Латыпов И.Р. Вклад старообрядцев в экономику Казанской губернии во второй половине XIX - начале XX веков - Поволжье - История Староверия (по регионам) - Тематический каталог - Самарское староверие
Книжница Самарского староверия Вторник, 2016-Дек-06, 22:47
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Поволжье

Латыпов И.Р. Вклад старообрядцев в экономику Казанской губернии во второй половине XIX - начале XX веков
Развитие старообрядческого предпринимательства Казанской губернии во второй половине XIX века необходимо рассматривать в контексте общего экономического развития страны. Особенность России в экономическом отношении состояло в доминировании в занятиях населения сельского хозяйства, оно являлось ведущей отраслью экономики в жизни подданных российского императора. Перерабатывающая сфера экономики – промышленность, ремесла – занимала второе место по распределению населения по занятиям.

Казанская губерния, как и Россия, оставалась аграрным регионом, где дворянство, купечество, духовенство были меньшинством; исключительно доминирующее положение занимало крестьянство, процент которого, например в 1902-1913 годах, колебался между 84,35-86,90 %. Процент торговой деятельности в Казанской губернии в конце XIX века равнялся 2,05 %. Торговая занятость в городах Казанской губернии была равна 17,42 % [10, с. 4-11].

Если православные купцы занимались в основном строительными подрядами, производством и торговлей алкогольными напитками, закупкой и обработкой кожи, мусульмане – красным товаром (тканями, галантереей) и бакалеей, то старообрядцы продажей хлеба. Впрочем, полного разделения, разумеется, не было. Принадлежность к старой вере не мешала Вачуговым заниматься торговлей и переработкой кож, Маклаковым торговлей тканями, галантереей, Маланьчиевым торговать чаем и посудой, Гордеевым железом и скобяными изделиями.

Также считалось, что старообрядческие общины и самостоятельные купцы-староверы не должны заниматься предприятиями, сомнительными с точки зрения христианской морали. Староверам, занимавшимся торговлей и промыслами, не разрешалось торговать музыкальными инструментами, картами, табаком, крадеными вещами, содержать публичные дома или питейные заведения. Впрочем, этот запрет не мешал казанскому купцу 1 гильдии Агафону Васильевичу Афанасьеву (1849-1921) являться крупнейшим торговцем съестными припасами и винных (!) изделий: «Ассортимент товаров в афанасьевских гастрономах, бакалеях и винных магазинов был достаточно широк и рассчитан на состоятельного покупателя. Многое закупались за границей. Кофе, шоколад, чай, рис, сыр и т.д. …Купец имел винные склады на Рыбнорядской и на Клинической горе» [5, с. 148]. Те же запреты не мешали купцу поповского толка Анисиму Кирилловичу Месетникову (1789-1858) быть монополистом в продаже игральных карт и содержать винокуренный завод.

Но все-таки главной особенностью старообрядческого населения в торговой занятости была торговля хлебом. Эта группа занятости приобрела вид постоянной деятельности. Торговля солью, железом, кожей, посудой, стеклом, лесом, рыбой, алкоголем, чаем носила умеренное развитие среди старообрядцев.

Во второй половине XIX столетия в Казанской губернии крупнейшими старообрядческими династиями были: Гордеевы, Оконишниковы, Афанасьевы, Шамовы, Четверговы, Шашабрины, Челышевы, Шашины, Маланьичевы.

Крупнейшими хлеботорговцами второй половины XIX века в Казанской губернии являлась семья Оконишниковых. Глава семьи Иван Петрович (1824-1904) родился в Свияжске, в мещанской семье староверов старопоморского согласия. Он входил в свияжскую купеческую гильдию, но иногородних купцов привлекала Казань, и в возрасте 48 лет Иван Петрович перебирается на постоянное жительство в Казань. Здесь он записывается в купечество по 2 гильдии. Вместе с Я.Ф.Шамовым они арендуют на 12 лет у Казанского городского общества водяную мельницу на реке Казанке под Кремлем. Одновременно Оконишников арендует водяные мельницы в Шумерах, Кашарах, Шушарах. Он вписывает в купеческое сословие жену Екатерину Антоновну и сыновей Михаила и Константина.

В 1891 г. был зарегистрирован торговый дом «Иван Оконишников и сыновья» с капиталом в 300 тыс р.[5, с. 104-105]. К этому времени уже почти 10 лет Оконишниковы числились не только купцами 1 гильдии, но и потомственными почетными гражданами. К концу XIX в. Оконишниковы имели торговые места и склады не только в Казани, но и Перми, Вятке.

В 1895 г. в деревне Печищи Оконишниковы построили свою механическую крупчато-вальцовую мельницу. Она стала самой крупной в Казанской губернии.

Партнер И.П.Оконишникова Я.Ф.Шамов родился в г. Орлове Вятской губернии в семье купца. В 1863 г. по просьбе дяди П.А.Лаптева он переехал в Казань и поступил на службу к крупному торговцу хлебом и скобяным товаром Х.Ф.Фомину. На новом месте молодой коммерсант проявил себя с самой лучшей стороны и заслужил уважение хозяина. Вскоре он женился на его дочери, а после смерти Фомина стал владельцем огромного и успешного коммерческого предприятия [3, с. 109].

Прослужив более 10 лет приказчиком, он выходит в купцы 3 гильдии, а 19 ноября 1871 г. в возрасте 33 лет Я.Ф.Шамов подал прошение с просьбой перечислить его со следующего года во вторую гильдию. В 1873 г. он женился на дочери бывшего хозяяина Аграфене, которой к этому времени исполнилось 28 лет. Вместе с приданым купец получил доступ в торговую элиту Казани, так как семья Фоминых была одной из старейших в Казани и имела много связей.

Уже в 1877 г. Я.Ф.Шамов был причислен в казанское купечество по 1 гильдии. С конца 70-х годов вначале с И.П.Оконишниковым, а затем один арендует городскую мельницу в устье Казанки. В начале 80-х годов на ней трудилось 120 человек, годовой оборот составлял 488 тыс. р.[11, с. 122].

Богатейшими хлеботорговцами Казанской губернии являлись купцы второго по значению города – Чистополя, где хлебная торговля составляла основу экономики. Ни откуда не вывозилось ежегодно та¬кого количества хлеба, как из Чистополя – город был первым в губернии по количеству сбываемого ежегодно хлеба – от 6,3 до 8,9 млн. пудов [2, с. 48]. Практически вся эта крупная торговля хлебом во второй половине XIX и начале XX веков находилась в руках ревнителей древней старины, в руках Челышевых, Шашиных и др.

Выходцы из крепостных крестьян, отпущенников графини Шереметьевой, Челышевы смогли постепенно подняться до купцов 2 и 1 гильдии. Глава семьи Лев Васильевич родился в 1806 г., из крепостных крестьян вышел в 46 лет. Он имел двух сыновей – Василия и Ивана. Позже всей семьей они переезжают в Чистополь. В 1858 г. Лев Челышев уже купец 3 гильдии.

Младший брат Иван Львович (1841 г.р.) переезжает в Казань и становится купцом 2 гильдии, занимается хлебной торговлей.

Старший сын Василий Львович (1828 г.р.) в отличие от брата жил в Чистополе. Основными предметами торговли В.Л.Челышева была соль и хлеб. Кроме транзитной торговли, он занимался и продажей того, что сам перерабатывал и производил гречневую крупу и кирпич.

В.Л. Челышев, как и большинство крупных хлеботорговцев, свой заработанный в основном на хлеботорговле капитал, стремились вкладывать в производство, связанное с переработкой хлебных товаров – мукомольное и крупообдирочное.

У В.Л. Челышева было несколько промышленных предприятий. В 1876 г. он имел 1 кирпичный завод и 2 крупяных завода. Для производства гречневой крупы на крупяных заводах сырье скупалось в основном в Чистопольском, Мензелинском и Бугульминском уездах. Сбыт производился в Рыбинске. Кирпичный завод в 1876 г. выработал 700 т. кирпичей, на сумму 7 т. р. Сбыт производился в Чистополе [7, л. 183].

Из сведений об оборотах и прибылях торговых и промышленных заведений в Чистополе за 1891 г. мы узнаем, что оборот и прибыль в этом году с паровой мельницы и крупчатки Челышева составили 80 т.р. и 8 т.р., соответственно. В 1891 г. у Челышева были также кулевые заведения и кирпичный завод [8, л. 126-129].

Кроме перечисленных промышленных заведений, у Челышева по окладным книгам государственных налогов с недвижимого имущества на 1879 г. было 3 ветряные мельницы. По тем же окладным книгам, но за 1873 г. на ул. Екатерининской возле его каменного дома с лавками находилась одна крупообдирка и одна соляная мельница [7, л. 20].

Каждой весной Челышев отправлял хлеб в Санкт-Петербург (где имел свою фирму), для продажи за границу. По сравнению с другими купцами его амбары занимали самое большое количество земли [7, л. 7-8].

В хлебной торговле с В.Л.Челышевым конкурировала чистопольская семья главных деятелей поморско-брачной общины Шашиных, которым в разное время принадлежали мукомольная фабрика, 5 паровых крупянки, крупообдирка, ветряные мельницы и амбары. В 1891 г. оборот хлебной и соляной торговли коммерции советника и купца 1 гильдии П.М.Шашина составлял 347 т.р., а прибыль 21 т.р., немного уступая В.Л.Челышеву [2, с. 161].

Кроме Челышева и Шашиных, свои промышленные предприятия в Чистополе имели и другие богатые старообрядцы. Редким явлением в старообрядческом сообществе Чистополя являлось дело Маланьичевых. Во второй половине XIX в. семейство В.Ф. Маланьичева содержало не паровую мельницу или крупообдирку, а огромную факторию по торговле оконным стеклом, самоварами, бумагой, которой заведовал сын В.Маланьичева – Николай. Это было самое крупное торговое предприятие города, оборот которого составлял 584 т.р. [12, с. 107-108]. Маланьичевы также занимались чайной торговлей.

В 1911 г. в Чистополе работал довольно крупный кожевенный завод – купца 2 гильдии М.Я. Вачугова (оборот 98 т.р.), и поменьше у мещанина Я.Ф. Вачугова (оборот 10 т.р.). Сало в Чистополе в 1863 г. перерабатывались на салотопенных заводах, в том числе купца-старовера А.Г. Маклакова [6, л. 91-194]. Из женщин-предпринимателей в старообрядческой среде Чистополе стоит выделить в 1873 г. крупяной завод купчихи А.Ф. Маклаковой, в 1876 г. спичечный завод мещанки П.С. Вачуговой [6, л. 192].

Таким образом, активное развитие в купеческой старообрядческой среде получила не только торговля и производство продуктов сельского хозяйства.

Кроме торговли хлебом, соли, железом, старообрядцы во второй половине XIX и начале XX веков занимались торговлей едой и винными изделиями. Так, купец Агафон Васильевич Афанасьев (1849-1921) имел винные склады на Рыбнорядской и на Клинической горе (ул.Университетская), вкладывал деньги в Бакинские нефтепромыслы, на паях с купцами Горзиным и Смоленцевым создал Торговый дом на вере «Казанские прессованные дрожжи», вместе с компаньонами на улице Поповка открыл дрожжевой и винокуренный завод [5, с. 150].

В 1915 году Торговому дому «А.Афанасьев с сыновьями» принадлежали шесть «богатых» бакалейно-винных и гастрономических магазинов в центре города на улицах Грузинской (ул.Маркса), Новокомиссарской (ул.Муштари), Успенской (начало ул.Кирова), Малой Проломной (ул.Баумана), «под Никольскими номерами на углу против Биржи» и на Рыбнорядской (ул.Пушкина,7) в доме, купленном купцом в 1889 г. у Перцовых. Из двух последних магазинов, имевших в подвалах «обширные склады», велась не только розничная, но и оптовая торговля.

Ассортимент товаров в афанасьевских гастрономах, бакалеях и винных магазинов был достаточно широк и рассчитан на состоятельного покупателя. Продукты были высокосортными, качество продуктов Афанасьев контролировал лично. Многие закупались за границей. Кофе, шоколад, чай, рис, сыр и тд. Только один, не самый крупный магазин Афанасьева на Грузинской, давал выручки до 600 рублей в день [5, с. 151].

Кроме того, одним из видов торговой деятельности купцов-староверов Казанской губернии являлось пароходство. Известными пароходчиками конца XIX и начала XX веков были казанцы Четверговы, Барабановы, свияжцы Савины [1, с. 455-490]. В 1890 г. дети предпринимателя А.Н.Свешникова основали товарищество «Наследники А.Н.Свешникова», Николай Свешников завел пароход «Казанец», выполнявший рейсы по Кабану. В начале 50-х годов XIX в. В.И. Романов одним из первых приобретает буксирный пароход. Я.Ф.Шамов имел собственную флотилию, включавшую пароход и 9 барж общей стоимостью 100 т. р. В.Л.Челышеву в разное время принадлежало 5 пароходов и 12 барж [7, л. 9].

К концу XIX века религиозные противоречия в финансовой среде ослабевают. Купцы старого поколения говорили про сыновей: «нет в них той веры, за которую предки наши в огонь шли». Разница между купцом середины XIX века и предпринимателем конца века была очень большая. «Если отцы выбивались из крестьян, умея ставить лишь крестик под торговым договором, при этом ворочая миллионами, то новое поколение уже имело образование, приобретало европейский лоск, выезжало заграницу. Разница в церковных догматах для нового поколения купечества уже не имела прежней актуальности» [12, с. 72].

Характерной особенностью экономической деятельности староверов-предпринимателей и старообрядческих общин рубежа XIX и XX веков являлось сочетание традиционных принципов предпринимательства с новаторством. Как и прежде, соблюдались принципы деловой староверческой этики: честность, активность, трезвость, опора на общину. Как и ранее, предпринимательство купцов-староверов носило социальную направленность, которая наиболее ярко выражалась в щедрой благотворительности [9, с. 157]. Тем не менее, старообрядческое купечество этого времени активно внедряет и развивает новые отрасли промышленности и транспорта, участвует в деятельности банков, кредитных и кооперативных обществ.

В целом, старообрядческое купечество Российской империи и Казанской губернии в частности во второй половине XIX и начале XX вв. продемонстрировало большую эффективность принципов старообрядческой предпринимательской этики и внесло весомый вклад в развитие российской экономики. По подсчетам ученых, в начале XX века свыше 60 % представителей торгово-промышленного класса страны составляли староверы [4, с. 171].

Во второй половине XIX века наблюдался рост числа купцов (в том числе староверов), что было связано с притоком крестьянства вследствие отмены крепостного права. В начале XX же века налицо был резкий спад. Падение было обусловлена тем, что торговая и экономическая деятельность становилась доступной всем категориям населения без какой-либо надобности причисления к купечеству.


Библиография

1.Вся Россия. Русская книга промышленности, торговли, сельского хозяйства и администрации. Адрес-календарь Российской империи. - М., 1902.
2.Гафиатуллина Л.Г. Торгово-экономическая жизнь Чистополя во второй половине XIX – начале XX вв.: Дис. … канд. ист. наук. – Казань, 2007.
3.Девятых Л.И. Из истории казанского купечества. – Казань, 2002.
4.Зарубина Н.Н. Социально-культурные основы хозяйства и предпринимательства. – М., 1998.
5.Золотые страницы купечества, промышленников и предпринимателей Татарстана: в 2 кн. / Сост. И.А.Фаттахов. – Казань, 2001.
6.НА РТ. Ф.2. Оп. 3. Д. 94.
7.НА РТ. Ф. 777. Оп. 3. Д. 94.
8.НА РТ. Ф. 1013. Оп. 1. Д. 3.
9.Обухович С.А. Старообрядчество Самаро-Саратовского Поволжья второй половины XIX – начала XX вв.: вклад в экономику и культуру края. Дис. … канд. ист. наук. – М., 2008.
10.Первая Всеобщая перепись Российской империи 1897. Т.XIV. Казанская губерния.
11.Свердлова Л.М. Купечество Казани: дела и люди. – Казань, 1998.
12.Чистополь и чистопольцы. Из прошлого и настоящего. – Казань, 2004.
 
И.Р.Латыпов
 
Институт истории им. Ш.Марджани Академии Наук Республики Татарстан
Категория: Поволжье | Добавил: samstar-biblio (2011-Ноя-11)
Просмотров: 1931

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2016Бесплатный хостинг uCoz