Книжница Самарского староверия Четверг, 2017-Июл-27, 03:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Север и Северо-Запад России

Семенов В.М. Деревни старообрядцев-федосеевцев в Чудовском районе
С 2006 года я занимаюсь историко-этнографическими изысканиями на территории Чудовского района. Летом 2009 года производились полевые наблюдения в северной части района в ареале расселения старообрядцев — федосеевцев. В ходе двухдневной поездки было обследовано три деревни (Деделёво, Кочково, Нечанье), два старообрядческих кладбища и одно урочище на месте бывшей деревни Метино. Эта поездка послужила толчком к более детальному изучению истории старообрядцев — федосеевцев на территории Чудовского района. Предварительные результаты начатой исследовательской работы отражены в предлагаемой читателям статье.
 
Данный микрорегион имеет историко-географическую специфику. До 20-х годов XX века деревни старообрядцев Деделёво, Кочково, Нечанье и Метино входили в состав Новоладожского уезда Санкт-Петербургской губернии, и относились к Тигодскому церковному приходу Третьего благочинного округа [1].
 
Микрорегион интересен также своей этноконфессиональной особенностью. Здесь жили русские, латыши, эстонцы, белорусы; старообрядцы, единоверцы и лютеране. Таким образом, изучаемая нами территория являлась контактной зоной различных этносов и конфессий.
 
Деревни старообрядцев в Чудовском районе неоднократно привлекали внимание исследователей. Так, в 1988—1994 годы в Поволховье работала археографическая экспедиция Санкт-Петербургского отделения РАН, которая выявляла памятники старообрядческой рукописно-книжной традиции [2]. К сожалению, автору пока не известно, побывала ли экспедиция в деревнях чудовских старообрядцев.
 
В 2003 году в Деделёво и Нечанье выезжали сотрудники Чудовского районного краеведческого музея. В ходе поездки ими был собран вещевой материал: старые фотографии, предметы быта и религиозного культа. В 2003, 2004 и 2006 годах в Деделёво, Кочково и Нечанье в целях историко-этнографического изучения данного микрорегиона выезжал киришский краевед П.Самбук [3].
 
В 2004 году здесь работала экспедиция отдела Северо-Запада Российского этнографического музея под руководством Л.В. Корольковой. Предметом исследований «стали кладбища, жилые и хозяйственные постройки конца XIX — первой трети XX вв., сохранившиеся в старообрядческих деревнях, расположенных на территории бывшего Новоладожского уезда» [4].
 
Летом 2007 года автором обследовано урочище Метино. Осенью того же года состоялась встреча с уроженкой деревни Метино Шабановой Е.Г. (1930 г.р.), в ходе беседы с которой удалось записать ценную информацию о деревне Метино первой половины XX века [5]. Стоит также отметить, что деревни чудовских старообрядцев привлекали внимание журналистов районных и областных СМИ, в материалах которых есть ценные сведения, касающиеся истории данного микрорегиона [6].
 
На берегах реки Тигода (дд. Деделёво, Кочково, Нечанье) и речки Меневша (бывшая деревня Метино) проживали представители «тигодской группы» старообрядцев-федосеевцев (беспоповское согласие) [7]. К «тигодской группе» относились старообрядцы еще трех деревень: Мелехово, Липовик и Меневша (сегодня это территория Киришского района Ленинградской области) [8].
 
За свою более чем трехвековую историю старообрядчество распалось на три основных течения: беглопоповцы, поповцы и беспоповцы. Каждое из течений имело массу отдельных согласий и толков. Так, среди беспоповцев выделяют поморцев (даниловцев), федосеевцев, филипповцев, бегунов (странников) и спасово согласие (нетовщину). В свою очередь, федосеевцы делились на новожёнов, титловщину, аристовцев, польских и рижских староверов. Таким старообрядчество было в дореволюционной России. После 1917 года начинается процесс стирания различий между старообрядцами различных согласий и толков [9].
 
Рассматриваемые нами федосеевцы, были наиболее радикальным движением беспоповцев. Это движение зародилось в 1690-е годы на Северо-Западе России. В первоначальный период становления основные его центры находились в Новгороде, Пскове и Яме. Руководителем движения стал дьячок Крестецкого Яма Феодосий Васильев. В 1696 году он вместе со своей семьей и приверженцами уходит в Литву, где возле города Невель основывает первую общину федосеевцев. В общине проживало около 600 мужчин и 700 женщин. Феодосий призывал своих последователей уходить из мира в обособленные общины. «Побегайте, и скрывайтеся во имя Христа», — говорил он. В 1709 году община Феодосия была разграблена польскими войсками, и он принимает решение — возвращаться в Россию. На родине Феодосий находит себе покровителя в лице самого Александра Меншикова. С разрешения Петра I община федосеевцев поселяется рядом с Псковом. Правда, вскоре сам Феодосий Васильев попадает в тюрьму, где и умирает. После его смерти община распадается.
 
В конце XVIII — начале XIX веков федосеевцы становятся одним из самых сильных и влиятельных согласий среди беспоповцев, да и во всем русском старообрядчестве [10]. Не исключено, что уже в первой половине XVIII века некоторые из последователей Феодосия Васильева могли оказаться на берегах реки Тигода, где увлекли идеями своего «духовного наставника» жителей окрестных деревень, в том числе, население Деделёва, Кочкова, Нечанья и Метина. Хотя, данное предположение автора нуждается в детальной проработке.
 
Мне пока сложно судить, какие процессы происходили в данном микрорегионе в XVIII — первой половине XIX веков. Можно только сказать, что к концу XIX века в Новоладожском уезде проживало около шести тысяч старообрядцев. Как пишет Л.В. Королькова « по данным государственной статистики между 1866—1871—1897 гг. наблюдается постоянный прирост старообрядческого населения в уезде (соответственно: 4127 чел. — 5591 чел. — 5713 чел.) [11]. В том числе, в Тигодском церковном приходе проживало свыше тысячи старообрядцев — федосеевцев.
 
«Раскольников — федосеевцев в приходе 510 д.м. пола и 622 жен. Больше всего их в Мелехове, Липовике, Меневше, Ничанье и Метине», - сообщается в одном из последних выпусков «Историко-статистических сведений о Санкт-Петербургской епархии». Там же мы узнаем, что в Деделёве было 32 крестьянских двора, Кочкове — 26, Нечанье — 31, Метине — 20. В последних двух деревнях стояли моленные, а в Деделёве часовня Пророка Ильи. «Раскольнические кладбища, или «жальники» находятся подле самых деревень». «Прихожане занимаются извозом, хлебопашеством, заготовкой лесу и дров, торгуют сеном; женщины ткут холст» [12].
 
После революции 1917 года, и в ходе последовавшей затем антицерковной политики советского государства, традиции старообрядчества в изучаемом нами микрорегионе (как и в целом по всей стране) начинают затухать. Об этом красноречиво говорят рассказы пожилых старообрядцев, записанные в ходе летней экспедиции 2009 года в Деделёве, Кочкове и Нечанье [13]. Можно назвать и другие причины, так или иначе повлиявшие на затухание традиций старообрядцев. И, прежде всего, это последствия Великой Отечественной войны 1941—1945 годов. Многие мужчины погибли на фронтах. Сами деревни старообрядцев в течение двух лет находились в прифронтовой полосе. Мирное население (а это в основном женщины, дети и старики) было вывезено в Прибалтику и Германию, и лишь немногим из них посчастливилось вернуться домой. До войны, особенно в 30-е годы XX столетия, увеличивается количество браков между молодежью из старообрядческих семей и «мирскими», в основном, русскими и латышами. Последние жили в хуторах, и граница их расселения проходила по линии Кочково — Деделёво — Метино.
 
После прокладки в 1960 году шоссейной дороги Зуево — Кириши, которая прошла недалеко от Деделёва, Кочкова и Нечанья, начинается миграционный отток молодежи из этих населенных пунктов в соседние города: Чудово, Кириши, Новгород, Ленинград. В 1990-е годы, в период социально-экономических перемен и потрясений на селе, из деревень уезжают последние молодые семьи. Остаются только люди пожилого возраста [14].
 
Л.В. Королькова в числе основных причин постепенного отхода старообрядцев от своих традиций называет просветительскую деятельность православной церкви. «Известно, что в Новой Ладоге при Никольском соборе в 1901 г. Было организовано братство Святителя и чудотворца Николая, главной целью которого являлось «возвращение в лоно истиной православной церкви уклонившихся от нее сектантов — старообрядцев». Члены братства занимались также изъятием из обращения у православного населения «вредных» раскольничьих книг. Следует отметить, что производилось оно с согласия их владельцев (…). Кроме этого для бесед с раскольниками из членов братства были избраны два миссионера — священники Н.М. Мурзанов и А.А. Листов. В братство входили 76 человек из числа светских лиц — это были наиболее влиятельные землевладельцы, купцы, чиновники, а также представители православной церкви — 5 протоиереев, 60 священников, 17 диаконов, 59 псаломщиков» [15].
 
В изучаемом нами микрорегионе сегодня наблюдается следующая картина. В трех деревнях (Деделёво, Кочково, Нечанье) проживает немногим более 10 старообрядцев пожилого возраста. Их дети и внуки приезжают в родовые поместья только на лето, и никто из них практически не придерживается традиций своих предков. К слову сказать, и сами старообрядцы пожилого возраста уже с трудом соблюдают необходимые обряды, объясняя это старостью и слабым здоровьем. Отчасти сказывается и нехватка многих знаний, которые были утрачены по причине отсутствия преемственности между старшим и молодым поколениями. Вместе с тем, в деревнях старообрядцев мне неоднократно приходилось слышать фразу из уст людей разных возрастов: «Мы из нации староверов». Получается, что потомки старообрядцев-федосеевцев до сих пор осознают своё единение и отличие от окружающих по конфессиональному признаку.
 
Несмотря на все выше сказанное, данный микрорегион продолжает представлять интерес для исследователей, и не только благодаря живым носителям традиций старообрядцев — федосеевцев. Заслуживают внимания некоторые жилые и хозяйственные постройки, а также два местных кладбища, которые здесь называют «жальниками» (в бывшей деревне Метино кладбище носило несколько иное название — «Жальницкое поле») [16]. На кладбищах сохранилось достаточно много деревянных старообрядческих крестов, в том числе архаичной конструкции. Например, было выявлено два креста с орнитоморфными навершиями — «утицами». Функциональное назначение этих элементов на крестах местные жители объясняют следующим: «чтобы крест от дождей не загнивал» [17]. Хотя, более правдоподобным кажется сакральная символика этих «утиц». Что же на самом деле означают эти символы, автору пока не известно. На крестах архаичной конструкции обращают на себя внимание фигурные выемки, в которых с помощью гвоздей крепились медные иконки с изображением Николы Чудотворца или Богородицы (в зависимости от того, кто похоронен — мужчина или женщина). До наших дней в крестах не сохранилось ни одной медной иконки. Местные жители отмечают, что «их выковыривали в годы войны немцы, а уже после войны школьники и студенты, приезжавшие сюда на картошку» [18]. Всё же одна медная иконка (правда, «Деисус») сохранилась у одного из жителей деревни Кочково. Но, судя по информации владельца этой иконки, она раньше имела боковые створки, и использовалась в религиозных целях, но никак не предназначалась для могильного креста.
 
Достаточно живой интерес представляют местные легенды. В 2006 году П.Самбук записал одну из них со слов уроженки деревни Кочково Прониной Марьи Николаевны (1921 г.р.): «Ну, а тут Чистый Мох называлсы. Была я и в этом — и в Чистом Моху раз за ягодам. Ну, в этом Чистом Моху там можно войти под землю — там такие ямы были. Да-а… Тут, видишь, рассказывали, что было озеро, а… Каталась эта — барыня-то, каталась по озеру на лодке. И что-то она — утопила робёнка что-ли… Попал робёнок в воду, а она и сказала: «Зарасти это озеро мхами-болотами!». Вот озеро это и заросло мохом. Дак там были — можешь провалитцы и уйти, и под мох! Такие ямы, ну, оны были замечоные, обходили их…» [19]. Точно локализовать местонахождение Чистого Мха пока не удалось.
 
Другая легенда, не менее интересная, связана с большим валуном, лежащим в реке Тигода между деревнями Деделёво и Кочково. В полевых записях П.Самбук это камень называется «Дедко — бабка», но опрошенные мной летом 2009 года старожилы этот камень называли «Дидо — мадо». Считается, что возле этого камня в старину проходил брод. «Как макушка камня из Тигоды покажется, можно через реку и на телегах вброд проезжать» [20]. Кстати, этот камень сохранился до наших дней, и находится рядом с железобетонным мостом через Тигоду.
 
В заключении мне хочется пару слов сказать об урочище Метино, на месте которого стояла деревня старообрядцев-федосеевцев. В 1953 году Метино, и располагавшийся в ней колхоз «Красный май» перевезли в деревню Тушино. Многие метинцы в последующем переехали жить в Чудово и другие города Новгородской и Ленинградской областей. Сегодня в Тушине живет всего лишь две уроженки деревни Метино. До 1990-х годов в урочище находилось старообрядческое кладбище — «Жальницкое поле». В наши дни на месте кладбища карьер, который, судя по всему, уже заброшен. Когда было уничтожено «Жальницкое поле», сказать сложно. На карте Чудовского района 1995 года в районе урочища Метино условным обозначением отмечено кладбище, но уже на карте 1999 года — карьер. Опрос жителей окрестных деревень не прояснил ситуации: кем и когда было разрушено кладбище. * * * Как уже было отмечено выше, изучаемый микрорегион до сих пор представляет живой интерес для исследователей.
 
Анализ имеющихся материалов и информации (в том числе, полевые записи автора) позволяет определить направления дальнейшего изучения истории деревень старообрядцев-федосеевцев на территории Чудовского района. Думается, что впереди нас ждут новые интересные открытия.
 
******************************************************************
Примечания:
 
[1] Покровская церковь в Тигоде (www.countrysite.spb.ru/ISS/Ladoga3.htm#39)
 
[2] Королькова Л.В. Полевые исследования на территории расселения старообрядцев — русских (бывший Новоладожский уезд) 2004—2006 гг. // Полевая этнография-2006. Материалы международной конференции. Под ред. В.А. Козьмина и др. Изд-во «Левша». СПб., 2007. С.160.
 
[3] ПЗ. П.Самбук. 2003, 2004, 2006 гг. Деревни: Деделёво, Кочково, Нечанье. Чудовский район, Новгородская область. (Автор благодарит Павла Самбук, любезно предоставившего копии своих полевых записей). В качестве дополнения к рассматриваемому вопросу можно привести рассказ, записанный П.Самбук со слов жителя деревни Деделёво Игната Степановича Шершнёва (1927 г.р.): «Игнат Степанович сравнивает меня, интересующегося прошлым, с «ребятками и девками в беретах», которые приезжали в Деделёво незадолго до начала войны, ходили по дворам и узнавали: «Сколько в этот дом примерно людей поместится? Как эта телега называется? Как плуг?...» Ходили-ходили по деревням и, как в сердцах выразился Игнат Степанович: «На тебе, ёб-твою-ети, и война! А это, оказывается, всё у немцев… (Вот немец) приходит — и словарь у него, ёб-тыть, ага! Это немецкая разведка была (перед войной), ёб-ты…». Следует добавить, что Игнат Степанович не единственный упоминает о якобы «немецких шпионах», ходивших по деревням незадолго до войны, и интересовавшихся крестьянским бытом. По моему же мнению, «ребятки и девки в беретах» могли быть только студентами-филологами и этнографами из Ленинграда, приехавшими в июне 1941-го (?) в старообрядческие деревни на Тигоде с исследовательскими целями…» (ПЗ. П.Самбук. 2003 г.).
 
[4] Королькова Л.В. Указ. соч. Там же.
 
[5] ПМА. В.М. Семёнов. 2007 г. д. Тушино, Чудовского района, Новгородской области. Шабанова Евдокия Григорьевна (дев. — Шабанова), 1930 г.р., уроженка д. Метино.
 
[6] Антон Антонов. Место, куда хочется вернуться / Чудовская районная газета «Родина». 11 мая 2006 года. № 20; Наталья Фильченкова. Судьба. / Там же; Геннадий Цуканов. На перепутье. / Там же; Владимир Семёнов. Журавли-журавушки / Чудовская районная газет «Родина». 22 ноября 2007 года. № 61; Владимир Семёнов. Мы из нации староверов. / Чудовская районная газета «Родина». 27 августа 2009 года. № 56; Светлана Дубовицкая. Метинские журавли. / Новгородская областная газета «Новгородские ведомости». 10 октября 2009 года. № 44.
 
[7] Королькова Л.В. Там же.
 
[8] Королькова Л.В. Этноконфессиональная карта Новоладожского уезда (последняя четверть XIX — первая треть XX вв.) // Этноконфессиональная карта Ленинградской области и сопредельных территорий. Вторые Шёгреновские чтения: сборник статей. СПб. 2008. С. 88—99. В своей статье Л.В. Королькова приводит карту-схему расположения старообрядческих деревень на территории Новоладожского уезда (рис.1, С.97.), в которой допущена неточность, может, не столь существенная, но требующая исправления. Деревня Метино на карте-схеме расположена на реке Тигода, хотя в реальности она стояла в верхнем течении речки Меневши.
 
[9] Федоренко Ф.И. Секты, их вера и дела. Политиздат. М. 1965. С.45.
 
[10] Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. Минск. 2007. С. 463—479 (Выделение беспоповщины: федосеевцы).
 
[11] Королькова Л.В. Этноконфессиональная карта Новоладожского уезда… С.90.
 
[12] Покровская церковь в Тигоде (www.countrysite.spb.ru/ISS/Ladoga3.htm#39)
 
[13] ПМА. В.М. Семёнов. 2009 г. дд. Деделёво, Кочково, Нечанье. Чудовский район, Новгородской области.
 
[14] Там же.
 
[15] Королькова Л.В. Указ. соч. С.92.
 
[16] ПМА. В.М. Семёнов. 2007 г. д. Тушино.
 
[17] ПМА. В.М. Семёнов. 2009 г. дд. Деделёво, Кочково, Нечанье.
 
[18] Там же.
 
[19] ПЗ. П.Самбук. 2006 г.
 
[20] ПМА. В.М. Семёнов. 2009.
 
Литература:
1. Быков А.А. Никон. Биографический очерк. Санкт-Петербург. 1891. (Переиздание 1996 года. СПб.).
2. Воскресенская Т.А. Помещения для молений у новгородских старообрядцев — беспоповцев в конце XIX - первой половине XX вв. // Новгородика-2006. Материалы научной конференции 20-22 сентября 2006 года. Великий Новгород. Часть II. 2007. С.45—52.
3. Манаков А.Г. Геокультурное пространство северо-запада Русской равнины: динамика, структура, иерархия. Псков. 2002. (Глава 2.4. Этническая и конфессиональная география северо-запада Российской империи на рубеже XIX—XX вв.).
4. Мякотин В.А. Протопоп Аввакум. Его жизнь и деятельность. Биографический очерк. Санкт-Петербург. 1894. (Переиздание 1996 года. СПб.).
5. Федорук Н.С. Старообрядцы Новгородской губернии в XIX в. // Новгородика-2006. Материалы научной конференции 20—22 сентября 2006 года. Великий Новгород. Часть II. 2007. С. 195—210.
6. Шамаро А.А. Дело игуменьи Митрофании. Лениздат. Л., 1990. С. 4—29 («Эпидемия гарей»).
Категория: Север и Северо-Запад России | Добавил: samstar2 (2009-Ноя-10)
Просмотров: 2692

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz