Книжница Самарского староверия Четверг, 2017-Окт-19, 19:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Повседневная жизнь, бытовые традици [34]
Дом, хозяйство [9]
Питание, напитки [10]
Одежда [6]
Рождение ребенка, крещение [10]
Свадебные обряды [2]
Кладбища, похороны [12]

Главная » Статьи » Быт, традиции повседневной жизни » Питание, напитки

Чувьюров А.А. Пищевые предписания и запреты в религиозно-обрядовой культуре коми старообрядцев-беспоповцев

Для старообрядческой религиозной традиции характерна строгая регламентация повседневной жизни, направленная на изоляцию и ограничение контактов с нестарообрядческим населением и на сохранение архаичных обычаев и обрядов.

Среди коми (зырян) старообрядчество было распространено в трех регионах и представлено беспоповскими толками и согласиями: Верхняя и Средняя Печора (в современном административном делении - Печорский, Вуктыльский и Троицко-Печорский р-ны Республики Коми - даниловский, федосеевский толки и страническое согласие); Верхняя Вычегда (Усть-Куломский р-н Республики Коми - глухая нетовщина спасовского согласия (1)); Удора (в бассейне реки Вашки - филипповский толк, бегунское согласие (2)). В первой половине XIX в. приверженцы "древнего благочестия" появляются также в ряде волостей коми-ижемцев и летских коми.

Характерные для русского староверия черты быта присущи были и коми старообрядцам. Религиозно-бытовая регламентация затрагивала различные сферы жизни: пищу, одежду, способы коммуникации между собой и мирскими. Так, старообрядцам воспрещались совместные трапезы с мирскими: питаться они должны были из отдельной посуды, за отдельным столом. Исключение допускалось в дороге: в этом случае старообрядцу позволялось есть за одним столом с мирскими, при этом только на своем полотенце, положенном на стол, и из "своей" посуды. Для "мирских",  пришедших в дом, предназначалась особая посуда. Посуда, если в доме проживали нестарообрядцы, имела особые пометки, чтобы не перепуталась: завязки из ниток или из ткани. Хранилась на отдельной полочке или в шкафчике. Посуда и предметы, используемые иноверцами, считались оскверненными (пеж). Усть-Сысольский земский врач Е.П. Савостьянов в своей неопубликованной рукописи приводит ряд таких описаний: "...Лопата, на которой сушилась как-то ряса искупавшегося священника, была сожжена. В другой раз, чашка и кадка, из которой напился псаломщик, целое лето вымачивались в воде..." (3) Вся использующаяся в доме посуда должна была закрываться, особенно на ночь, и, если оставалась пустой, переворачивалась вверх дном". В случае отсутствия крышки на посуду ставили так называемый вуджер (буквально - тень) - две щепки, положенные крест-накрест на посуду и игравшие роль оберега. Необходимость выполнения подобного рода предписаний объясняют следующей легендой: "Некоего блудного беса встретил Ангел Господень и стал укорять, что он ходит грязный, весь покрытый гнойными нарывами и ранами. Блудный бес ответил, что воды в окрестных водоемах (в Печоре и озерах) "окрещены" Ангелами Божьими. Единственное место, где они, блудные бесы, могут омыть свою нечистоту, - это посуда небрежных хозяек" (5). Аналогичные предписания были широко распространены среди русского старообрядческого населения (6). Так, в Каргополье среди русских старообрядцев в случае отсутствия крышки посуда также "накрывалась" двумя крестообразно положенными лучинами. Водой, находящейся в незакрытой посуде, воспрещалось пользоваться. Кроме того, при умывании не разрешалось стряхивать воду, так как "бесы не успеют соскочить вместе с каплями воды и останутся на теле" (7). Источником этих предписаний является древнерусская православная книжная культура ("Слово о великом Иоанне, архиепископе Великого Новгорода...", "Память праведного отца нашего Аврамия, архимандрита Богоявленского ростовского" и др.) (8). Среди коми старообрядцев существовали предписания, касающиеся использования колодезной воды. Как правило, у старообрядцев колодцы находились в их дворе. Наиболее радикальные старообрядцы не допускали иноверных пользоваться своими колодцами. Те же из староверов, кто разрешал мирским пользоваться своими колодцами, также налагали определенные ограничения: воду из колодцев допускалось набирать только ведрами, привязанными хозяевами к цепи или к колодезной веревке.

Существовали определенные предписания, связанные с кормлением ребенка. Так, если по рождении над ребенком совершалось крещение старообрядческим наставником, а его мать являлась нестарообрядкой (в случае конфессионально смешанного брака), то она не должна была кормить ребенка грудью, а должна была цедиться и кормить из специальной посуды (9).

За столом полагалось вести себя "чинно": нельзя стучать по столу ("стол - престол Божий. За подобные поступки Бог может лишить достатка") (10). Считалось непристойным сидеть нога на ногу - в этом случае отмечается, что бесы вокруг ног увиваются (11). Перед трапезой и после нее совершали молитву (читается "Исусова молитва" - "Господи Исусе Христе Сыне Божий, помилуй нас" или же специальные молитвы). О человеке, который без молитвы принимает пищу, говорят, что он "принимает пищу, как бессловесная скотина". Принимать пищу полагалось молча, порицались различные праздные разговоры (12).

Хлеб за столом в прошлом не допускалось резать ножом ("это как человека, Христа резать"). Хлеб разделяли, преломляли рукой. Нельзя было класть хлеб на поднос или на какую-нибудь плоскую тарелку ("Когда казнили Иоанна Крестителя, его голову положили на блюдо" (13)). После трапезы оставшиеся на столе крошки собирались, и их требовалось доесть. Если случалось по неосторожности выронить хлеб, то он не выбрасывался: хлеб поднимали, подув на него (сделав символическое очищение), и съедали. В одной из апокрифических легенд приводится следующая мотивировка данного предписания: "Рассказывали, что Господь, увидев гороховое зернышко, слез с лошади, чтобы его поднять. Так богомольцы говорили. Говорили: "Если сидишь за столом, веди себя пристойно, не глумись над хлебом - не бросай, не кроши хлеб". Говорили, что Сам Господь, увидев гороховое зернышко на земле, специально слез с лошади, чтобы поднять его. Из-за одной горошины слез с лошади, чтобы его поднять" (14).

Запрещалось употребление некоторых продуктов: чая, конины, чеснока, зайчатины, налима. Эти запреты обрели "мифологическую" форму, способствовавшую безусловному их усвоению. Так, запрет употреблять конину объясняется следующим апокрифическим рассказом: "Христос, скрываясь от иудеев, спрятался в копне сена. Пришла туда лошадь и стала есть сено, тем самым открывая Христа. Тогда Господь сказал лошади: "Скверной, поганой отныне ты будешь. Только вороны будут есть твое поганое мясо". Между тем к копне подошла свинья и, наоборот, начала сеном накрывать Христа. Господь тогда сказал свинье: "Досель ты была нечиста, отныне благословенна ты, твое мясо будет лучшей пищей людям". В другом варианте данной легенды в качестве благословляемого животного фигурирует корова: "...Пришла к копне корова и стала накрывать Христа сеном. Господь и благословил корову, чтобы ей всегда жить рядом с человеком, чтобы мясо и молоко ее были бы пищей людям" (15).

Запрет употреблять мясо зайца печорские коми старообрядцы объясняют тем, что "заяц писает кровью" (16) (заяц в зимнее время питается ивовой корой, и его моча приобретает красноватый оттенок). Встречаются и другие объяснения: "у зайца лапы, как у собаки" (17). Несколько иное отношение к зайцу отмечено на Верхней Вычегде (Усть-Куломский р-н), где проживало конфессионально разнородное население: старообрядцы и сторонники официального православия. В одной из верхневычегодских легенд рассказывается, что зайца параллельно сотворили Господь и дьявол. Господь своих зайцев особо отметил: кончик уха у каждого зайца, которого сотворил Господь, черный. В той же легенде подчеркивается, что верхневычегодские (керчомские) старообрядцы не употребляют в пищу мясо зайцев, даже имеющих "Божью метку" (18). Среди печорских коми старообрядцев в прошлом не было принято и употребление в пищу чеснока, что объясняли следующей апокрифической легендой: "Когда Исуса Христа распинали, его раны мазали чесноком, чтобы больнее было. Потому и грех употреблять чеснок" (19).

Запрет на употребление мяса налима объясняют следующим образом: "налим питается утопленниками" (20). В одной из печорских апокрифических легенд налим и щука упоминаются в качестве рыб, которых пытался создать сатана, состязаясь со Всевышним: "Сатана издавна существовал рядом с Богом. Господь сделал рыб, вложил дух в них и пустил в водоемы. Сатана (бес) также сделал рыб - налима да щуку. Такие же получились во всем, как и Господь сделал. Только дух в них Сатана вложить не смог - бездыханные они у него, мертвые получились. Сатана бил-бил налима и щуку, но они не шевелятся, не двигаются. Так у него ничего и не получилось, хотя с виду рыбы были такие же, как и у Господа. Не имеет Сатана (бес) духа жизни, чтобы в кого-то вложить жизнь. Смущать и грехом прельщать людей только может" (21).

В прошлом старообрядцы не употребляли в пищу и мясо удавленной птицы или зверя. По этой причине еще в начале XX в. многие старообрядцы предпочитали пользоваться сетями для ловли птиц (несмотря на то, что подобный способ был менее продуктивен, нежели с использованием силков).

Среди отдельных групп коми старообрядцев существовал запрет на употребление сахара. Так, на Средней Печоре до середины XX в. бытовали рассказы, что при производстве сахара используются человеческие кости (22).

У старообрядцев одним из тягчайших грехов считалось употребление табака. Здесь, как и в случаях с пищевыми запретами, греховность табакокурения объясняется легендой апокрифического содержания: "Жила одна распутная, развращенная женщина. Вот как-то, охмелев, пьяная она уснула на дороге. Собрались вокруг нее собаки и вступили с ней в порочную связь. На том-то месте, где происходило это срамное дело, вырос красивый цветок с приятным благоухающим запахом. Некоторые из-за запаха начали собирать эти цветы. Поначалу люди не знали, что с ними делать. Кое-кто попробовал употреблять их в пищу, но цветы оказались ядовитыми, и люди стали умирать. Так продолжалось до тех пор, пока некто не догадался высушить эти листья и свернуть их для курения. Вот с тех пор эта пагуба и распространилась, и до сего времени люди не могут отстать от этого зла" (23). Во многом близкая по сюжету легенда, записанная нами в 1996 г. в Подчерье, объясняет происхождение картофеля, который в прошлом также не употреблялся старообрядцами в пищу: "Одна распутная, развращенная женщина, будучи в нетрезвом состоянии, на огороде вступила в порочную близость с кобелями. От срамных истечений в результате этого блудного дела и появился картофель. Поэтому и называется картофель пон колъкъяс (кобелиные клубни (яйца))" (24).

В основе этих двух легенд лежат фольклорные сюжеты, широко распространенные у различных народов Европы (произрастание "дурных", некрасивых трав на могилах порочных людей) (25). Кроме этих фольклорных пересказов среди старообрядцев (в рукописных сборниках XVII-XIX вв.) широко было распространено сочинение "Сказание от книги, глаголемыя Пандок...", в котором происхождение табака связывается с растением, выросшим на месте могилы закоренелой блудницы. В повести приводится ряд подробностей, связанных с этой блудницей. Согласно повести, она была рождена некой черноризицей Иезавелью, которая впала в блуд (26). Далее в повести рассказывается, что в возрасте двенадцати лет в девушку вошел дьявол, который "распалил ее на блуд", и она в течение тридцати лет предавалась пороку. В результате Всевышний послал ангела и повелел расступиться земле, и она живьем сошла в преисподнюю. На месте ее могилы и вырос табак, который позднее был обнаружен неким врачом Тремикуром и благодаря его содействию получил распространение (27).

В некоторых вариантах данного сочинения в качестве "пагубного зелья" фигурирует картофель. Так, в 1844 г. в Канцелярию обер-прокурора поступило письмо от губернатора Западной Сибири, в котором сообщалось, что старообрядцы, проживающие на территории губернии, выступают против посева картофеля (см. Приложение I). В письме также сообщалось о некоем сочинении ("Книга Борония"), отобранном у старообрядцев (Ижимский округ), включающем уже упоминаемую книгу "Пандок", где в качестве пагубного зелья, выросшего на могиле блудницы, фигурирует картофель (картофъ) (28). В данном варианте повести рассказывается, что у некоего царя по имени Мамер дочь вступила в блудодейство со псом. Узнав об этом, царь повелел бросить в глубокий ров свою дочь, а сверху бросить пса. Позднее слуга некоего врача на месте ее могилы обнаружил траву, доселе ему незнакомую, и принес своему хозяину. Действие этой травы испытали на расслабленном человеке, и он получил исцеление. Позднее это растение (картофъ) получило широкое распространение (см. Приложение I).

Следует заметить, что вопрос об употреблении этих продуктов (чая, картофеля, кофе) вызвал острую полемику на Первом старообрядческом съезде старообрядцев-беспоповцев (приемлющих брак). Мнения высказывались самые разные. После продолжительного обсуждения этой темы была принята следующая резолюция: "Еретиками считать нельзя. Наказующим следует внушить, что нигде употребление чая и вина не называется ересью. Чрезмерное употребление всего есть грех. Относится к разряду излишеств. Умеренно употребляющих водку и чай не обязывать эпитимиями" (29).

Отношение к выпивке у коми старообрядцев было менее строгим. Вино можно было употреблять в определенные дни, которые регламентированы церковным календарем. Но излишество в выпивке порицается. Осуждается как непомерно частое употребление алкогольных напитков, так и количество выпиваемого. Как отмечают информанты, "если выпить одну чарку (кружку), то это не является грехом, а вторая идет на гулянье, третья на блуд". При этом емкость этой чарки (посуды) не уточняется.

К.Ф. Жаков, посетивший в начале XX в. с. Керчомья, записал объяснение старообрядческого наставника, что "водку употреблять нельзя, потому что первым виноделом был "Кузь-божа" (антихрист, букв, "имеющий длинный хвост")" (30). Длительное время сохранялось употребление спиртного, преимущественно на обрядовых трапезах (поминки).

Продукты, которые приобретали на стороне (от нестарообрядцев), должны были пройти определенные процедуры "очищения". Мука, мясо "очищались" в процессе приготовления, "пройдя через огонь". Другие же продукты, которые нельзя было подвергнуть подобной процедуре, промывали в воде: масло, приобретенное в магазине, читая "Исусову молитву", три раза погружали в проточную воду (31).

Кроме повседневных запретов и предписаний, существовали ограничения, связанные с церковными постами. Старообрядцы, как и православные, соблюдают четыре многодневных поста, принятых Церковью, однодневные посты по средам и пятницам, а также в особо отмеченные Церковью дни.

Одним из самых строгих по уставу является Великий пост - Ыджыд видз. Он начинается за семь недель до праздника св. Пасхи и состоит из Четыредесятницы и Страстной седмицы. Четыредесятница установлена в воспоминание о жизни Христовой (на земле) и в честь сорокадневного поста Исуса Христа, а Страстная седмица - в воспоминание последних дней земной жизни, страданий, смерти и погребения Исуса Христа. С особой строгостью принято соблюдать первую и Страстную седмицы Великого поста. В понедельник и вторник первой седмицы, пятницу и субботу Страстной недели установлена высшая степень поста - полное воздержание: "ни хлеба ясти, ни воды пити". В остальные дни поста, кроме субботних и воскресных дней, разрешается вкушать хлеб, воду и овощи. По вторникам и четвергам разрешается горячая пища из двух блюд. По субботам и воскресным дням допускается горячая пища с растительным маслом. Рыбу во время Великого поста дозволено есть в дни великих праздников: Благовещения Пресвятой Богородицы и Вербного воскресенья. В Лазареву субботу разрешается рыбная икра. Традиционной постной пищей коми старообрядцев являлся так называемый пустовар (пустой вара шыд) - мучная похлебка. Вторым блюдом в постные дни была ячменная каша, а также картофель, употребление которого среди печорских коми начинается только с начала XX в. В настоящее время используются и другие вид круп: рис, греча, а также макаронные изделия. Вместо чая, употребление которого среди старообрядцев запрещено, пьют хлебный квас (ырош). Заваривают также листья морошки, черную смородину, разные травяные сборы (мята, зверобой, ромашка, шиповник), чагу - наплыв, нарост на березах. Как отмечают информанты, пост распространялся не только на взрослых, но и на детей обоего пола начиная с трех лет (32).

Подвижный Петров пост установлен в честь свв. апп. Петра и Павла и в воспоминание того, что апостолы, по сошествии на них Св. Духа, разошлись из Иерусалима по всем странам, пребывая всегда в подвиге поста и молитвы, чтобы проповедовать Евангелие всем народам. По уставу рыба допускается во вторник, четверг, субботу и воскресенье.

Успенский пост установлен в честь Успения Пресвятой Богородицы. Продолжительность этого поста две недели: с 1/14 августа по 14/27 августа, а устав тот же, что и у Великого поста: рыба разрешается только в праздник Преображения Господня (6/19 августа). У коми старообрядцев этот пост называется Госпожовой пост или Успенский пост. Его происхождение местные старообрядцы объясняют следующим образом: "Раньше Великий пост продолжался девять недель. Сейчас семь - потому что от постной пищи в столь продолжительный срок дети начинали болеть и умирали. Тогда Господь смилостивился и повелел уменьшить пост, чтобы дети не слабели. Вот так на август - к Госпожову посту и перенесли эти две недели от Великого поста" (33).

Четвертый из многодневных постов, установленных Церковью, - Рождественский пост - начинается с 15/28 ноября и оканчивается 24 декабря/6 января. Этот пост установлен в память о Рождестве Исуса Христа. Устав этого поста до зимнего дня св. Николая Мирликийского совпадает с уставом Петрова поста. После праздника св. Николая Мирликийского рыба разрешается только в субботу и воскресенье. В седмицу предпразднества рыба воспрещается, а пища с маслом допускается только в субботу и воскресенье.

У коми старообрядцев было принято также соблюдать строгий пост в день Усекновения главы св. Иоанна Предтечи. В этот день воспрещалось есть мясо, рыбу, а также бруснику, поскольку сок ее "напоминал кровь" (34). Кроме дня Усекновения главы св. Иоанна Предтечи старообрядцы соблюдали пост в Богоявленский сочельник, в день Воздвижения Животворящего Креста Господня.

Таким образом, религиозные предписания и запреты регулировали различные стороны жизни коми старообрядцев: они определяли взаимоотношения между старообрядцами и представителями других конфессий, а также выполняли роль регулятора церковного календаря. В повседневных предписаниях и запретах реализовывалась одна из основополагающих идей религиозного уклада старообрядцев: противопоставление "чистого" и "нечистого". Данные запреты, по всей видимости, имеют различные социально-культурные истоки: христианская религиозная книжная культура (налим, заяц), неприятие пищевых "новин" (картофель) и т.д. С.Е. Никитина на материале изучения старообрядческой культуры Верхокамья отмечала, что совокупность запретов среди старообрядцев не была стабильной (35). Аналогичная ситуация среди коми старообрядцев: часть предписаний со временем отпала, в частности воспрещение употреблять картофель, чеснок, мясо зайца, налима. Как и в Верхокамье, информанты из коми старообрядцев отмечают ослабление религиозной строгости: "Раньше люди крепче веровали. Мы многого уже не соблюдаем..." И в первую очередь послабления допускаются в отношении еще не так давно возникших запретов (радио, телевизор, воспрещение пользоваться самоваром и др.).

Приложение I

РГИА, ф. 797, оп. 14, д. 33811 (1844-1847 гг.). Л. 1-3.

(Л. 1) О распространении раскольниками "ложных мыслей" относительно посадки картофеля.
Канцелярия обер-прокурора Святейшего Синода
Отделение 11 стол 11 № 28

По отношению Министра государственных имущества
О распространении раскольниками ложных мыслей относительно посева картофеля

Началось 1844 года июля 23

Закончено 1847 года мая 20

На 10 листах

МГИ
3 департамент
7415/1066

20 июля

Генерал Губернатор Западной Сибири довел до сведения Министерства, что введение посева картофеля в вверенном ему крае наиболее встречает сопротивление между раскольниками, кои по заблуждению считают его грешным плодом, основываясь на разных ложных свидетельствах, изложенной в особой записке, отобранном в Ижимском округе, между другими бумагами и книгами московского однодворца Николаева, преданного за распространение раскола осуждению по закону.

Министр Государственных имуществ, свидетельствуя Его превосходительству А.Н. Карасельскому / (Л. 1 об.) свое почтение Его превосходительству Александру Ивановичу, долгом считает препроводить при сем на его усмотрение копию с изъясненной записки.

№ 10. 192.

20 июля 1844 года

(Л. 2) Книга Борония. Глава 260

Рече Господь во Евангелии, аз приидохъ от имени отца моего не прясти мене, аще инъ приидет во свое имя, того приемлите, глаголет бо о немъ святый Симеон Новый Богослов, яко онъ приидет антихристъ, противникъ Христу, приемлетъ сласти похотныя коихъ поймать того миръ, первое, со вослюбятъ и вельми полсушаютъ, въ то время будет трава есть от него зовомая картофъ антихристова похоть, нарицаютъ ю овощемъ, и распространится по лицу всея землю, и всяк возрастъ возлюбить сласть великую, и помрачены человецы умомъ яко пьяны: глаголет бо о ней святый Симеон Новый Богослов, яко скверно отъ Рима начало имать, и распространится повсюду, и в том брашне осквернятся человецы якоже древний Израиль.

Книга Пандок. Глава 28 <...>

Царь именем Мамеръ имея дщерь едину <...> / (Л. 2 об.) и держалъ ю въ особой палате, и при нея водилась девица служанка, и усмотрела что она по диаволскому действию совокупилась со псомъ, и та служанка доказала царю о том беззаконии, то сам усмотрелъ, и велелъ ю во врещи въ ровъ глубокъ съ нею и пса наверхъ ея, и завалить землею, в древние годы было. А въ последняя время, в пришествии сопротивника закона, по седми тысящи прихода его, открылось всем на пагубу. В Персию человекъ посланъ былъ собирать цветы для исцеления врачемъ, и обрете траву, что никогда таковой травы в том месте не бывало, принес своему врачу и дивился врачъ, приказалъ показать то место и раскопать, то нашли бычие жилы и по жиламъ круглыя лицы и докопались до костей, и вышло изъ тайныхъ удъ костей и они сплетены лица, и стали лечить человека очень раслаблена, и тот человекъ скорое здоровье получилъ, и начали по дворамъ садить, и повсюду роспло-дилось / (Л. 3) поганое картофъ, и в Росию вошла, едва едва которые спаслися малая часть человекъ, Божиимъ поможениемъ не токмо въ мире но въ монастырях святыхъ осквернено, и множество.

Приложение II

Первый Всероссийский Собор христиан-поморцев, приемлющих брак. М., 1909.

С. 20. Считать ли припасы, купленные на рынке и приготовленные не единоверною прислугой, замирщенными?

Не считать. Все продаваемое на торжище освящается словом Божиим и молитвой. 7-е правило Анкирского соб. толков. Вальсамона. Апост. Зач. 146.

С. 52. Можно ли сообщаться с явно курящими и как их принимать в общение?

Мнение Предсоборного Совещания: Табакокурение есть чрезъественный грех. С явно курящими не сообщаться.

Можно ли называть употребление чая и водки ересью и отлучать за это?

Можно ли считать чай, сахар, картофель и колбасу - погаными и нечистыми?

Еретиками считать нельзя. Наказующим следует внушить, что нигде употребление чая и вина не называется ересью. Чрезмерное употребление всего есть грех. Относится к разряду излишеств. Умеренно употребляющих водку и чай не обязывать эпитимиями.

С. 53. Соловьев Е.И. Чай и водка у нас вошли в употребление только в 17 веке. Пьянство и питие вина запрещено самим Христом (Луки, зач. 2).

Так видим, что питие вина запрещено. Что касается чая, то его без сахару не употребляют, а сахар приготовляется с бычачьей кровью (67 пр. 6 Всел. Собора говорит).

Считаю употребление чая, сахара и водки случайное - грехом, а постоянное ересью.

Антонов Ст. Ив. (Новгород). Это совсем лишняя, ненужная трапеза ада, здесь нет ни хлеба насущного, ни чаши, утоляющей жажду. Три смертных греха здесь: от водки -чревобесие, от сахару - гортанобесие, от чая тщеславие.

Самарин В.М. Нельзя считать употребление чая ересью, но только грехом. Св. И. Златоуст говорит: Не приемлите поганых стран обычаи. А чаепитие есть обычай китайский, языческий.

С. 54. Егоров В.И. (Сибирь). Наши предки не были согласны чаепитием. В книге Кирилловой в гл. 30 говорится по поводу чая: "Аще будет на пути арменин и христианин вместе, а чаша будет едина, и аща испиет армянин прежде воды из нея, то христианину из нея не пити, а сосуду молитву не дати, разбита". Чай приготовляют идолопоклонники - китайцы, как и водку часто жиды, татары и прочие неверные. Считаю чай и водку скверными, поэтому и употребление их великим грехом.

Цепилов И.Ф. Есть ли чаепитие ересь или грех, этого в Писании не видно, потому что ранее и чаю не было. О в виду соблазна, так как чай пьют в трактирах с иноверцами, мирщатся, поэтому следует чаепитие запретить построже.

Терентьев Г.С. (Псков). Мое мнение. Если табакокурение признаем за грех и чай нужно признать грехом.

Мякинин И.Н. От Св. Писания доказать трудно о чае или водке, потому что их в древнее время не было. Нельзя доказать, что это грех или ересь, и нельзя доказать, что не грех и не ересь. Закона нет, тогда обратимся к обычаю, ибо долговременный обычай переходит в закон. У нас в Сибири отцы духовные считают чаепитие издавна противным совести, поэтому мы считаем чаепитие грехом.

Кутиков П.С. Нужда христианская заставляет говорить против этого соблазна. Соблазн сам по себе дело не великое, но видим мы чрез него падение наших православных христиан. В нашей стране употреблять табак, чай и водку запрещается. Всякое падение начинается грехом, а кончается ересью. Табак, чай, водка составляют из молодых людей компании, ходят вместе по трактирам, общаются с еретиками и в конце впадают совсем в ересь.

Наши священные предки, поморские отцы и все православное христианство держало обычай в этом один. Вот их завещание: "самоваров в доме не держать, яко щипящую и дымящую змею". Все начинается грехом, а кончается ересью.

С. 55. Черников М. Чаепитие есть пристрастие, а всякое пристрастие есть грех.

Манушин М.П. Все сознают, что чаепитие и винопитие есть грех, а И. Богослов говорит: грех от дьявола (Пролог 21 августа).

По одному учению этот грех есть грех сластолюбия, а по другому - гортанобесия. В Прологе 5 августа грех сластолюбия относится к грехам блудным. 6 Всел. Собор разрешает пить в умеренном количестве медовые квасы и виноградное вино, а не водку.

Серебренников Мина. Грех не ересь. Запрещено не питие вина, а пьянство.

Председатель (С. 55-56). Позвольте сделать заключение. Вся братия высказалась за то, что чаепитие и винопитие есть грех. Но грехов различных много. Есть 7 великих смертных грехов, а остальные меньших степеней. Сластолюбие и чаепитие это самый распространенный грех.

Человеку по природе необходимы только хлеб и вода, но если у крестьянина в доме вместо ржаного имеется пшеничный хлеб, это есть сластолюбие. Есть надо умеренно, иначе будет чревобесие, есть надо только во свое время, иначе впадешь в грех гортанобесия. Так / и чаепитие есть грех, но грех небольшой.

Теперь ставлю вопрос следует ли отлучать христиан за чаепитие и винопитие.

Председатель. Не следует отлучать, ибо это не такой грех, за который отлучают от церкви <...> Так <...> и постановим, что чаепитие есть грех сластолюбия. За умеренное употребление чая и водки от церкви отлучать не следует. Не гнущающихся чая и вина, но воздерживающихся Собор похваляет.

Примечания

1 Гагарин Ю.В. История религии и атеизма народа коми. М., 1978. С. 105.

2 Там же С.105, 170.

3 Русское географическое общество (РГО). Разряд VII. Оп. 1. Д. 98. Л. 10.

4 Аналогичные предписания достаточно широко были распространены среди старообрядцев-беспоповцев - см.: Трушкова НИ. Старообрядчество как позднесредневековое православие (этнокультурный аспект) // Старообрядчество: История, культура, современность. Материалы VI научно-практической конференции. М., 2002. С. 444-450.

5 Полевые материалы автора (ПМА), 1995 г., А.С. Пастухова, 1920 г.р., с. Соколове, Печорский р-н.

6 Бахтин B.C. Рассказы старообрядцев (из полевых тетрадей) // Живая старина. 1995. № 4. С. 44.

7 Научный архив Коми научного центра Уральского Отделения РАН (далее - НА КНЦ УрО РАН). Ф. 5. Оп. 2. Д. 70. Гагарин Ю.В., Ду-карт Н.И. Научный отчет об этнографической экспедиции 1970-1971 гг. в Удорский, Усть-Куломский районы Коми АССР, Архангельскую, Вологодскую области и Карельскую АССР. Сыктывкар, 1972. С. 25.

8 Богословский П. Рукописная традиция в шадринском фольклоре // Пермский краеведческий сборник. Пермь, 1924. С. 67-68. У вятских старообрядцев аналогичные предписания объяснялись словами Нифонта о желании дьявола где-то укрыться (см.: Трушкова Н.И. Старообрядчество как позднесредневековое православие... С. 444).

9 ПМА, 1995 г., А.С. Пастухова, 1920 г.р., с. Соколове.

10 ПМА, 1993 г., П.А. Чувьюрова, 1933 г.р., с. Соколово.

11 ПМА, 1993 г., П.А. Чувьюрова, 1933 г.р., с. Соколово.

12 Предписания подобного рода встречались на старообрядческих настенных листах. В архиве Российского этнографического музея (АРЭМ. Кол. № 4466-47) хранится настенный лист (Изд. Старообрядческой типографии Г.К. Горбунова. Москва), приобретенный Л.Л. Капицей в 1926 г. в верхнепечорском селе Покча - "Слово святого отца нашего Нифонта, како подобает православным христианам на трапезе ести с молчанием", в котором подробно разъясняются правила поведения во время трапезы.

13 ПМА, 1993 г., Е.С. Пастухова, 1941 г.р., с. Соколово.

14 ПМА, 2001 г., И.З. Морохина, 1929 г.р., А.И. Морохина, 1928 г.р., с. Габово Усть-Куломского р-на. Текст публикуется впервые.

15 Шарапов В.Э. Христианские сюжеты в фольклоре коми старообрядцев Средней Печоры // Христианизация Коми края и ее роль в развитии государственности и культуры. Т. 2. / Отв. ред. Э.А. Савельева. Сыктывкар, 1996. С. 319.

16 ПМА, 1993 г., С.Н. Пастухов, 1912 г.р., с. Соколово.

17 НА КНЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 13. Д. 167. Гагарин Ю В. Отчет Печорского этнографического отряда по итогам полевых исследований в 1968 году в г. Печора, Печорском, Ухтинском районах Коми АССР, Чердынском районе Пермской области. Сыктывкар, 1969. С. 44.

18 Коми легенды и предания/ Сост. Ю.Г. Рочев. Сыктывкар, 1984. С. ПО.

19 ПМА, 1993 г., Е.С. Пастухова, 1941 г.р., с. Соколово.

20 ПМА, 1993г., П.А. Чувьюрова, 1933 г.р., с. Соколово.

21 Шарапов В.Э. Указ. соч. С. 319.

22 Власова В.В. Повседневные запреты в коми старообрядческих общинах // Старообрядчество: история, культура, современность... С. 516.

21 ПМА, 1996г., М.Г. Мартюшева, 1909 г.р., пос. Подчерье, Вуктыльский р-н.

24 ПМА, 1996г., М.Г. Мартюшева, 1909 г.р., пос. Подчерье. 25 Волкова Т.Ф. Повести и легенды о табаке в контексте мифопоэтичес-ких представлений о смерти // Смерть как феномен культуры. Сыктывкар, 1994. С. 78.

26 Там же. С. 88.

27 Там же. С. 88-89.

28 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 797. Оп. 14. Д. 33811. Л. 1-2 об.

29 Первый Всероссийский Собор христиан-поморцев, приемлющих брак. М., 1909. С. 52.

30 Власова ВВ. Указ. соч. С. 517.

31 ПМА, 1992г., А.А. Давыдовская, 1922 г.р., пос. Трубоседъельск, Печорский р-н.

32 ПМА, 1996г., А.Ф. Мезенцева, 1914 г.р., пос. Дутово, Вуктыльский р-н.

33 ПМА, 1996 г., М.К. Яблонская, 1924 г.р., д. Аранец, Печорский р-н.

34 НА КНЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 13. Д. 159. С. 7.

35 Никитина С.Е. Устная традиция в народной культуре русского населения Верхокамья // Русские письменные и устные традиции и духовная культура. М., 1982. С. 126.

Пир - трапеза - застолье в славянской и еврейской культурной традиции.Сборник статей -  Москва: 2005
 
Категория: Питание, напитки | Добавил: samstar-biblio (2008-Апр-14)
Просмотров: 2304

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz