Книжница Самарского староверия Среда, 2017-Авг-23, 14:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Украина

Пригарин А.А. Старообрядцы в Одессе: забытые факты истории

В этом году исполняется 350 лет церковной реформы, начатой патриархом Московским Никоном и ставшей воистину одним из роковых событий в отечественной истории. Последствия плохо продуманной и грубо проводимой реформы были ужасны и никак не предполагались незадачливыми реформаторами.

 

Кровью первых мучеников, сложивших головы за "древлее благочестие", начертан был на холсте российской истории зловещий образ церковного раскола. Церковный раскол стал доныне неизжитым фактом исторической действительности. И как следствие этого - движение старообрядцев, духовными вождями которого стали сильные духом и словом протопоп Аввакум, дьякон Федор, инок Епифаний, а позднее, в XVIII веке, - знаменитые "выговские учителя" братья Денисовы, Феодосии Васильев, "огнепальный" инок Филипп и многие, многие другие. Бесчисленные сторонники старой веры подвергались жесточайшим гонениям, вполне сравнимым по своим масштабам и характеру с репрессиями испанской инквизиции в Нидерландах XVI - начала XVII века.

 

В поисках религиозной свободы приверженцы старых обрядов вынуждены были переселяться на окраины и за границы Российского государства. Одним из направлений такого бегства были украинско-белорусские земли Речи Посполитой и Дунайские княжества Молдавии и Валахии, находившиеся в вассальной зависимости от Османской империи.

 

Благодаря своей предприимчивости, смелости, истому религиозному рвению, а также прямому покровительству и веротерпимости иностранных правителей, старообрядцам удалось сохранить дониконовские церковные обряды и бытовые устои, замечательные культурные традиции средневековой Руси: знаменное пение, каноническую иконопись, искусство книжной миниатюры и другие явления, ставшие вне старообрядческой среды уже в XVIII веке глубоким и по сути неприемлемым в официально-церковной среде анахронизмом.

 

Непрерывная череда миграций и опасных странствий по дорогам Европы и Азии - таковой представляется история старообрядцев на протяжении более 200 лет. Они убегали за границу, а Россия расширяла свои владения, «догоняя» их. Именно так образовались многие староверческие общины на Черниговщине, Подольи, в Южной Украине, Бессарабии, балканских странах.

 

Прямо связано с такими переселениями и прошлое старообрядческого населения нашего города. Старообрядцы всегда играли значительную роль в экономической, общественной и культурной жизни Одессы. Сознавая это, мы вынуждены признать и то, что история старообрядцев в Одессе - тема, еще практически не освоенная исследователями. Многие обстоятельства, события, персоналии предстоит выяснить, уточнить. Наличные факты, сведенные воедино, позволяют, однако, увидеть пусть общие, но достаточно выразительные очертания интересующего нас явления. О них мы и расскажем в предлагаемом здесь читателям небольшом очерке. При его составлении помимо авторских исследований, были привлечены также исторические материалы, собранные и лишь частично изданные А. С. Коциевским, которому мы выражаем искреннюю признательность.

 

Так что же известно?

 

Уже во второй половине XVIII века старообрядцы массово заселяли села и города Северного Причерноморья, в то время еще остававшегося под владычеством Османской империи. Переезды совершали купно - целой общиной, иногда всем селом. Во множестве действовали и предприимчивые одиночки, без труда находившие "своих" на чужбине - легенды об узнавании одноверцев по особым липовым иконам доныне в ходу у дунайских староверов-липован.

 

Сравнительно крупные сообщества старообрядцев различных толков быстро сформировались в Ананьеве, Балте, Брацлаве, Дубоссарах, Тирасполе, Бендерах, Килие, Вилково, Жебриянах. Многие сторонники древних обрядов нашли себе прибежище в городах Елисаветграде, Александрии, вновь основанных на отвоеванных Россией степных территориях. Городское начальство, заинтересованное в скорейшем росте оседлого населения, первое время смотрело сквозь пальцы на "сомнительное" прошлое первопоселенцев, многие из которых по существу находились вне закона.

 

Совсем не случайно встречаем мы старообрядцев и среди первых жителей Одессы, что отражено в целом ряде исторических свидетельств и документов. Так, уже в 1794 году четыре старообрядческие семьи из слободы Знаменки, приехавшие на строительные работы в Гаджибей, подали прошение и были приписаны к только что основанному городу.

 

Но большую часть староверов, оседавших в Одессе, составляли беглые крестьяне из центральных российских губерний и так называемые выходцы из-за границы - "раскольники", бежавшие сначала в Польшу или Молдавию и получавшие по возвращении более выгодный социальный статус. Община стремительно разрасталась на протяжении первого десятилетия, составляя заметную долю в населении Одессы, причем староверы по преимуществу числились среди зажиточной части горожан; многие были приписаны к купеческому сословию.

 

На 1803 год старообрядцы уже имели свою каменную церковь (в то же время, в городе существовала синодальная православная деревянная и греческая каменная). Любопытно, что первый одесский старообрядческий храм располагался на месте будущего Успенского собора, злосчастная судьба коего известна всякому одесситу.

 

В течение первых пятидесяти лет истории города численность «людей древлего благочестия» в нем продолжала ощутимо расти. К середине XIX века число старообрядцев только по официальным, далеко, разумеется, не полным данным, составляло более 2 тысяч человек или около 5 % от всех жителей. На 1827 год в Одессе значилось 760 мужского и 625 женского пола старообрядцев, приемлющих священство; меньше было беспоповцев - 124 староверов мужского и 135 женского пола. Последние отличались особенной скрытностью и замкнутостью, вели почти подпольный образ жизни, учесть их было вдвойне трудно.

 

Одесские беспоповцы, всегда численно уступавшие "поповщине", были, меж тем, явлением весьма примечательным, хотя и менее заметным внешне. Возможно, среди беспоповцев действовали представители нескольких толков и согласий, но сведения сохранились лишь о двух - филипповцах и федосеевцах.

 

Беспоповцы-филипповцы с 1826 года имели молельни в районе городских ставков близ Дюковского парка. Из их первых лидеров известны Федор Иванович Аверианов, Захар Алексеевич Пронов, Никифор Свирин, Дарья Большая, Никита Яковлевич Аксенов. Филипповцы и федосеевцы находились между собой в тесном общении, однако моленные имели особые, хотя и устроенные по соседству.

 

В конце XIX - середине XX века беспоповцы по-прежнему компактно проживали в районе улицы Балковской, но некоторые материально преуспевающие семейства обосновались в привилегированных районах, в частности в Отраде, на Французском бульваре.

 

Духовными делами филипповской общины, по крайней мере, с начала XX века ведали наставники из обширного семейства Алексеевых. Все они были  книжные люди, опытные начетчики, имевшие завидные библиотеки и отменно знавшие догматическую и старообрядческую литературу. Некоторым из них в частности Константину Алексееву, случалось участвовать в публичных диспутах и даже печатать статьи в солидных изданиях.

 

Моленная филипповцев располагалась по улице Балковская, 18 и действовала в течение долгих лет, вплоть до 1970-х годов, когда во время реконструкции ул. Фрунзе она была снесена. Во дворе при моленной находилось некое подобие монастыря - в кельях жили престарелые, больные, нуждающиеся в уходе общины. Помогали этой скромной обители одноверцы из близлежащих сел (Яськи, Троицкое), поддерживались связи и с московским центрами беспоповщины - Преображенским кладбищем и Братским двором.

 

 По рассказам престарелых старообрядцев-филипповцев (некоторых из ни нам еще довелось застать в живых) из Москвы привозили иконы и книги, туда же отправляли чтимые старинные иконы на реставрацию. А надо сказать, реставрировать в беспоповских общинах Одессы было что.

 

За двести лет своего существования в Одессе беспоповцы, как никто знавшие толк в старине, собрали в своих домах и моленных множество замечательных памятников древнерусского искусства: иконы, медное художественное литье, старопечатные и рукописные книги, значительная часть которых относилась еще к "дониконовским" временам, сакрализованной старообрлдцами эпохе средневековой Руси.

 

Немногие "внешние люди" (искусствоведы, историк собиратели старины), видевшие собрание слившейся воедино общины федосеевцев и филипповцев, единодушно свидетельствуют, что это была подлинная сокровищница произведений древней иконописи - новых икон беспоповцы не признавали, не щадя сил и средств разыскивали "истинники", настоящие древности.

 

Жемчужиной иконного собрания считался превосходного письма "аналойный" деисус XVII века с "оплечными" образами Спаса Эммануила, Богоматери и Иоанна Крестителя на трех досках, все в кованых серебряных венцах самой доброй работы.

 

После разорения старой моленной убранство было перевезено и размещено на новом месте при доме наставника Мартиниана Яковлевича Алексеева. Печальная кончина его повлекла за собой очередной переезд (крепко помог тогда старикам друживший с ними профессор Иван Андреевич Шилов - старообрядец-поповец, большой любитель и знаток старой иконы). Последним адресом общины, состоявшей к 1990-м гг. всего из нескольких десятк ветхих старушек, стал полученный по милости городских властей утлый подвал с входом-штольней во дворе Ильинского собора, что на Пушкинск улице.

 

Пока была жива наставница Вера Васильевна, скромные богослужения продолжались и там, огонек веры теплился, но передать его уже было некому. По смерти наставницы в 1995 г. община прекратила свое существование.

 

Доживавшие свой век филипповцы изредка, по праздникам собирались молитву у кого-нибудь дома (помнится одна из таких последних праздничных служб, которую правили чуть ли уже не столетние сестры Потаповы в Рождество 2000 г. в доме любезных Струсевичей - низкий им всем поклон).

 

Художественные сокровища, собиравшиеся многими поколениями старообрядцев для украшения моленной, ныне бесславно распылены, хотя и находятся в городе. Впрочем, судьба этого замечательного собрания - отдельная история, курьезные подробности которой авторы когда-нибудь расскажут заинтересованным читателям. А теперь - о староверах иных согласий и толков.

 

Часть старообрядцев-поповцев присоединилась к так называемому единоверию - компромиссной форме церковной организации. Она формально сохраняла верность старым канонам, но фактически находилась в подчинении Священного Синода Русской Православной Церкви. Духовным лидером одесских единоверцев являлся бывший кременчугский купец Федор Карасев. Уже в 1798 году Федор был поставлен Митрополитом Гавриилом священником в новый храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы (на Александровском проспекте, в районе СШ № 119). Церковным старостой данного прихода являлся Федор Бирюков, казначеем - некий купец Власов, дьяком - Семен Тумилов, а пономарем - Григорий Козак. На 1820-е гг. в этом приходе числилось 96 дворов или 320 купцов и мещан.

 

Деревянная приходская церковь быстро пришла в ветхость и на ее месте решено было возвести новый, каменный храм. Он строился с 1813 по 1822 годы. Заметим, кстати, что строительные долги единоверческой общины списал князь Михаил Семенович Воронцов, новороссийский генерал-губернатор.

 

В то же время, собственно старообрядческий успенский приход разрастался. Его духовно окормлял перешедший в старообрядчество "беглый священник" из Черниговской губернии Борис Семенов. По смерти его, писал Эммануил Осипович де Ришелье в письме владыке Гавриилу, "одесское старообрядческое общество утомилось беспокойствами, коими преследовано всегда было за имение у себя беглых попов". В результате, в 1814 году приход был так же переведен на положение единоверческого. Церковь вновь освятил архимандрит Кирилл 7 июня 1814 года. Со временем забылось старообрядческое прошлое прихода, и уже в 1855 году здесь была заложена, а в 1869 году окончена постройкой и освящена Успенская православная церковь (ныне - кафедральный собор по ул. Преображенской, 70).

 

Не все старообрядцы смирились с единоверием, хорошо понимая его ложную, двусмысленную природу. Часть бывших успенских прихожан-староверов основали новую общину с часовней, вблизи 1-го православного кладбища, на той же Преображенской улице, недалеко от легендарного Привоза. Духовные требы прихожан отправлял Григорий Афанасьевич Стариков. По-видимому, это был местный уставщик («дьяк» или «старик» - не имеющий духовного чина руководитель богослужения,  откуда возможно и образовалась фамилия).  Старостой являлся купец Антон Кузьмич Дубинин.

 

В середине XIX века община присоединилась к созданной в 1846 году на территории Австро-Венгрии Белокриницкой старообрядческой иерархии. Упорная борьба духовных и гражданских властей с "заграничной", или, как ее называли, "австрийской" иерархией, приводила к неоднократному закрытию церкви одесских староверов. Тем не менее,  секретные донесения 1850-х годов свидетельствуют о столь же упорном продолжении старообрядческих богослужений, совершавшихся в обстановке строжайшей конспирации.

 

Параллельно действовало еще несколько единоверческих приходов на Молдаванке. Так, известный Михайловский храм был заложен в 1817 году и по завершении строительства в 1820 году был зарегистрирован как единоверческий приход. Часть старообрядцев этой общины также не смирилась с положением навязанного единоверия и проводила самостоятельные богослужения в домашних часовнях. Так, например, известно о подобной практике в доме купцов Никиты и Никифора Кондрашевых (1820-1857 гг.).

 

Уже известный нам Федор Карасев и его последователь Иван Федорович Глобачев основали Петропавловскую общину в районе "где Гулевая улица упирается в бывший Внешний бульвар". В 1826 году около тысячи староверов этой общины также приняли единоверие, тогда же было начато строительство нового храма, законченное в 1839 году. В годы, пока возводилась каменная церковь, богослужение проводилось в молитвенном доме.

 

Новопостроенная церковь, по единодушному мнению современников (в том числе специалистов) была одной из выдающихся архитектурных достопримечательностей нашего города. К ее созданию причастны известные зодчие Франц Боффо и Иван Фрапполи. Не последнюю роль в строительстве храма сыграл М. С. Воронцов, который разрешил использовать в работах камень от старой казармы. По замечанию Т. Донцовой, автора замечательного краеведческого очерка о Молдаванке, именно в этом храме чаще всего совершались одесские бракосочетания. Здесь, в частности, в 1867 году венчались граф Михаил Михайлович Толстой с Еленой Григорьевной.

 

Один из авторов настоящих заметок вырос в районе этого разрушенного в 1934 году памятника зодчества. Улицы Южная, Петропавловская хранили память о существовавшем здесь церковно-архитектурном ансамбле. Одна из частей Петропавловской улицы носила имя «Старообрядческой», отложившееся в народной памяти. (В настоящее время - ул. Ясиновская). На месте, где не так давно располагался один из красивейших храмов города, сейчас СШ № 10, 6-й интернат, ясли-сад, ПТУ № 27.

 

Во второй половине XIX века почти все единоверческие приходы влились в лоно официального православия, довольно скоро забыв о своем старообрядческом прошлом.

 

Не принявшие единоверия старообрядцы продолжали держать несколько молитвенных домов, точнее часовен. Кроме самой крупной, находившейся в районе Привоза, в 1860-х действовали часовни на территории трех приходов: Михайловского, Крестовоздвиженского (Пересыпь) и Новослободского (в последнем случае речь идет о беспоповцах-филипповцах).

 

Белокриницкой общиной старообрядцев-поповцев долгие годы руководил Варфоломей Антонович Дубинин. В конце XIX - начале XX вв. это был известный в городе купец, глава торгово-промышленного общества, гласный Городской Думы, почетный попечитель детских приютов, член коммерческого суда.

 

О том, каким авторитетом пользовался В. А. Дубинин во всем старообрядческом мире, красноречиво говорит некролог, опубликованный в майской книжке московского старообрядческого журнала "Слово Церкви" за 1916 год. Строки из него, приводимые ниже, как нельзя лучше характеризуют этого незаурядного человека.

 

В. А. Дубинин, - пишет корреспондент, - "уроженец Одессы - происходил из религиозной купеческой семьи. Отец его был одним из тех старообрядческих деятелей, благодаря которым старообрядчество росло и укреплялось на окраинах России. Унаследовав от отца своего глубокую религиозность, Варфоломей Антонович на первом плане ставил служение, по мере сил своей святой Церкви. Благодаря ему,  общество старообрядцев в Одессе возросло и укрепилось настолько, что в настоящее время является одним из передовых старообрядческих обществ юга. Обладая недюжинным умом, светлыми взглядами, он уверенно вел одесскую общину к тому светлому будущему, каким она живет в настоящее время. <.. .> Описать всю плодотворную деятельность Варфоломея Антоновича на пользу Одесской старообрядческой общины - трудно. Короче сказать: он был душой общины, незаменимым руководителем ее". Умер В. А. Дубинин 24 апреля 1916 г. на 59 году жизни, хоронила его вся Одесса

.

Долгое время своего священника одесская община старообрядцев-поповцев не имела. И за исполнением треб, обрядов крещения, венчания старообрядцы отправлялись в села Плоское, Маяки (на Днестре) или же к бессарабским одноверцам - в Измаил, Вилково, придунайские села липован.

 

В конце XIX века у одесских староверов, приемлющих священство "Белокриницкого рукоположения", появился свой священник - о.Петр (Матасов). Тогда же община определилась и в отношении пресловутого «Окружного послания», бывшего во второй половине XIX века воистину яблоком раздора среди поповцев. Этот документ, составленный И. Г. Кабановым (Ксеносом) и посвященный уточнению принципов религиозной жизни старообрядчества в новых исторических условиях, с 1862 года расколол всех белокриницких поповцев на «окружников» и «противоокружников» (т.е. не принявших компромиссного, примиренческого по своей сути послания). Поначалу одесские старообрядцы присоединились к «противоокружникам». Но в итоге продолжительного противостояния именно в Одессе в 1906 - 1907 годах суждено было примириться обоим враждующим течениям. Огромна в этом деле заслуга епископа Одесского и Балтского владыки Кирилла, поставленного на служение в Одессу в 1897 году.

 

На место о.Петра заступил в 1905 году о.Стефан (Кравцов), окормлявший общину до 1920 года. Этот священник в дальнейшем, эмигрировал в Румынию, где постригся в монахи. Позднее под именем Силуяна он был рукоположен в епископы и поставлен на служение в Измаильскую епархию (1935-1939). Под конец жизни владыке Силуяну суждено было возглавить всю Белориницкую иерархию в сане митрополита (1939-1941).

 

К слову сказать, митрополит Силуян, - личность во всех отношениях замечательная, - был ко всему прочему профессиональным и весьма одаренным иконописцем, оставившим на местах пастырского служения не только добрую память, но и творения своего благочестивого искусства. В одесской старообрядческой церкви наверняка имелись его работы, возможно, они сохранились доныне - это прояснят дальнейшие разыскания. А вот в Никольской старообрядческой церкви города Измаила бережно хранят и почитают за великую святыню две авторские иконы архипастыря Силуяна - образы "Жен Мироносиц" и "Богоматерь Казанскую". Это превосходные стильные иконы, выполненные в духе столичного модерна в его старообрядческой редакции. (Сколь ни удивительно, но искусство старообрядцев с самого начала осваивало и перерабатывало актуальные и даже модные течения в художественной жизни страны; специалистов не удивишь, например, "старообрядческим барокко" в виде замечательного иконного наследия Ветки и Стародубья, как и многим иным в этом роде).

 

Начало XX века, ознаменованное изданием Манифеста 17 октября 1905 года, следует признать «золотой эрой» не только в истории старообрядчества в целом, но и в частности одесских общин древлеправославных христиан. Официальные данные свидетельствуют, что на 1912 год в Одессе проживало 700 (970) старообрядцев-поповцев, 150 федосеевцев-аристовцев, 120 филипповцев орловского толка.

 

Оговоримся, что речь тут идет только о зарегистрированных общинах; многие староверы, усмотрев "соблазн" в требовании правительства официально регистрировать общины, наотрез отказались от подобной акции - были и жертвы упорства: изрядная группа приднестровских староверов пыталась уморить себя в подвалах. (Каждая эпоха предлагает "простецам" свой вариант "антихристовой печати ": в царское время ею мог быть гражданский паспорт, в наши дни - злополучный идентификационный код, волнения из-за которого, похоже, длятся).

 

Воспользовавшись дарованной свободой, в 1906 году начато, а в 1910 закончено строительство новой Покровской церкви на углу Малой Арнаутской и Преображенской. Уже в 1909 году при новопостроенной Покровской церкви было открыто приходское 1-классное училище для старообрядческих детей обоего пола.

 

20 марта 1910 года храм Покрова Пресвятой Богородицы был освящен самим архиепископом Московским Иоанном. На освящении присутствовало много "именитых людей", в том числе представители городской администрации, военные и даже некоторые из профессоров Императорского Новороссийского Университета. Из старообрядческих деятелей в этом торжественном событии участвовали епископ Кирилл, иереи Стефан (Кравцов), Андрей (Соколов), Иван (Ремизов) и Степан Бендерский.

 

Храм был изящной архитектуры, пятикупольный, с колокольней, стилизованный под «нарышкинское барокко». Внутри церковь украшал монументальный иконостас в пять рядов, как говорят, московской работы. Судьба этих икон нам пока неизвестна. Судьба храма известна: разорен, уничтожен.

 

Нынешнее скромное убранство старообрядческой Покровской церкви, ютящейся в "приспособленном" новом помещении близ Привоза, даже отдаленно не напоминает о старом иконостасе, судя по всему грандиозном художественном ансамбле. Имеющаяся алтарная преграда сборная, состоящая из подобранных разностильных и разновременных икон (как нам удалось установить, некоторые из икон, украшающих сейчас Покровскую церковь, поступили из закрытого старообрядческого храма в Маяках).

 

Кроме церкви, о которой мы сейчас говорили, с 1905 года в городе действовала также домашняя церковь во имя Николы Чудотворца, устроенная в доме фабриканта Дмитрия Кирилловича Ларионова на Успенской улице. При этой церкви работала школа, был создан отличный хор под руководством Макара Ивановича Мекалина, приехавшего из Богородска Московской губернии.

 

Закончить эти беглые заметки "на случай" хотелось бы пожеланием ныне здравствующим староверам нашего города вновь обрести утраченные святыни, осилить трудный процесс восстановления из пепла и тлена былой красоты церковной. Одесса в последние годы дает тому добрый пример. Время собирать камни пришло.

 

А. А. Пригарин

(г. Одесса)

 

Опубликовано в сборнике: Старообрядчество Украины и России: прошлое и современность. Материалы II Всеукраинской научно-практическойконференции; 1-3 октября 2004 г., г.Киев. - Киев: ООО "КТИ-Принт", 2004, с.21-29

Категория: Украина | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-17)
Просмотров: 2413

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz