Книжница Самарского староверия Вторник, 2017-Окт-17, 06:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Поволжье

Половинкин П.В. Вторая Москва (село Самодуровка - Белогорное Саратовской области). Часть 2
 

            Гавриила

Гавриил Денисович Парфенов усердный был к молитве на чтение голос имел охриплый и слабый от сего много и был призираем от других но нрав имел препростыи не гневалси к бедным и убогим всегда ни отказывал шел начтения псалтиря во время преставления усопшаго а также и омывати тело усопшаго во время зимнее всегда ходил и будил християн к востанию заютренню зато именно чтобы его отец Ермолай записал в месте со отцами духовными во всероссийский Синодик где поминаются за всемирной панихидой цари и патриархи и страдальцы и отцы духовные Попреставлению его отец Ермолай своей рукой его имя записал преставися в старости во время Смертоносия

            ***

            Григория

Григорий Денисовичь старший брат Гаврили Денисовича вышепомянутаго взгляд его на царство антихриста на прелесть и роскошь более чем ревнительнее других много прекословил чтобы плохо и роскошное одеяние унимаете шить Сам ходил в самотканном кафтане и носил белую холстовую самотканную рубыху жил от детей особо в келии в глубокой старости к Господу отиде

            ***

            Козмы

Козма Кандратьевич Рябушкин Головщик леваго крылоса хорошо ученыи пению имел сильный ровный и стройный голос преставился еще нестарый.

            ***

            Савелий

по святому крещению Зотик Савелий Иваныч Сачев не книжный при отце Павле и Ермолае был свещевжигатель и кадил святые иконы в глубоцей старости преставися усердный был к молитве

            ***

            Алексия

Алексей Иванов (он же Краснобаев) усердный был к молитве во время поучения и чтения писания и благоумильнаго пения рекои слезы у него текли любил паче всех Ирмос на воздвижение снеди ради древния как певцы запоют так и зальется слезами в глубокой старости к Господу отиде

            ***

            Алексия

Алексеи Семенов Малов усердный был молитца читал поучение на налое пению неучен в старости к Господу отиде

            ***

            Симеона

Симеон Егоровичь Головин был неженатый он здание молитвеннаго дома под крыло имя своего и фамилия принял потому что на все общество тогда неразрешал закон а за частным именем делало снизхождение по сему он со отцем Павлом много ездил на суд к ответу пред начальством за построение большой моленнай родной брат ныне существующему попечителю Павлу Егоровичу Головину Преставилси в старости клонил житие некнижен сый

            ***

            Елисея

Елисеи Артемьевич Лякин хороший певец и писец книг взя был по воинской повинности на службу и там был писарем в канцелярии и тамо заболел отпущен был домой поболел немного дом и в покаянии к Господу отиде по матери родной внук отцу Павлу холосто еще был

            ***

            Симеона

Симеон Павловичь Головин товарищ Елисеев певец изучен познамю 18 летний Пожат смертию как цветок во время Смертоносия На снятом их на аренду участке в за волгою и тамо похоронен Мужственный и красотою сияющий лицем, холостой буди им обоим вечная память

            ***

            Фоки

Фокей Иванов Краснобаев богатый человек в селе нашем попечитель моленнай Много давал в заим образно денег на церьковныя нужды и уделял времени и на молитву в собрание хорошо мог читать и поучение на умиленное погласие преставися в старости

            ***

            Стефана

Степан Ларивоновичь Стрекнев Богатый и разсудительныи человек отец Ермолай всегда его имел советникомъ если от власти какое либо нападение будет то всегда до начальства сам доходил не допуская настоятеля начальство его всегда уважало преставилси Еще не старый Сын выше помянутому Лариону Иванову

            ***

            Феодора

родитель отца Анфиногена Федор Ларионов Коробов в средней жизни был в старшинах села Самодуровки в старости более уединенно на пчельнике своем пребывал в молитве речь была кроткая и пиветственная образом священолепный сед весь браду име незе долгу возрастом повыше средняго и в глубокай старости к господу отиде

            ***

            Стефана

Степан Аникьевичь Пикулин певец хорошии преставися в среднем возрасте.

            ***

            Илариона

Иларион Кондратович Дунченкин не книжныи под старость своеи жизни усердный молитвенник был и к писанию прилежный Нанималси нощным краульщиком по селу на извесный курмышь и молитву Исусову до конца порядка говорит как до конца дойдет порядка то слава и ныне аллилуя 3 Господи помилуй слав и ныне и вновь порядком поидет Паки молитву Исусову и доутра так проводя нощь на страже в старости к Господу отиде

            ***

            Анания

Ананий Андреяновичь Житие имел нестяжательное якоже и птица препрост нравом и беззлобив поселу хождаше яко благоуродствуя не имел своего дома ни келии в халате подоидет под окно с Подошком ей хозяушки здорова живете Громким ласковым с улыбкою голосом чего поделываете если у кого на возрасте сын то скажет женить женить время женить если есть кусочек то подаите Христа ради а если нет то в другое время если подадут то больше не придет просить християне где кои приветствали там и жил по осени до кладбища Лысаи горы от самаго села наставит по дороге вешак чтобы зимой спокойником проти и проехать в старости глубокой поболев немного и к Господу отиде буди ему вечная память при входе на лысай горе и погребе у дороги яко приветствуя всех новонесенных покоиников.

            ***

            Евдокии

Сия Евдокия Алексеевна отца Антония инока бывшаго в мирянех Алексия дочь родная сестра Сисою Алесеевичу не замужняя до глубокай старости учила малолетних детей чтению в настоящее время спросишь старичка и грамотника пожилых лет то каждый скажет что учен у тетушки Дуни часовник и псалтырь усердная была к молитве буди ей вечная память.

            ***

            Анисима

Анисим Сергеевичь Мягков осердный был к молитве если с жнитва приедит то по уставу шестоднев пропоют вечерню после бани и ужинать три у него дочери было учены сам пятый станет и пойдет пение соседи так свидетельствуют в возраст дочери дошли всех к браку припряже в старости к Господу отиде усердный был и на церьковное собрание Молится ходил и поучение читал при отце Павле преставися.

            ***

            Иоанна

Сей Иван Филатовичь Яшухин хороший был певец и напреумиленное погласие мог читать поучительные слова как обездождии станут молиться то слово похвально святому пророку Илии как его заставят и зачитает всех приостоновит своим умилением к слушанию и бывает у каменносердечнаго слезы Глас был сильныи и мягкий образом был высокии светлорусыи браду имел не долгую но хорошую преставися в вере и покаянии при отце Анфиногене в 1908 году.»  [3]

 

            Написание житий в «Помяннике…» относится к началу ХХ века (между 1908 и 1917 гдами), при наставнике брачной общины Матфее Ивановиче Чуеве.

            В «Помяннике» отсутствует имя Якова Евфимовича Ларина. Он был, как уже говорилось выше, наставником «тропарщиков» более пятидесяти лет, и умер в глубокой старости в 1886 году. Его могила одна из самых старых, сохранившихся на «Лысой горе». «Под сим крестом, - гласит надпись, - покоится раб Божий достопамятный отец настоятель поморскаго согласия Яков Евфимович Ларин. Преставился 1886 года 14 апреля в понедельник на Пасху».

Главным в его жизни было «во всем последовать блаженной памяти отцам поморцам». Яков Ефимович настойчиво собирал поморскую книжность (подробности поисков тех или иных памятников он рассказывает в своих письмах). Ему принадлежал, судя по владельческим надписям и штампам, целый ряд рукописей. Также он и сам писал послания, полемические произведения, занимался развитием и уточнением устава. Часть его произведений, уже после его смерти, была объединена в апологии.

Яков Ефимович не только признавал возможность моления за царя, но и с глубоким почтением относился к правящему государю, неоднократно подносил поздравительные адреса императору. Но в отношениях с местными чиновниками, препятствующими старообрядческому служению, Ларин был непримирим. Яков Ефимович вел обширную переписку, отвечая на самые разнообразные вопросы со всех сторон.

            В последние годы жизни Я. Е. Ларин пишет два труда практически фундаментального характера – это полемическое сочинение о браке и полемика с миссионером Павлом Шалкинским. После смерти Я. Е. Ларина его произведения переписывались, включались в сборники. Общество единомышленников Ларина долго не могло найти ему достойной замены. 

            В Самодуровке постоянно велась полемика между брачным и безбрачными согласиями. При этом, собиралась обширная библиотека. Первоначально собирателем ее и хранителем было все самодуровское общество, но затем, по мере его разделения, возрастает роль отдельных «книжных» уставщиков и прежде всего Я. Е. Ларина. В последнее время, как вспоминают старожилы, обладателем библиотеки был Ермил Иванович Погорелов, бережно хранивший ларинское наследие.

            На протяжении ряда лет в Самодуровке проводили исследования сотрудники Московского университета, которые обнаружили следы выдающейся библиотеки. 79 рукописей и 11 книг XVIIXX вв., частью состоящих из произведений местных авторов, поступило в собрание МГУ. По всем ним были проведены тщательные исследования, написан ряд научных трудов. Вывод этих исследований: самодуровская библиотека явилась своеобразным «столпом и основанием» самодуровской авторитетности, выделению села в старообрядческий центр, знаменитый не только в Поволжье, но и в Сибири, - «Старый Иерусалим». [1]

            «Разнообразие мнений, - пишет Е. А. Агеева, - известное упорство в их отстаивании, давали живительное обновление традиции, для продолжения которой нужны были общие усилия, подкрепляемые и особым взглядом на мир, на свое исключительное место в нем, выработанным во многом под влиянием истории необычного, независимого появления села». [1]

Самодуровские староверы имели очень тесные связи со многими общинами России.

В одном из своих писем Иван Михайлович Цветков, настоятель из г. Вольска Саратовской губернии, упоминает об отце Павле Афанасьевиче, который принимал кузнецких староверов, крещеных от И. М. Цветкова и кузнецкого начетчика А. Соломинова, а так же «… дал им своего отца…» [8]

            Грамотные певцы из Самодуровки “выписывались” для обучения детей знаменному пению во многие общины России.

На 1911 год в селе было шесть староверческих моленных: четыре брачного согласия и две феодосеевцев. Одна из моленных брачного согласия находилась в середине села,  называлась «большой» и являлась центральной. Были еще  моленные: Коробова, Тюревская (по прежнему названию улицы) и Кураткина, или Филюшкина, что на Мословской улице. Все общины разделялись между собой только из – за того, что верующих было очень много и в одной моленной все они не помещались. Верующие также были вольны в выборе того, куда им ходить на моленье.

В 1916 году «13 сентября в с. Самодуровке состоялось общее собрание всех христиан, на котором предполагалось избрать духовного отца вместо отца Матфея. Престарелый о. Матфей Чуев предложил приемником себе С. П. Дунченкина, и все христиане единодушно стали просить его принять на себя это великое служение. С. П. по смирению своему долго не соглашался, но христиане усердно просили его.

В это время на собрание пришли Андрей Петрович Дунченкин (С. П. однофамилец) и Ефим Семенович Петрянин и возмутили все собрание, говоря, что С. П. допускает слабости, молится с Т. А. Худошиным. (Петрянин – противообщинник и настаивает отделиться и считать еретиками приемлющих общину).

Желая мира церковнаго, С. П. Дунченкин наотрез отказался стать настоятелем.

Раздорники несколько успокоились, но христиане с.   Самодуровки решили довести дело до конца и постановили собрать на 9 – ое октября собрание окрестных отцев, пригласив и Т. А. Худошина, чтобы разобрать: правильно ли поступают раздорствующие, и заслуживает ли Т. А. Худошин и прочие, приемлющие общину и согласные с постановлениями обоих соборов того, чтобы с ними не молиться.В. Я  [4]

22 октября 1917 года Саратовский губернский комитет Русско – Демократической партии христиан-старообрядцев проводил курсы «с целью     сориентировать через курсистов  широкие народные массы в условиях нового времени и воздействия на них «в деле их сорганизованности и взаимного объединения на политико – экономической почве». [5]

От поморцев с. Самодуровки слушателями  курсов были:

Иван Иванович Поликарпов,

Спиридон Петрович Дунченкин,

Григорий Козмич Козлов,

Иван Павлович Головин. [5]

Участником Саратовского съезда 1923 г. и Собора 1924 г. от с. Самодуровки был С. П. Дунченкин.  Он был избран заместителем председателя, а в 1924 г. - членом президиума Собора,  и произнес поздравительную праздничную речь. Участниками Собора 1925 г. в Саратове от общины с. Самодуровки были настоятель Спиридон Петрович Дунченкин, Артемий Егорович Головин и Василий Куприянович Чуев. [6]

В 1926 г. самодуровские христиане обратились в НВОДС с ходатайством о проведении намеченного на 14 сентября 1926 года Собора  в с. Самодуровка. По рассмотрении этого вопроса НВОДС поблагодарил христиан с. Самодуровки «за их усердие и братскую христианскую ревность к созданию дела Христова, проявленную в стремлении к Соборности», но ввиду того, что «право созыва Собора принадлежит очередному Собору», постановил «возбудить перед очередным Собором ходатайство о назначении следующаго Собора в с. Самодуровке». [7]

В 1914 году и ранее С. П. Дунченкина приглашали на настоятельство в Саратовский Свято – Троицкий храм, но он отказался, заявив об этом письменно. [7]

Спиридон Петрович Дунченкин на протяжении нескольких лет исполнял обязанности председателя НВОДС. Он преставился 20 июля 1929 г.

Последними наставниками в «большой» моленной был отец Спиридон (Спиридон Петрович Дунченкин),  в «Коробовой» – отец Мирон, в «тюревской» - Киприан Васильевич Чуев.  

Когда о. Спиридон принял закон об образовании общин, в селе появилась еще одна моленная «Салмина» – необщинников, но она просуществовала недолго.

            Моленные феодосеевцев (а как говорят старожилы, то в соединении с филипповцами) назывались «Голодовкина» и «Доронина».

            Тюревская моленная имела купол с крестом, а внутри сводчатый потолок. Остальные моленные представляли собой обычные деревянные одноэтажные строения.

            И брачные, и феодосеевские моленные, внутри были разделены стеной на две половины – мужскую и женскую, как свидетельство своего общего феодосеевского прошлого.

            Внутри моленных были  по всем правилам устроенные клироса, а рядом с наставниками висели небольшие колокола, в которые они ударяли по три раза перед началом службы и многажды перед Светлой заутреней.

            Староверы всегда остерегались соединяться узами брака с никонианами, но между собой феодосеевцы и брачные препятствий в этом не видели. Никто и никого не перекрещивал, лишь клали начал и переходили в веру супруга. Так, при замужестве девушке брачного согласия было достаточно положить начал свекрови – феодосеевке. Тут же она расплетала невестке косы и укладывала волосы в волосник.

            Раньше в селе считалось обязательным получение церковной грамоты. Многие христиане посылали своих детей учиться, порой не спрашивая их согласия, к специально занимающимся этим одноверцам. У брачных в 20 – е годы учил детей пению по солям и чтению Осип Григорьевич Краснобаев.

            Вечерами христиане собирались семьями, рассаживали перед собой детей и пели духовные стихи. Особо популярными были стих про Аввакума и об отшельнике («Жил юный отшельник…»). В феодосеевской среде был излюбленным стих «Умоляла мать родная…».

            В годы коллективизации все моленные были закрыты. В «большой» моленной сначала находилась средняя школа, позже она была разрушена, теперь на ее месте построен детский сад. Другие моленные также разрушены. Осталась лишь «Тюревская», которая основательно перестроена, сейчас в ней находится столовая.

            Иконы и книги христиане старались спрятать, кто как мог. Кто закладывал их подальше в подпол, кто зарывал в землю. Уже спустя много времени, во время пахоты плугом зацепляли какие - то доски и наружу выходили большие иконы, но от сырости они уже были испорчены и утрачены для верующих навсегда.

            После закрытия моленных, собираясь на молитву в домах верующих, какое – то время староверы так и разделялись на общины по составу прежних «моленных». Даже именоваться они продолжали по – прежнему: «Коробова моленная», «Тюревская» и т. д.

Самым почитаемым из прежних наставников в селе считается Спиридон Петрович Дунченкин, которого называют не иначе, как отец Спиридон. Некоторые даже считают его захоронение самым первым на «Лысой горе».

После С. П. Дунченкина наставником общины «большой» моленной был Нестор Лаврентьевич Савин, а затем Михаил Никифорович Рыжаков. 

В 30 – е годы многие из христиан пострадали за веру. Арестовывали ночью, приезжали и забирали по - одному, отвозили в Черкасск, где осуждали и потом сажали в тюрьмы Пугачева и Вольска. Одного из первых в селе забрали наставника К. В. Чуева. Когда ночью за ним приехали из НКВД, он решив спасти хоть что – то, взял кадильницу и отнес ее соседке Акимовой Евдокии Алексеевне. «Вот тебе Божий дар, - сказал он, - храни ее как зеницу ока». Вскоре арестовали и саму Евдокию Алексеевну. Но кадильницу она сохранила и сейчас ею пользуется ее сын – наставник Михаил Родионович.

 Вскоре был арестованы еще один наставник «тюревской» моленной - Максим Кочнев,  и наставник «большой» моленной - М. Н. Рыжаков. Их погрузили на баржу, вывезли на середину Волги в районе Широкого буерака и скинули на тонкий лед. Всего же тогда утопили около тридцати старцев. Рассказывают, что один старец выплыл и взмолил  комсомольца, стоявшего у борта баржи: «Сынок, помоги мне выбраться, я уйду и никогда не вернусь в свое село, никто меня не увидит». В ответ его ударили багром и только помогли быстрей утонуть.

Немногим удавалось вернуться домой живыми. Отсидев только пять лет вместо десяти, вернулась домой в 1942 году Е. А. Акимова. В лагере ей пришлось похоронить всех сидевших с ней односельчан.

Читая на вселенской панихиде синодик со словами: «Помяни Господи благовернаго царя…», навлек на себя беду Еремей Никифорович Коробов. Сначала его осудили на 20 лет. После освобождения он поселился в г. Балакове, где исполнял обязанности наставника  поморцев. За это его осудили еще на 25 лет. Престарелого 71 – летнего старца освободили по амнистии. Всего же ему пришлось провести в лагерях 39 лет. Вернувшись в Балаково, он опять стал наставничать,   умер в глубокой старости  и похоронен в родном селе. 

В 60 – е годы ХХ века в селе насчитывалось три моленных, находящихся на домах верующих: две брачных и одна феодосеевская. 

            Наставником брачных последнее время в одной моленной был Большаков Михаил Калинович (27. 02. 1893 – 15. 12. 1979), а в другой Тихонов Леонтий Фокеевич (умерший в 1988 году), затем Михаил Михайлович Рыжаков. После этого какое - то время все обязанности наставника по службе, совершению таинств и требоисполнениям выполняла Мария Васильевна Осокина (1912 – 12. 01. 2004).

С 1992 года из брачных общин осталась только одна.

Сейчас в селе имеется две общины брачных, которых называют здесь «поморцами» или «кулугурами», и феодосеевцев (безбрачных), которых называют «монашеской верой».

            В настоящее время в селе проживает 800 жителей, половина из которых староверы. На большие праздники в 2 – х староверческих моленных собирается верующих гораздо больше, чем в никонианскую церковь.

Община поморцев располагается в отдельном молитвенном доме, переданном местной администрацией в 1999 году. Ранее в ней располагался  сельсовет.

В настоящее время в общине поморцев собираются на молитву по праздникам, когда с утра молятся каноны: Кресту, Богородице и Празднику.

            На моление собирается от 20 до 50 человек, а в именитые праздники, как Пасха,  и того больше. Также практически ежедневно здесь совершаются требы: погребения и панихиды. На службы  приходят староверы из близлежащих сел: Окатной мазы, Опалихи и Юловой. Туда же местным служителям приходится выезжать на похороны христиан.

            На Пасху служба происходит с вечера и до 5 утра. До полуночи  читаются каноны: Кресту, Богородице, Зосиме и Саватию соловецким и другие. В 12 часов ночи начинается пение Пасхального канона.

            Многие песнопения здесь поют на один глас, причем не без влияния местного фольклора. В некоторых песнопениях явно прослеживается наонная певческая традиция.

Наставником общины с 1992 года является Михаил Родионович Акимов (1924 г. р.).

Хозяйством общины занимаются Федор Алексеевич Горелов и Клавдия Федотовна Титкова, они же являются и основными служителями. Всего же певчих около 10 человек.

            На соборную молитву женщины надевают сарафаны и платки (под булавку) обязательно темного цвета. На «Троицу» дозволяется надевать и белые, и цветные платья и платки.

            Крещение проводят в купели, которую каждый раз приносят из моленной в дом крещаемого. Взрослых погружают в реке.

            В былые времена (еще 20 – 30 лет назад) местные староверы старались пригласить к себе в дом церковных певчих, а то и простых верующих, дабы пропели Рожество, прославили рождьшагося Спасителя. Сейчас эта традиция утрачена.

            Последними наставниками феодосеевцев были: Гаранин Петр Емельянович, а затем Макеев Симеон Кириллович (60 – е годы), Кузнецов Еупл Канаевич (70 – е годы) и Шаров Маркел Федорович (80 – е годы). Одними из выдающихся певчих последнего времени были: Яшухина Дарья Тимофеевна и Голодовкина Парасковия Тимофеевна, обе умершие в 1996 году. Дарья Тимофеевна обладала настолько сильным голосом, что когда пела одна, казалось, что пела целая изба хороших певчих. Она же учила детей грамоте.

            Сейчас феодосеевцы собираются на моление примерно по пятнадцать человек, из которых молящихся «крестом» только пять. На службе замолитвует Титкова Ирина Григорьевна, она же крестит и исповедует по «Скитскому покаянию». Служба происходит по праздникам и редко по воскресеньям. Вечером служат вечерню, утром – утреню, каноны (Кресту, Богородице и Празднику) и часы.

Раньше на большие праздники службу совершали с вечера, всю ночь и даже до часу дня. Заодно молились: малую вечерню, малую павечерницу, великую вечерню, утреню и часы.

К соборному молению бывших в браке христиан феодосеевцы принимают через исповедь и епитимию (или, как здесь называют, «через канон»), которая составляет 400 лестовок, аще же кто имеет более тяжкие грехи то и до 800.

В свое время в общине были и настоящие постриженные монашки и девицы. Прежде бывшие девицы платок подвязывали под кромку. Сейчас же таковых не осталось, есть только замужние. Они подвязываются обычным образом – на угол.

Кладбище староверов уже 300 лет находится на «Лысой горе», в дубовой роще, в семи километрах от села (оно в несколько раз больше никонианского). Там стоит небольшой срубовой домик – часовня, в которой служатся погребения по умершим.

            Прямая дорога от села до «Лысой горы» называется «Мертвый гребень», именно по нему  раньше носили усопших на кладбище: с верхнего конца села на руках, а из дальних районов -  на лошадях или быках.

На всех могилах стоят великие кресты с голубчиками. На горизонтальных перекладинах крестов вырезались надписи - свидетели очень далеких лет. Большинство из надписей прочесть уже невозможно.

Весной  кладбище украшается только что распустившимися ландышами  и лазоревыми цветами (дикий пион).

            В былые времена все местные староверы собирались на кладбище 6 мая на праздник «Егория» (Георгия Победоносца). Сначала в часовне пропевали канон Пасхе, а затем с пением «Христос Воскресе» шли за три километра в «Климов дол». Там служили заупокойную литию по своим приснопамятным предкам и возвращались на «Лысую гору» на могилы умерших за прошедший год, где пропевали индивидуальные литии. Вечером возвращались домой и отправлялись сажать картошку.

            Теперь эти мероприятия ежегодно совершаются 9 мая. Не ходят уже и в «Климов дол», но все остальное совершается по прежде бывшему. «Поморцы» поют канон Пасхе в Часовне, а феодосеевцы посреди кладбища перед принесенными иконами.

            В начале ХХ века захоронения также проводились при моленной Коробова.

 Литература и источники:

1.      Агеева Е. А. Памятники авговской старообрядческой традиции в составе крестьнской библиотеке села Самодуровки. Из фонда редких книг и рукописей Научной библиотеки Московского университета (Исследования и материалы). Сборник./Под ред. С. О. Шмидта. – М.: Изд – во Мгу, 1993.

2.      Из истории села Самодуровки. Рукопись, 1960 - 70 гг.

3.      «Поминание жителей с. Самодуровки…». Рукопись, 60 – 70 гг. ХХ в.

4.      С. Самодуровка Саратовской губ. «Щит веры», 1916 г., № 9. Саратов, 1916.

5.      «Голос старообрядческого Поволжья», 1917 г., № 10. Саратов, 1917.

6.      Саратовский Нижне – Волжский областной собор христиан старообрядцев поморского согласия приемлющих брак 25 – 30 мая 1925 г. Отв. Ред. Я. А. Пикулин. Саратов, 1925.

7.      Книга Протоколов заседаний Н. В. О. Д. С. 1927 – 1929 г. Архив НВОДС. Частное собрание Колюка В. О., г. Саратов.

8.      Письмо И. М. Цветкова. г. Вольск, 20 –е гг. ХХ в.

9. Воспоминания местных жителей с. Белогорное

Категория: Поволжье | Добавил: samstar-biblio (2007-Дек-03)
Просмотров: 1744

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz