Книжница Самарского староверия Среда, 2017-Окт-18, 14:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Польша

Сувалкско-сейненская земля. Августовский повят. Мазуры

Среди староверов, проживающих в настоящее время в Сувалкском и Сейненском повятах (повят - административно - территориальная единица в Польше. Прим. ред.), в устной традиции сохранилось мнение, что первые поселенцы-старообрядцы появились на этой территории уже в первой половине XVIII века, а в 1779 году они получили согласие польской власти на свободное исполнение религиозных обрядов.

В 1784 году на территории нынешнего Сейненского повята уже находились две деревни, заселенные лишь древлеправославны-ми христианами. Это были деревни - Глушин Москале (8 хозяйств) и Будзиско Москале (Буда Русская - 9 хозяйств). За короткое время деревни стали зажиточными, чему способствовал существовавший среди жителей принцип взаимопомощи. Создание этих деревень, их благополучное развитие, ровно как и признание государственной властью религиозных свобод, притягивали в этот район все новые и новые группы старообрядцев.

После 1785 года сюда прибыла часть старообрядцев с Украины, где они чувствовали себя подверженными опасности. Однако можно предположить, что прежде чем поселиться в этих краях, они временно задержались в Курляндии или в Литве. Со многими староверами, поселившимися на Сувалкско-сейненской земле во второй половине XVIII века, до переселения обращались как с крепостными крестьянами, и только тут они могли освободиться от гнета тягостных обязанностей. Положительные качества, которыми обладали старообрядцы, несомненно способствовали тому, что им разрешили селиться на королевских землях.

После деревни Кленорейть (Сувалкский повят), основанной в 1784-1787 годы, были основаны Глубокий Ров (1787), Шуры (1788), Водзилки (1788), Лопухово (1789), Раш-таболь (1789), Залещево (1789) в Сувалкском повяте, а также Великая Гора, то есть Вы¬сокая Гора (1789) и Белая Гора (1789) в повяте Сейненском. Спустя несколько лет на Сейненской земле возникли еще две деревни старообрядцев: Погожелец Белый (сущест¬вует с 1792 г.) и Беложечка (существует с 1791 г.). По проверенному реестру инвентария «новокультурных» деревень, уже в 1795 году там проживало на 95 литовских волокушах 100 хозяев-старообрядцев. Число жителей этих деревень составляло 475 человек, в том числе 216 женщин.

После занятия Пруссией Сувалкско-сейненской земли старообрядцы 11 июня 1797 года обратились к министру войны с просьбой освободить их от присяги на верность королю, так как это противоречило их религиозным убеждениям, при этом отметив, что при польском правительстве они были освобождены от подобной присяги.

Оправдываясь религиозными законами, запрещающими им помещать свои имена в какие-либо служебные реестры, старообрядцы воспротивились заведению метрических книг, а также отказались нести военную службу, но, учитывая их хозяйственность ровно как и небольшое количество, было решено временно оставить их в полном покое.

Согласно этому реестру, на данной территории проживало около 2 тысяч человек, из которых 333 человека были хозяевами, 405 сынов были меньше 16 лет, а 217 человек были старше этого возраста, но младше 45 лет. Старообрядцам повысили также волокушную плату.

В 1803 году были созданы две общины: одна в Глубоком Рове, вокруг которой сосредоточилось 16 местностей из Вигерского повята, и 2 из Кальварийского, а также в Погожельце, к которому было присоединено 12 местностей исключительно из Вигерского повята.

Никто не вмешивался в религиозные дела староверов, но старшим или лицам выбранным общиной было поручено вести книги рождений и умерших, чему они упорно противились, при этом прусские власти не могли присмотреть за реализацией этих поручений.

В период Варшавского герцогства (Варшавское герцогство - государство, образованное в 1807 году и просуществовавшее до 1813 года. Прим. ред.) власти начали оспаривать размер пошлин, вносимых старообрядцами, а также их права, признанные прусским правительством. Тогда староверы, действуя совместно, согласно протоколу 1809 года, заявили: «Чтобы доказать нашу доброжелательность к этой земле, на которой мы живем, соглашаемся с повышенным Польским правительством доходом и по 100 * от волокуши уплачивать обещаем».

Власти Варшавского герцогства оставили старообрядцев в покое, освободив их одновременно от несения военной службы. Новым приезжим, поселяющимся на пустых грунтах в народных имуществах, было гарантировано освобождение от всяких плат и пошлин на протяжении шести лет.

После урегулирования дел, связанных с отделом записи актов гражданского состояния, власти Польского царства (Польское Царство - часть Польши, присоединенная в 1815 году на Венском конгрессе к России. Прим. ред.) в 1827 г. приступили к приведению в порядок имущественных дел старообрядцев. Было решено признать их вечными арендаторами наравне с иными потребителями правительственных имуществ, а размер платы оставить без изменений. Обострившиеся гонения на староверов при Николае I коснулись их на Сувалкско-сейненской земле в значительно меньшей степени, по сравнению с притеснениями в России. Здесь они испытали лишь равнодушное отношение нижайших органов администрации Польского царства на протяжении периода, который предшествовал ноябрьскому восстанию 1830 года. (Ноябрьское, или Польское восстание 1830-1831 годов, - восстание, охватившее польские земли, находившиеся под властью царской России. Целью восстания было отделение Царства Польского от России. Прим. ред.) К ноябрьскому восстанию
старообрядцы отнеслись нейтрально, не отрекаясь при этом от своей русской национальности. Но не все древлеправославные христиане были довольны новым порядком. Часть из них покинула Сувалкско-сейненскую землю и переехала первоначально в деревню Виль-чево в Ломжинском повяте, откуда потом в 1831 году эмигрировала на Мазуры. Некоторые по следовали их примеру. Несмотря на эмиграцию, старые деревни старообрядцев на Сувалкско-сейненской земле разрастались, и даже возникали новые, о чем свидетельствует деревня Версьне, основанная там еще до 1832 года.

После ноябрьского восстания царское правительство решило использовать старообрядцев на Сувалкско-сейненской земле для русификации этого края, но препятствием явилась их принадлежность к «секте», с которой усиленно боролся официальный костел и государственный аппарат, поэтому начались старания приобщить староверов к православию (Официальный термин. По старообрядческой терминологии к никонианству. Прим, ред.), но эти попытки не увенчались успехом,

Чтобы изнутри раздробить общество старообрядцев и приблизить их к государственной, патриаршей церкви через единоверие, правительство около 1836 года разрешило поселиться на этих землях прибывшим из Могилевской, Витебской и Володимерской губерний 102 бывшим поповцам-единоверцам.

Таким образом власти решили привлечь древлеправославных христиан к единоверию силой. Для достижения этих целей закрывались старообрядческие моленные, а правительство старалось заставить их участвовать в единоверческих богослужениях в Покровске. Это вызвало прямо противоположный результат и еще больше усилило неприязнь старообрядцев как к царизму, так и к единоверию. Из-за того, что репрессии не давали ожидаемых результатов, царские власти отказались от их дальнейшего применения и разрешили старообрядцам устраивать новые хозяйства без необходимости изменения Веры.

Возникновение староверческих поселений продолжилось в небольших старых селах, таких как Лейменовизна, Лясанка-Морги, Киритчизна, Посеянка (существовали с 1826 года), и в новых: Ивановка, Константи-новка, Никольск, Олыианка и Поможанка. Многие старообрядцы поселялись в старых деревнях, бывших собственностью шляхты. Это Штабинки (были уже в 1833 году), Мацеёвизна, Ольшанка, деревня Бержницкого староства - Потькунах. Больших конфликтов на Сувалкско-сейненской земле между старообрядцами и землевладельцами не отмечено, ибо большинство их селилось на земле Польского царства. В некоторых частных владениях, хозяева начали устранять староверцев из аренд. Однако это было не массовое явление, продиктованное национальными мотивами, что имело место позже, в так называемом Северо-Западном округе.

В последующем старообрядцы находились под надзором полиции, и несмотря на то, что им было разрешено совершать богослужения в своих моленных, они не могли их ремонтировать.

Лишь во время январского восстания (Январское восстание - национально-освободительное восстание на территории Царства Польского, Литвы, частично Белоруссии и Правобережной Украины. Началось 22 января 1863 года и продолжалось до поздней осени 1864 года. Прим. ред.) военные царские власти разрешили старообрядцам ремонтировать их обители. Несмотря на это, старообрядцы не относились враждебно к повстанцам и даже
отмечено их участие в восстании. После подавления январского восстания, 1865-1866 годах, царское правительство немного смягчило курс по отношению к старообрядцам и почти прекратило преследования, разрешив им поселяться в Польском царстве и Литве без условия принятия единоверия. Облегчения, дарованные древлеправославным христианам в Польском царстве, были продиктованы лишь политическими соображениями, ибо в то же самое время в центральной России старообрядцы продолжали подвергаться гонениям.

На съезде 1906 года, прошедшем 25-27 января в Вильнюсе, были представлены уже все приходы Сувалкско-сейненской земли, которые признали постановления съезда, а также духовную начальную власть, находящуюся в Вильнюсе и опекаемую богатыми купцами Пимоновыми. Признание этой власти обществом староверцев Сувалкско-сейненской земли было продиктовано не только религиозными соображениями. Многие христиане, особенно те, которые не имели своей земли, надеялись прежде всего на то, что начальная власть в Вильнюсе повлияет на улучшение их тяжелого материального положения. Свидетельством этого является присланное на имя съезда письмо, в котором староверы обращаются с просьбой о ходатайстве к властям по делу наделения их землей из государственных фольварков. Вплоть конца 30-х годов прошлого века Сувалкско-сейненские старообрядцы были по делам веры зависимы от Вильнюса.

Самый тяжелый период в своей истории староверы на Сувалкско-сейненской земле пережили с началом II мировой войны. Гитлеровцы притесняли их тягостными налогами, зачастую отождествляя бородатых старообрядцев с раввинами, что для многих закончилось трагически. Поэтому они с большим удовольствием воспользовались предложением советской власти переселиться в Советский Союз.

В марте 1941 года старообрядцы Сувалкско-сейненской земли переехали в новосоз-данную Литовскую Социалистическую Советскую Республику и лишь немногие остались на месте. Так, например, из 500 жителей деревни Водзилки в Сувалкском повяте остались всего четыре семьи.

После вторжения Германии в Советский Союз в июне 1941 года гитлеровцы на время оставили в покое староверов, прибывших из Полыни в Литву, однако ненадолго, а потом начали их преследовать, особенно тогда, когда старообрядцы категорически отказались от службы в немецкой армии.

В 1943 году тогдашние литовские власти по поручению фашистских оккупантов провели реестр старообрядцев, прибывших из Польши, а затем начали лишать их имущества и вывозить на принудительную работу в Германию или же нанимать на работу у здешних volksdeutschow. После окончания II мировой войны большинство старообрядцев осталось в Литве, поселившись на постоянное жительство, главным образом в Клайпеде. В свои старые селения вернулись лишь немногие.

Августовский повят

В Августовский повят старообрядцы прибывали дважды. Первые поселенцы обосновались здесь одновременно со староверами, телившимися на Сувалкско-сейненской земле, а другие поселенцы появились тут лишь в семидесятых годах XIX века.

Самым старым поселением старообрядцев на этой территории была деревня Пиявне Русское (община Щебро-Олыпанка), первоначально называемая Пиявно-Московское.

В 1921 году в 31 местности Августовского повята проживало в общем количестве 932 старообрядца, из них 503 человека жили в общине Щебро-Ольшанка, 157 человек, в Пиявне Русском, а во второй по величине деревне - 114 (основана в 1874 году), остальные находились в 14 местностях. Сегодняшние жители Габовых Грондов и Бора, опираясь на семейную традицию, считают, что первые поселенцы прибыли сюда уже после подавления январского восстания 1863 - 1864 годов из окрестностей Горы льварии, то есть из деревни Пильчин. Возможно, что уже раньше они временно проживали в Августовском повяте или на Сувалкско-сейненской земле, или же на Мазурах. Другие утверждают, что их предки жили в окрестностях Осташкова, на Тверской земле. Иные говорят, что их предки, прежде чем прибыли в границы Речи Посполитой, проделали длинный путь из северных районов России, через Белое море, Скандинавский полуостров и Балтийское море. В связи с этим они называют себя «беломорами».

Первым на этой территории поселением староверов были Габовые Гронды, которые первоначально не имели никакого названия. Потом рядом с ними возникла деревня Бор, называемая также Борки. Главным занятием старообрядцев были работы, связанные с лесным хозяйством. Среди них многие были пильщиками, а малое количество лесопилок способствовало популярности этой профессии. За короткое время старообрядцы стали признанными мастерами деревообработки, известные своей добросовестностью далеко за границами повята. Они изготавливали предметы хозяйственного потребления, дуги, полозья, оглобли, обручи. Женщины ткали и главным образом производили ткани из льна. Часто изделия, изготовленные в деревнях Габовые Гронды и Бор, можно было встретить не только на рынке в Августове, но и в других польских городках. Надеясь на финансовую помощь, старообрядцы из названных деревень в начале XX века признали духовную власть, установленную в Вильнюсе.

В период I мировой войны, большинство старообрядцев Августовского повята эвакуировались в глубь России, в окрестности Саратова. Впоследствии вернувшиеся из эвакуации в родные сёла староверы стали усердно восстанавливать разрушенные селения. В 1921 году в Боре жило 144 старообрядца, а в Габовых Грондах - 216.

В 1939-1941 годах староверцы из Габовых Грондов и Бора давали приют своим собратьям, бежавшим из окрестностей Пиявна Русского и Сувалкско-сейненской земли, находившихся под немецкой оккупацией.

Когда гитлеровские войска в 1941 году напали на Советский Союз, одни старообрядцы служили в Красной армии, а другие давали приют русским беглецам из немецкого плена. Гитлеровцы не ограничились простыми репрессиями, а решили полностью ликвидировать деревни Габовые Гронды и Бор. Решение выполнили в ночь с 17 на 18 марта 1943 года, когда в эти деревни прибыла карательная экспедиция.

Древлеправославным христианам дали два часа, чтобы собрать необходимые вещи и оставить свои дома. Затем, лишенных крова людей погнали в Августов, где посадили в вагоны и целыми семьями вывезли на принудительные работы в Германию.

Вывезенные жители деревень свидетельствуют о том, что тогда к ним относились как к скоту, принуждая всех к многочасовой работе, даже малых детей. В оставленных деревнях уничтожены были не только строения, но даже надгробные кресты и деревянные колодезные срубы. Разобрали так же и моленную, которую вернувшиеся после войны жители восстановили заново.

Мазуры

Первые старообрядцы прибыли на Мазуры из Сувалкско-сейненского района и Польского царства еще в двадцатых и тридцатых годах XIX столетия, когда Мазуры принадлежали Пруссии.

Инициаторами переселения староверов в Прусское государство стали те федосеевцы, которые не согласились с новыми распоряжениями властей Польского царства, как-то: военным набором и заведением в приходах старообрядцев метрических книг. Они считали подобные действия нарушением главных основ Веры и тогда вспомнили кратковременное прусское правление на Сувалкско-сейненской земле в период с 1795 по 1806 годы, которое по отношению к людям Старой Веры было довольно либеральным и доброжелательным.

Однако первоначально старообрядцы не хотели покидать Сувалкско-сейненскую землю, но усилившиеся гонения при новом царе Николае I повлияли на их конечное решение и древлеправославные христиане начали переселяться на Мазуры. Однако на Мазурах они поселились не сразу, ибо власти Польского царства затягивали выдачу разрешения на выезд. Первый паспорт выдали лишь 10 августа 1827 года на имя Онуфрия Яковлева (Смирнова) из деревни Погожелец (рожд. в 1788 г. в деревне Доллманн в Жежицком повяте). Однако после прибытия на Мазуры он встретился со многими непредвиденными трудностями в связи с намерением купить семьсот моргов (Морг - мера площади. Прим. ред.) земли. До времени решения дела он проживал одиноко на Мазурах и занимался арендой озёр. Полное переселение Онуфрия Яковлева на Мазуры наступило дня 7 июня 1830 года. Поселившись на востоке от озера Белданы, Онуфрий Яковлев положил начало первой на Мазурах деревне старообрядцев, названной его именем Онуфриево (нем. - Онуфриговен), Кроме него первыми хозяевами в деревне были Тихон Григорьев (Крымов) и Егор Савелов (Ефищик), как и Емельян Крассовский.

Материал подготовлен по книге Э. Иванца «Из деяний старообрядцев на польских землях»

 
Древлеправославный календарь на 2008 год - Рига
 
Категория: Польша | Добавил: samstar-biblio (2008-Янв-13)
Просмотров: 1855

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz