Эта реформа была не только богословски необоснованной, но и чрезвы­чайно грубой по форме. Именно поэтому она вызвала такое всенародное сопротивление. А «наисправляли» тогда так много, столько вздора внесли в богослужебные книги, что и до сих пор удивляются. Только в XX веке новообрядческая Церковь решилась удалить из богослужения такие фразы: «Молимся тебе, дух лукавый...» или «Запрещает тебе Господь, диаволе пришедый в мир и вселивыися в человецех». Изменения книг были настолько масштабны, что сейчас у нас с новообрядческой Церковью мало осталось молитв, которые произносились бы одинаково. Если даже нет смысловой разницы, то есть разница в произношении, в грамматике, в лексике.

Многие историки искали корень российских бед именно в раско­ле XVII века, считая русских фанатиками и начетчиками, отри­цающими всякие перемены Победители, кстати, все эти черты приписали вам. Ведь в школьных учебниках все представлено почти анекдотом люди шли умирать, только чтобы не тремя, а двумя пальцами креститься Чего власть добивалась?

В истории многое бывает связано с личностными особенностями. Никон об­ладал амбициозным характером и использовал этот момент в своих це­лях. Царь Алексей Михайлович был подвержен западным влияниям, же­лал сближения с Западом. Царь рассчитывал на особую роль возглавляемого им Православия в мире, видел своей целью византийский престол, а Никон - кафедру Константинопольского патриарха. Речь шла об искушении властью. Так началось «великое церковное преступление, с которого началась гибель России». Это слова Александра Исаевича Со­лженицына. Уже позже, в ссылке, Никон осознал, что начались такие по­следствия, на которые он не рассчитывал. Кстати, уйдя с патриаршей ка­федры, он не только позабыл о реформах, но и сам стал печатать книги по старым образцам. А его последователи на голову старообрядцев свалили всю вину. Власть меняла обряды, проклинала обряды, боролась с обрядами, казнила за обряды - и нас же назвали обрядоверами.

Как раскол проявился в жизни людей - с чего началось несогласие?

Характерный эпизод произошел в самом начале церковных реформ. В кремлевском соборе служили вместе русские иерархи и греческие. Затем начался крестный ход. Русские пошли вокруг храма направо, посолонь, то есть по солнцу. Так на Руси ходили всегда - вслед за Солнцем-Христом. Греки же пошли налево. Два крестных хода сошлись за алтарями, как говорится, лоб в лоб, и кто-то должен был уступить. С одной стороны - русский царь, па триарх, весь сонм духовенства и мирян. С другой стороны - приехавшие за милостыней в Москву греческие архиереи. И в этот момент царь Алексей Михайлович дает команду русскому крестному ходу разворачиваться и ид­ти назад. Отсюда и дальнейшие многочисленные отступления повелись.

Кто начал преследования старообрядцев - светская власть или духовенство?

При Алексее Михайловиче начался жестокий «искусственный отбор» - принимаешь новый обряд, значит, ты «свой». А выяснялось это по внешним призна­кам - по двуперстию, по произнесению Исусовой молитвы. (Кстати, многие не знают, что древняя ее форма «Господи Исусе Христе Сыне Божий поми­луй мя грешнаго» на соборе 1666-67 годов была отменена.) На исповеди свя­щенники начали спрашивать: «Не исповедуешь ли в этой молитве Христа Сыном Божим?» Многие верующие люди и сами приходили с челобитными к царю ради его вразумления, заявляли, что царь совершает раскол, нару­шает завет своих предков. Всех тех, кто осмелился воспротивиться «гене­ральной линии», стали подвергать пыткам и преследованиям; делали это царские воеводы и чиновники. Так, например, государевы войска в течение десяти лет осаждали святую Соловецкую обитель, а после ее штурма поч­ти вся братия и прочие насельники монастыря числом более 500 человек были подвергнуты особо жестокой казни. Но понятно, что идеологический заказ на эти преследования поддерживался официальной Церковью.

Старого обряда тогда держалось большинство народа, рас­кольниками считались сторонники нового обряда - так ведь? Почему теперь старообрядцы в меньшинстве?

Хотя главным исполнителем реформы считают Никона, но ведь за ним стоял царь, который эту реформу продолжил и после ссылки Никона. И имен­но государство проводило активную притеснительную политику. Позже царевна Софья издала известные своей жестокостью 12 статей, по кото­рым даже того, кто в старом обряде раскается, полагалось причастить и «казнить смертию без всякого милосердия». Если в каком-то доме только укрывали старообрядца, то уличенного хозяина били батогами, ссылали, имущество продавали, детей рассылали по казенным местам. Так что пра­вославных людей просто физически истребили.

Ваши прихожане - это потомственные староверы, русские, с чистыми родословными с XVII века?

Вот каков он есть, народ, таков он и у нас. Мы различий не делаем. Но в основном, разумеется, старой веры держатся русские, среди которых есть и потомки старинных старообрядческих фамилий. В Казани, где я служил, есть приходы, где преобладают старообрядцы из татар.

Как старообрядцам удается передавать веру детям - ведь их мир влечет с удвоенной силой?

Мы и сами, когда были детьми, испытывали, как манит, влечет к себе этот мир - сад, полный запретных плодов. Трудно устоять. Современные дети не привыкли к ограничениям. Особенно чувствуется притяжение со сторо­ны современной техники - плеера, телевизора, компьютера. Наши дети живут в этом мире, ходят в обычные школы, где нельзя избежать этого влияния. А мы, в меру своих сил, стараемся их предупредить об опасно­сти, что их подстерегает. Мы стараемся их с детства приобщать к Церк­ви, тихому пристанищу для спасения. Конечно, многое зависит от лич­ных качеств человека, но многое - и от семьи. Почитание родителей, библейская заповедь, - это очень важная часть воспитания.

Ведется ли у вас специальная работа с детьми?

Да, мы организовали несколько летних лагерей - в пригороде Казани, под Ржевом, еще несколько. Мы приглашаем всех, в том числе и не старообрядцев, но особенности богослужения оговариваются. На молитве, скажем, «гос­ти» стоят в сторонке.

Что вы категорически не приемлете из современного повсед­невного обихода?

Скажем, осуждается смотрение непотребных передач по ТВ, но запрета на пользование современной техникой у нас нет. Новости или полезные передачи мы смотрим. Категорический запрет на «сикеру» - продукты перегонки спирта. Горилка, водка осуждаются, а вино - нет. Твердый запрет на табакокурение - это исторически сложившийся запрет, еще с XVII века, когда табак даже не курили, а «пили» - дым пропускали че­рез кальяны, вода булькала, и русским некурящим людям казалось, что не дым глотают, а воду. Эти привычки завезли на Русь восточные патриархи и лжепатриархи, которые с кафедр своих были смещены, но приглашавший их царь Алексей Михайлович об этом не знал. Пер­вым нелегальным торговцем табаком в Москве был извергнутый из са­на митрополит Газы Паисий Лигарид. По тогдашним законам России за курение табака, между прочим, полагалась смертная казнь: в те вре­мена наши предки чувствовали, что курение табака это не только тя­желое пристрастие, вид наркомании, но и деталь языческого культа, как это было в Южной Америке.

Евангелие у вас можно читать только по-старославянски?

В Церкви мы пользуемся старославянским текстом. Старообрядческого пе­ревода на современный язык не существует, так как раньше он не тре­бовался. Славянский знали очень хорошо. Теперь - другое дело, и мы не возбраняем своим верующим дома читать синодальный перевод. Но, возможно, появится и свой, старообрядческий перевод, Недавно, на­пример, один из наших иноков, Алимпий, живущий одиноко в лесу, пе­ревел на русский язык Псалтырь, сверив его с греческим оригиналом.

А причастие у вас отличается от господствующей Церкви?

Проскомидия у нас совершается на семи просвирах, а у них на пяти. Никон, заменяя древнее новым, стремился все уподобить современным ему грекам, но не успел он сделать обряд идентичным, как греки вскоре перешли к служению на одном хлебе, но с пятью печатями. Так что теперь новообрядческая Церковь так и осталась - и не по-старому, и не с греками.

Ежегодно в страстную субботу в Иерусалиме на гробе Господ­нем происходит чудесное схождение огня - как, вы относитесь к этому явлению?

Неоднозначно. Бог совершает чудо по вере, а не по расписанию. Этот во­прос и в новообрядческой Церкви в начале XX века поднимался и в гре­ческой Церкви, так что мы в своих сомнениях не одиноки. Вообще, се­годня как-то стало модно к месту и не к месту обсуждать всякие чудеса и знамения. Так, например, о мироточении своих икон рассказывают и новообрядцы, и католики, и даже члены Богородичного центра. К по­добным знамениям надо относиться с великой осторожностью.

Политическая концепция «Москвы - Третьего Рима» возник­ла за полтора века до раскола. Как вы оцениваете ее реани­мацию в наше время?

Так ведь кто ставит сейчас этот вопрос? Да кто угодно! Теперь все государственники - и министры, и рядовой чиновник, и угодливый журналист.

Духовно-политический центр мирового Православия переместился в Москву в дореформенное время, а потом произошла существенная де­формация.

Москва была Третьим Римом, но сейчас этой высоты духа мы уже достичь не можем. Надеемся хотя бы сохранить имеющееся, а уж до святости Древней Руси - далеко.

Православные фундаменталисты все громче говорят, что Иван Грозный - святой царь, несправедливо оклеветанный, старообрядцы согласны с таким его образом?

Я читал статьи, книжки, в которых Ивана Грозного пытаются оправдать. Там утверждается, что он и сына не убивал. На слово поверить этому трудно, нуж­ны исследования, а документов нет. Для нас Иван Грозный - это предпо­следний царь из рода Рюриковичей. Именно при нем, когда он был молод и еще не был Грозным, состоялся знаменитый Стоглавый собор, на решения которого до сих пор опираются старообрядцы: "аще кто не крестится двема персты да будет проклят". Именно он отказался от претензий на византийское наследство, устоял перед этим искушением, которое возникло во времена его деда и отца. Беседуя с папским послом, он исключил возможность участия Руси в глобальном проекте подчинения всех православныз земель русскому царю. "Данным от Бога мы довольны и более земель мне не нужно", - так он сказал. В этом он является для нас фигурой привлекательной.Но в целом нам ближе позиция митрополита Филарета, еще одного участника Стоглавого собора, который не стал покрывать царские грехи.

Среди православных уже много лет распространен призыв к отказу от ИНН и прочих "печатей антихриста" - вы разделяете такое настроение?

Этот призыв нас тоже коснулся.Неоднократно из новообрядческой церкви к нам приходили разного звания люди и говорили6 "Мы боремся с антихристом, а вы, старообрядцы, почему молчите?" У нас были созданы две комиссии: одна критически относилась к ИНН, члены другой не видели в нем особой беды. По результатам этих докладов двух комиссий наш собор рассмотрел весь круг вопросов, и уже в 2001 году была выработана концепция. Соборне определено, что ИНН - это еще одно средство контроля государства за человеком. Мы считаем, что штрих-коды. ИНН и прочие явления этого ряда не являются непосредственно печатью антихриста. но являются предвестием его прихода, которого не избежать. Приятие или неприятие этих внешних признаков собор доверил совести каждого христианина по совету его духовного отца. Но вопрос об ИНН затрагивает не только эсхатологические глубины, но и простую нравственность человеческую. Есть какая-то нечестность в том, что христианин, оставаясь в обществе и пользуясь его благами, отказывается от ИНН и не платит налогов. Если человек хочет скрыться от этих признаков антихристова пришествия, то, мне кажется, выход только один: удалиться из мира и подальше. Но таких людей, которые все бросают, не так уж много - встречаются в основном любители бороться без ущерба для себя.

Разве вы однажды уже не признали антихриста в обличии патриарха Никона?

Некоторые старообрядцы-беспоповцы признавали. Они сочли, что последние времена уже настали, что священство кончилось. Кончилась литургия, и прекратилось таинство евхаристии. А протопоп Аввакум, например, в этом был с ними несогласен. И наши отцы не согласились. Я не буду сейчас приводить всю аргументацию - полемика между нами шла веками, - но из Священного Писания достаточно видно, что Жертва не прекратится до скончания мира. Но даже и в ходе по­лемики мы относимся к беспоповцам дружелюбно - они разделили с нами участь гонений, трудные времена. И с сочувствием - ведь многие из них ныне утрачивают связь друг с другом, как Лыковы, например, которые жили в глуши, пока их совсем не извели.

Еще с XIX века идет молва, что Серафим Саровский был тайным старовером, вы ее признаете?

Серафима на иконах часто изображают с лестовкой - старообрядческими четками. Это, конечно, требует объяснения. Но никакого внятного, доказательного объяснения нет. О Серафиме передают много проти­воречивых сведений, например, будто за двуперстие его братия из мо­настыря побила и выгнала, и так далее. Но, с другой стороны, извест­ны его очень критические высказывания о старообрядцах - где тут-правда, где ложь? Вроде и жил он не в незапамятные времена, но све­дения, передаваемые о нем, вызывают много сомнений. Возможно, не все еще документы опубликованы. Для нас его фигура убедительной не является. А нам всегда его приводят как символ истинности новообрядческой Церкви - вот, есть у нас Серафим Саровский, а если вы и Серафиму не верите, то во что вы тогда вообще верите? Как будто до него не было ни апостолов, ни древних русских светильников веры.

Общие святые у вас есть с господствующей Церковью?

Сергий Радонежский, Кирил Белозерский, святые благоверные князья Бо­рис и Глеб. Все древнерусские дораскольные святые. Но есть и совре­менные примеры, когда старообрядческие святые равно почитаются и новообрядцами. Здесь я бы вспомнил Аркадия и Константина, шамарских чудотворцев. Они жили в пустыньке в нескольких километрах от станции Шамары под Екатеринбургом. Эти два старообрядческих священноинока пали от руки душегуба, и позже Господь прославил мес­то их подвига и упокоения различными чудесами. За телесным и ду­ховным исцелением идут к их могиле все - и наши, и не наши. Так что есть и общие.

О старообрядцах если что и знают, то по книжкам Мельникова-Печерского. Много там правды?

Он описал староверов не совсем честно, скорее предвзято. Ведь он занимал должность чиновника по особым поручениям Министерства внутрен­них дел и по своему долгу боролся со старообрядчеством. Разорял кер­женские скиты, которые до него недоразорили. Одних только медных застежек и жуковин от сожженных им книг в Керженских скитах набра­лось под два пуда. Из всего того, что я читал, только Солженицын писал правдиво и, можно сказать, самокритично, так как он принадлежит к господствующей Церкви, и ее призвал к признанию гонений и к тому, чтобы слова покаяния в них были произнесены вслух.

Самое знаменитое старообрядческое имя - боярыни Федосьи Морозовой. Ее образ совпадает с вашими книгами?

Боярыню Морозову представляют у нас по картине Сурикова. Суриков изо­бразил так, что, раз увидев, вряд ли забудешь, но на самом деле это не та боярыня Морозова. Та была молодая, цветущая, статная женщина, а не исступленная старуха. Говорили - «кругла ликом». Рода она была знатного - за столом третьей от царя сидела, дом в Кремле, недалеко от царских палат. За веру, за свои убеждения - все отдала: и дворцы, и червонцы. В одной сорочке осталась. По царскому приказу ее вместе с княгиней Урусовой заморили голодом. А перед смертью - самый же­стокий удар. У нее был десятилетний сын, Иван, который зачах без ма­тери, когда она медленно умирала в земляной яме в Боровске. Я вижу в этом пример жертвенности. Никто не называет Джордано Бруно изувером за то, что он погиб за свои убеждения. Никто не называет ди­ким поступок жен декабристов, добровольно выбравших каторгу. По­ра и в образе боярыни Морозовой увидеть красоту человеческого ду­ха, его торжество над плотью.

Разве не было покаянием примирение с единоверцами в XIX веке и признание уже в 1971 году старых обрядов спасительными?

Единоверие было специально создано для присоединения старообрядцев к синодальной Церкви. Единоверцам дозволили сохранить старые обря­ды в обмен на подчинение Синоду. Но было ли это примирением? Ско­рее - поглощением. Признание же на соборе РПЦ 1971 года равночестности новых и старых обрядов догматически бессмысленно. Подобная схема впервые была предложена католиками еще несколь­ко веков назад. Во время создания унии они предлагали признать равночестными все виды обрядов, и в первую очередь восточный и запад­ный обряды. В православном вероучении нет разделения на внешнюю сторону священнодействия (обряд) и внутреннюю, а потому при пере­мене внешней стороны несомненно искажается или вовсе теряется внутренняя, духовная ипостась священнодействия или таинства.

Рябушинские, Гучковы, Морозовы - это старообрядческие семьи?

Рябушинские - из наших, из старообрядцев белокриницкой иерархии, а Гучковы - из беспоповцев, позже потомки Гучкова приняли единове­рие. В роду купцов Морозовых были старообрядцы разных согласий. Знаменитых купцов-старообрядцев было множество. Рахмановы, Ши­баевы. Кузнецов - «король фарфора». Козьма Терентьевич Солдатенков, один из самых щедрых благотворителей. Бугров, Сироткин - два поволжских великана - владельцы пароходов и хлеботорговцы.

Правда ли, что многие староверы деятельно участвовали в февральской революции, да и к большевикам пошли?

Известно, что Александр Иванович Гучков, лидер партии октябристов, был военным министром во Временном правительстве. Он был из четвер­того поколения рода старообрядческих купцов, его братья - москов­ский городской голова и известный журналист - все они уже далеко отошли от веры отцов, их только по происхождению можно называть старообрядцами. Роль старообрядческих купцов в большевистском движении слишком выпячена. Обычно приводят в пример Савву Тимо­феевича Морозова. Он был эксцентричный человек, но деньги боль­шевикам он давал не по политическим причинам. А вот Павел Павло­вич Рябушинский субсидировал Корнилова и Каледина в их борьбе с большевиками. Об этом вспоминают нечасто.

Как старообрядцы отнеслись к прославлению последних Ро­мановых в сонме мучеников?

Император Николай II и старообрядцы - это вообще большая тема. Например, мало кто знает, что в его личной охране служило много казаков-старооб­рядцев. Но это частности. Главное же - он первым провозгласил в России свободу вероисповедания. Я имею в виду его Манифест «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 года, 100-летнюю годовщину ко­торого мы готовимся отметить. Этот день незабываем в истории старооб­рядчества. На Пасху 1905 года со святых алтарей многих старообрядчес­ких храмов были сняты печати, наложенные за полвека до того, чтобы прекратить совершение литургии в старообрядческой Церкви. И век спу­стя мы благодарны царю за это его деяние, которое не будет забыто, и Бо­гу. Это первое, что нужно отметить. Второе - это его канонизация. Мы не можем касаться вопроса о его прославлении, так как он не принадлежал к нашей древлеправославной старообрядческой Церкви. Но мы знаем, ко­нечно, что в самой Московской патриархии были разные мнения, была дискуссия, которая даже выливалась на страницы газет. В нее мы не вме­шивались тогда, не считаем корректным вмешиваться и сейчас.

Ваших иноков за ваххабитов не принимают?

Если учесть, что наши иноки выглядят, как на картине Нестерова «Ви­дение отроку Варфоломею», и, бывает, ходят без документов, то случаются неприятности. Особенно если в московском метро на глаза патрулю попадается человек с бородой, с надвинутым на гла­за капюшоном-каптырем, а в сумке - толстая старинная книга.

Ведь многие ваши общины жили среди мусульман -и в Румы­нии, и на Кавказе, и в Турции. Как отношения складывались?

Где бы ни жили старообрядцы - в любом краю, в любой стране, - они вез­де прекрасно уживались с местным населением. Трезвые, работящие - везде приходились ко двору, только собственные братья на родине их гнали. Да что говорить - я сам жил среди мусульман в Татарии. У нас складывались добрососедские отношения, они с нами контакты под­держивают охотно. Я заметил, что они вообще старообрядцев среди христиан особо выделяют. Они нас считают борцами за истину, чисто­ту, в чем видят некую общность между нами.

Каково ваше отношение к возможному визиту Папы Римско­го в Россию?

У нас никогда раньше не было соприкосновений с Римской католической Церковью, хотя она, в отличие от Московской патриархии, признает преемственность и законность старообрядческой иерархии. Но в по­следнее время произошло событие, которое взволновало старообряд­цев. В Казани местные власти выделили землю для строительства ка­толического костела в непосредственной близости от нашего храма. Как епархиальный архиерей, я обращался к властям, чтобы решение о выделении именно этого участка земли было пересмотрено. К нашим возражениям, однако, никто не стал прислушиваться, но ведь совер­шенно очевидно, что храмы различных конфессий нельзя располагать в ряд, как жилые дома. Порой нам кажется, что это сделано специаль­но, чтобы перессорить между собой разные христианские исповеда­ния на глазах мусульман, живущих в Татарии. Мы против того, чтобы в России продолжались старые или возникали новые конфликты на религиозной почве. Политики в этом вопросе должны проявлять бла­горазумие. А отношения с католической Церковью - во все времена были государственной политикой, к которой старообрядцев никогда не допускали.

Казанскую икону, которую Папа собирается вернуть, вы тоже ждете? Говорят, что ту, чудотворную, икону чуть ли не по заказу старообрядцев украли?

Вообще в Казани известно, что вор украл икону ради оклада, а не по зака­зу. Саму икону он сжег в печке. Тот образ, который был в Казани обре­тен, утрачен. Другое дело, что были и другие чудотворные списки, а политические игры с возвращением списка нас тоже настораживают.

Владимирская икона ведь такая жe «наша», как и «ваша» - вам что-нибудь вернули из древних святынь? Вы можете пойти в храм нового обряда и ее увидеть или это не счита­ется правильным?

Лицезреть святыню полезно, где бы она ни находилась. Хоть в музее Вати­кана. А что касается возвращений древних реликвий, то, конечно, все преимущества не у нас. Даже возврат так называемого конфиската, среди которого большинство икон выкрадено именно из наших хра­мов, идет вовсе не к нам. А определить икону легко, поскольку доре­форменные надписи делались по-другому. Наши храмы, особенно в деревнях, ограблены уже по 10-15 раз, а возврат найденных икон подчас идет в храмы Московской патриархии. Их батюшкам зачастую и не нравятся наши иконы - темные, потертые и живопись некоторым ка­жется невыразительной. Но государство возвращает им, а у нас иконо­стасы стоят с пустыми фанерными вставками.

Почему старообрядцы не входят в нынешний Президентский совет?

Это не наш выбор. Мы не уходили из совета, просто увидели, что в новом составе совета представителя от нашей Церкви нет. Впрочем, прези­дент волен сам решать, с кем он хочет советоваться, чей голос он хо­чет услышать. Странно только, что прежде никто не вычеркивал нас из состава традиционных конфессий, а теперь исключили, как и бап­тистов. Католики есть, лютеране - тоже, пять архиереев РПЦ, три рав­вина, три муфтия, нас - нет. Может, это какое-то недоразумение?

Есть ли старообрядцы во власти?

Таких данных у нас нет. Иногда мы узнаем, что имели «своего человека» на­верху, только когда он уже с властью попрощается. Вот, например, бывший начальник охраны первого президента России Александр Ва­сильевич Коржаков, сейчас известный в стране человек, построил прекрасный храм в своей родной деревне, где его мать прожила всю жизнь и сохраняет старую веру.

А как вы друг друга узнаете?

Кроме двуперстия и бороды? По говору: Исус мы произносим, а не Иисус, Никола, а не Николай. Мы говорим не «спасибо» и не «Спаси Господи», а «Спаси Христос». Если человек так поблагодарил, то с большой долей вероятности он - наш. И Спаси Христос Вас за беседу.

546 дней старообрядчества в XXI веке. Андриан, митрополит Московский и всея Руси. Вехи архипастырского пути - М.:2006

Rambler's Top100

Категория: Интервью другим СМИ | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-20)
Просмотров: 922

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2021Бесплатный хостинг uCoz