Книжница Самарского староверия Вторник, 2017-Авг-22, 21:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Юг России

Хирьянова Л.В. К истории Белгородского старообрядчества
В настоящих условиях пересмотра госу­дарственной политики по отношению религии и религиозным организациям наблюдается обострение научного интереса к вопросам, связанным с религиозной историей русского народа, в частности с историей ста­рообрядчества. В этой связи актуальным для исследования является исторический опыт ста­рообрядческого движения на территории бел­городского края.
 
Сведений о белгородских старообрядцах конца XVII-середины XVI1I вв. практически не сохранилось. Начало активного расселе­ния старообрядцев в крае можно датировать последней четвертью XVII в. и оно совпадает с учреждением Белгородской епархии на Боль­шом Московском Соборе в 1667 г. Преследо­вания со стороны государственной власти и официальной Церкви привели к переселению некоторой части староверов на окраины госу­дарства, где контроль правительства был более слабым, а обширные епархии менее доступны­ми для епископского контроля. К таким пе­риферийным территориям на юге страны от­носилась курско-белгородская земля, входив­шая в состав Белгородской епархии.
 
Первоначальный этап становления старой веры на исследуемой территории связан с име­нем старца иеромонаха Иова, который не при­нял новых церковных обрядов и около 1669 г. основал в Рыльском уезде (современная Кур­ская обл.) Льговский монастырь, объединив уже имеющихся на тот момент в округе при­верженцев древлего благочестия. Известен и основатель поповщины на юге России иеромо­нах Феодосии, бежавший из Рыльского Нико­лаевского монастыря на Донец (1).
 
В 1680 г. старообрядчество стало замет­ным явлением в жизни белгородского края. В результате оттока с севера в окрестностях Бел­города появилось несколько староверческих сёл и деревень, основанных переселенцами-помо­рами. На распространение старой веры в пре­делах белгородского края существенно повли­ял и факт переселения туда по приказу прави­тельства стрельцов-староверов, служивших в Малороссии.
Конец XVII и первая половина XVIII вв. характеризуются жестокими преследованиями старообрядцев, результатами которых явилось массовое бегство местных староверов на территорию польского государства - в Ветковскую колонию. Оставшиеся старообрядцы уст­раивали молитвенные дома в глухих местах,  вдали от населённых пунктов. Епископ Белгородский Епифаний, управлявший епархией в  1732—1751 гг., приукрашивая действительное положение, заверял Синод, что в Белгород­ской епархии проживает старообрядцев всего до 9 человек (2).
Манифест Екатерины II (1762) разрешал староверам вернуться на родину из Польши. I Среди указанных мест поселения была и Бел­городская губерния. После первой выгонки Ветки в Белгородский Рожество-Богородицкий женский монастырь были сосланы «раскольни­цы Ветковского согласия». В 1764 г., после окончательного разорения Ветки, часть вернув­шихся в Россию старообрядцев осела на белго­родской земле, тем самым существенно увели­чив число местных приверженцев старины (3). Огромную роль в распространении старообряд­чества белгородском крае сыграл основанный в с. Кошлаково поморский монастырь, став­ший на долгое время значительным духовным центром старообрядчества.
С воцарением Николая I положение бел­городских старообрядцев заметно ухудшилось по сравнению с некоторыми послаблениями Александра I. Но надо отметить, что, несмот­ря на периоды гонений, попытки ликвидиро­вать «раскольников» как явление, старообряд­чество к середине XIX в. прочно укрепилось на белгородской земле.
Период правления Александра II в исто­рии местного старообрядчества характеризует­ся организацией староверческих скитов; в на­селённых пунктах активизировалось строитель­ство старообрядческих часовен, в том числе в д. Кошлаково Корочанского уезда. В Белго­родском и Новооскольском уездах старообряд­цев проживало до тысячи человек. К концу XIX в. в условиях относительной веротерпи­мости курско-белгородское старообрядчество существенно окрепло.
 
После издания Александром III закона «О даровании раскольникам некоторых прав граж­данских и по отправлению духовных треб» от 3 мая 1883 г. в крае появилось несколько десят­ков новых молитвенных домов, зачастую рас­положенных в жилых зданиях. Однако с 1892 по 1895 гг. на территории белгородского края начинается новая кампания по борьбе с «расколом», так как после принятия закона не было создано механизмов, обеспечивающих веротер­пимость. Власть закрывает молельни, изыма­ет культовые принадлежности. Во многих уез­дах губернии молитвенные помещении были разрушены, в том числе в д. Крапивная Бел­городского уезда.
 
Согласно материалам переписи населения 1897 г. в Белгороде проживало 0,01%, а в уез­де 0,3% старообрядцев. В Грайворонском уез­де насчитывалось 0,02% староверов, в Короче и Корочанском уезде в целом 1%. В Новом Осколе и уезде проживало 0,9% старообрядцев. Численность приверженцев старины в Старооскольском уезде составляла 0,3% (4).
По социальному происхождению старо­обрядцы относились к разным слоям населе­ния. Среди крестьян-старообрядцев было мно­го зажиточных. Они занимались выращивани­ем хлеба, сеяли лён, коноплю, подсолнечник, из которого выжимали масло.
 
Также старооб­рядцы славились как хорошие плотники, ка­менщики, печники. Немало староверов было, естественно, из среды купечества. В составе тех социальных групп, которые принято счи­тать наиболее «европеизированными», старообрядцев практически не было. Таким обра­зом, курско-белгородские «ревнители старины» принадлежали к тем слоям населения, в кото­рых сохранялся древнерусский традиционный уклад, неприемлющий модернизации.
 
После издания манифеста 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» с 1907 по 1914 гг. на исследуемой территории осуще­ствляется процесс оформления староверческих общин как юридических лиц. В предреволю­ционное десятилетие местные старообрядцы заняли видное место в общественной жизни края, регистрируя общины, строя храмы, рас­пространяя собственную литературу и т.д.
 
Новый этап в жизни старообрядчества начался с революционными событиями. В период воинствующего атеизма и создания со­ветского государства существование старооб­рядчества в регионе минимизировалось и све­лось исключительно к богослужениям по до­мам. Умирали старики-активные старооб­рядцы - и вместе с ними уходила старая вера в данной местности. Но, несмотря на это, ста­рообрядческие корни всё-таки были глубоки на белгородской земле.
 
В изучаемом регионе доминирует беспо­повское согласие, хотя представлены также и поповцы. Эпицентром беспоповского толка является с. Кошлаково, в котором практичес­ки все коренные жители идентифицируют себя со старообрядчеством и носят одну фамилию. Село основано переселенцами-поморами. Здесь на протяжении всей истории старообрядчества существуют молитвенные дома, функ­ционировал храм в честь святителя Николы Чудотворца, разрушенный во время Великой Отечественной войны, имеется старообрядчес­кое кладбище. В Кошлаковском монастыре в мае 1927 г. проходил знаменитый Кошлаковский Собор староверов-поморцев, на котором присутствовало свыше 200 человек местных жителей и приехавших из соседних старообряд­ческих общин, а также из Поволжья, с Украи­ны, из Московской области и других мест. Собор был созван для рассмотрения вопросов, связанных с церковной жизнью, а также ряда уставных вопросов. 3 октября 1946 г. была за­регистрирована Кошлаковская община старо­веров-беспоповцев поморцев в с. Кошлаково Шебекинского района (5).
 
Центром поповщины на территории бел­городского края можно считать с. Ровны. Рань­ше здесь активно действовал Покровский де­ревянный храм, построенный в 1905 г. В 1930 г. по приказу советских властей храм был за­крыт, а помещение отдано под зернохранили­ще. В период немецко-фашистской оккупа­ции Покровская церковь вновь начала функ­ционирование, обслуживая при этом сёла Ров­ны, Калиновка Вейделевского района и Ста­рая Ивановка Ровенского района. 16 июня 1945 г. в с. Ровны Вейделевского района Воронеж­ской области (сегодня Белгородская обл.) была зарегистрирована община старообрядцев Белокриницкой иерархии. На момент регистрации Ровновская община насчитывала 170 человек, а на начало 1953 г. - 92 человека, 15 мужчин и 77 женщин. Община официально просущество­вала до 12 марта 1976 г. (6). В настоящее вре­мя старообрядцев здесь почти не осталось. Представители старшего поколения (от 65 до 80 лет), которые продолжают относить себя к старообрядчеству, соблюдают некоторые обря­ды, но не собираются для богослужений, по­скольку не имеют священника.
 
Поповцы-белокриничники на террито­рии нынешней Белгородской области были и в с. Дегтярное Никитовского района. Старооб­рядческая Михайловская деревянная церковь здесь построена в 1913 г., в период советской власти закрыта. Зарегистрированная в 1944 г. старообрядческая Дегтяринская община насчи­тывала 322 человека, 60 мужчин, 262 женщи­ны. Община была снята с регистрации в 1960 г. по причине распада. Помещение храма как аварийное было изъято местными властями, имущество передано Ровенской церкви старо­обрядцев белокриницкого согласия в Вейделевском районе.
 
30 января 2001 г. в Белгороде на ул. Кра­сина была зарегистрирована община староверов-поморцев (7). Белгородские староверы-это потомственные староверы, выходцы из старообрядческих деревень области, преимуще­ственно из вышеупомянутого с. Кошлаково («кошлаки»). Белгородская община получила участок земли под строительство храма. Древлеправославный Поморский храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы был построен менее чем за один год силами общины. Попе­чителями строительства выступали братья Алек­сандр и Анатолий Васильевичи Тарасовы.
 
2 декабря 2006 г. состоялось торжественное от­крытие храма (малое освящение), 14 октября 2007 г. на праздник Покрова состоится вели­кое освящение. Обязанности духовного настав­ника выполняет Александр Егорович Тарасов. Староверческий храм в Белгороде единствен­ный поморский на территории всего Централь­ного Черноземья. В настоящее время в Белгородской области поморские общины имеют­ся также в Валуйках, Зимовном, Шебекино, Старом Осколе.
 
ПРИМЕЧАНИЯ

1. Кобец О., прот., Крупенков А.Н., Крупенков Н.Ф. История Белгородской и Старооскольской епархии. Белгород, 2006. С.25.

2.      Там же. С.55.

3.      Государственный архив Белгородской области. Ф.127. Оп.1. Д.1. Л.З.

4.      Там же. Д.2. Л.2.

5.      Там же. Ф.Р-1179. Оп.1. Д.166. Л.9.

6.      Там же. Д.120. Л.7.

7.  Религиозные организации на территории Белгородской области: Справочник. Белгород, 2002. СИ

 

Хирьянова Людмила Васильевна - аспирант Белгородского государственного университета
 
Старообрядчество: история, культура, современность. Вып.12  - М.: 2007
 
 
Категория: Юг России | Добавил: samstar-biblio (2008-Мар-21)
Просмотров: 2490

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz