Книжница Самарского староверия Понедельник, 2017-Дек-18, 08:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Полемика по поводу самосожжений [3]
Самосожжения в истории староверия [7]

Главная » Статьи » Самосожжения (гари) » Самосожжения в истории староверия

Юхименко Е.М. Каргопольские "гари" 1863-1864 гг. Часть 3

4. 1683 г. июня 2. —  Сказка дорских старообрядцев.

{л.191} Список скаски.

Лета 7191-го июня в 2 число по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, и по памети за печатью столника и воеводы князя Володимера Ивановича Волконского каргополские приказные избы подьячие Ефрем Тимофеев сын Прокошев да Михайло Дмитреев сын Поздеев да Офонасей Иванов сын Кожевников приезжали по наказной памети и вычитали вслух. И мы, выслушав наказную паметь, в том, что было налгано на нас, буто живут расколники церкви Божии, и мы в том им скаску дали в том, что мы повинуемся святей и восточьной апостолской соборной церкви и святых отец приданию во всем повинуемся и покоряемся.

И скаску писал по брадцкому веленью Антонко Евтихев.

А назади у сказки написано: К сей сказке вместо всей братьи по их веленью Ивашко Иль[и]н руку приложил.

 
 
РГАДА. Ф. 159 Оп. З. Д. 1945. Л.191.

5. 1683 г. октября 11.  —  Память каргопольского воеводы В. Волконского архимандриту Крестного монастыря Паисию.

{л.176} Список.

Лета 7192-го октября в 11 день по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, Крестного монастыря архимандриту Паисеи. В нынешнем во 192-м году октября в 4 день по указу преосвященного Корнилия, митрополита Великого Новаграда и Великих Лук, прислана память за твоею, архимандрита Паисеи, печатью в Каргополь к столнику и воеводе ко князю Володимеру Ивановичю Волконскому, а в той памяти написано, чтоб о посылке в Доры и на Янгоры и на Великие озера и в Спаскую пустыню по расколников и о присылке тех расколников к тебе, архимандриту Паисеи, столнику и воеводе князю Володимеру  Ивановичю Волконскому учинить по указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, и великого господина святейшаго Иоакима, патриарха Московского и всеа Росии, и преосвященного Корнилия, митрополита великого Новаграда и Великих Лук.

И в прошлом во 191-м году прислана великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя // {л.177} и Белыя Росии самодержцев, грамота из Новгородцкого приказу за приписью дьяка Василья Бобинина в Каргополь к столнику и воеводе ко князю Володимеру Ивановичю Волконскому. А в той великих государей грамоте написано: по указу де преосвященного Корнилия, митрополита Великого Новаграда и Великих Лук, писал к нему, преосвященному митрополиту, ис Каргополя Тихвина монастыря архимандрит Макарий и прислал каргополским церковным расколником допросные речи и отцев их духовных скаски. А потому до ево, архимандричью, розыску и по допросным речам пущих расколников и непокорников Каргополского уезда Павловской волости деревни Васильевской Андрюшка и Аврамко Леонтиевы да отец их Левка, которые чинят святей церкви великую противность, и те де расколники отосланы Андрюшка да Аврамко в Ошевнев монастырь, а отец их Левка — в Строкину пустыню, а иные де расколники дватцеть четыре человека святей церкви принесли повиновение и от расколу престали и отцы духовными свидетелствованы, а досталние де расколники, по росписи пятдесят семь человек, до ево, архимандрича, приезду розбежалисе. И великие государи указали и бояре приговорили тех расколников и церкви Божии противников, которые церкви Божии и преданию святых апостол и святых отец не повинуютца, допрося накрепко, и буде повиновения не принесут, зжечь, а о досталних расколниках розыскать и послать на них в Доры и на Янгоры и на Великие озера посылку немалую, велено их переимать и пристанища их разорить // {л.178} и искоренить и для того поставить в пристойных местех заставы крепкие. А как тех расколников переимают, и их велено роспрашивать.

И в прошлом во 191-м и  в нынешнем в 192-м годех от преосвященного Корнилия, митрополита Великого Новаграда и Великих Лук, в Каргополь к столнику и воеводе ко князю Володимеру Ивановичю Волконскому о присылке в Доры и на Янгоры и на Великие озера и о сыску и о поимке церковных расколников писано. И в прошлом же во 191-м году по вышеписанному великих государей указу и по грамоте и по наказной памяти за печатью столика и воеводы князя Володимера Ивановича Волконского посыланы были в Доры и на Янгоры и на Великие озера каргополские приказные избы подьячие Ефрем Прокошев, Михайло Поздеев, Афонасей Кожевников с каргополскими приставы и с волост[н]ыми земскими судейки и з дворовыми сотцкими и с пятидесятцкими и з десятцкими и с крестьяны со многими людми, велено было им в тех местех церковных расколников и противников переимав, выслать в Каргополь за многими мирскими провожатыми в крепости, а пристанища их разорить и искоренить, а животы их и хлебные запасы, переписав и перепечатав и хлебные насевы сметя и до указу великих государей сторожей приставить за доброю порукою и в пристойных местех для тех расколников учинить заставы крепкие.

И они, подьячие, из Дор приехали в Каргополь, а церковных расколников никово не привезли, а в приказной избе столнику и воеводе князю Володимеру Ивановичю Волконскому подали доезду своего записки за своими и сторонных людей за руками, а в записках // {л.179} их написано: июня де во 2 день они, подьячие, з земскими судейки и со многими людми, приехав Каргополского уезда за Заднедубровскую волость на Черные леса и на речки Пормы и на Чаженги в Доры для поимки и высылки к розыску и к роспросом в Каргополь церковных расколников и противников и для переписки и печатанья животов их и хлебных запасов и хлебных же насевов, и дорская де братия, Ивашко Ильин с товарыщи, выслушав великих государей указ, наказную память из ызбного одного окна, сказали, назвався дорскою братиею: святей де и восточной апостолской соборной церкви и святых отец преданию во всем повинуютца и покоряются, а к поимке де и к высылки для розыску в Каргополь оне, дорская братия, не дались и пристанищ своих разорить и искоренить и в переписку животов своих и хлебных запасов и хлебного ж насеву не дали. А говорили де оне, дорская братия, когда де великие государи указали и бояре приговорили пристанища их разорить и искоренить и они б де, подьячие и сторонные люди, пристанища их жгли с ними, дорскою братиею, а без них де, дорской братии, пристанищ их не разоряли б и не искореняли и животов их и хлебных запасов и хлебных же насевов не переписывали и сторожей не приставливали б, а будет де они, подьячие, учнут так делать и их де и сторожей, которые приставлены будут, они, дорская братия, перестреляют. А в то де время из ыных изб люди выходя // {л.180} многие и по улицам и по полям и по лесу ходили с ружьем, с пищали и з бердышы и с топорки, и в том де во всем они, дорская братия, учинились силны и ослушны. А в тех де дорских избах, в которых люди затворились, окна забиты чюрками накрепко, и те избы соломою обволочены, толко де в ызбах, в которых люди затворились, по одному окну полые, и сторонных де людей из лесов и ис подсек хотели из оружья пострелять, и с ружьем де оне, сторонные люди, видели около себя ходячи. Да они же де, подьячие и сторонные люди, учинили для тех дорских церковных расколников за Заднедубровскою волостью в пристойных местех по дорогам заставы крепкие, а на заставы людей поставили из тех же сторонных  людей Заднедубровской волости церковного старосту и дворовых десятцких и всех крестьян и велели де им, старосте и десятцким и крестьяном, до указу великих государей на тех заставах быть и беречь безотступно, чтоб из Дор нихто не выходил и в Доры никово не пропущать и ничего из Дор не вывозили б и не выносили, и буде хто на тех заставах какие люди объявятца и в чьих домех для утайки или хто буде // {л.181} таких людей примет, наровя им, укрывать, и им, старосте и десятцким и всем крестьяном, тех людей и понаровщиков их, поимав, выслать за мирскими провожатыми в крепосте в Каргополь к роспросом.

А о Янгорах и о Великих озерах в скаске написано: Каргополского уезда Кенской волости земской судейка и церковной староста, дворовые десятцкие и крестьяне, зря на образ Божий, сказали им, подьячим, по непорочной заповеди святаго Христова Евангелия: еже, ей-ей, в Каргополском де уезде за их Кенскою волостью Янгор и Великих озер нет, и ни от кого де они, судейка  и  староста и десятцкие и крестьяне, про такие Янгоры и Великие озера не слыхали, а в Каргополском де и в Турчасовском и в ыных уездех за которыми станы и волостьми такие Янгоры и Великие озера и в тех местех такие церковные расколники есть ли или нет, про то де оне, судейка и десятцкие и крестьяне, не ведают. Да подьячие ж Ефрем Прокошев с товарыщи подали скаску дорских жителей и с тое скаски под сею памятью список слово с слово.

А по расколников Павловской волости по Андрюшку да по Аврамка Леонтьевых в Ошевнев монастырь к ыгумену Евфимию и к келарю еромонаху Антонию, а в Спасов монастырь к ыгумену Моисею по отца их, Андрюшкина // {л.182} и Аврамкова, по Левку посланы были памяти, велено их привесть в приказную избу к роспросом в крепосте за многими провожатыми. И Ошевнева монастыря игумен Евфимий да келарь иеромонах Антоний к столнику и воеводе ко князю Володимеру Ивановичю Волконскому их, расколников Андрюшка и Аврамка, не прислали, а подал слушка ях ошевенской Никифорко Иевлев июля в 30 день прошлого 191-го году скаску за игуменскою и келаревою и казначиевою и черных попов за руками, а в скаски их написано: расколники де Андрюшка да Аврамко к ним в монастырь присланы были и жили де у них за караулом в тюрме многое время и к церкве де Божии к соборному пению з братиею они, Андрюшка и Аврамко, ходили и у пения стояли и святым иконам покланялись и ни в чем церкви Божии и церковному пению не спорили и расколу никакова не чинили. И прошлого де 191-го году апреля в  20 день на празник преподобнаго отца Александра игумена Ошевенского после ранного заутренного пения они, Андрюшка и Аврамко, из монастыря бежали неведомо куды, а сыскать де их нигде не могли. О том де они старосте поповскому попу Петру Андрееву подали челобитную.

А из [С]пасова монастыря игумен Моисей отца их, Андрюшкина // {л.183} и Аврамкова, Левки в приказную избу не присылывал, а подал столнику и воеводе князю Володимеру Ивановичю Волконскому в нынешнем во 192-м году октября в 11 день скаску за руками, а в скаске их написано: в прошлом де во 191-м году ис Каргополя Тихвина монастыря от архимандрита Макария к ним в Спаской монастырь церковной расколник Левка прислан был и жил де у них в монастыре за караулом недель пять, и в прошлом же де во 191-м году Великого поста на пятой недели он, Левка, умре, и положено де было то мертвое тело в болнице в пустой келье и лежало два дни, и ис того де места то Левкино мертвое тело в ночи неведомо хто украл.

И ныне столнику и воеводе князю Володимеру Ивановичю Волконскому в Доры и Янгор и Великих озер сыскивать и в те места для сыску и поимки церковных расколников болши вышеписанные посылки ис Каргополя послать неково, да и послать до указу великих государей не смеет. О том к великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, и к преосвященному Корнилию, митрополиту Великого Новаграда и Великих Лук, столник и воевода // {л.184} князь Володимер Иванович Волконский пишет.

У подлинной памяти столника и воеводы князя Володимера Ивановича Волконского печать приложена.

Справил и по ставам закрепил подьячей Ефрем Тимофеев.

По скрепам: Крестнаго монастыря архимандрит Паисей руку приложил.

РГАДА Ф. 159. Оп. З. Д. 1945. Л.176—184.

6. 1683 г. до декабря 27. — Отписка новгородского митрополита Корнилия о проведении розыска старообрядцев в Дорах.

{л.173} Благоверным и благородным и христолюбивым великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, богомолец ваш, великих государей, Корнилий, митрополит Великаго Новаграда, Бога молю и челом бью. В прошлом, великие государи, во 191-м году марта в 2-м да июля в 3-м да в нынешнем во 192-м сентября в 8-м да октября в 27-м числех писал я, богомолец ваш, в Каргополь к столнику и воеводе ко князю Володимеру Волконскому для сыску расколников в городе Каргополе и в уезде в Заднедубровской волости в Дорах на Янгорах и на Великих озерах, чтоб их, расколников, сыскивая роспрашивать и которые расколники по роспросу учнут приносить повиновение и тех бы для исправления отсылать Крестного монастыря к архимандриту Паисеи и х каргополским к поповским старостам.

И в нынешнем во 192-м году ноября в 17 день писал ко мне, богомолцу вашему, ис Каргополя столник и воевода князь Володимер Волконской: в прошлом де во 191-м году по вашей, великих государей, грамоте, какова к нему прислана в Каргополь, посылал он в Доры сьезжие избы подьячих трех человек Ефрема Прокошева с товарыщы, а с ними приставов и земских судеек и сотцких и пятидесятцких и десятцких для сыску и поимки церковных расколников и за Кенскую волость и на Янгоры и на Великие озера им же велел ехать. И оне де, подьячие с понятыми людми, приехав из Дор, подали ему, столнику и воеводе, доезд свой и дорских жителей скаски за руками, а в них написано, что дорские жители к поимке им не дались, а о Янгорах и о Великих озерах каргополскаго уезда Кенской волости земской судейка, церковной староста и десятцкие и крестьяне сказали: в Каргополском де уезде за их Кенскою волостью и в ыных местех таких урочищ нет. И о том де он, воевода, по вашему, великих государей, указу и по моим, богомолца вашего, отпискам писал в памяти Крестного монастыря к архимандриту Паисеи подлинно и список скаски дорских жителей к нему, архиман // {л.174} дриту, послал, и впредь де ему, воеводе, для расколников послать неково.

А Крестного монастыря архимандрит писал ко мне, богомолцу вашему: в нынешем де во 192-м году октября в 4 день приехав он, архимандрит, в городе Каргополе и на посаде по церквам всякого благочиния досматривал и в приказную избу к столнику и воеводе ко князю Володимеру Волконскому писмо послал, чтоб он о посылки в Доры и на Янгоры и на Великие озера для поимки расколников и о присылке к нему, архимандриту, учинил по вашему, великих государей, указу.

Да того ж де числа ему, архимандриту, подал челобитную и скаску за рукою Каргополского уезда Шалские волости крестьянин Якимко Давыдов на церковного расколника на Ивашка Ульянихина: стакався де он, Ивашко, Шалские волости с такой же расколницой со вдовой Александрицой Антипинской, подговорил жену ево, Якимкову, Офимьицу, да дочь девку Федосьицу и увел в Доры и со всеми статками ево, и та де ево Якимкова жена ему, Ивашку Ульянихину, сестра родная. И он де, Якимко, в Доры для жены и дочери своей ходил четыре пути, и он де, Ивашко, ему их не отдал и ево, Якимка, хотел погубить. А ходячи он, Якимко, в Дорах видел в первой деревни три двора, а в другой деревни восм дворов и в той другой деревни часовня. А Ивашко Улянихин тут живет.

И по тому де челобитью и по скаске Якимковой он, архимандрит, к воеводе о посылке в Доры писмо послал.

И октября в 11 день столник и воевода князь Володимер Волконской прислал к нему, архимандриту, память о дорской и о янгорской посылки, скаски список, а другой де посылке в те места послать ему ис Каргополя неково, да и послать де до вашего, великих государей, указу не смеет. И по другому де писму против Якимкова челобитья о расколниках о Ивашке и о женке и о девке о поимке и для допросу // {л.175} о присылке никакой отповеди к нему, архимандриту, не учинил. А какову де память и скаски список он, столник и воевода князь Володимер Волконской, прислал к нему, архимандриту, и с той скаски и с памяти списки он, архимандрит, прислал за своею рукою в мой, богомолца вашего, духовной приказ. И те списки я, богомолец ваш, послал к вам, великим государем, под сею отпискою. И по тем, великие государи, присылным спискам и по отпискам знатно, что столник и воевода князь Володимер Волконской о сыску расколников не радеет, да и впредь от него о том розыску, чаю, не будет. И о том расколницком розыску что вы, великие государи, укажете.

{л.173 об.} Адрес: Благоверным и благородным и христолюбивым великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем.

Помета: 192-го декабря в 27 день подал митрополичь стряпчей Василей Качалов.

РГАДА Ф. 159. оп. З. Д. 1945. Л.173—175.

7. 1683 г. до декабря 29. — Отписка каргопольского воеводы В. Волконского о побеге Андрея и Абрама Леонтьевых и о сыске дорских старообрядцев.

{л.185} Государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, холоп ваш Володка Волконской челом бьет. В прошлом, государи, во 191-м году прислана ко мне, холопу вашему, из Новогородцкого приказу ваша, великих государей, грамота за приписью дьяка Василья Бобынина, а велено мне, холопу вашему, Павловской волости деревни Васильевской росколников Андрюшку да Аврамку Леонтьевых да отца их Левку [и] иных росколников, которыя святей восточной церкви повиновения не принесут и преданию святых отец не покаряютца, жечь, а про достолных расколников велено мне, холопу вашему, розыскать и послать на них на Янгоры и на Великия озера посылку немалую и велеть их переимать и пристанища их розарить и искоренить и для того поставить в присталных местех заставы крепкия.

И тех неповинующихся расколников Андрюшку и Обрамку и отца их Левку из Ошевнева монастыря и и[с] Спаскова монастыря ко мне, холопу вашему, игумны не присылали, а прислали ко мне, холопу вашему, из Ошевнева монастыря игумен Еуфимиян да келарь иеромонах Онтоний за руками своими писмо, что те вышеписанные росколники Андрюшко да Абрамко в прошлом де во 191-м году апреля в 20 день на память преподобного отца нашего Александра [О]шевенского после утрени оне, Андрюшка и Обрамка, збежали от нас ис тюрмы из-за караула безвесно. А Спасова монастыря игумен Моисей прислал ко мне, холопу вашему, за рукою писмо ж, а в нем написано: в прошлом де во 191-м году на пятой недели святаго и Великого поста он де, Левка, умре, и мертвое де ево тело положено было в болнице в пустой келье и лежало де два дни и с того де места то мертвое тело Левкино в ночи неведома хто украл.

А на Янгоры // {л.186} и на Великия озера и в Доры посылал я, холоп ваш, Каргополския приказныя избы подьячих Ефрема Прокошева с товарыщы да с ними каргополских приставов и волосных земских судеек и дворовых сотцких и петидесятцких и десятцких и крестьян многих людей и велел тех росколников переимав и привесть за многими мирскими провожатыми в Каргополь. И они, подьячия, приехав из Дор ко мне, холопу вашему, в Каргополь июня в 2 день и в приказной избе явились мне, холопу вашему, а расколников никаво с собою ко мне, холопу вашему, не привезли, а подали доезду своего записку, а в записке доезду их написано: дорския де росколники Ивашко Ильин с товарыши, выслушав вашего, великих государей, указу из ызбного одного окна, сказали, назвався дорскою братьею: святей апостолской соборной церкви и святых отец преданию во всем они повинуютьца, а к поимке и к высылке для розыску в Каргополь они, дорския росколники, не дались и пристанищ своих розорить не дали, а говорили де они, дорския росколники, им, подьячим: когда де великие государи указали и бояре приговорили пристанища их розарить и искоренить и они б де, подьячия и сторонния люди, пристанища их ж[г]ли с ними, дорскою братьею, вместе, а будет де вы, подьячия, пристанищы наши станете разорять при нас, и мы де, дорские братья, вас, подьячих и сторожей, каторыя приставлены будут стеречь  животов наших, перестреляем. И в то де время из ыных изб люди выходят многия и по улицам и по полям и по лесу с ружьем ходили. И в ызбах де иных дорских, в которых живут они, росколники, окна забиты чюрками, а толко де оставлено по адному полому акну и соломою все вкруг оболочены. И во всем они, дорския росколники, вашему, великих государей, указу учинились противны и ослушны, и они де, подьячия, для того по дорогом и причинных местех учинили заставы Заднедубро // {л.187} вской волости церковного старосту и десятцких и  всех крестьян и велели им, старосте и десятцким и крестьяном, на тех заставах быть до вашего, великих государей, указу безотступно и беречь того накрепко, чтоб из Дор нихто не выходил и в Доры никаго не пропущали.

А о Янъгорах и о Великих озерах Кенской волости жители земской судейка и церковной староста и дворовыя десятцкие и крестьяне сказали им же, подьячим, по святей непорочней евангелской заповеди Господни: еже, ей-ей, в Каргаполском уезде крестьяне сказали им же, подьячим, по святей непорочней евангелской заповеди Господни: еже, ей-ей, в Каргаполском уезде за их Кенскою волостью Янъгор и Великих озер нет и ни от кого они про такие урочища не слыхали, а в Каргополском и в Турчасовском и в ыных уездех за которыми станы и волостьми такия Янъгоры и Великия озера и в тех местех церковные росколники есть ли или нет, про то они не ведают. Да они ж, подьячия Ефрем Прокошев с товарыщы, подали мне, холопу вашему, дорских росколников скаску, и я, холоп ваш, с той сказки списав, послал к вам, великим государем, под сею отпискою. И ныне мне, холопу вашему, в Доры и на Янгоры и на Великия озера для сыску и поимки церковных розколников болши тое вышеписанные посылки ис Каргополя послать некого. И о том что вы, великия государи, мне, холопу евоему, укажете.

{л.185 об.} Адрес: Государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем.

Пометы: В Новгоротцкой приказ.

192-го декабря в 29 день подал Петр Володимеров сын Волконской.

РГАДА. Ф. 159. Оп. З. Д. 1945. Л.185—187.

8. 1684 г. января 28. — Царская грамота на Двину воеводе Н. К. Стрешневу об организации сыска дорских старообрядцев.

{л.19} От царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцев, на Двину боярину нашему и воеводе Никите Констентиновичю Стрешневу да дьяку нашему Максиму Бурцову. Послана к вам наша, великих государей, грамота с столником нашим и подполковником московских стрелцов с Федосеем Козиным, велено ему, Федосею, взяв у вас колмогорских стрелцов триста человек с ружьем, ехать в Каргополский уезд в Доры и, в тех местах переимав воров и церковных расколников, привести на Колмогоры и отдать богомолцу нашему преосвященному Афонасию, архиепископу Колмогорскому и Важскому, а ему, архиепископу, тех расколников роспрашивать и поучать от Божественного Писания. И буде ис тех расколников которые повиновения церкви Божии не принесут и тех расколников велено отсылать к тебе, боярину нашему и воеводе, и к дьяку. А вам тех расколников за их к церкви Божии противность велеть зжечь. И как к вам наша, расколников к вам пришлет, и ты б, боярин наш и воевода Никита Констентинович, и дьяк тех расколников в приказной избе велел роспрашивать и, роспрося, велели их держать до нашего, великих государей, указу за крепким караулом. А что они в роспросе скажут, и вы б о том к нам, великим государем, писали, а отписку велели подать в Новгородском приказе боярину нашему князю Василью Васильевичу Голицыну с товарищи*. Писан на Москве лета 7192-го генваря в 28 день. Припись дьяка Ивана Волкова.

{л.19 об.} Помета: Такова великих государей грамота послана на Двину с целовалники.

РГАДА. Ф. 159. Оп. З. Д. 2129. Л.19.

[* Дописано на л.19 об.: Потом по их, великих государей, указу их показнить. Отпуск.]

9. 1684 г. февраля 20. — Отписка подполковника Ф. Козина о поимке старообрядцев в Дорах.

{л.35} Государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, холоп ваш Федосейко Козин челом бьет. В нынешнем, государи, во 192-м году генваря в 25 день по вашему, великих государей, указу и по наказу ис Посолского приказу за приписию дьяка Прокофья Возницына велено мне, холопу вашему, ехать на Двину и в Каргополь и в Каргополский уезд в Доры для поимки церковных расколников и о том подать на Двине ваши, великих государей, грамоты боярину и воеводе Никите Констентиновичю Стрешневу, дьяку Максиму Бурцову да преосвященному Афонасию, архиепископу Колмогорскому и Важскому.

И я, холоп ваш, на Двину приехал февраля в 3 день и вашы, великих государей, грамоты боярину и воеводам Никите Констентиновичю Стрешневу да дьяку Максиму Бурцову да преосвященному Афонасию, архиепископу Колмогорскому и Важскому, подал и по той вашей, великих государей, грамоте на Двине у боярина и воевод у Никиты Констентиновича Стрешнева да у дьяка у Максима Бурцова я, холоп ваш, взял колмогорских стрелцов триста человек и [с] стрелцами в Каргополь и в Каргополской уезд поехал февраля в 6 день, а в Доры я, холоп ваш, // {л.36} [с] стрелцами приехал на речку Порму февраля ж в 12 день. И как я, холоп ваш, приехал в Доры и церковныя расколники старцы Иосиф и Андроник да учители их Афонка Болъдырев да Онтошка Евтихиев с товарищы заперлись в ызбе, которая изба приделана к часовни, и называют они, расколники, тое избу трапезою, а в той избе промеж окон и выше лавок и по обе стороны дверей поделаны бои, как им, расколником, битца из ружья. И я, холоп ваш, им, росколникам, ваш, великих государей, указ объявил и словесно им говорил, чтоб они от расколу отстали и принесли б вам, великим государем, вину. И они церковныя расколники, вашему, великих государей, указу учинились непослушны и учели на святую соборную и апостольскую церковь и на вся святая таинства износить хулу, а бывшаго Никона патриарха и весь собор учали проклинать, а повиновения де они, расколники, вам, великим государем, не приносят для того, что ныне учинен осмой собор. И я, холоп ваш, говоря им, расколником, вашим, великих государей, указом многое время, и они, расколники, не познались и к истине не обратились и ваш, великих государей, указ поставили ни во что, и велел стрелцом тех расколников добывать. И как я, холоп ваш, [с] стрелцами приступил к дверем и к окнам, и они, расколники, стали по мне, холопе вашем, и по стрелцом во все бои из ружья стрелять. А как они, расколники, из ружья стреляли и в то число ранили дву // {л.37} человек и познали, что им, расколником, не отседитца, в то ж время и зажглись. И я, холоп ваш, вырубя двери и промеж окон стены и з другую сторону ис часовни другия двери, из огня тех расколников волочили.

А для расколника Ивашка Ульяхина я, холоп ваш, [с] стрелцами ходил лесами по той же Порме речке вверх верст с тритцать, изымал ево, Ивашка, да с ним четыре человека. А в другую сторону ходил я ж, холоп ваш, [с] стрелцами верст з дватцать на речку Вохтомицу и в той пустыне никого живых не взял, все згорели, и добыть было мне, холопу вашему, тех расколников невозможно: зделаны у них кельи в горах, а с которую сторону имать было мочно, и они, расколники, засыпали землею, толки одне провели трубы, куды выходить дыму, да окна для свету.

А которые расколники взяты живы, и тех расколников я, холоп ваш, послал на Двину и велел отдать боярину и воеводе Никите Констентиновичю Стрешневу да дьяку Максиму Бурцову, а что я, холоп ваш, послал расколников на Двину к боярину и воеводам к Никите Констентиновичю Стрешневу да к дьяку к Максиму Бурцову, и что моего, холопа вашего, взятья живых померло и по скаскам // {л.38} Антошки Евтихиева, Июдки Остафьева, Ивашка Ульяхина в разных местех в кельях згорело, и тому я, холоп ваш, послал к вам, великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, под сею отпискою роспись.

А церковных расколников дорских жителей досталныя их избы и клети и всякие заводы, такъже которыя вверх по речке Порме расколника Ивашка Ульяхина и ниже Дор по той же речки Порме Июдки Остафьева с товарищы и на речке Вохтомице, которыя избы остались, все велел пожечь без остатку и искоренить все напусто. А для сыску инех таких же расколников по оговору расколников Ивашка Ульяхина, Антошки Евтихиева, старца Иосифа я, холоп ваш, приехал в Каргополь февраля ж в 20 день, и что по сыску таких же расколников впредь будет сыскано и о том я, холоп ваш, буду к вам, великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, писать, а отписку велел подать в Посолском приказе боярину князю Василью Васильевичю Голицыну с товарищы.

// {л.39} Роспись церковным расколником, которыя взяты за боем из огня в Дорах на речке Порме сто пятдесят три человека.

И ис того числа послано тех расколников на Двину жывых девяносто человек, а померло пятдесят девять человек, для сыску оставлено четыре человека.

А по скаске расколника Антошки Евтифиева, ис той избы из огня не выволочено сорок семь человек.

Да по скаске ж церковного расколника Июдки Остафьева, ниже Дор по той же речке Порме, в которой избе он, Июдка, с расколниками заперся гореть, згорело пятдесят человек.

Да по скаске ж церковного расколника Ивашка Ульяхина, по речке Вохтомице в ызбах, которые поделаны избы в горах в земле, згорело пятдесят человек.

{л.35 об.} Адрес: Государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем.

РГАДА Ф. 159. Оп. З. Д. 2129. Л.35—39.

10. 1684 г. не позднее марта 9. — Отписка подполковника Ф. Козина о сыске старообрядцев в Каргопольском уезде.

{л.64} Государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, холоп ваш Федосейко Козин челом бьет. В нынешнем, государи, во 192-м году февраля в 20 день писал я, холоп ваш, к вам, великим государем, ис Каргополя, а отписку послал с каргополским сьзжие избы с приставом с Мишкою Заусаевым, а под отпискою я, холоп ваш, послал к вам, великим государем, роспись, сколки церковных расколников послал на Двину и что по скаскам расколников в разных местех в ызбах погорело и померло.

Да в нынешнем же, государи, во 192-м году февраля в 23 день ис Каргополя на Двину к боярину и воеводам к Никите Констентиновичю Стрешневу да к дьяку Максиму Бурцову послал я, холоп ваш, сто пятдесят человек колмогорских стрелцов да с ними церковных расколников девять человек. А я, холоп ваш, з досталними стрелцами с пятьюдесяти человеки ходил в Черные леса верст с семьдесят и нашел в лесах избу и в той избе церковные расколники, послыша людей, зажглись, и я, холоп ваш, ис той избы [с] стрелцами // {л.65} вытаскали из огня сем человек, а ис тех расколников один человек ожил — Луговской волости Савка Игнатьев, а по скаске ево, расколника Савки Игнатьева, заперлось в той избе с ним, Савкою, гореть дватцать девять человек.

Да я ж, холоп ваш, в другом месте нашел в Черных же лесах избу и в той избе церковныя расколники, послыша приход, зажглись, и я, холоп ваш, [с] стрелцами ис той избы вытаскали пять человек, а ис тех расколников ожили Каргополского уезда Надпорожской волости Коземка Иванов да Офонка Яковлев, а по скаске Коземки Иванова, в той избе заперлось с ним гореть четырнатцать человек.

Да в Каргополском ж, государи, уезде в Надпорожской волости в деревни Колотовской церковныя расколники Васка Вараксин с товарищы, уведав, что Доры разорены и расколники переиманы, собрався у себя во дворе в скотинной хлев, сами зажглися, и той ж деревни жители из огня их, расколников, выволочили, а по скаске ево, Васки, собрались мужеска и женска полу гореть восмнатцать человек.

Да в Павловской, государи, волости деревни Петуховы церковные расколники, собрався в овин, згорели, а по скаске тое деревни Ивашка Осипова згорело в овине ево, Ивашковых, детей и племянников и сродцев мужеска и женска полу семь человек.

А и ынех // {л.66} местех я, холоп ваш, в Черных лесах таких церковных расколников не нашел, а впред, государи, где такие ж церковныя расколники обьявятца и что их сыскано будет и о том я, холоп ваш, буду к вам, великим государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем, писать. А отписку велел подать в Посолском приказе боярину князю Василью Васильевичу Голицину с товарищы.

{л.64 об.} Адрес: Государем царем и великим князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержцем.

Пометы: 192-го марта в 9 день государем и сестре их великой государыне благородной царевне известно.

Взять к отпуску.

РГАДА. Ф. 159. Оп. З. Д. 2129. Л.64—66.

11. 1684 г. марта 3. — Расписка священника новгородского Софийского собора Никиты Тихонова, каргопольского поповского старосты попа Петра Андреева и подьячего митрополичьего судного приказа Семена Прокопьева в получении у Ф. Козина 5 старообрядцев.

{л.123} 192-го марта в 3 день по указу преосвященного Корнилия, митрополита Великого Новаграда и Великих Лук, Великого Новагорода соборные церкве Премудрости Божии священник Никита Тихонов да каргополской поповской староста рожественской поп Петр Андреев да Софеского дому митрополича судного приказу подьячей Семен Прокопьев, будучи в Каргополе для сыску расколных дел, дали сию росписку столнику и полуполковнику Федосию Юрьевичу Козину в том: приняли мы у него, столника и полуполковника, дорских воров и расколников церковных старца Иосифа, Антошку Ефтефиева, Коземку Иванова, старицу Ираиду, вдову Степанкину Иванову дочь.

В том мы ему, столнику и полуполковнику Федосею Юрьевичу Козину, и росписку дали да их же расколничьих списных двенатцать грамоток.

{л.123 об.} Подписи: Соборные церкве Премудрости Слова Божия священник Никита Тихонов против сей росписки расколщиков принял и росписа [лся].

Города Каргополя поповской староста поп Петр Андреев против сей росписки расколников приняли и росписался. Софейского дому митрополича судного приказу подьячей Сенка Прокофьев руку приложил.

РГАДА. Ф. 159. Оп. З. Д. 2129. Л.123—123 об.

 

Категория: Самосожжения в истории староверия | Добавил: samstar-biblio (2008-Янв-02)
Просмотров: 944

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz