Книжница Самарского староверия Суббота, 2017-Дек-16, 04:28
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
XVII в. [17]
XVIII в. [12]
XIX в. [35]
ХХ в. [72]
Современные деятели староверия [20]

Главная » Статьи » Деятели староверия » XVIII в.

Морохин А.В. Вязниковские старообрядцы на Выге, или Новые материалы к биографии Михаила Вышатина

Сведения о жизни и деятельности Михаила Вышатина – одного из авторитетнейших старообрядческих книжников и начетников знаменитого Выго-Лексинского общежительства первой половины XVIII века немногочисленны. Из официальных документов известно, что Вышатин был подъячим в Вязниках [1], затем, видимо, в конце 17 – начале 18 века он переезжает на Выг и становится известен как один из организаторов и лидеров Выга. В начале 30-х гг. XVIII века, в разгар старообрядческих поисков священства, Вышатин, по инициативе Андрея Денисова, предпринял путешествие в Палестину, где скончался в 1732 году [2–6].

В конце XVII – начале XVIII века Вязниковская слобода являлась одним из известнейших центров старообрядчества. Еще в 40-х–50-х гг. XVII века здесь проповедовал свое учение о «радикальном аскетизме» старец Капитон, основавший за Клязьмой скиты. В 1665 году, вязниковский священник Василий Федоров сообщил властям, что «за Клязьмою в бору поселились незнамо какие люди старцы и бельцы, и келии поставили и в земле норы наделали, и к церкви Божия не ходят и людям запрещают к церкви Божия ходить» [7]. Несмотря на репрессии властей, Капитон приобрел в Вязниках немало своих последователей, продолжавших распространять его учение и после смерти своего наставника. По свидетельству Семена Денисова, в Вязниках «мнози ученицы бяху, чудного жития его (Капитона – А. М.) подражатели» [8, 9].

Надо полагать, Михаил Вышатин был выходцем из семьи старообрядцев. После своего переезда на Выг он продолжил активно поддерживать связи с малой родиной. В Вязниках у Вышатина оставалось немало родственников. Так, в своем доносе на выговцев в 1738 году Иван Круглый указывал сестру Вышатина – Пелагею Иванову, проживавшую в Вязниках, которая играла важную роль в жизни местных сторонников старой веры [10, с. 444]. В ее доме собирались старообрядцы «для прочитания книг и разсуждения о нынешнем времени антихристове». Из допроса вязниковского старообрядца Василия Коренного известно, что «о антихристе оная Пелагея и брат ее Михаил Вышатин, как жил в Вязниках и тайно бывал из-за Онеги, многие разговоры имели» [11, л. 185]. Сын Пелагеи – посадский человек Иван Федоров Сапцов вместе с другим вязниковцем, «учителем раскольническим» Михаилом Семеновым, во время пребывания Вышатина на Волыни жили вместе с ним в деревне Белиловке [10, с. 444]. Обнаруженные документы позволяют расширить круг родственников Михаила Вышатина. В переписной книге «раскольников» Вязниковской слободы 1723 года фигурирует «Гаврила Григорьева сына Вышатина жена Катерина Иванова дочь» [12]. Эти же лица значится в списке лиц, плативших деньги за «раскол» в 1722–1728 гг. [13]. Старообрядцы, родственники Михаила Вышатина, продолжали проживать в Вязниках и в конце XVIII века. Так, в «ревизской сказке» 1782 года среди «записных раскольников» – вязниковских купцов указан сын Гаврилы Григорьева Вышатина – «Иван Гаврилов сын Вышатин» [14].

Вышатин не только сохранил связи со своими родственниками, но и содействовал распространению в слободе старообрядчества. «Из-за Онеги» в Вязники приходили письма о Антихристе, который «уже давно родился». Здесь же проповедовал и выговский «раскольнический учитель» Кирилл Максимов, который пользовался авторитетом у вязниковских единоверцев и почитался ими как «настоящий учитель» [11, л. 6, 22 об.]. Вязниковцы и материально поддерживали выговцев. Известно, что в слободу «ради милостыни и всяких потребных поучений» почти ежегодно приезжал с Выга старообрядец Иван Андреев Белозер, привозивший в киновию «немалое число денег и прочего». Другой выговец, Борис Федосеев, также «повсягодно ездит по городам в Ярославль и Нижний, а больше в Вязники» [15]. Видимо, эти активные и прочные контакты установились благодаря авторитету и деятельности Михаила Вышатина.

Многие вязниковцы, вслед за Вышатиным, перебрались за Онегу и жили в самой «киновии» и вокруг нее семьями. «Главным мастером» – иконописцем Выга был вязниковец Алексей Гаврилов, который «имеяше художество иконы писати и вельми хитер бе в том художестве». Гаврилов руководил Выговской школой иконописцев, считался человеком «грамотным и писание верующим» и проживал на Выге в Березовском скиту вместе со своим дядей Василием Ларионовым [15, 16, 17]. Проживали на Выге и другие вязниковцы – Семен Федоров сын Молодиков, Иван Иванов сын Московитин и другие [10, с. 416, 420, 425, 474, 475]. Многие вязниковцы ездили «за Онегу для расколу» – Алексей Гаврилов Кочкин, Авдотья Лобаниха, Иван Федоров Горшков [11, лл. 14, 16, 16 об.].

Судя по сохранившимся документам, через вязниковских старообрядцев проводились торговые операции приобретения необходимых товаров для «киновии» и отдельных северных скитов. Торговые операции вязниковцев показывал в своих допросных речах уже упоминавшийся И. Круглый: «…Алексей Семенов из С.Петербурга отпустил его Круглова в Вязники с сукнами Анбурскими, кои были ценою на тысячу рублей, а извозчики были из-под Вязников… сукна были выменяны на лен. И как сукна в Вязники привезли… и положили в анбар у вязниковца посадского человека у раскольника Ивана Григорьева да у сына его Ивана Иванова… И оные сукна завесновали в доме раскольника». С Вытегорской пристани Круглый приехал в Вязники «для отъезда в Казань с упомянутыми сукнами, а с собою привез денег для отправления струга и ради покупки хлеба, который купил раскольник, сказывается Москвитин Василий Иванов, и скупил вверх по Оке и по Мокше реке и на пристани на Пурдошках…». Затем струг «отправили вверх по Волге реке с работными людьми… до слободы Рыбной…». Оттуда «пошел он (Круглый – А.М.) с раскольническим прикащиком…. на барках в С. Петербург… для продажи того хлеба» [10, с. 477–481]. Как видно из документа, в Вязниках у старообрядцев, посадских людей, хранились товары, привезенные из разных мест. Таким складом был дом вязниковца Ивана Григорьева и его сына Ивана, который помогал выговцем отвозить зерно и товары на струге. Кроме Ивана Григорьева и его сына, Круглый называет и представителей других старообрядческих семей вязниковской слободы – Молодиковых, многочисленных Ивановых.

Благодаря влиянию выговцев, в Вязниках большой популярностью среди населения пользуется учение о перекрещивании. По свидетельству вязниковца крестьянина Игнатия Якушевского, который был работником Ивана Федорова Горшкова, его хозяин «учил ево (Якушевского – А.М.) перекрестица и толковал, что ежели они (старообрядцы – А.М.) по их согласию не перекрестятца, то де они погибнут во веки». Сам Горшков перекрестился и получил имя Иосифа [11, лл. 3, 16 об.]. Пропагандисты учения о перекрещивании посадские люди братья Кочкины объяснили идею перекрещивания тем, что «Антихрист уже родился и того ради спасения хотящим подобает перекрещиватся». Братья, по свидетельству старообрядца Василия Коренного «перекрещиватся учат других и говорят: ежили кто по их учению не перекрестится, тот де никак спастися не может [11, л. 13 об.]. Жители Вязников Авдотья Петрова Халявина с дочерью Федорой Михайловой и сестрой Ириной петровой прямо связывали распространение в Вязниках учение о перекрещивании с деятельностью выговцев: «учители их заонежские жители… Кирилла Максимов и Петр Мстерский и прочие толкуют антихристом быть Никона Патриарха и того де ради они все и перекрещивались» [11, л. 6].

Таким образом, активные и тесные контакты Выго-Лексинского старообрядческого общежительства с Вязниковской слободой, установившиеся во многом благодаря деятельности Михаила Вышатина – выходца из Вязников, способствовали превращению слободы в активный и весьма известный центр старообрядчества XVIII века.

 
Литература:
 
1. Сведения о раскольниках, извлеченные из указов в Новгородскую губернскую канцелярию и Олонецкую воеводскую. //ЧОИДР, 1862, Кн. 4. Смесь, с. 12.
 
2. П.С.Смирнов Из истории раскола первой половины XVIII века. // СПб., 1908, с. 13–14.
 
3. П.С.Смирнов. Споры и рассуждения о русском расколе в первой четверти XVIII века. // СПб., 1909, с.8.

4. В.Г.Дружинин. Писания русских старообрядцев. // СПб., 1912, с. 79.

5. Н.В.Понырко. Выговское силлабическое стихотворство //ТОДРЛ. Т. 29, Л., 1974, с. 278–280, 287–90.

6. Н.В.Понырко. Михаил Вышатин //Словарь книжников и книжности Древней Руси. // Вып. 3. Ч. 2. СПб., 1993, с. 357–358.

7. В.С.Румянцева. Извет на раскольников Василия Федорова 1665 г. //Источники по истории русского языка XI–XVII вв. М., 1991, с. 172–173.

8. Виноград Российский, или Описание пострадавших в России за древнецерковного благочестие, написанный Симеоном Дионисиевичем (князем Мышецким). // М., 1906 Л. 46.

9. Отразительное писание о новоизбранном пути самоубийтвенных смертей. (1691 г.) // Памятники древней письменности. М., 1895, Т. CVII, с. 10.

10. Г.В.Есипов. Раскольничьи дела XVIII столетия, извлеченные из дел Преображенского приказа и Тайной розыскной дел канцелярии. // СПб., 1863. Т. 2, с. 444.

11. РГАДА Ф. 349. Оп. 1 Д. 1107. Ч. 1.

12. РГАДА Ф. 288. Оп. 1 Д. 117. Л. 387.

13. РГАДА Ф. 288. Оп. 1 Д. 133. Л. 9 об.

14. ГАВО Ф. 302 Оп. 5 Д. 104 Л 160 об.

15. Г.Яковлев. Извещение праведное о расколе беспоповщины. // Братское Слово, 1888 Т. 1, с. 469, 483.

16. И.Филлипов. История Выговской старообрядческой пустыни. // СПб., 1862, с. 141.

17. К.Плотников. История русского раскола, известного под именем старообрядчества. Петрозаводск. 1898, с. 88.

Алексей Владимирович Морохин - кандидат исторических наук, преподаватель кафедры историографии и источниковедения Нижегородского Государственного Университета им. Н.И.Лобачевского
 
Международные Заволокинские чтения. Сборник 1 - Рига, 2006
Категория: XVIII в. | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-29)
Просмотров: 1990

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz