Книжница Самарского староверия Суббота, 2017-Окт-21, 02:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
XVII в. [17]
XVIII в. [12]
XIX в. [35]
ХХ в. [72]
Современные деятели староверия [20]

Главная » Статьи » Деятели староверия » ХХ в.

Ефимов А. Батовы в Пскове

Псковские монастыри и церкви искони были средоточием духовной жизни. С наступлением великого раскола в Русской православной церкви Псков стал одним из центров распространения старой веры. Наши старообрядцы поддерживали тесную связь с далекой Выговской обителью в Олонецкой губернии и вели богослужения по поморскому уставу.

В начале XX века в Пскове одной из самых глубоко религиозных купеческих семей считалась старообрядческая Батовых. О ней и поведала автору этих строк староверка Мария Ивановна Травинская, а ей, в свою очередь, ключница Степанида, всю жизнь верой и правдой прослужившая Батовым.

Петр Дионисиевич Батов родился за пределами нашей губернии в 1850-х годах и появился в Пскове еще юношей, устроившись работать прислужником к самому известному и богатому купцу 1-й гильдии старообрядцу Василию Николаевичу Хмелинскому (1825 -1899). Род Хмелинских был одним из самых больших в Пскове и придерживался старой веры. Хмелинские приехали в город в начале 1810-х годов и были родом из деревни Ладино Новоржевского уезда.

У Василия Николаевича Хмелинского и его жены Марии Петровны Хмелинской-Яковлевой (1825-1884) была единственная дочь Елизавета. Пришло время, и Елизавета влюбилась в работавшего у них Петра Батова.

 

Отец Батова - Дионисий Васильевич, был известным в России старообрядцем и духовным наставником из Тулы. Не исключено, что В.Н.Хмелинский, часто бывавший в старообрядческих храмах Москвы и Санкт-Петербурга, мог хорошо знать Д.В.Батова. Однако данное сватовство Батова не устраивало, и он запрещал встречаться Елизавете со своим возлюбленным. Но Петр был настойчив и тверд. Выбрав нужный момент, он подкатил на извозчике к дому Хмелинских, находящемуся на Завеличье, а Елизавета смело и решительно спустилась по приставленной к окну лестнице. Вместе они уехали на вокзал, а оттуда и в Москву, где и обвенчались. По приезде молодоженов обратно в Псков Василий Николаевич все же простил их.

После смерти В. Хмелинского 5 июня 1899 года наследницей всего его состояния и имущества стала Елизавета. К ней перешли домовладение на Великолуцкой улице, имения Яковлевское в Псковском уезде и Харижи в Порховском уезде, каменные лавки в Рыбном и Хрустальном рядах, а также домовладение на Завеличье, на углу Рижской и Конной улиц, при котором имелась поморская моленная. В качестве приданого жены эти строения перешли во владение П.Д.Батову.

В 1906-1907гг.на свои средства Батов возводит на месте старой моленной на Конной улице новый храм с золоченым куполом, богато украшенный, с расписными потолками и редким собранием древних икон (ныне, увы, это театр кукол). Здесь ежедневно совершались православные службы. На средства Батовых при храме проживало два наставника, один для обслуживания городской моленной, другой для поездок по деревням. При храме жили также певчие и певицы. Елизавета Васильевна сама руководила женским хором в моленной, будучи хорошо знакома с духовными песнопениями. Кроме того, при храме содержались и воспитывались девочки из малообеспеченных семей и сироты.

По воспоминаниям одной из воспитанниц, Пелагеи Михайловны Архиповой, к воспитанницам очень хорошо относились и сам Петр Дионисович, и его супруга Елизавета Васильевна. Часто раздавали гостинцы, интересовались нуждами. Девочек обучали церковной грамоте, в их обязанность входили «стойки» - непрерывные чтение заупокойного псалтыря. Елизавета Васильевна также руководила кружком рукоделия.

Еженедельно по воскресеньям, после службы, Елизавета Васильевна раздавала большие суммы нуждающимся. Она ходила по тюрьмам, больницам, жертвовала пособия бедным горожанам и большие суммы безродным старушкам, проживающим в окрестных деревнях. Несмотря на то, что Батовы располагали огромными средствами, она всегда ходила в простой национальной русской одежде, отказываясь от всяких излишеств.

У П.Д.Батова и его супруги была одна-единственная дочь Серафима. Еще до революции она тайно, как мать, сбежала из дома с православным священником. Хотя по приказу Петра Дионисиевича за нею постоянно присматривали. Они уехали в Санкт-Петербург, там обвенчались и остались жить. Увы, даже овдовев, Серафима Петровна не вернулась к вере предков и вплоть до кончины проживала при православной церкви в Волосове Ленинградской области. В районе деревни Шмойлово Порховского уезда Петр Дионисиевич владел лесами. Однажды в этих лесах поймали крестьянина, пытавшегося заготавливать дрова. Батов приказал его высечь. Он и не подозревал, что этот человек сыграет впоследствии роковую роль в его судьбе.

Наступившая революция и приход большевиков нанесли тяжелый удар семье Батовых. Петр Дионисиевич, узнав о своем аресте, собрал всех работников, раздал им деньги и в декабре 1918 года вышел пешком в направлении Изборска, оставив жену при доме. Видимо, он хотел перейти в Эстонию. Но по дороге его нагнала повозка, и человек предложил Батову его подвезти. Это был тот самый крестьянин, которого Батов когда-то приказал высечь за воровство в Порхове...

Батова отправили в Псков, где вскоре приговорили к смерти. Наступил день расстрела. Елизавета Васильевна кричала навзрыд, заливаясь слезами. Она позвала ключницу и сказала: «Стеша, выйди, посмотри, как поведут хозяина». Степанида встретила на улице конвой и поклонилась Петру Дионисиевичу, он остановился и тоже ей поклонился. Его и еще четверых псковичей большевики расстреляли на Сенной площади (ныне Жертв революции), у крепостной стены. Там же и зарыли.

В мае 1919 года в Псков вошли белые части под командованием С.Н.Булак-Балаховича. Атаман направился в дом Батовых. «Где хозяин?» - спросил он Елизавету Васильевну. - «Нет больше хозяина, на Сенной площади он лежит. Разрешите похоронить его по-христиански», - ответила Елизавета Васильевна. - «Разрешаю», - бросил атаман и удалился. Петра Дионисиевича перенесли на Мироносицкое кладбище.

Большевики отобрали у Батовых все сразу же после расстрела. К февралю 1919 года в Псковский музей поступили предметы из собраний и библиотеки П. Д. Батова, а также иконостас из домашней моленной Батовых. Н.Ф.Окулич-Казарин писал, что эта моленная была своего рода Tribuna знаменитой Galleria degli Uffizi. В ней находились редчайшие и драгоценнейшие иконы византийского, новгородского и псковского письма. Снова заняв Псков в августе 1919 года, большевики решили отобрать домовладение Батовых на Завеличье. Елизавете Васильевне Батовой пришлось покинуть родной город. Сначала она скрывалась по староверческим деревням Порховского уезда, а в дальнейшем до конца жизни (в 30-х годах) жила у благочестивой христианки Татьяны Артамоновны Савельевой. Свой последний путь она закончила в Ленинграде.

Добрая память о семье Батовых долгие годы жила у многих старообрядцев, которым они оказывали духовную и материальную помощь. Все могилы Хмелинских на Мироносицком кладбище (могила П.Д.Батова была рядом и без надгробного памятника) вплоть до начала постперестроечных 1990-х годов находились в должном виде. Но пришли варвары, искатели драгоценностей, скинули все надгробные памятники и перекопали все места захоронений Хмелинских и Батова. После этих актов вандализма так все и осталось в разрушенном виде. А жаль, ведь коммерции советник Василий Николаевич Хмелинский был потомственным почетным гражданином Пскова, гласным Городской Думы. Не меньше заслуг было и у Петра Дионисиевича Батова... К сожалению, память людская оказалось коротка.

Ефимов Алексей
 
Новости Пскова, 2000, 10 октября.
 
Статья опубликована на авторском проекте Андрея Пономарева "Псковcity"
Категория: ХХ в. | Добавил: samstar-biblio (2008-Янв-17)
Просмотров: 1794

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz