Книжница Самарского староверия Вторник, 2017-Окт-17, 16:30
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Законодательство о старообрядчестве [15]
Староверы и власть [75]
Участие в официальных мероприятиях [10]
Староверы и политика [34]
Староверы и цензура [1]

Главная » Статьи » Старообрядчество и власть » Староверы и власть

Ершова О.П. Старообрядчество и власть. Введение

Раскол - одно из самых загадочных явлений отечественной истории. О расколе знают все. И о расколе не знают ничего. Внешняя канва событий: реформы, конфликт патриарха Никона и царя Алексея Михай­ловича, собор, положивший проклятия на сторонников старых обрядов, двуперстное крестное сложение, старопечатные книги... А за этим -"гари", покрывшие всю Русь, в которых по собственной воле, в страшных муче­ниях погибали сотни людей. Другие, целыми селениями поднимались с обжитых веками мести уходили на окраины страны, в непроходимые леса, туда где не настигнут их царские приспешники и смогут они молиться по тем обрядам, которым деды и прадеды были верны. За всем этим - старо­обрядчество, насчитывающее уже триста лет своей истории, но так и не понятое, неразгаданное ...

 

Даже те из наших современников, кто никогда не интересовался истори­ей староверия, так или иначе, когда-нибудь, сталкивались с этим явлением. Для кого-то - это безумный взгляд боярыни с полотна великого Сурикова. Для кого-то - находки, привезенные друзьями из экспедиций, у кого-то вдруг обнаруживаются родственники со старообрядческими корнями.

 

Если же попытаться представить себе "образ" старообрядчества, то очень быстро начинаешь понимать, что те "мазки", из которых складыва­ется цельное полотно, настолько разные по колориту, что ни одному мас­теру не удастся соединить их воедино.

 

Как, например, сопоставить, с одной стороны, древние иконы, потем­невшие от времени, намоленные, те, что передавались из поколения в по­коление, и мысли не допускалось о возможности появления икон нового письма, никонианского; а с другой стороны, коллекции западноевропей­ской живописи, импрессионистов, не понятых в конце XIX в. у себя на родине, но по достоинству оцененных коллекционерами в России. Кол­лекционерами-старообрядцами. И ценить умели и цену им знали. А как сопоставить строгий старообрядческий быт, не допускающий не то, что отклонения от канона, но даже мысли об этом, что многие воспринимают как косность, неприятие чего-либо нового, и такие факты, как создание футбольной команды; старообрядческий хор, выступающий в зале Мос­ковской консерватории и других светских помещениях1.

 

Вопрос о расколе - это и постоянные размышления, столь свойствен­ные нашим соотечественникам как в прошлом, так и в настоящем: каким путем идет развитие России2. Есть ли у нас будущее в цивилизованном мире, среди развитых стран? Мы оглядываемся или на Западную цивили­зацию, или говорим об "особом пути России". Думается, неправомерно ни то, ни другое.

 

Раскол, произошедший в середине XVII века, имел гораздо более глу­бокие и серьезные последствия, чем мы представляем себе сейчас. Он раз­делил не только русскую церковь, но и общество, государство, культуру. Закрывать на это глаза, не учитывать фактора - большая ошибка. На про­тяжении нескольких веков и политические деятели, и исследователи, и просто обыватели пытались ответить на вопрос - в чем суть раскола - и найти виноватых в том, что произошло. Затем были попытки примирить староверов и общество. Ни один вопрос не получил ответа. Такое впечат­ление, что проблема раскола не имеет разгадки. Каждая сторона отстаива­ет свою правоту, аргументируя вескими фактами. Идеализация раскола на­столько же неправомерна, насколько неправомерно и обвинение его во всех нестроениях государства Российского.

 

Избежать раскола можно было только в момент его появления, но для этого необходима мудрость, аналитический ум как со стороны царя, пат­риарха, так и со стороны лидеров старообрядчества. Однако история не терпит сослагательного наклонения и рассуждения относительно возмож­ности предотвращения раскола носят чисто идеалистический характер. Нельзя не согласиться с мнением А.П. Щапова о том, что нравственное состояние общества, недостаточное развитие просвещения в середине XVII в. не могли не послужить благодатной базой для быстрого распрост­ранения раскола. Но и это лишь одна из версий живучести раскола, кото­рый быстро стал тем фактором в жизни России, который во многом опре­делял всю ее жизнь, хотим мы этого или нет.

 

Думается, что весь широкий круг проблем, связанный как с историей, так и с современным положением старообрядчества, уместно разделить на три большие группы, которые, конечно, пересекаются и влияют друг на друга, но, тем не менее, составляют самостоятельную сферу исследования. Первая группа связана с духовной и материальной культурой староверия, с теми основами традиционализма, которые и составляют особен­ность данного явления. Главное здесь-старообрядческая книжность. Сюда же следует отнести проблемы мировоззренческие, идеологические.

 

Вторая группа проблем объединяет те, которые имеют отношение к по­ложению старообрядцев в обществе и государстве, их отношения с прави­тельственными структурами, правовая, законодательная база. Борьба ста­роверов за свои права. Третья группа — проблемы экономической и хозяйственной жизни, история старообрядческого предпринимательства.

 

Конечно, деление это достаточно условно, т.к. развитие, к примеру, ста­рообрядческой промышленности, невозможно без законодательной осно­вы, а также идеологических посылок, которые определили направление предпринимательской деятельности. А мировоззренческие проблемы вли­яют и определяют всю жизнь данной конфессиональной группы.

 

Занимаясь достаточно давно историей старообрядчества, я пришла к выводу о том, что, как бы ни заманчиво было заняться изучением этого явления в целом, определить его роль в отечественной истории и культуре - задача эта останется не выполнимой, по крайней мере на нынешнем уровне развития научных знаний по истории староверия. Она требует вза­имосвязанного изучения всех обозначенных проблем, выявления новых аспектов в истории раскола и современном положении старообрядчества.

 

Цель данной работы состоит в том, чтобы попытаться приблизиться к пониманию того значения, которое в истории сыграл раскол Русской Пра­вославной Церкви и старообрядчество, как значительная часть русского населения, занимающая свою нишу во всех сферах жизни России. Аспект, который выбран для исследования, - это история взаимоотношений ста­рообрядчества с государством. Несмотря на то, что староверы, в силу своих религиозных воззрений, составили особое общество в стране, они остава­лись подданными в государстве, обязаны были выполнять существующее законодательство, подчиняться выходящим Указам и распоряжениям. Со своей стороны государство, обеспокоенное тем, что часть населения "вы­пала" из общей идеологической обоймы, предпринимает всевозможные шаги к тому, чтобы ситуацию исправить. Таким образом, выстраивалась определенная система взаимоотношений. В этой системе существовал еще один компонент - Русская Православная Церковь, заинтересованная не менее остальных в решении проблемы. Со времени правления Петра I Цер­ковь в России перестала играть самостоятельную роль, она стала частью го­сударственного аппарата. Поэтому, когда мы говорим о государственной политике, мы имеем в виду и деятельность духовного ведомства.

 

В то же время, исторически сложилось на Руси так, что Церковь дли­тельное время выполняла функцию духовного пастыря, и было бы непра­вомерно отрицать ее положительную роль во многих перипетиях отече­ственной истории. Заняв же место в государственном аппарате, она утра­тила свое значение духовного судьи, что не могло не вызвать падения ее авторитета. Проблема особенно обострилась к концу XIX века, когда о необходимости отделения Церкви от государства заговорили открыто со страниц печатных изданий.

 

Вот почему процесс формирования вероисповедной политики в Рос­сии имел такой сложный и противоречивый характер. Светская власть не была полностью свободна в принятии решении, касающихся веры, а Цер­ковь, со своей стороны, всеми имеющимися в ее распоряжении средства­ми препятствовала наделению приверженцев других конфессий какими-либо свободами и правами.

 

Актуальность тем, связанных с историей старообрядчества, основыва­ется еще и на том, что до настоящего момента эта конфессия остается од­ном из крупнейших и России,

 

Справочник "Религиозные объединения Московской области"1 опре­деляет наиболее влиятельное и хорошо организованное старообрядческое направление в России — Церковь Белокриницкой иерархии или Русская Пра­вославная Старообрядческая Церковь (называется так с 1988 г.), основан­ная п 1846 г. В 1853 г. на Рогожском кладбище без согласия правительства была учреждена архиепископия Московская и Всея Руси. В 1881 г. между Белокриницкой митрополией и Московской архиепископией было под­писано соглашение, по которому приходы и епархии, находящиеся на тер­ритории Российской Империи, подчинялись Московскому архиеписко­пу, все остальные -  Белокриницкому митрополиту.

 

До настоящего момента в этом согласии существуют две самостоятель­ные старообрядческие церкви. Московская митрополия имеет семь епар­хий: Московскую, Киевскую и Украинскую, Клинцовскую и Новозыбков-скую. Донскую и Кавказскую, Кишиневскую и Молдавскую, Костромс­кую и Ярославскую, Енисейскую и Сибирскую. В церкви 4 монастыря2. Те поповцы, которые не признали каноничность Белокриницкой иерар­хии, продолжали принимать беглых священников из Русской Православ­ной Церкви и составили Церковь Древленранославных Христиан-Старооб­рядцев. Сейчас - это около 80 приходов, объединяющих более 100.000 че­ловек. Территориально беглопоповиы располагаются в Волжско-Уральском регионе, в Москве и Московской области, в бывшей Ветковщине (Брянск-Гомель), в Забайкалье имеется два монастыря.

 

Беспоповцы являются наиболее радикальным крылом в старообрядчестве, отвергая всякое священство. Среди них выделяется несколько толков.

 

Поморцы - более умеренные, признают брак (без обряда бракосочета­ния), возносят молитву за государство, служат в армии. Центр - в Моск­ве, на Преображенском кладбище. Сейчас - более 100 объединений. Наи более компактно и активно действуют в Прибалтике (128 общин). Федосеевекое согласие - основатель Преображенского кладбища в Москве. В настоящее время идет процесс возрождения и восстановления согласия.

 

Филипповское (далее предложение неразборчиво – прим. «Самарского староверия»).

 

Федосеевцы и филипповцы крайне консервативны и нетерпимы (неразборчиво – прим. «Самарского староверия»), не признают браки, не молятся за государство.

 

Таким образом, не вызывает сомнений, что староверие и сейчас играет весьма существенную роль в сложившейся конфессиональной ситуации и современном обществе.

 

Обращаясь к истории и современному положению старообрядчества, определяя актуальность темы, мы не можем не остановиться в целом на характеристике религиозной ситуации в России, которая существенно изменилась в постперестроечное время. Конфессиональные проблемы, объединяя политические и идеологические аспекты, волнуют широкий круг ученых - историков, политологов, социологов, ведь старообрядче­ство, являясь одной из крупнейших конфессий, стоит в ряду других не менее значимых. Россия и на современном этапе продолжает оставаться многоконфессиональным государством: православие, старообрядчество, католицизм, протестантизм, буддизм, магометантство, ислам, язычество и другие. Исторически в России сложилось так, что определенные кон­фессии соотносятся с определенными народами или народностями. Сле­довательно, межконфессиональные отношения находятся в непосред­ственной связи с межнациональными, столь обострившимися в последнее десятилетие.

 

Исследователи в настоящий момент выделяют несколько причин су­щественного изменения религиозной ситуации и отношения обществен­ного мнения к религии и церкви в российском обществе.

 

1. Наличие общественной потребности в понимании и осознании роли религии и церкви в современной жизни, после того, как они в течение длительного времени строительства атеистического государства игнори­ровались и подавлялись как средствами пропаганды, так и жесткими административными мерами. Экономические сложности, затрагивающие значительную часть населения России, особенно средние ее слои,  привел­и к резкому снижению уровня жизни подавляющего большинства насе­ления, неуверенности в будущем, резкому усилению этой потребности.

 

2.   Глубокий духовный кризис общества, связанный, прежде всего, с крушением коммунистической идеологии, долгое время бывшей практи­чески единственной духовной основой общества и делавшей сильный акцент на борьбу с религией и утверждение атеизма в массовом сознании, отход от социалистической системы ценностей способствовали образованию духовного вакуума, стимулировали обращение к иным типам ми-зрения и системам нравственных ценностей. Вместе с тем, на уровне государственной идеологии не были определены новые ориентиры. Многие обратили взоры к религии и церкви, видя в них устойчивую, традиционную,  исторически связанную с национальным менталитетом духовную опору.

 

3. Нормализация государственно-церковных отношений, легитимация религии и церкви в качестве правомерных компонентов структуры.  
 
В последнее время, отмечает автор, все более дискриминационными, а иногда и репрессивными становятся действия властей в отношении дру­гих религий в России, в том числе и в отношении старообрядчества. При этом чиновники используют два основных аргумента - ограждение Рос­сии от иностранного влияния и поддержку традиционных конфессий. Од­нако эти положения никоим образом не вписаны ни в Конституцию, ни в международное право. Кроме того, католицизм и протестантизм — тради­ционные для России религии, не говоря уже о старообрядчестве. "В отно­шении старообрядцев власть до сих пор не предприняла существенных позитивных или дискриминационных действий. Их вроде бы не замеча­ют, по-видимому, считая, что они продолжают тихо умирать, и проблемы, следовательно, нет. В действительности старообрядцы, не имеющие под­держки ни на родине, ни из-за границы, возрождаются медленнее и слож­нее, чем другие конфессии"13.

 

Таким образом, до настоящего момента проблема строительства госу­дарственно-церковных отношений не только не теряет свою актуальность, но и требует постоянной разработки. Законы, принимаемые в настоящее время не работают, или эффективность их не соответствует задаваемым параметрам. Во многом эти проблемы имеют корни в развитии процессов конца XIX — начала XX веков. Нерешенность их в то время отголоском переходит в сегодняшние дни.

 

Поэтому цель данной работы состоит в том, чтобы не только восста­новить исторический процесс формирования вероисповедной политики в России на примере взаимоотношений со старообрядчеством, определить характер этой политики, ее направленность и значение, но и попытаться выяснить причины нерешенности вопросов строительства государствен­но-церковных отношений на том этапе.

 

Данная цель подразумевает решение в ходе исследования некоторых задач:

 

1.  Определить основные тенденции развития старообрядческого об­щества во второй половине XIX - начале XX веков;

 

2.  Дать характеристику статистической ситуации старообрядчества в указанный период, без чего невозможно выяснить значение данной кон­фессии в истории страны.

 

3.  Дать историографический анализ истории старообрядчества и, прежде всего тех ее аспектов, которые непосредственно связаны с проблемой формирования вероисповедной политики. 

 

4.   Изучить степень развитости государственно-церковных отношении взаимоотношений Церкви и старообрядчества.

 

5.  Проследить влияние личностного фактора на процесс развития взаимоотношений государственных структур и старообрядчества.

 

Хронологические рамки исследования охватывают период второй по. вины XIX в. - начала XX в. Во второй половине XIX в. происходят изменения в Российской империи, которые позволяют говорить о возможности зарождения процесса вероисповедной политики. Связано это с теми изме­нениями, которые происходили во внутренней жизни государства и кото­рые привели к реформам 60-х годов. Характер этих реформ не позволяет говорить о свободе вероисповедания как о свершившемся факте. Однако именно в это время закладываются основы вероисповедной политики. В предшествующий период государственная политика, законодательство, де­ятельность Министерства Внутренних Дел в отношении старообрядчества носили исключительно запретительный и ограничительный характер, на­правленный на искоренение этого явления из жизни общества. Только на протяжении второй половины XIX века и в государственных структурах, и в общественном сознании идет процесс формирования необходимости вна­чале наделения старообрядцев правами в гражданской и религиозной жиз­ни, а затем и принятия закона о свободе вероисповедания.

 

В начале XX века процесс формирования вероисповедной политики достигает наивысшей точки своего развития и одновременно вступает в завершающую стадию. Наивысшей точкой мы можем считать принятие в 1905 г. Манифеста о свободе вероисповедания. Однако приведение зако­нодательной базы в соответствие с положениями Манифеста потребовали нескольких лет, но цель в конечном счете так и не была достигнута. Уже IV Государственная Дума оказалась не в состоянии обсуждать вопросы веро­исповедной политики. Таким образом, 1912 г. был завершающим в актив­ном обсуждении вопросов, связанных с формированием вероисповедной политики в отношении староверов. Дальнейшие события - Первая мировая война, революционные события 1917 г. - полностью заслонили значимость вопросов религиозной жизни. Создание советского государства Знаменует собою новый этап в развитии государственно-церковных и межконфессиональных отношений.

 

Источниковая база исследования представляется достаточно широкой.    Прежде всего, это архивные материалы. Следует отметить, что так как раскол представлял собою явление, охватывающее очень многие стороны жизни России, начиная с середины XVII века, то документы, касающиеся истории старообрядчества находятся в самых различных архивах России, также в разных фондах.

 

В работе использованы архивные материалы из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ). Это фонд 109 - Третьего отдела собственной его императорского величества канцелярии. Данный фонд содержит 47.702 ед. хранения и охватывает материалы, относящиеся к периоду 1802-1890 гг.

 

В этом же архиве хранится личный фонд Павла Павловича Рябушинского (Ф.4047), содержащий 66 ед. хранения. П.П. Рябушинский - видный представитель рода купцов и предпринимателей Рябушинских, принадлежащих белокриницкому согласию, владелец автомобильного завода и текстильных фабрик, издатель газеты "Утро России", председатель Мос­ковского военно-промышленного комитета.

 

Наибольший интерес для нас представляет дело №19, содержащее пе­реписку П.П. Рябушинского с Советом Всероссийского съезда старооб­рядцев, старообрядческими обшинами, молитвенными домами и отдель­ными лицами. Здесь же содержится сообщение об избрании П.П.Рябу­шинского членом Совета Всероссийского съезда старообрядцев с пригла­шением его на заседания. В этом же фонде находятся сообщения об орга­низации старообрядческих обшин, постройке храмов, ассигновании де­нежных сумм; Уставы старообрядческих обществ и докладная записка брат­ства Святого Креста в Совет Всероссийского съезда старообрядцев о взаи­моотношении старообрядческих обшин.

 

Интерес представляют также письма П.П.Рябушинского к разным ли­цам и письма, адресованные к Рябушинскому.

 

Фонд Павла Николаевича Милюкова (Ф. 579) содержит 7156 ед. хране­ния и включает в себя документы, датируемые периодом 1858-1918 гг. П. Н. Милюков - историк, политический деятель, один из лидеров Кон­ституционно-демократической партии. Милюков активно выступал на за­седаниях Государственной Думы по религиозному вопросу, его отноше­ния к старообрядчеству строились на позитивной основе, выразившейся в стремлении способствовать наделению староверов равными правами со всеми остальными гражданами России.

 

В этом фонде содержатся документы, имеющие непосредственное от­ношение к работе над темой, например: Адрес Милюкову П.Н. от Петер­бургской общины евангелических христиан по поводу его выступления в Думе в защиту старообрядческих общим; жалобы разных лиц на непра­вильные действия духовенства; Резолюция XIII Всероссийского съезда старообрядцев по вероисповедному законопроекту и благодарственное письмо Совета съездов старообрядцев П.Н. Милюкову за его выступле­ние в Думе по религиозному вопросу; копия секретного циркуляра Ми­нистерства Внутренних Дел о внимательном наблюдении за деятельнос­тью религиозных сект и взятии на учет всех сектантов (1915 г.); письмо журналиста С.Н. Князева об организации старообрядцев силами кадетс­кой партии; Резолюция по поводу вопроса об отношении съезда земских и городских деятелей к политическому положению, созданному Манифе­стом 17 октября 1905 г.; Записка департамента Духовных дел Министер­ства Внутренних Дел в Государственную Думу об изменении законополо­жений о переходе из одного исповедания в другое; Заявление членов Госу­дарственной Думы Ковалевского и В.Н. Львова о необходимости скорей­шего проведения церковных реформ для освобождения церкви от граж­данских функций; сравнительное изложение закона о переходе из одного вероисповедания в другое в редакции Государственной Думы и Государ­ственного Совета; Законопроект, внесенный группой членов Государствен ной Думы, о свободе совести; тезисы речи Милюкова по религиозному вопросу и др.

 

Не меньший интерес представляет фонд Анатолия Федоровича Кони (Ф.564), содержащий 4335 ед. хранения за период с 1808 по 1927 гг. А.Ф. Кони — виднейший адвокат своего времени, общественный деятель, проявлял большой интерес к положению староверов, всеми силами спо­собствовал облегчению их участи. В его фонде находятся такие докумен­ты, как Особый журнал заседаний Совета министров по рассмотрению про­ектов законов о старообрядцах и сектантах и правил ведения для них книг гражданского состояния с приложением препроводительного отношения Н. Плеве к А.Ф. Кони; Особое мнение А.Ф. Кони и А. Васильева по делу о старообрядческих общинах; Прошение о помиловании осужденного за переход в старообрядчество на имя Александра II с пометой А.Ф. Кони; Доклад директора Департамента Общих Дел Штюрмера министру Внут­ренних Дел по делам о расколе; Циркулярные письма министра юстиции и внутренних дел председателям судебных учреждений о борьбе с сектан­тами; Обвинительные акты, приговоры и другие документы из уголовных дел по обвинениям разных лиц в принадлежности к религиозным сектам; Справки о фактах преследования старообрядцев, имевших место в раз­личных губерниях в 1894-1899 гг. и т. д.

 

Большой интерес представляют материалы, находящиеся в хранении Центрального Государственного Исторического Архива Москвы. Фонд 203 - Московской духовной консистории - охватывает период с 1725 до 1929 гг. и содержит 104530 ед. хранения. Среди них есть и дела, касающиеся старооб­рядчества: Указы Синода, Указы Московской духовной консистории, ста­тистические сведения, справки о состоянии раскола в тот или иной период; о переходе из православия в раскол, о возвращении в православие и т.д.

 

Фонд 1381 - Московского епархиального миссионерского совета вклю­чает 15 единиц хранения и охватывает период с 1897 до 1918 гг. Это время активного действия миссионеров в России, призванных бороться с раско­лом. В фонде находятся материалы, включающие переписку миссионерских советов о проведении бесед и проповедей. Статьи, речи миссионеров и т.д.

 

Значительный и еще в недостаточной степени исследованный материал находится в Отделе рукописей Российской Государственной библиотеки. Это личные фонды известных старообрядческих деятелей и некоторых руково­дителей общин, фонд Рогожского кладбища и многое другое. Нами был исследован 246-й фонд, содержащий переписку Архиепископа московско­го с различными деятелями, материалы по деятельности Московского Ду­ховного Совета, Рогожского Богаделенного Дома; всевозможные проше­ния и ходатайства Общества старообрядцев Рогожского кладбища; Доклад­ные записки московских старообрядцев на имя Московского Генерал-Губернатора, Послания на имя Государя Императора; Докладные записки в Гос. Совет; Постановления прихожан Рогожского Богаделенного дома и т.д.

 

К опубликованным источникам мы относим, прежде всего, законода­тельные акты. Это - Полное собрание законов Российской империи, из­данное в Санкт-Петербурге в 1876 г., Сборник законов о расколе (М. 1881); Законы о раскольниках и сектантах (М. 1903).

 

К делопроизводственным документам относятся такие материалы, как Труды Всероссийских съездов старообрядцев, миссионерских съездов, съезда крестьян старообрядцев. Съездов начетчиков. Сюда же мы отнесем полные стенографические отчеты о заседаниях в Государственной Думе по Законопроекту о старообрядческих общинах.

 

Значительную группу составляют источники нарративные. К ним мы относим такие произведения как Беседы миссионеров со старообрядца­ми, летописи раскола, "Повременные летописи современного раскола", обращения старообрядцев одного согласия к другому14 и т. д.

 

Весьма ценную информацию о состоянии старообрядческого общества и развитии вероисповедной политики несут периодические издания. Это могут быть старообрядческие издания, например "Щит веры", "Старооб­рядец", "Церковь", "Сибирский старообрядец"; Миссионерские: "Брат­ское слово"; издания официальной церкви; Церковный Вестник, Епар­хиальные Ведомости; светские: "Вестник Европы", Петербургская газета, Биржевые Ведомости, "Саратовский дневник", "Гражданин" и др.

 

Таким образом, источники по теме представлены достаточно широко для того, чтобы стать предметом исследования.

 

 

 

Приложение 1

 

1. Религиозные объединения Московской области. Справочник. М.1998.430 с. 2. Там же. С. 114-II5.

 

3. Там же. С. 116.

 

4. Государственно-церковные отношения в России (опыт прошлого и современное состояние). М. 1996. С.222-223.

 

5. Уварова В.И., Перелыгин АИ. Современная религиозная ситуация в России (по данным социологического опроса) // Религия, церковь в России и за рубежом. Информационно-аналитический бюллетень. № 9-10. М. 1997. С. 101-107. 

 

6. Там же. С. 106-107.

 

7. В данном разделе использованы материалы коллективной монографии Государственно-церковные отношения в России (опыт прошлого и современное состояние)". М. 1996. С. 39-47.

 

8. Там же. С.4.

 

9. Там же. С.6-7.

 

10. Там же. С.8.

 

11. Михайлов Г.А. Некоторые проблемы взаимоотношений государства и религиозных орга­низаций в Российской Федерации //Религия и государство в современной России. М. 1997. С.50.

 

12. Филатов С.Б.Государственно-церковные отношения в России перед  демократическим вызовом.// Религия и государство в современной России. М. 1997, С.67-84

 

13.  Там же. С.72.

 

14. Ивановский Н.И. Беседы с старообрядцами в трех селах Казанской епархии. Казань. 1877. 74 с; Летопись раскола за 1876-1879 годы. М. 1880. 151 с; Беседы старообрядцев Л. Ф.Пичу-гина, представителя беспоповцев Поморского брачного согласия и Ф.Е. Мельникова и Д.Е.Варакина, представителей поповцев ... 1909 г. М. Б.г. 312 с; Зенин Н. К братьям нашим беспоповцам - об антихристе. М. 1912. 15с; Современный раскол (Повременные выпус­ки). Т.1. Издание "Миссионерского обозрения" под ред. В.М.Скворцова. СПб. 1903.

 

 

 

 

 

Категория: Староверы и власть | Добавил: samstar-biblio (2008-Фев-28)
Просмотров: 2523

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz