Книжница Самарского староверия Воскресенье, 2020-Авг-09, 20:40
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
1694 г. [1]
1705 г. [1]
1709 г. [1]
1710 г. [2]
1723 г. [1]
1752 г. [1]
1779 г. [6]
1783 г. [1]
1784 г. [1]
1789 г. [1]
1805 г. [2]
1809 г. [1]
1810 г. [1]
1840 г. [0]
1846 г. [2]
1847 г. [0]
1859 г. [1]
1861 г. [2]
1863 г. [5]
1864 г. [2]
1865 г. [1]
1867 г. [1]
1868 г. [1]
1871 г. [1]
1872 г. [1]
1873 г. [1]
1874 г. [3]
1875 г. [0]
1876 г. [1]
1877 г. [3]
1878 г. [1]
1879 г. [0]
1880 г. [0]
1881 г. [0]
1882 г. [0]
1883 г. [1]
1884 г. [3]
1885 г. [3]
1886 г. [0]
1887 г. [0]
1888 г. [0]
1889 г. [0]
1890 г. [1]
1895 г. [1]
1896 г. [3]
1897 г. [1]
1898 г. [3]
1899 г. [1]
1900 г. [0]
1901 г. [2]
1902 г. [2]
1903 г. [2]
1904 г. [1]
1905 г. [2]
1906 г. [3]
1907 г. [1]
1908 г. [2]
1909 г. [14]
1910 г. [3]
1911 г. [2]
1912 г. [27]
1913 г. [1]
1917 г. [5]
1918 г. [1]
1922 г. [1]
1923 г. [4]
1924 г. [5]
1925 г. [1]
1926 г. [4]
1927 г. [2]
1928 г. [3]
1930 г. [2]
1953 г. [1]
1955 г. [1]
1956 г. [2]
1966 г. [1]
1974 г. [2]
1976 г. [1]
1978 г. [1]
1983 г. [1]
1988 г. [2]
1990 г. [1]
1992 г. [2]
1993 г. [1]
1996 г. [2]
1997 г. [3]
1998 г. [1]
1999 г. [1]
2000 г. [2]
2001 г. [1]
2002 г. [1]
2004 г. [2]
2005 г. [9]
2006 г. [19]
2007 г. [8]
2008 г. [10]
2009 г. [7]
2010 г. [12]
2011 г. [9]
2012 г. [10]
2013 [14]
2014 [5]
2015 [5]

Главная » Книжница » Материалы соборов и съездов » 1912 г.

Материалы II Всероссийского Собора христиан-поморцев. Заседание двенадцатое, 16 (29) сентября 1912 г.
[ ] 2007-Ноя-06, 21:15

На вопрос собеседника: "где написано, что таинство брака действует священник", отвечаю, что и мы верим, что Бог действует это таинство. Но где же можно видеть, чтобы сам Бог сходил видимо сочетавать, совершать брак? Он действует через посредников, т. е. через православных священников. Благословение Божие нисходит посредством церковнаго венчания, посредством священническаго молитвословия, как говорится в книге Малый Катихизис: "Вопрос: которая есть шестая тайна? Ответ: Достояние брака, иже бывает общим изволением от тех, иже входят в то достояние без всякия пакости, и благословением священническим" (л. 45 об.). Только то таинство может быть истинным и честным, которое совершается согласно учению Церкви Христовой благословением и молитвою священническою. О таком только браке и пишет св. апостол Павел: "Тайна сия велика есть, аз же глаголю во Христа и во Церковь".

Что благословение священническое необходимо при браке, видно из главы 43 книги Кормчей, где пишется:

"Прилагают бо и священное сословие, рекше молитвы обручения и венчания, не токмо свободным, но и рабом держати: и отселе не быти инако, ни именоватися законному браку и христианскаго строения достойну, аще не молитвы совокупляющихся, рекше жениха и невесту в любве свяжут".

Как видите, Бог благословляет брак через посредство священнических молитв, а если не принимать посредства священника, его молитв и сочетания, то и Божияго благословения не будет на браке. В Номоканоне Фотия Константинопольскаго патриарха (ч. 2. стр 503) говорится: "Сам Бог соединяет сочетавающихся и укрепляет это соединение чрез священные обряды молитв, дабы сделать брак нерасторжимым".

Мы соглашаемся с нашим собеседником, что действитель таинства брака есть сам Бог, но действует он чрез посредство православных священников, чрез посредство их молитв и благословения.

Теперь я просил бы нашего собеседника ответить, на каком основании они, простецы суще, совершают таинство брака, что принадлежит только священному лицу? Я уже предлагал этот вопрос, но не получил еще ответа от нашего собеседника и, конечно, не получу и в будущем, так как брак в новоблагодатной церкви установлено совершать только через посредство священных лиц, как мы доказали. Конечно, были в древния времена браки по одному соглашению без священническаго благословения, но браки эти церковию не признавались законными, ибо церковь установила венчание не после Василия Великаго, но в самыя первыя времена после Вознесения Господня, как говорит св. Златоуст в книге Златоструй слово 111: "по восшествии же Господа нашего на небеса, вера Христова распространивши, видеша же апостоли многи мятежи и блазны злы в житии сем, повелеша сходящимся и на второй брак венчатися и священником заповедаша не ходити на таковыя пираны. Несущу же венчанию, тем св. отцы в пост вложиша, любодеяние нарекоша таковый брак, а третий (брак) прелюбодеяние скотское житие навыкших, таковыя от церкви отлучиша на 7 лет и посему повинны сотвориша; не повинующихся же церковному уставу, но слабостию противлящияся, горше поганых нарекше, отвергоша, аще не покаются".

Отсюда видно, что брак совершается священнословными молитвами и венчанием с самых времен апостольских, как свидетельствует св. Златоуст, а не со времен Василия Великаго, как неосновательно утверждал наш собеседник. Тот же св. Златоуст еще раз подтверждает наше убеждение в толковании на книгу Бытия (л. 127): "Ибо чего ради, скажи мне, чрез скверныя песни и непристойныя оныя позорища в самом начале попускаешь срамотою наполнять слух девицы? Или не знаешь, как юношество к падению есть удобопреклонно? Должно все сие прочь отринути и сначала стыдливости научить девицу и священников позвать, и молитвою и благословением союз супружеский утвердити, чтобы и любовь жениха умножилася и целомудрие невесты возрастало".

Как видите, союз брака должен быть утвержден молитвою и благословением священника. Это и есть утверждение брака согласно тому, как написано в Малом Катихизисе.

Теперь я разобрал доказательства нашего собеседника и разъяснил их вам и вместе с тем ответил на поставленный им вопрос, что действитель брака есть не священник, но Сам Бог, действующий чрез посредство православных священников во время венчания священнических молитв, но на мой вопрос наш собеседник не ответил, а потому еще раз ставлю его и прошу нашего собеседника доказать нам, что в новоблагодатной церкви могли простецы, не имеющие священной степени, совершать законные браки.


Румянцев Ф. Ф. Вы слышали упреки моего собеседника, что будто бы я на заданный им вопрос: "на каком основании мы совершаем браки" - не мог ответить и что будто-бы этот вопрос так и остался неразрешенным. Но в действительности на вопрос этот я подробно ответил во второй своей речи и если, быть может, мой ответ собеседник не совсем усвоил, то я кратко повторю его. Мы, простецы, браков не совершаем. Они совершаются помимо нас, во-первых Богом и во-вторых самими брачущимися, мы же, напутствуя эту тайну, совершаем только известныя молитвословия, прося Бога, чтобы Он благословил союз. Поступая так, мы поступаем вполне законно по обстоятельствам последняго времени. Священник при браке кроме молитвословия ничего не совершал, ибо таинство брака совершается независимо от благодати и воли священника. Таким образом, если священник, имевший благодать священства, не мог совершать брак в его существе, а только лишь присутствовал при бракозаключении, то тем более мы, простецы, не можем совершать и не совершаем брака, а также, как и священник, молитвословим уже совершившийся брак. Молитва же возносившаяся прежде священником, а ныне простецами, имеет одинаковую силу и значение, как действие не тайнодейственное. Теперь надо полагать, мой собеседник удовлетворится и не будет спрашивать меня об одном и том же по несколько раз.

Затем я перехожу к разбору свидетельств, приведенных моим собеседником.

Феодосеевское понимание тайны брака сводится к тому, что таинство брака непременно должно быть совершаемо священником и что только эта форма брака делает брак законным. Убеждение моих собеседников ведет к положению, что в настоящее время, когда нет священников, то нет и брака,

Это мнение, удерживающее Феодосеевцев более двух веков от законнаго брака, зиждется главным образом на прочитанном моим собеседником месте из Кормчей, где говорится, что незаконные браки, заключенные без благословения священника, ничтожны и беззаконны. Собеседники наши двести лет не хотят понять, что беззаконное всегда будет беззаконно и никакой архиерей или священник не имеет власти беззаконное сделать законным и что благословение священника при браке нужно отличать от тайнодействия священнаго лица. Священник при крещении, при исповеди и прощении грехов, при совершении таинства евхаристии, а епископ при руковозложении - не благословляют, а тайнодействуют, а при браке священник, как говорит приведенное из Кормчей свидетельство, благословляет, а не тайнодействует.

В приведенном свидетельстве говорится, что для законности брака требуется благословение церковное и чинное от своего пастыря, т.-е. от местнаго епископа или приходскаго священника. Выражение "благословение церковное" указывает, что тут нет тайнодействия со стороны священных лиц, а только пастырское старейшинское благословение, которое могут дать и не священные служители Церкви.

Что в браке священник не тайнодействует, а только благословляет, как уважаемое лицо, как старейшина, видно из толкования на 72 пр. 6-го Вселенскаго Собора, где говорится: "Аще неции, неверни суще, законным браком совокупишася". В неверии нет священников, нет и тайнодействий священнических, но тайна брака все же совершается, ибо браки неверных считаются церковию законными.

Кирилл Иерусалимский говорит, что браки неверных и язычников верою совершаются, а наши собеседники упорствуют на своем, что без священника не может быть брака.

Историческия данныя свидетельствуют, что заключение браков в присутствии священников было предписано гражданской государственной властью с целью подчинить бракозаключения ведению церкви и тем ввести чинность и соблюдение законов в это, бывшее тысячу лет домашним делом супругов, соглашение, чтобы пресечь практиковавшияся в этой области недопустимыя нарушения церковных канонов и государственных законов.

В Греции церковное бракозаключение вошло в жизнь с XI века, а у нас, в России, только с XIII столетия. Историк Голубинский (История Русской Церкви, стр. 386, т. I) говорит: "Христианский брак подобно тому, как было в Греции и везде, - не мог скоро утвердиться у нас (на Руси) в народной массе, и со всею вероятностью следует думать, что в сем отношении она полуязычествовала более продолжительное время, чем в каком-нибудь другом. Сначала после принятия христианства оставалось в своей собственной форме и в своем собственном виде языческое многоженство, затем, когда совокупными усилиями церкви и государства было уничтожено оно, что впрочем случилось не весьма скоро, в народе остался обычай вступать в браки или брачныя сожития без церковнаго венчания, произвольно расторгать браки и заключать новые. У митрополитов Иоанна и Георгия дается знать, что простой народ наш считал церковное благословение браков назначенным и нужным только для князей и бояр, для себя находя довольным и одно соблюдение языческих обрядов - гудения и плясания. Не знаем, был ли заимствован этот взгляд нашим народом у греков, у которых ко временам нашего христианства остался обычай соединять браками без церковнаго венчания рабов, или образовался у него самостоятельно, но пример греков в отношении к этому браку рабов дает право предполагать, что своего языческаго обычая народ держался у нас весьма долго, в Греции обычай соединять рабов браками без церковнаго венчания оставался не менее, как до XIII века".

Чтобы отучить народ от языческих брачных обычаев и был введен обычай церковнаго бракозаключения, узаконеннаго государством для Церкви, как мера борьбы с язычеством.

Однако из всего этого никак нельзя выводить заключение, что чин церковнаго бракозаключения, т.-е. венчание, составляет существо брака. Если бы это было так, то нужно принять, что Церковь тысячу лет питалась ничтожным таинством брака, пока не устроила новое действительное таинство брака. Но Церковь новых таинств, не установленных Христом и апостолами, не имела и иметь не могла.

В минувшей речи мой собеседник прочел у Василия Великаго в Шестодневе: "Мужие, любите жены, хотя вы чужды были друг другу, когда вступали в брачное общение! Сей узел естества, сие иго, возложенное с благословением, да будет единением для вас, бывших далекими" (стр. 132, изд. 1858 г. ч. I), и объяснил, что брак обязательно должен совершаться с благословения священника. Но Василий Великий, во-первых, говорит вообще о благословении, о свяшенническом же благословении здесь нет ни слова, а во-вторых, опять повторяю, что благословение не есть тайнодействие, присущее только священному лицу.

Затем собеседник мой читал из рукописнаго сборника, который он назвал Златоструй составления св. Златоуста. В виду того, что рукопись эта никем не засвидетельствована и нам не знакома, то я в праве заподозрить читаное из ней свидетельство в его подлинности и принадлежности Златоусту, ибо свидетельство отвергает второй брак, называя его любодеянием. Можно ли поверить, что это слова Златоуста?

Вам всем, братие, известно, что церковь не только второй брак не считала любодеянием, но тех, кто не считал второй брак законным, она, как еретиков, предавала проклятию. Василий Великий, современник Златоуста, по отношению еретиков Наватиан, отвергавших второй брак и гнушавшихся двоеженцев, в своем 47 пр. говорит, что крещение их "не приято, понеже ересь их отрасль есть маркионитския ереси, ненавидят-бо сии (наватиане), яко же они, брака" (Трехтолковая Кормчая, стр. 305, в толковании на пр. 47 Василия Великаго).

Если Василий Великий так понимал о втором браке, то и Златоуст иначе понимать и учить не мог.

Церковь и третий брак нигде и никогда прелюбодеянием не считала, а только лишь врачевала троеженца известной епитимией.

Поэтому определенно можно сказать, что приведенныя в книге "Златоструй" слова принадлежат не Златоусту, а позднейшему неизвестному списателю этой книги, прикрывающемуся именем Златоуста.

Книга "Златоструй" явилась гораздо позднее времен Златоуста. В других многочисленных творениях Златоуста подобных мыслей не встречается, да и вообще все прочитанное моим собеседником из Златоструя о браке противоречит учению Христовой Церкви, ибо она нигде второй брак любодеянием, а третий прелюбодеянием не называла и прелюбодеяний ни под каким видом не допускала в церкви. Церковь сама по себе непорочна, чиста, как голубица, и по этому самому не могла-бы терпеть ни вторых, ни третьих браков, если-бы они были в действительности прелюбодейными.

Дальше приводилось свидетельство из толкования Златоуста на книгу Бытия, из котораго видно, что в те далекия времена непристойныя пляски и безчинства сопровождали браки. Когда бывали пиры, то собравшиеся срамословили в присутствии невесты, нарушая таким образом ея целомудренность и с первых шагов вступления в жизнь низводили ея чистоту по ступеням падения. Против этого-то Златоуст и возставал, обличая вкоренивишйся злой обычай, и внушал вместо плясунов и музыкантов приглашать на брачный пир священников, могущих молитвою наставить на хорошее и дать благословение и научение для прохождения брачной жизни. Здесь говорится: "позвать священников", а при венчании не зовут священников, а идут к священнику, к одному, а не ко многим. В словах Златоуста и намека нет на то, что без священника брак состояться не может, а мой собеседник упорно стоит за священническое венчание, котораго сам не имеет.

За сим собеседником было прочтено место из Малаго Катихизиса о 6-ой тайне. Вообще мой собеседник старается читать те места писания о браке, в которых упоминается слово священник. На это скажу моему собеседнику, что в книгах церковных говорится о присутствии при браке священника, этого и доказывать не нужно. Кого же другого Церковь могла поставить при браке достоверным свидетелем и совершителем молитвословия браку, как не священника, когда они были в церкви? Нас занимает вопрос, как устроить бракозаключение церковное в наши последния времена, когда священников не стало. А для этого нам нужно определить, в каком звании присутствовал священник в те времена при бракозаключении, если он являлся действителем тайны, то бракозаключение в наше время невозможно, а если он был только свидетелем бракозаключения, то таким же свидетелем может присутствовать при бракозаключении и наш простец наставник. В Катихизисе говорится, что "шестая тайна есть достояние брака, иже бывает общим изволением от тех, иже входят в то достояние", и уже потом добавлено "и благословением священническим", следовательно, тайна брака совершается и зависит от Бога и вступающих в брачный союз, священник же только присутствует при этой тайне для молитвословия, для благочиния, а не для тайнодействия.

Затем собеседником моим было прочитано из 43 главы книги Кормчей о новой заповеди (новелле) царя Алексея Комнина относительно введеннаго им обязательнаго правила заключать браки при священниках в церквах. Эта заповедь Комнином была дана с следуюшим намерением: "Мы же Божиею благодатию, на краснейшее паче и на священнейшее возвращение хощем произыти житейским вещем и отселе не браку токмо, но и тому обручению священное благословение совершаемо имети на себе". (Кормчая, л. 337 об., гл. 43). Эта заповедь имела целью защитить рабов от произвола господ тем, что предписывала заключать браки рабов в церквах при священнике, - чтобы не лишать и рабов церковнаго благолепия. Валсамон приводит новеллу целиком:

"Прочти еще новеллу императора господина Алексея Комнина, изданную в той силе, чтобы не допускать свидетелей противной стороны, когда приводятся свидетели лицом, ищущим освобождения и чтобы не делались свободными рабы, получающие церковное благословение брака"...

В новелле говорится относительно брака следующее: "Второе то, что когда устрояются брачные сговоры и сочетания рабов в нашем государстве, над ними не совершается однакоже при этом и церковнаго благословения, потому что господа их боятся сочетавать своих рабов брачным между ними союзом с церковным благословением, дабы таким образом вместе с этим они не получили и освобождения.

То и другое моя царская власть признала требующим надлежащаго исправления и поэтому издала настоящее постановление, чтобы против рабов, отъискивающих освобождения, не имело силы встречное свидетельство противной стороны.

Оно прибавляет также, что и церковное благословение должно быть совершаемо не у свободных только, но и у рабов, и что брак не иначе бывает и почитается законным и достойным христианскаго звания, как тогда, когда сочетавающихся соединяет церковное благословение. Ибо... нелепо было бы... (если бы) свободные сочетавались браком между собою, будучи соединяемы предварительно божественною молитвою, а рабы должны быть лишены такого блага и не должны призывать Бога для благословения их соединения, или должно бояться, чтобы не потерпел ущерба в своем господстве господин их, и не лишился этого господства над ними, если бы захотел призвать Бога для благословения брака их. Но это не имеет правильнаго основания, напротив, разумно и достойно христианскаго звания, чтобы церковное благословение необходимо имело действие и над рабами... и поелику сие справедливо таким образом и для пользы постановлено, то великой твоей святыне (патриарху) должно сделать это известным повсюду во святых церквах, дабы предстоятели их... поставили в известность всех в подведомых им епархиях, что сочетавающие рабов без церковнаго благословения не боголюбезный брак устрояют, но утверждают блудное смешение, ибо все те, которых не сочетавает Бог, призываемый чрез церковное благословение, сходятся на грех, и если будет донесено, что кто-нибудь от сего времени это делает так, то пусть знают господа, что они не только подвергнутся Божественному гневу, но и лишатся своих рабов, которые будут отпущены на свободу... А поелику и ранее уже были заключаемы браки между лицами, находящимися в рабском состоянии, и эти браки совершались согласно неправильному обычаю, бывшему в силе до настоящаго времени, то должно быть церковному благословению и на таковых браках, дабы чрез него, хотя уже и поздно, они получили значение честнаго брака, ибо указанныя выше соображения должны иметь действие и при таком браке" (Трехтолковая Кормчая, толк. Валсамона, 85 пр. Шестаго Вселенскаго Собора, стр. 314-317).

Новелла императора Алексея Комнина, как видим, не имела целью установить и не установила церковнаго венчания, а только предписывала господам соединять своих рабов браком, а не простым плотским смешением, как было до того времени. Рабы в римской империи с древнейших времен не считались правоспособными даже и к брачному союзу не только со свободными, но и между собою, их взаимныя соединения не назывались браками и никакого значения не имели. Вот этот то порядок под влиянием христианских взглядов Алексей Комнин постановил отменить. Новелла узаконяет, что рабы имеют право вступать в брачный союз, который приобретает такую же силу, как и браки свободных людей, если заключается публично в церкви перед священником, который благословляет и удостоверяет бракозаключение, и что при этом рабы не делаются свободными, но остаются рабами.

В новелле церковное благословение означает не тайнодействие церковное, но призвание Бога для благословения соединения и определенно указывается, что брачущихся сочетавает Бог, а Церковь дает благословение, о священниках же не говорится ни слова во всей новелле, из чего видно, что священник при браке являлся лишь как свидетель, а не как совершитель бракозаключения.

Неправильный обычай заключения союзов, о котором упоминается в конце новеллы, относится только к рабам, союзы которых ничем не отличались от спаривания домашних животных, а не о безсвященнословных браках, которые до того времени были в обычае почти всей империи.

Из всего этого усматривается, что наш собеседник на вопрос мой отвечать не хочет, а только приводит места писания, в которых говорится об участии в деле браков священных лиц. Нам это хорошо известно и самим, что браку лепо быть в присутствии священника. Но на земле в настоящий период их нет, нет их и у собеседников.

Если же нет священника, то не брак, конечно, отменяется, как вечное Божие установление, а только эта сделавшаяся невозможной в наше время форма бракозаключения. Что делал в древнее время священник, то делаем теперь и мы в тех пределах, которые дозволительны простецу, ибо мы не можем допустить беззаконие в Церковь и предпочитать беззаконное законному.

Вновь прошу доказать, что священник при браке тайнодействует.


Кистанов Р. И. В своих доказательствах наш собеседник все время утверждает, что священническое венчание, благословение и молитвословие при браке есть действие как бы второстепенное, служащее только украшением брака. Если он хочет, чтобы его убеждение было ясно, то пусть докажет его от св. Писания, а не только одними своими словами. Мы же докажем вам, что действие священника при браке есть основание законнаго брака, а не только его украшение.

Опять повторю свидетельства Василия Великаго из Шестоднева и Малаго Катихизиса (л. 45 об.), которыя убедительно говорят, что благословение священническое непременно должно быть при браке.

72 правило 6-го Вселенскаго Собора не опровергает, но подтверждает наше убеждение. Мы не отрицаем, что у язычников нет брака, их брак по естественному закону, а не та тайна, которая установлена в церкви Христовой. У нас же идет беседа о браке церковном, поэтому правило 72 не имеет значения в этой беседе.

Историк Голубинский при этом не может быть авторитетом и слова его в нашем убеждении ничего не изменяют. Мы берем свои доказательства не от собственнаго разума, не от внешних писателей, а из священных и святоотеческих писаний и ими доказываем свое убеждение, что браки повелено совершать со времен апостольских священным благословением и венчанием.

Что касается книги "Златоструй", то она Церковию принята вполне, как свидетельствует книга Кирилова (л. 3), поэтому напрасно наш собеседник ее отвергает. Св. Игнатий Богоносец, отец Церкви 1-го века ея существования, подтверждает подлинность свидетельства: "Подобает женящимся и посягающим с волею епископа сочетоватися, да брак будет о Господе". (Послание к Поликарпу). Здесь говорится тоже самое, что и в книге "Златоструй", а именно, что брак должен совершаться священными лицами путем венчания. Я полагаю, что приведенныя мною свидетельства трех столпов и светильников Церкви Иоанна Златоуста, Василия Великаго, Григория Богослова должны убедить всякаго верующаго человека в необходимости священных молитв и венчания при браке. На основании такого учения Церкви Фотий, патриарх Константинопольский, и пишет: "Чрез призывание Бога укрепляется обручение, какого рода обручение останется совершенно нерасторжимым и может расторгаться только по тем же причинам, по каким и брак, с которым обручение, как постановлено, равносильно". Здесь доказывается, что даже обручение без церковнаго благословения недействительно, а не только что брак. (стр. 503). А наш собеседник утверждает только голословно, что брак не зависит от священнических молитв, а только от Бога. Но с мнением нашего собеседника не согласуется их же соборное постановление. Поставлен вопрос: "Можно ли совершать брак только по согласию родителей и брачущихся без брачнаго канона?" Собор ответил: "Следует употреблять молитвословие непременно". И на вопрос: "Можно ли назвать браком одну запись в метрическия книги без молитвословия и обещания?" ответил: "Нельзя, ибо такой брак, как чисто гражданский, Церковь не приемлет и не благословляет".

Из этого ясно усматривается, что Собор их сам признал, что без молитвословия брак не действителен, а наш собеседник вопреки своему Собору старается доказать, что молитвословие при браке вещь несущественная.

В 43 главе книги "Кормчей" читаем заповедь царя Алексея Комнина: "их-же бо не совокупи Бог священными молитвами призываем, тии вси сходятся на грех" (л. 336). Поэтому в обществе нашего собеседника, где все состоящие в супружестве составляют брак без священнических молитв и благословения, - сходятся на грех, а если не на грех, то пусть наш собеседник это докажет св. Писанием, а не от себя, иначе мы остаемся при своем убеждении, что неблагословенный священническим венчанием брак - незаконен, есть человеческое угодие, как подтверждает книга "Кормчая" (гл. 43, л. 345): "Аще священнаго благословения совершаема не имать на себе и установленнаго брачному совокуплению времене инако бывающе обручение, не обручение истинное, но человеческое угодие". Это же подтверждают и заповеди благочестивых царей Алексея Комнина и Льва Мудраго и многия места книги законов Арменополя.

Вот на каких основаниях мы не можем признать безсвященнословный брак законным. Брак, производимый по одному согласию без Божьяго, т.-е. священническаго благословения, не Богом совокупляется. Это ясно из приведенных мною свидетельств из св. Писания и творений св. Отец, мои личныя слова и заключения неважны, а важны доказательства св. Отец.

Теперь твердо держась того убеждения, что только тот брак почитается законным и имеющим силу таинства церковнаго, который совершается посредством церковнаго венчания и благословения, я прошу нашего собеседника показать, где написано, что простец может совершать честное таинство брака?

Категория: 1912 г. | Добавил: samstar-biblio
Просмотров: 861 | Загрузок: 0

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2020Бесплатный хостинг uCoz