Книжница Самарского староверия Пятница, 2017-Авг-18, 23:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
РПСЦ [12]
Русская Православная Старообрядческая Церковь (РПСЦ)
РДЦ [3]
Русская Древлеправославная Церковь (РДЦ)
ДПЦ [37]
Древлеправославная Поморская Церковь (ДПЦ)
Федосеевское согласие [10]
Спасово согласие [3]
Часовенные [5]
Филипповцы [3]
Странники [4]

Главная » Статьи » Старообрядческие согласия » Филипповцы

Кнорре Б, ИсэровА. Старообрядцы самых строгих правил

 

I. Последние из Могикан

 

Трудно представить, но до сих пор живы некоторые самые строгие ветви старообрядчества. Таковыми, в частности, являются филипповцы – старообрядческое согласие, возникшее среди беспоповцев в начале 18 в. Основателем согласия явился стрелец Фотий Васильев (в монашестве Филипп, духовный наставник "Выговской пустыни", 1674 - 1742). Филипповцы откололись от поморцев, которых обвинили в примиренчестве с властью. Филипповцы категорически отвергли молитву за царя. В 1742 г. из-за репрессий со стороны официальной власти, филипповцы совершили массовое самосожжение, в котором участвовало около 70 приверженцев. Позже филипповцы также отказались признать брачность поморцев, введших сокращенный брачный чин (под названием «скачковский»).

 

Несколько десятков лет назад филипповцев можно было встретить в Москве, Санкт-Петербурге, Архангельской, Нижегородской, Тверской и Ярославской областях. Сегодня же это согласие осталось лишь на Алтае, севере Удмуртии и на Вятке. Крупнейшим из них центром являются общины филипповцев в Уржумском районе Кировской области. Буквально филипповскими центрами сегодня являются село Шурма и поселок Пиляндыш. Но филипповцы есть и в самом Уржуме, и в окрестностях – в Максинери, Донаурове.

 

Филипповцы, соблюдающие “все как положено”, составляют особую общину, называемую “братией” (относится и к мужчинам, и к женщинам), так как вступление в нее уподобляется принятию монашества. Согласно представлениям членов братии, “каждый христианин должен отмолиться не меньше двух часов в день” (Чекалкина Анна Михайловна, жительница пос. Пиляндыш).

 

Член братии “держит чашку” -   ест и пьет только из той посуды, которой пользуются лишь его единоверцы, также состоящие в братии и исполняющие все правила. Для единоверцев, нарушающих правила, существует, однако, специальная посуда, которой не позволяют пользоваться всем принадлежащим к другим старообрядческим согласиям и инославным. У филипповцев есть запрет на курение и на потребление алкогольных напитков, вернее, запрет на употребление сикеры, однако большинство понимает под ней любые алкогольные напитки... Допускающие употребление вина встречаются в качестве исключения. Среди филипповцев почти нет пьянства.

 

При нарушении этих и иных правил провинившийся филипповец должен вынести шестинедельный пост, что нередко создает особые трудности. Например, если какой-либо филипповец попадает в больницу, то после курса лечения, а еще хуже – после операции – он берет непосильное для ослабленного организма бремя поста, потому что в больнице ему приходится пользоваться медицинской “обмирщенной посудой”. Многие, однако, по сей причине вообще отказываются ложиться в больницу. В советское время практиковалась насильственная госпитализация.

 

По-прежнему, у филипповцев (в данном случае у уржумских) существует два таинства: крещение и исповедь, которую принимает наставник -   духовный руководитель входящих в братию филипповцев (такие наставники есть в Шурме и в Пиляндыше). На покаяние достаточно сходить 4 раза в году. Крещение не может совершаться прилюдно, при невольных участниках, так как участвующие в таинстве крещения (“второго рождения”) осмысляются в филипповстве духовными родственниками, с которыми соответственно недопустимо ни вступать в брак, ни родниться каким-либо косвенным образом. В этой связи, некоторые филипповцы считают, что повсеместный грех Никонианской церкви в том, что “там во время крещения может участвовать кто угодно”, тем самым осуществляется “духовное кровосмешение”. После крещения две недели нельзя мыться, в том числе мыть руки и умываться.

 

II. Местные уржумские филипповские согласия

 

Филипповцы, живущие в округе пос. Шурмы, делятся на два направления: шихалевское (или ионовцы  - от отчества наставника Михаила Ионовича) и максинерское (васинское -   от отчества наставника Алексея Васильевича)1.

 

Шихалевские филипповцы отстаивают редкостный обычай класть икону при погребении “по естеству”, то есть ликом к молящимся, в то время как максинерские -  за общий обычай класть икону ликом к покойнику. До сих пор не преодоленное разделение на шихалей и максинерцев по этой причине произошло на соборе в Шурме 1873 г., на который съехались филипповцы из Глазова, Вятки, Медян и Уреня (См. Филипповское родословие... С. 19-20). Шихалевцы стоят во время молитвы седьмой лестовки Богородице2, в то время как максинерцы кладут поклоны, подобно федосеевцам, первые не разрешают женщинам петь на молениях, называя женское пение «змеиным шипением» и отмечая, что женщины не могут молиться с мужчинами вместе, а вторые допускают женщин.

 

Филипповцы не осмеливаются читать Евангелие дома,   лишь только на общих молениях. “Не наше дело читать Евангелие”,   поясняет жительница Пиляндыша Анна Михайловна Чекалкина.

 

В Шурме и Пиляндыше проводятся моления, в основном поминальные (почти каждую неделю). Поминовение возведено в особый ранг. В контексте постепенного уменьшения числа своих единоверцев, члены филипповского согласия больше всего боятся, что когда они умрут, за них некому будет молиться.

 

Шихалевские филипповцы на молениях все стоят без обуви, в то время как максинерцы, наоборот, идут на службу в валенках даже летом. Моленные есть в Шурме и в Пиляндыше. Панихиды длятся 2 - 2.5 часа, после чего служится молебен, занимающий примерно столько же времени. Затем принимавшие в молитве участие садятся за стол, который ставится в той же комнате, где проходило моление. На трапезе подают приготовленные по-простому, без особых кулинарных изысков каши, рыбник, молоко и мед,   как бы наподобие предельно простой евангельской трапезы. Интересно, что рыбные кости сознательно бросаются прямо на пол под стол, за которым шихалевцы и их гости сидят в носках (так как в моленный дом заходят без обуви). Заметим, что максинерские наставники, требующие молиться в валенках, считают этот обычай варварством.

 

Филипповцы бывают готовы допустить на моление и людей, не входящих в братию, и даже гостей, не принадлежащих к филипповскому согласию, а также и на трапезу (автор этих строк как раз и оказался таким гостем). Удостоившихся такой чести гостей сажают подальше от “красного угла”, в котором у шурминских филипповцев вообще нет икон, а есть лишь резные и литые кресты (филипповцы Шурмы, Максинери, Пиляндыша не совсем внятно объясняют это запретом молиться на «мазанные иконы», в то время как резных икон у них нет, есть резные и литые кресты в окладах,   у уржумских филипповцев просто нет умельцев, способных сделать резные иконы, а иконы, авторы которых принадлежат к другим согласиям, не принимаются). В г. Уржуме живет филипповец Устин Варлаамович, которого недавно благословили изготавливать оловянные нательные кресты.

 

В сравнении с филипповцами других ареалов распространения, вятские филипповцы оказались своего рода «либеральным» согласием. Вятские филипповцы в мягкой форме допускают брак.

 

Из-за отсутствия священства у филипповцев нет таинства венчания, традиционно филипповцы отвергали как новоженов (тех, кто вступил в брак, уже будучи в их согласии), так и староженов (тех, кто вступил в брак еще до присоединения к «истинной вере»). Но у вятских филипповцев на бытовом уровне есть все же соответствующий «светский» обряд, когда «родители проводят жениха и невесту три раза кругом стола» (по словам Ивана Васильевича Чернышева, наставника братии в Пиляндыше). Такие брачные пары не имеют права в течение всей брачной жизни входить в братию, не могут быть полноправными членными филипповских общин. Они находятся в так называемом срединном положении единоверца, не живущего по вере (для такого человека выделяется особая “второго разряда” (новоженская) посуда, которой не может пользоваться братия, но которую также нельзя «мирщить»). Иными словами вятские филипповцы допускают брак в такой «мягкой форме», хотя чина венчания у них нет.

 

Достигнув преклонного возраста, нарожав детей (обычно 5-6 человек), прекратив интимные отношения, такие филипповцы все-таки продолжают жить с супругой под одной крышей – что традиционно у них не позволялось – и возвращаются в братию. При этом они обязаны выдержать шестинедельный пост, и после него соблюдать “все как положено”, жить по иноческому уставу. А это означает несколько часов молитвы в день, в частности, вычитывание 3 кафисм. Многие из тех, кто оказался в разных городах, возвращаются специально для этого к себе в родные села (либо в ближайшие к ним населенные пункты).

 

III. Политические апокрифы

 

Филипповцам шурминской округи чужда масонофобская или иудофобская эсхатология, в отличие от “народного православия” и некоторых представителей альтернативного православия. Однако определенные апокалиптические представления у них есть. Нередко филипповцы приводят апокрифическое “пророчество” о том, что перед концом мира “все небо будет опутано проволкой”, и по самому небу будут летать железные птицы (скорее всего подобное преломление представлений о технической инфраструктуре в деревенском сознании появилось еще в начале XX века). Однако есть и более экстравагантные. Так, относительно начитанный житель дер. Максинерь Филипп Алексеевич Крупин придает апокалиптическое значение сегодняшней «Большой восьмерке»3, считая, что именно ее и имеет в виду книга Апокалипсиса, когда говорит о семи апокалиптических царях. Филипповец называет ее по-прежнему «Большой семеркой» - в соответствие с апокалиптическим образом семи царей (Апок. 17:10). Факт вступления России в «Большую семерку» Ф.А. Крупин отказывается признавать, отмечая, что «апокалиптических царей» всего лишь семь, а значит Россия, вступившая недавно в этот союз, может быть лишь фиктивным членом, не настоящим. «Если говорить о нашем участие в этом союзе, то мы там – «шестерка»», - отмечает филипповец.

 

Жительница Пиляндыша Анна Михайловна Чекалкина верит в некий апокриф о попытке последнего суда иудеев над Христом: “на Страшном Суде жиды попробуют поймать Христа и судить за то, что Он называл себя Богом, но будут, наконец, окончательно посрамлены”.

 

Отношение к современной власти филипповцы формулируют, как и большинство старообрядцев, словами из Рим. 13: 1-5 “Несть власти, аще не от Бога...”. Некоторые (например, Иван Васильевич Чернышев) говорят, что главная сегодняшняя проблема российской политики в том, что «нет связи между народом и властью – управляющие не знают, что и как правильно надо делать». По мнению Чернышева, ощутимой перспективы выхода России из кризиса пока не просматривается, “а на таких, как Роман Абрамович и держится российское жульничество”, в то же время к Михаилу Ходорковскому отношение лучше -  бытует представление, что “он что-то для народа делал, хотя кто его знает...”. В то же время, Ф.А. Крупин из Максинери считает, что “качественное изменение в российской политике теперь произойдет в 2020 г. (7528 г. от Сотворения Мира)”, так как, по его словам, на этот год выпадает Кириопасха.

 

Среди оригинальных максинерских исторических сочинений “Краткое описание истории христианской церкви” (сост. между 1917   1927 гг.), “Как и откуда принято благословение на духовное дело в Шурминских пределах” (после 1975., автор   максинерский духовный наставник М.А. Басалаев), “Описание раздела веры”. С созданными в максинерской среде текстами работали исследователи Уральского университета4.

 

В уржумских окрестностяхесть не только филипповцы, но и федосеевцы, в частности, там находится известный центр федосеевщины - с. Старая Тушка, где до революции располагалась старообрядческая типография. Федосеевцы также есть в селах Русский Турек, Шурма, Большой Рой, Лопьял.

 

Интересно, что в самом Уржуме молитвенный дом с федосеевцами соглашаются делить поморцы! Руководительница поморской общины в Уржуме (г. Уржум, ул. Дрелевского, 20). Мария Филипповна Иванцова разрешает федосеевцам проводить там моления, в частности, одному из лидеров федосеевцев Шурмы   Георгию Лубягину. Моление может длиться с 10 до 17 часов. В Русском Туреке существуют большая и малая моленные   соответственно для тех, кто решил жить по вере уже будучи в браке,  и для тех, кто безбрачный. Лубягин подчеркиивает, что “жениться можно лишь на принадлежащих к феодосеевскому согласию”.

 

Георгий Лубягин, состоятельный по местным меркам человек, снабженец. Получил добро на строительство Церкви (шурминские федосеевцы поддерживают связи с московскими). В шурминской округе есть местный предприниматель, который, по словам Г. Лубягина, намеревается профинансировать постройку Церкви.

 

Г. Лубягин представляет собой новый тип беспоповского старообрядца, так как выступает за объединение разных старообрядческих беспоповских толков.. «Сегодня нужно объединить всех староверов, так как пройдет еще 5 лет – и старичков не будет» (Лубягин имеет ввиду лишь беспоповцев). Более того, Лубягин задумывается: “а нельзя ли восстановить священство?”

 

Согласно Лубягину, в Шурме живут около 200 старообрядцев. Всего жителей   3 тысячи. По его словам те же течения, что и в Шурме, представлены в с. Большой Рой.

 

Феодосеевцам свойственна аполитичность. Подчеркивается, что “сейчас поп не должен в политике участвовать”, никонианство критикуется за политизированность. Гонения христианам еще предстоят, так как и среди них сегодня “все еще много предателей”.

 

  

1 Подробную историю разделения с приведением соответствующих источников см. в “Филипповское родословие: исторические сочинения старообрядцев-филипповцев Поволжья и Южной Вятки / публикация, предисловие и комментарии А.А. Исэрова. М., 2004”. С. 19 25.

 

2 Речь идет о молитве по лестовке, заменяющей чтение кафизм. Первые шесть лестовок было принято читать Исусову молитву, а последнюю седьмую   “Достойно есть”.

 

3 «Большая семерка» – организация крупнейших промышленных и информационно развитых стран мира (ее члены - США, Канада, Япония, Италия, Германия, Франция, Великобритания и с 2006 г. - Россия).

 

4 См. Мосин А.Г. Исторические сочинения старообрядцев Вятского края во второй половине IX   начале XX вв. // Общественно-политическая мысль дореволюционного Урала. Свердловск, 1983. С. 104-112.; Мосин А.Г. Новые источники по истории культуры и общественной мысли вятского крестьянства XVIII   XIX вв. // Новые источники по истории классовой борьбы трудящихся Урала. Свердловск, 1985. С. 85, 92.

 

 

Борис Кнорре, Андрей Исэров

 

Русское ревью, февраль 2007 г.. №17

 

Категория: Филипповцы | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-24)
Просмотров: 3036

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz