Книжница Самарского староверия Вторник, 2017-Авг-22, 10:15
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Сибирь

Мукаева Л.Н. Духовно-нравственные ценности старообрядцев Южного Алтая
Духовно-нравственные ценности старообрядчества являются важной темой в современной исторической науке. В настоящее время эта тема обрела второе рождение в связи с общим вниманием к истории конфессий в нашем государстве и значимости исследования такого культурно-исторического феномена, как русский Раскол с его специфической духовной культурой. Для исторической мысли представляет огромный интерес изучение жизненных идеалов и нравственных ценностей южно-алтайских староверов, внесших огромный вклад в складывание русской национальной духовной культуры Сибири.
 
Важную роль в формировании нравственных ценностей староверов-каменщиков Южного Алтая (Бухтармы и Уймона) сыграл ряд факторов: духовных, исторических, социальных, природно-климатических. Укрывшись в алтайских горах (Камне), бухтарминские и уймонские крестьяне сберегли духовные традиции православной культуры Московской Руси. Целесообразно рассматривать феномен алтайского старообрядчества как выражение традиционного русского самосознания средневековья, основанного на идее «Москва – третий Рим», то есть мировой миссии русского народа сохранения истинного православия.
 
Обязательной чертой человека, согласно нравственным идеалам южно-алтайских староверов, являлась вера. Отсутствие церковной иерархии породило у них активное и сознательное отношение к вопросам веры, а необходимость обустраивать жизнь на истинных, по их мнению, религиозных основах в новых условиях сделала этот интерес живым и практичным. Необходимость отстаивания собственных религиозных убеждений, невзирая на преследования со стороны государства и официальной церкви, способствовали формированию исключительной гибкости менталитета староверов Уймона и Бухтармы.
 
Старообрядчество представляет религиозное направление русского православия, следовательно, его этика является разновидностью христианской морали, основанной на общих для всех христиан библейских предписаниях, десяти божественных заповедях и на евангельских заповедях Нагорной проповеди. В нем, также как и в других системах христианской этики, используются общечеловеческие принципы и нормы поведения человека в социуме.
 
Что касается южно-алтайского староверия, то региональные особенности его нравственных ценностей сформировались на рубеже ХVIII-ХIХ столетий. Результаты этого процесса составили важнейшую часть духовной жизни раскольников Южного Алтая. Тесно соединенные с другими сторонами культуры нравственные ценности стали необходимой основой для жизненных представлений и поведения раскольников, вошли в повседневный быт и стали реальными основами устройства всего образа жизни южно-алтайского социума.
 
Система ценностей староверов Бухтармы и Уймона включает уважительное отношение к старшим и к окружающим, трудолюбие, совестливое отношение к труду, понятие чести и долга, твердость в выполнении взятых на себя обязательств. Две черты нравственности: товарищеская взаимопомощь в беде и выполнение взятых на себя обязательств, невзирая ни на какие обстоятельства, отчетливо проявлялись во время поисков Беловодья, когда староверы большими группами, включая женщин и детей, покрывали огромные пространства Центральной Азии и в артелях, уходивших на охотничий промысел в горы. Охотничий промысел в горном крае всегда сопровождался большим риском, смертельной опасностью от дикого зверя, от мороза, срыва в пропасть в горах, капкана.
 
Среди нравственных норм крестьян-раскольников Южного Алтая особенно ярко проявлялось милосердие в самых разных формах: помощь, взаимопомощь, сочувствие и помощь пострадавшим и нуждающимся, забота о стариках, детях, беспомощных родственниках. Все досоветские исследователи, начиная со Г.И. Спасского, писали о поразительном гостеприимстве южно-алтайских староверов к чужим людям, путникам, их постоянной готовности прийти на помощь любому человеку. Наряду с этим, путешественники обращали внимание на их бескорыстие, честность, приветливость.
 
Необходимость выживания и ведения хозяйства в экстремальных условиях таежного высокогорья в окружении каменных хребтов с вечными ледниками и снежниками вынуждала местных раскольников к жесткой борьбе за существование, требовала формирования сильных здоровых, энергичных, работоспособных и упорных людей. Дореволюционные исследователи отмечали такие качества бухтарминцев и уймонцев, как отвага, бесстрашие, независимость, предприимчивость, склонность к риску, подчеркивая, что эти качества развились именно в процессе противостояния суровым природным условиям горного края.
 
Жизнь и трудовая деятельность южно-алтайского крестьянина-старообрядца всегда была неотделима от природы и ее ритмов. Жизненные идеалы и представления были тесно связаны с обычными повседневными условиями, с теми особенностями природы и климата алтайского высокогорья, от которых в значительной степени зависели результаты их труда и качество жизни. От умения учесть сложную связь природных явлений и хозяйственных занятий, многократно повторявшихся в течение поколений, зависело благополучие хозяина, семьи, родового клана и общины. В алтайских горах русские раскольники заново создали аграрный земледельческий календарь, приспособив его к новой природно-экологической нише.
 
Культ природы был настолько важен для становления старообрядческой духовности Южного Алтая, что сохраняется в менталитете современных староверов и в наше время. При выборе месторасположения деревни, села, заимки раскольники руководствовались двумя принципами: эстетическим и этическим. Под поселение они всегда выбирали только красивое, как они говорили, «веселое» место, на берегу горной реки, или озера, рядом с цветущими растениями, лесом. При этом, староверы всегда безошибочно подбирали оптимальный вариант, учитывающий природные условия, рельеф местности, наличие водных ресурсов, свойства земли под пашни, выпаса, сенокошение, направленность ветра.
 
В зависимости от природного фактора крестьяне селились крупными поселениями, или малодворными поселками, семейными, или индивидуальными заимками. Как правило, постоянные жилые дома находились в крупных поселениях, а маральники и пасеки крестьяне располагали при заимках. Разнообразие форм поселений с одной стороны воспитывало дух предприимчивости, с другой стороны, привычку к совместному, артельному действию.
 
Выживание и материальное благополучие в горах Южного Алтая с его экстремальными климатическими условиями зависело от общих корпоративных усилий, взаимной помощи и поддержки. Освоение высокорья происходило группами: сначала промысловыми артелями охотников и семейными кланами, затем общинами.
 
В ХIХ в. основной хозяйственной единицей стала община, которой староверы-беспоповцы придали религиозное значение. В отсутствие священников, самые уважаемые старики сами выполняли все религиозные функции. От их знаний, опыта, ответственности зависела вся община. Коллективный опыт всего староверческого социума применялся практически во всех сферах жизни горных деревень.
 
Крестьяне-раскольники, будучи носителями рыночных отношений, с успехом использовали традиции коллективистского бытия и религиозного сознания в формировании мелкобуржуазного уклада в алтайских горах уже в начале ХIХ в. когда вся остальная страна продолжала оставаться феодально-крепостнической. Еще в начале ХХ в., несмотря на широкое применение наемного труда в Уймоне и на Бухтарме, старообрядцы по-прежнему использовали в своей среде институт «помочей». С одной стороны, «помочи» вдохновлялись морально-этическими принципами, с другой являлись важнейшими инструментом в поддержании корпоративности социума.
 
Важной характеристикой старообрядчества является его энергичная и успешная хозяйственная деятельность в целом по стране, так и по отдельным группам русского Раскола. Культурно-исторические, социально-экономические традиции и особенности обеспечили самостоятельное развитие хозяйства и культуры старообрядцев Южного Алтая. Природно-климатические условия высокогорного региона с прекрасными экономическими возможностями территории и разнообразием ландшафтов способствовали развитию у староверов совсем другого отношения к хозяйственной деятельности по сравнению с другими группами русского населения Сибири. Основой успешной экономики горных раскольничьих деревень стали творческий труд, предприимчивость, деловая хватка и смекалка.
 
Староверы оптимально использовали богатые естественные ресурсы и мозаичность горно-таежного ландшафтов Южного Алтая для создания многоотраслевого хозяйства, включающего земледелие, скотоводство, мараловодство, горное пчеловодство, кедровый, охотничий и другие промыслы. В целом, в досоветское время каменщики отличались необычайно высокой хозяйственной активностью среди остальных групп населения Сибири.
 
Южно-алтайский старообрядец всегда был уверен в себе, инициативен и пользовался репутацией независимого хозяина. Одной из характерных особенностей старообрядцев является их приверженность религиозному ритуалу, доходящая до восприятия всех жизненных процессов как некой совокупности сакральных обрядов. Духовно-нравственная культура с ее символическим языком определяла не только сакральную, но и бытовую и хозяйственную стороны жизни староверов. Поэтому для старовера не было различий между нравственным и физическим трудом, между этической и хозяйственной деятельностью, которые понимались как единое целое.
 
Центральное место в системе духовно-нравственных ценностей алтайского Раскола занимала религиозная оценка каждодневного труда как наиболее верного и очевидного способа утверждения человека в земной жизни и духовного спасения в горнем мире. Старообрядческая духовность складывалась под очень сильным влиянием трудовой аскезы. Восприятие старообрядцами жизни как постоянного труда привели к формированию у них особой системы ценностей, во многом схожей с протестантcкой.
 
Раскольничьи общины Южного Алтая утверждали ценности материального благополучия, достатка, бережливости, практичности, осуждали мотовство, неумение работать. В отличие от традиционной православной этики, осуждавшей стремление к богатству, старообрядческая хозяйственно-предпринимательская этика превратила приобретательство в угодное Богу занятие. Но богатство у староверов выступало не самоцелью, а как результат трудовой аскезы, которая рассматривалась как основной путь духовного совершенствования. Недаром, трудовые процессы, которым в старообрядческом социуме предшествовали особые религиозные обряды, рассматривались в качестве продолжения последних.
 
Состоятельность, зажиточность, домовитость связывались с сакральным отношением к трудовым традициям, навыкам, бережливости, чистоплотности. Зажиточные староверы внушали молодежи уважительное отношение к труду, к земле, к хозяйственному домовитому крестьянину и презрительное отношение бродяге, ленивому, не умеющему полноценно трудиться.
 
Таким образом, отстаивание собственных религиозных убеждений, необходимость выживания в экстремальной среде обитания, природно-климатические и социальные факторы способствовали формированию особой системы нравственных ценностей староверов, которые помогли им не только выжить, но и добиться высокого уровня жизни. Это способствовало формированию особого социокультурного типа южно-алтайских староверов, отличительными чертами которого являлись твердость нравственных принципов, бережливость, чистоплотность, взаимовыручка. Трудолюбие стало для южно-алтайских староверов устойчивой нормой поведения и главной духовно-этической ценностью.
 
Наряду с коллективистскими нормами социального и религиозного бытия в духовной культуре и этике староверов большую роль играли индивидуальная инициатива и предприимчивость. В южно-алтайской старообрядческой культуре всегда существовали ценности зажиточности, материального достатка, жизненного благополучия, которые действительно обеспечили южно-алтайскому староверческому социуму очень высокое качество жизни.   
 
Мукаева Л.Н.,
Горно-Алтайский государственный университет 
 
Статья была опубликована в журнале "Евразийцы", №1, 2005
 
Предоставлена автором
 
Категория: Сибирь | Добавил: samstar-biblio (2010-Апр-28)
Просмотров: 2221

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz