Книжница Самарского староверия Четверг, 2017-Окт-19, 19:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Урал

Половинкин П.В. Очерк о староверах-поморцах Южного Урала. Часть 1

Мое знакомство со Златоустовской Поморской общиной и некоторыми другими обителями Южного Урала произошло еще в Самаре, за пару недель до посещения этого уголка Российской глубинки.  На праздник Святой Троицы Самарскую общину посетила христианка – поморка из г. Златоуста Байдосова Зоя Николаевна и любезно пригласила к себе в гости.

 

Из нескольких непродолжительных, но содержательных бесед сложилась канва для написания небольшого исторического очерка о местных староверах, их богатых традициях, духовных центрах и пастырях. Я постарался записать все, что мне стало известно. Особый интерес у меня лично, как у служителя Староверческой Церкви, вызвали самобытные традиции Златоустовской общины.  Думаю, что этот материал будет интересен и всему староверческому обществу. Несколько необычная форма написания статьи и сохранение в некоторых местах особенностей местного наречия были использованы с целью оживления скупых материалов.

 

Материалом для написания статьи стали беседы с местными старожилами – живой историей златоустовской общины - и многочисленные, доставшиеся мне  записи и описания, сделанные неравнодушными к своей истории златоустовцами. Местные христиане вообще придавали этому большое  значение. Так, «добычей» Уральской археографической экспедиции 1980 года стала «История старыя веры в Златоусте и история некоторых лиц», написанная где-то во время Великой Отечественной Войны Петром Александровичем Мельновым и опубликованная в журнале «Урал» за 1993 год. Заметим, что биографии местных деятелей написаны в данной «Истории…» в стиле «Каталога отцов Поморской Церкви» П. О. Любопытного и могли бы стать достойным его продолжением. Материалы упомянутой экспедиции оказали большую помощь в систематизации исследований и фактов, полученных в результате моей поездки. Хочется надеяться, что мои скромные путевые заметки будут продолжением религиоведческим исследованиям по Южно – Уральскому региону.

 

Сразу же после написания статья была опубликована в нижегородской газете «Старообрядец» (№ 22 за октябрь 2001 года) с небольшими сокращениями, а через некоторое время в ежегодном альманахе «Календарь Древлеправославной Поморской Церкви за 2002 год». Статья оказалась интересной и познавательной, но большую ценность все же имеет богатый фотоматериал, привезенный из поездки и пополняемый местными староверами еще долгое время. К сожалению, печатные полосы газет и журналов не способны вместить такое количество фотоснимков. Посему появилась мысль об отдельном издании «Очерка…» с фото приложением. Конечно же, газетно - журнальную статью пришлось несколько доработать до определенного уровня, с учетом некоторых консультаций и использованием дополнительного материала.

 

Практически параллельно с моей статьей вышел в свет сборник «Златоустовские купола» (Златоуст, 2001 год), где нашлось место и для староверов - поморцев. По большому счету эту книжку должно назвать «вредной», так как статьи посвященные староверию написаны в духе никонианских миссионерских записок времен гонения и преследования ХIХ века. Однако, данный материал оказался так же любопытен и с определенными замечаниями будет использован далее по тексту. 

 

 13 июня 2001 года. Восемьсот километров дороги от Самары до Златоуста пролегают по Оренбургской области, республикам Татарстан и Башкортостан. Равнины Оренбуржья сменяются извилистыми дорогами по холмам Башкирии и горным серпантином Южного Урала. На смену кустистой растительности средней полосы появляются душистые и медоносные башкирские липы, и вслед за ними тянущиеся ввысь тонкие березки и сосны, растущие на горных склонах.

 

Время позволяет, и с трассы «Москва – Челябинск» мы заворачиваем в Уфу. Заезжаем по имеющемуся у нас адресу молитвенного дома поморцев. Слышал, что некогда здесь была довольно – таки крупная община. К сожалению, здесь не удалось встретиться с руководительницей местной общины - Татьяной Васильевной Сапожниковой, но этот пробел мы восполнили, пообщавшись позже с ней по телефону. А сам молитвенный дом нам любезно показала соседка Зинаида Кирилловна, которая за ним и приглядывает. Небольшой и требующий ремонта домик, где отправляет службы Уфимская Поморская община более четверти века, может вместить около тридцати молящихся. Еще не так давно их было гораздо больше, и в основном, почтенные старцы. На сегодняшний день община очень невелика, ее основу составляют старушки и один мужчина, который помогает по хозяйству. Крестит женщина, а на исповедь приезжают наставники из Сима. Последний наставник Уфимской общины Софроний Феодорович умер  уже около двадцати лет назад. Еще Татьяна Васильевна поведала нам, что в городе есть староверы таких согласий как феодосеевцы, спасовцы и даже рябиновцы. У феодосеевцев своя моленная и наставник почтенного возраста.

 

«Хейерле юл» - Счастливого пути желает столица солнечной Башкирии. И мы едем дальше …     

 

На границе Европы и Азии на берегах реки Ай и ее притоков, со всех сторон окруженный горами Южного Урала расположен город с таким знакомым для всех верующих именем великого святителя четвертого века.

 

Златоуст - небольшой городок в Челябинской области с населением в 206 тысяч человек (по состоянию на 1996 год). Основан он в год 1754 – ый одновременно с железоделательным заводом в честь Иоанна Златоуста. Заметим, что упоминание в этом случае имени святителя - не ошибочно. Действительно многие заводы на Урале получали названия православных святых или праздников. В книгах по истории Урала можно встретить, например, название – Рождественский завод, и другие. В 1815 году была построена оружейная фабрика, которая производила самые различные виды холодного оружия (клинки, сабли, шпаги, кинжалы и ножи). В это время в Златоусте зародилось редкое прикладное искусство – гравюра на стали. Здесь же, впервые в России под руководством Павла Петровича Аносова была получена булатная сталь.

 

«Сегодня Златоуст,- говорится в краткой справке о городе,- это один из наиболее насыщенных индустрией город на Урале, исторически сложившийся центр качественной металлургии, третий по промышленному потенциалу и количеству населения в Челябинской области.»

 

Несмотря на такую самооценку, во все времена город был и остается довольно - таки бедным, хотя с очень тяжелым и необходимым производством. Говорят, что продолжительность жизни среди мужчин, работавших металлургами и лудильщиками, раньше была до 35 лет, в настоящее время мало, кто доживает до пенсии. Не смотря на тяжелый труд, их заработная плата очень невелика. Еще при царской власти русские рабочие были «как рабы» и получали просто нищенскую оплату за свой труд, по сравнению с приглашенными иноземцами.

 

И вот я в Златоусте, в гостях у местных староверов – поморцев. С порога узнаю о златоустовской традиции христианского приветствия:

 

Молюсь три поклона с молитвой «Боже милостив…», поклоняюсь хозяевам со словами «Мир в доме живущим!», они же отвечают «Спаси Господи и помилуй». 

Гостеприимные хозяйки приглашают к столу поужинать, и мы продолжаем разговор об истории общины и края, начатый еще в Самаре…

 

 До административного деления 1934 года Златоуст и та часть Южного Урала, которую я описываю, относились к Уфимской губернии, а сам Челябинск - к Оренбургской. Весь Уральский регион по праву можно считать старообрядческим краем. В 70-е годы ХVII века, многие приверженцы старой веры бежали от ожесточенных преследований властей из Центра России в места где контроль никонианской церкви был ослаблен расстоянием. Наряду с другими задворками Российской державы староверами был избран Урал, где им была оказана поддержка местных заводовладельцев.  Расселялись они по всему Уралу, вдоль тайных горных троп и официальных дорог из Москвы в Сибирь. Пытаясь осесть прочно, обзавестись крепким и надежным хозяйством, быстро приспосабливались к местным климатическим условиям, основывали поселки и скиты, возводили часовни и молитвенные дома, корчевали лес, распахивали небольшие делянки, работали на строительстве новых заводов.

 

Старообрядцы Урала большей частью относились к часовенному согласию. Поморское согласие здесь скорее всего было распространено либо выходцами из северных областей, либо с с Поволжья, коих в ХVIII  веке по просьбам заводчиков правительство указами приписывало к заводам и насильно переселяли целыми деревнями. «Колонизация Урала, - писал Д. Н. Мамин Сибиряк, - исключительно обязана раскольникам… и почти все Уральские заводы выстроены раскольничьими руками».

 

Одним из таких заводов был Златоустовский. В начале ХIХ столетия сюда переселили значительную группу старообрядцев. Летопись Трехсвятительской церкви описывает это так: «1820 год марта 11 дня. В Златоустовский казенный завод по Высочайшему повелению прибыли переведенные крестьяне с Тагильского в пермской губернии состояния господина Демидова завода числом до 700 душ мужеска и женска пола. Сии люди почти все староверы».

 

Местное духовенство и горное начальство всячески оказывали противодействие староверам. Надо заметить ту особенность, «что раскол, - как говорит Д. Н. Мамин Сибиряк, - прочно утвердился главным образом на частных владельческих заводах, а на казенных преобладает православное население».

 

Появление здесь первых староверов – поморцев, а вместе с тем и сильной Поморской общины относится к первой четверти ХIХ века. Если же говорить точнее, то данное событие имеет вполне конкретную отправную  дату – 1824 год, когда близ Златоуста шло строительство (а по некоторым источникам – ремонт) железной дороги, предполагающее поездку по России императора Александра I, включающую посещение златоустовских заводов. На данную работу «были наряжены» крестьяне Таловской волости Челябинского уезда и села Гагарье Курганского уезда, среди которых были люди «начитанные и сведущие довольно Божественного Писания», как повествуется в «родословии» некоторых из них. Они то первыми и имели «состязание о вере» с местными жителями, принадлежавшими к «странническому самокрещенскому» согласию.

 

 После таких «состязаний» и предпринятых «депутаций» златоустовских старцев в село Гагарье в Златоуст был приглашен местный наставник – о. Стефан Кузьмич Тельминов (1727(по некоторым материалам 52-53) – 1840), которого по праву можно считать родоначальником Златоустовской Поморской общины. Поездка, состоявшаяся перед Масленной неделей 1825 года совместно с о. Григорием Ивановичем Рипиным – настоятелем поморской общины деревни Скоблино Таловской волости, явилась торжеством присоединения златоустовских «странников» к Поморскому согласию. Довольно большое число семей приняли  поморское согласие. Первыми были крещены Агарковы и Кудымовы. Также был определен и первый настоятель златоустовской поморской общины – о. Феодор Васильевич Агарков, который прослужил более 30 лет. Из Златоуста поморское согласие распространилось по округе: в Кусу, Нязепетровск, Сатку, Тургояк, Сыростан и другие.

 

При болезни Ф. В. Агаркова, ему какое-то время помогал его родной брат Гавриил, а в 1840 году с благословения С. К. Тельминова благословлен на настоятельство о. Трофим Васильевич Байдосов (1810 – 1892), о котором будет упомянуто чуть ниже.

 

После Т. В. Байдосова непродолжительное время в Златоусте настоятельствовали Василий Емельянович Пильнов с 1882 по 1897 год и Г. Елыков с 1897 по 1899 год. По всей видимости, именно на это время приходится строительство Храма в Златоусте.

 

В 1883 году старообрядцы были уравнены в гражданских правах с никонианами, и получили разрешение на строительство молитвенных домов, но без крестов на куполах и колоколов. Молитвенные дома в это время содержались в домах начетчиков Пильнова и Байдосова.

 

Храм «Покровской Старообрядческой Поморского согласия общины г. Златоуста Уфимской губернии» (по тексту на печати общины) с наонным пением был в районе, называемом Закаменка, близ завода, впоследствии носившего имя В. И. Ленина.

 

В 1899 году на настоятельство в златоустовский Храм был приглашен о. Филипп Венедиктович Мурдасов (1847 – 1922), который прежде служил в Кусе. В 1914 году Филипп Венедиктович оставляет Златоуст и уезжает «в Зигальгу», где селится неподалеку от местного монастыря, а настоятелем в Златоусте становится о. Александр Васильевич Байдосов (1861 – 1934).

 

Наставники о. Филипп Венедиктович Мурдасов и о. Александр Васильевич Байдосов, оба высокообразованные и глубоко духовные старцы, - участники Второго Всероссийского Собора в Москве 1912 года. На Соборе они были избраны в члены Духовной комиссии и Духовного суда. Вообще на соборе 1912 года было 6 уполномоченных от общин Уфимской губернии и 6 человек прибыли без уполномочий.

 

 Среди же участников Первого Всероссийского Собора 1909 года представителями от Поморского общества г. Златоуста Уфимской губернии были А. В. Байдосов, А. И. и Я. И. Сычевы и А. Т. Мельнов (к сожалению, в алфавитном списке участников собора указаны в основном названия губерний).  В общем же от Уфимской губернии было 14 уполномоченных. По свидетельству «Истории Старыя веры в Златоусте…» Ф. В. Мурдасов был участником этого Собора, однако, в списках его фамилии нет. При Ф. В. Мурдасове был произведен ремонт «старой моленной» и в 1908 году выстроена «новая», куда отделилась часть прихожан.

 

«Новая моленная» -  «Спасо – Сретенский» Храм, с наречным пением был на улице Барочной. Это был каменный, оштукатуренный и побеленный большой молитвенный дом. Настоятелем здесь стал сын Ф. В. Мурдасова – о. Михаил Филиппович, который занимал это место до 1919 года. Также некоторое время наставником здесь был о. Григорий Иванович Сычев.

 

По некоторым воспоминаниям и двум сохранившимся фотоснимкам  составим картину внутреннего убранства этого Храма. Просторное помещение собственно молитвенного зала украшал большой иконостас со множеством икон помещенных в шесть ярусов и два боковых клиросных киота с иконами в четыре яруса, две хоругви и два паникадила и множество лампад  и подсвещников. Посреди храма перед «рубленой» солеей с тремя ступенями на возвышенности находился престол со Святым Евангелием и двумя запрестольными Распятиями. На полу - ковровая дорожка. Примечателен и еще один момент, по правилам храмостроительства три ступени у солеи – признак кафедерального собора. Так же на первом снимке по левой стороне стоят ученики Закона Божия.

 

 Заметим, что на первом фото примерно 1925 – 1926 годов иконостас в процессе возведения и частично затянут материей, а иконы составлены на полки. Только боковые клиросные киоты уже изготовлены специально для этого храма, и дают представление о том, какой вид будет иметь сам иконостас. На втором, сделанном перед закрытием храма иконостас уже имеет завершенный вид. Здесь явно просматривается, что иконы для него были заказаны специально. Но вот вопрос – где и у кого?

 

Попытаемся  найти ответ в альбоме «Уральская икона» (Екатеринбург, 1998 год). Но здесь не оказалось ни одной фамилии иконописца – поморца, и тем более из города Златоуста. Около пятидесяти имен иконописцев старообрядцев, встречающихся в альбоме,  относились к часовенному согласию и работали в основном в  части Среднего Урала (город Невьянск).  С таким числом иконописцев – часовенного согласия, живущих в непосредственной близости, и надо сказать очень даровитых мастеров, можно было бы предположить,  что они имели какое-то отношение к иконостасу златоустовской поморской моленной.  Но как утверждается все в том же источнике: «Местные поморцы любили близкие им по духу иконы «северных писем», а так же использовали для богослужения иконы, привезенные из Москвы или заказанные в поволжских городах». Да и как же иначе могли относиться к святыне люди столь крепкие и убежденные в вере, как златоустовские поморцы. Однако, этот вопрос:  «Работали здесь приезжие мастера или все же были и местные?» - для нас так и остается пока открытым…

 

Сразу из дома в Храм христиане шли в моленных одеждах – мужчины в длинных кафтанах сзади собранных «в ба[о]рястик» (очевидно производное от слова «сборка» - прим авт.), а женщины в сарафанах подпоясанных ткаными широкими и красочными поясами с кистями и шалях. Да и в быту ходили в таких же одеждах, и сразу было видно, что идут староверы.

 

Наставник при входе в Храм не раздеваясь, но сполоснув руки, полагал три поклона и поклонялся к присутствующим со словами «Мир Вам» по образу Христа Спасителя, в ответ ему звучало – «Отче, прости Христа ради».

 

На моленье предстояли так – Наставник посредине, певчие - у аналоев по клиросам, мужчины справа, женщины слева. На правой стороне впереди стоял уставщик. Молящиеся также мужчины с правой стороны, а женщины с левой, стояли рядами ступеньками, маленькие впереди. На женской стороне сначала стояли девицы, затем женщины и пожилые.

 

Здесь, думаю, будет уместным рассказать и о существующей поныне традиции златоустовской общины относительно цвета шалей. В зависимости от праздника или иной службы женщины одевали разноцветные шали: в обычный воскресный день - шаль цветная, на престольный праздник «Покров Пресвятыя Богородицы» и «Николу», а также на Пасху и Троицу – белые, Вознесенье – голубые, Успение и другие богородичные праздники – голубые и розовые, Вербное воскресенье и Духов день – желтые или золотистые, на «усекновение» - красные, во все посты и на погребенье - черные, на панихиды - черные в цветочек.  

 

 «Старообрядцы, - говорится в «Златоустовских куполах»,- вели замкнутый образ жизни и даже часто внешне выделялись. Мужчины носили одежду старинного покроя, длинные бороды и особую «кержацкую» стрижку. Женщины также вопреки всем веяниям моды одевались в национальный русский костюм. Консервативны они были во всем до мелочей. Сторонились всех, кто не принадлежал к их общине. К православным мирянам относились почти так же, как к «нехристям» и ни за что не могли пить и есть с ними из одной посуды. Как правило, мужчины очень хорошо знали священное писание. Общины имели богатые библиотеки, старинные книги для которых добывались большие деньги.

 

Нравы в семьях этих старообрядцев были самыми, что ни на есть, патриархальными и строгими. Курение, выпивка и другие вольности были под запретом. Праздность также запрещалась. Народ этот был работящий, с предпринимательской жилкой. Жилища приверженцев старой веры отличалось добротностью и опрятностью».

 

Как мне показалось, у авторов вызывают удивление люди, которые являлись добрыми хозяевами в своей жизни и истинными христианами, бережно хранящими заветы и устои Святой старины. Но именно такими как описывают выше, были и остаются староверы в Златоусте, Урале, по всей России и далеко за ее пределами. 

 

В 1913 году в городе Челябинске освящали вновь построенный храм. На данное торжество от Златоустовского общества были приглашены наставник о. Александр Васильевич Байдосов и его сын головщик Николай Александрович (1893 – 1982).

 

Семья Байдосовых это уже целая история Златоустовского поморского общества. Еще старший брат о. Александра Васильевича – упомянутый выше о. Трофим Васильевич был более сорока лет наставником в Златоусте. Встречается его имя и в книге «Златоустовские купола». Сам стиль книги, как уже говорилось, далек от объективного описания,  но для нас важно, что и в таком контексте Т. В. Байдосов предстает как истинный поборник Святой веры Христовой. Вот как характеризовали никонианские деятели прошлого и местные историки сегодня: «Случалось, что в раскол подавались не рядовые люди. Так, ярым старообрядцем стал Трофим Байдосов, работавший бухгалтером расчетного стола заводской конторы и имевший чин урядника. Уговоры начальства и угроза наказания не помогли. Было вынесено решение: «Выслать… в Воскресенский единоверческий монастырь на две недели для проведения ему увещевания для обращения из раскола»… Увещевание монахов тоже не помогло. Специалист он был очень толковый, и все же руководство, потеряв надежду на исправление, вынуждено было даже принять решение о переводе его на Богословский завод – традиционное место ссылки Фанатичных раскольников. Впрочем, это исполнено так и не было. Со временем Байдосов стал признанным авторитетом «поморцев», а многие поколения его потомков продолжали истово хранить заветы старой веры».

 

В общине и в семье Байдосовых имеются рукописные книги, составленные и написанные о. Трофимом Васильевичем. Одну из таких книг «Ответ о святом крещении» мне пришлось держать в руках. «Сей ответ, - написано в конце книги, - предоставлен златоустовскому благочинному и председателю духовного братства протоиерею Стефану Васильевичу Яхонтову, от старовера Поморскаго согласу Трофима Васильева Байдосова. Мая 20 дня 1873 - го года. г. Златоуст.». В 38 главах книги, составленной и написанной в течение полугода в форме выписок из священного писания и учения святых отец, сочинений богословов и светских историков различного времени, объединенных предисловием, заключением и различными сносками, рассматриваются все аспекты чина крещения, а также проведен анализ проповеди златоустовского благочинного на собрании 10 декабря 1872 года, куда были приглашены представители старообрядцев. Написана она грамотно и каллиграфическим почерком «поморским полууставом» и содержит 140 листов. Это сочинение было гектографировано А. Т. Мельновым и имело хождение среди всех Российских староверов. Им же еще в 1828 году был заведен общий синодик для поминовения почивших староверов г. Златоуста.

 

Он был очень скромный и являлся образцом духовного наставника и примером для всех христиан. «Духовный отец всегда должен наставлять человека на добрые дела, везде сопровождать его «началом»,- вспоминают мудрость, усвоенную от своих благочестивых предков, златоустовские христиане,- а сам не греши».  о. Трофим Васильевич был «неженимый». Когда же «давила» плоть, он накладывал в карманы и за пазуху кафтана камни и пешком уходил в горы. Во времена гонений на староверов приходилось молиться в подполах, где для о. Трофима Васильевича специально выкапывали ямку, ввиду его великого роста.

 

 У Александра Васильевича Байдосова было три сына. Один из них – Михаил во время революции 1917 года «пересакнулся» к белым и после этого о нем не было никаких вестей. Двое других Николай и Павел (1896 – 1969) жили при отце. «Я им дал в руки ремесло,- говорил Александр Васильевич,- а там как Бог велит». Так вот Господь распорядился так, что оба они посвятили жизнь в служении Ему, Николай Александрович как иконописец, а Павел Александрович – уставщик. И оба при том были прекрасные солевые певчие. Когда о. Александр Васильевич занемог и уже лежал на смертном одре, появилась угроза, что община может остаться без духовного наставника. Однако на вопрос супруги Марии  Егоровны: «Почему же ты не благословишь Николая или Павла?», тот ответил, что «общество не просит, а я не могу против общества». Маститый старец видел в воле народа – волю Творца. Видно на это Господь не дал свое благословение…  

 

История Златоустовской общины в советский период, как я могу судить, очень схожа с историей Самарской и многих других общин, действовавших на территории тогдашнего СССР. После закрытия в 1917 году и сноса первого Храма, ввиду расширения завода, в течение двух лет община собиралась на молитву в доме у о. Александра Васильевича Байдосова. В 1919 году наставник второго общества о. Григорий Иванович Сычев и уставщик Василий Гаврилович Шнырев пригласили его на отечество в свой Храм. С одобрения общества  и при условии, что будет служить, если пение в Храме будет наонным, А. В. Байдосов дал свое согласие. Его условие было выполнено. о. Александр Васильевич Байдосов был избран старшим наставником двух объединенных общин. Ему в помощь на исполнение неотложных потреб был о. Михаил Филиппович Мурдасов. С тех пор в Златоусте звучит только наонное пение.

 

В храме стоит большая фотография, на которой узнаваемы только Лев Феоктистович Пичугин и Терентий Акимович Худошин, другие благообразные старцы, числом более тридцати человек, нам неизвестны. Старица, которая принесла эту фотографию в храм, родом из Дуванского района Башкирии, где некогда были большие староверческие села: Ярославка, Вознесенка, Тастуба и другие. По всей видимости, это местные наставники и начетчики общин Южного Урала, участники какого то поместного собора конца ХIХ – начала ХХ века.

 

Отступая от основного повествования, вспомним, что с пятидесятых годов ХIХ века и по двадцатые годы ХХ  столетия Златоустовская поморская община, да и весь Южный Урал и Зауралье были взволнованы вопросом о возможности бессвященнословных браков в поморском согласии.

 

В означенный период здесь прошло более десяти поместных соборов по разрешению вопроса о браке. Не заостряя особо на этом внимание, скажем лишь, что местные староверы – поморцы были в равной степени и сторонниками браков и безбрачия, и даже разделились внутри по вопросу крещения. Полемика была заведена еще при наставниках С. К. Тельминове, активно участвовавшим в разрешении конфликта, и Т. В. Байдосове, заведшим переписку с поморцами Москвы и Санкт – Петербурга.

 

Подробное описание всех событий связанных с этим вопросом описывается в «Очерках истории старообрядчества Урала и сопредельных территорий» (Екатеринбург. 2000 год). Мы только перечислим известные нам поместные соборы, участниками которых могли бы быть те маститые старцы с имеющейся фотографии: Златоустовский, бывший в 50-е годы ХIХ века; Гагарьинский, бывший в теже годы в с. Гагарье Таловской волости; Первый Озерский, состоявшийся  29 июня 1875 года в д. Озерки Кипельской волости Челябинского уезда Оренбургской губернии (теперь д. Озерки Юргамышского района Курганской области); Галишевский 1886 года; Гилевский 1898 года; Малочаусовский 1898 года; Обуховский 1899 года; Второй Озерский 1905 года; Коробейниковский 1906 года; Гагарьинский 3 марта 1913 года; Малодубровский 1923 года; Общий Курганский 24 – 27 ноября 1924 года.

 

Все перечисленные соборы считаются наиболее значимыми и авторитетными. Но особое место имеет последний – Курганский     , пытавшийся примирить все стороны, оттого его и названный «Общим». Заседания собора проходили под председательством  Т. А. Худошина (г. Саратов).              Соборные постановления, полемические сочинения конца ХIХ –ХХ веков в значительном количестве дошли до нашего времени.

 

Категория: Урал | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-17)
Просмотров: 2693

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz