Книжница Самарского староверия Четверг, 2017-Окт-19, 19:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
XVII в. [17]
XVIII в. [12]
XIX в. [35]
ХХ в. [72]
Современные деятели староверия [20]

Главная » Статьи » Деятели староверия » XIX в.

Белокриницкий иерей Герасим Тимофеевич Глушков (некролог из журнала "Церковь" за 1914 год)

В ночь с 25 на 26 мая на 53 году жизни упокоился священник старообрядческого Введенскаго храма села Пристань Перм­ской губернии Красноуфимского уезда Артинской волости О.Герасим Тимофее­вич Глушков. Он происходил из обывателей Артинского завода Пермской губернии, проживаю­щих в селе Пристань. Родители его были крепостными казен­ного завода. Они при­надлежали к старооб­рядцам, приемлющим священство, перехо­дящее от господ­ствующей церкви. За неисполнение требования заводского начальства принять единоверие, были сосланы на Урал в Богословские заводы на рудники, славившиеся своим режи­мом и строгой дисциплиной. Но со вре­менем начальство смилостивилось, и на­шим изгнанникам разрешено было воз­вратиться на родину. Но увы! Родители покойного возвратились убежденными сторонниками беспоповских взглядов. Покойный остался от отца малюткой, воспитывался в сиротстве, тем не менее, он получил воспитание от верующей (хо­тя и своеобразно) матери, озаботившейся о научении его грамоте: чтению и пению «по знамк», как говорят местные. Став­ши в возраст, покойный занял должность уставщика в часовне, был всеми уважаем за свой кроткий нрав и хорошее поведе­ние. Но с возрастом тела, покойный воз­растал и духовно: был прилежен к кни­гам, читал священное и святоотеческое писание и, читая, всюду находил, что положение часовенных безпоповцев ги­бельно. (...) Покойный стал задумываться над этим вопросом. Но он не знал, что делать, куда идти. На выручку ему явил­ся друг его детства, тоже уже покойный, протоиерей Василий Кетов, известный почти всему старообрядчеству своими духовно-нравственными и полемически­ми сборниками. О.Василий открыл по­койному все, что для него еще было как бы закрытым и он решил соединиться со святой Церковью, что к радости его и верных совершилось в августе 1903 года. Соединившись с Церковью, покойный обратил на себя внимание преосвящен­ного Антония, епископа пермского и то­больского. Последний, видя в ней челове­ка достойного носить священный на себе сан, быть служителем святого алтаря и пастырем словесного стада Христова, рукоположил его в священники ко храму Введения Пресвятыя Богородицы, где покойный и служил до конца своей зем­ной жизни. Рукоположение отца Гераси­ма было в конце ноября 1904 года, сле­довательно служения его при святом ал­таре было 9,5 лет.

(...) Старообрядцы из подполья стали иметь возможность выходить в свет. Нужно было строить видимый храм, ор­ганизовать общину. На все это нужна была большая энергия, большой запас сил.

Молодое поколение старообрядчества рвалось вперед, но старики вяло отзыва лись на нужды вновь наставшего време­ни, они привыкли, как пчелки в улье, и к тесноте и к духоте, для них хоть где, только было бы уютно. И вот все это нужно было устроить покойному, нужно было согласовать стариков с молодыми и молодых со стариками. И он работал до упада. Силу его стали слабеть, нервная сис­тема расшаталась. При постройке нового храма приход очень задолжал, кредиторы стали беспокоить ба­тюшку (хотя батюшка и не один в ответе; но деревня не город, там за все и про все отве­чай батюшка), и он не был в силах уже более выносить, с ним сде­лалось нервное потря­сение. Покойный бо­лел месяца полтора. Врачи не радовали, советовали спокойную жизнь. Но опять приходится сказать: в деревне батюшке не до неги, ему спокойная жизнь чужда. Днем 24-го мая покойный был на улице по хозяйственным делам. Услышав люд­скую ссору, он взволновался, с ним сде­лался удар, и этот удар был уже конеч­ным. Сутки еще он был в памяти, но го­ворил мало, и к концу уже плохо. В ночь с 25-го на 26-е о.Герасим скончался. Похороны были 28-го. Много было моля­щихся, много плачущих. Все, кто знал доброго, кроткого батюшку о.Герасима, пришли проводить его, отдать ему по­следнее целование. Были не только свои братья-старообрядцы, но и никониане и беспоповцы; покойный был всеми любим и уважаем.

Погребение совершали 4 священника, при торжественной обстановке. Было торжество и печаль: торжество - это пуб­личные проводы при колокольном звоне, а печаль - не стало отца, брата, друга... По зарытии могилы, священник села Рух-тина О.Иоанн Кудрин сказал надгробное слово. Теперь остается одно только - по­желать покойному светлое место и рай­ские обители. Почивай, добрый пастырь, твой земной путь кончился; ты исполнил долг. Почивай мирно, теперь уже не бу­дут твои лжебратья подрывать под тобой почву, как это было при земной твоей жизни. Почивай, твое тело умерло, но дух твой жив, а те, которые рыли под тобой ров, они и при жизни умерли и участь их - участь печальная. Почивай, ты оставил после себя достойное потомство (старший сын покойного был священником, а вто­рой - стихарным); а у твоих завистников потомство на краю гибели. Но да обратит их Всевышний на путь спасения. Почи­вай, наш собрат, телом, а дух твой пусть бодрствует и ходатайствует пред престо­лом Всевышнего о твоих сослужителях и пасомых. Да будет тебе вечная память.

Священноиерей Герасим похоронен вме­сте с супругой Павлой во дворе пристанинского храма.

 

Церковь, июнь, 1914

 

Опубликовано в газете Екатеринбургской общины РПСЦ «Община», 2008, №

Категория: XIX в. | Добавил: samstar-biblio (2008-Май-07)
Просмотров: 1788

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz