Книжница Самарского староверия Вторник, 2017-Окт-17, 00:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Поэзия, проза [16]
Писатели и староверие [13]

Главная » Статьи » Художественная литература » Поэзия, проза

Волошин М. Протопоп Аввакум. Поэма

Памяти В.И. Сурикова

1

Прежде нежели родиться - было
Во граде солнечном,
В Небесном Иерусалиме:
Видел солнце, разверстое, как кладезь.
Силы небесные кругами обступили тесно -
Трижды тройным кольцом Сияющие Славы:
В первом круге -
Облакам подобные и ветрам огненным;
В круге втором -
Гудящие, как вихри косматых светов;
В третьем круге -
Звенящие и светлые, как звезды;
А в недрах Славы - в свете неприступном
Непостижима, Трисиянна, Пресвятая
Троица,
Подобно адаманту, вне мира сущему,
И больше мира.
И слышал я:
Отец рече Сынови:
- Сотворим человека
По образу и по подобью огня небесного... -
И голос был ко мне:
"Ти подобает облачиться в человека
Тлимого,
Плоть восприять и по земле ходить.
Поди: вочеловечься
И опаляй огнем!"
Был же я, как уголь раскаленный,
И вдруг погас,
И черен стал,
И, пеплом собственным одевшись,
Был извержен
В хлябь вешнюю.

2

Пеплом собственным одевшись, был извержен
В хлябь вешнюю:
Мое рожденье было
За Кудмою-рекой
В земле Нижегородской.
Отец мой прилежаще пития хмельного,
А мати - постница, молитвенница бысть.
Аз ребенком малым видел у соседа
Скотину мертвую,
И, во ночи восставши,
Молился со слезами,
Чтоб умереть и мне.
С тех пор привык молиться по ночам.
Молод осиротел,
Был во попы поставлен.
Пришла ко мне на исповедь девица,
Делу блудному повинна,
И мне подробно извещала.
Я же - треокаянный врач -
Сам разболелся,
Внутрь жгом огнем блудным,
Зажег я три свечи и руку
Возложив держал,
Дондеже разженье злое не угасло.
А дома до полночи молясь:
Да отлучит мя Бог -
Понеже бремя тяжко, -
В слезах забылся.
А очи сердечнии
При Волге при реке и вижу:
Плывут два корабля златые -
Всё злато: весла, и шесты, и щегла.
"Чьи корабли?" - спросил.
- "Детей твоих духовных".
А за ними третий -
Украшен не золотом, а разными пестротами:
Черно и пепельно, сине, красно и бело.
И красоты его ум человеческий вместить не может.
Юнош светел парус правит.
Я ему:
- "Чей есть корабль?"
А он мне:
- "Твой.
Плыви на нем, коль миром докучаешь!"
А я, вострепетав и седше, рассуждаю:
Аз есмь огонь, одетый пеплом плоти,
И тело наше без души есть кал и прах.
В небесном царствии всем золота довольно.
Нам же, во хлябь изверженным
И тлеющим во прахе, подобает
Страдати неослабно.
Что будет плаванье?
По мале времени, по виденному, беды
Восстали адовы, и скорби, и болезни.

3

Беды восстали адовы, и скорби, и болезни:
От воевод терпел за веру много:
Ин - в церкви взяв,
Как был - с крестом и в ризах
По улице за ноги волочил,
Ин - батогами бил, топтал ногами,
И мертв лежал я до полчаса и паки оживел,
Ин - на руке персты отгрыз зубами".

В село мое пришедше скоморохи
С домрами и с бубнами,
Я ж - грешник, - о Христе ревнуя, изгнал их,
Хари
И бубны изломал -
Един у многих.
Медведей двух великих отнял:
Одного ушиб - и паки ожил -
Другого отпустил на волю.
Боярин Шереметьев, на воеводство плывучи,
К себе призвал и, много избраня,
Сына брадобрица велел благословить,
Я ж образ блудоносный стал обличать.
Боярин, гораздо осердясь,
Велел мя в Волгу кинуть.
Я ж, взяв клюшку, а мати - некрещеного младенцу
Побрел в Москву - Царю печалиться.
А Царь меня поставил протопопом.

В те поры Никон
Яд изрыгнул.
Пишет:
"Не подобает в церкви
Метание творити на колену.
Тремя перстами креститеся".
Мы ж задумались, сошедшись.
Видим: быть беде!
Зима настала.
Озябло сердце.
Ноги задрожали.
И был мне голос:
"Время
Приспе страдания.
Крепитесь в вере.
Возможно Антихристу и избранных прельстити"...

4

Возможно Антихристу и избранных прельстити.
Взяли мя от всенощной, в телегу посадили,
Распяли руин и везли
От Патриархова двора к Андронью,
И на цепь кинули в подземную палатку.
Сидел три дня - не ел, не пил:
Бил на цепи поклоны -
Не знаю - на восток, не то на запад.
Никто ко мне не приходил,
А токмо мыши и тараканы,
Сверчок кричит и блох довольно.
Ста предо мной - не вем кто -
Ангел, аль человек, -
И хлеба дал и штец хлебать,
А после сгинул,
И дверь не отворялась.
Наутро вывели:
Журят, что Патриарху
Не покорился.
А я браню и лаю.
Приволочили в церковь - волосы дерут,
В глаза плюют
И за чепь торгают.
Хотели стричь,
Да Государь, сошедши с места, сам
Приступился к Патриарху -
Упросил не стричь.
И был приказ:
Сослать меня в Сибирь с женою и детьми.

5

Сослали меня в Сибирь с женою и с детьми.
В те поры Пашков, землицы новой ищучи,
Даурские народы под руку Государя приводил.
Суров был человек - людей без толку мучит.
Много его я уговаривал,
Да в руки сам ему попал.

Плотами плыли мы Тунгускою рекой.
На Долгом на пороге стал Пашков
С дощеника мя выбивать:
- "Для тебя-де дощеник плохо ходит,
Еретик ты:
Поди-де по горам, а с казаками не ходи".
Ох, горе стало!
Высоки горы -
Дебри непроходимые.
Утесы, яко стены,
В горах тех - змии великие,
Орлы и кречеты, индейские курята,
И многие гуляют звери -
Лоси, и кабаны,
И волки, и бараны дикие -
Видишь воочию, а взять нельзя.
На горы те мя Пашков выбивал
Там со зверьми и с птицами витати.
А я ему посланьице писал.
Начало сице:
"Человече! убойся Бога,
Сидящего на херувимех и презирающего в бездны!
Его ж трепещут Силы небесные и тварь земная.
Един ты презираешь и неудобство показуешь".

Многонько там написано.
Привели мя пред него, а он
Со шпагою стоит,
Дрожит.
- "Ты поп, или распоп?"
А я ему:
- "Есмь протопоп.
Тебе что до меня?"
А он рыкнул, как зверь, ударил по щеке,
Стал чепью бить,
А после, разболокши, стегать кнутом.
Я ж Богородице молюсь:
- "Владычица!
Уйми Ты дурака того!"

Сковали и на беть бросили:
Под капелью лежал.
Как били - не больно было,
А, лежа, на ум взбрело:
"За что Ты, Сыне Божий, попустил убить меня?
Не за Твое ли дело стою?
Кто будет судией меж мною и Тобой?"
Увы мне! будто добрый,
А сам, что фарисей с навозной рожей, -
С Владыкою судиться захотел.
Есмь кал и гной.
Мне подобает жить с собаками и свиньями:
Воняем -
Они по естеству, а я душой и телом.

6

Воняем: одни по естеству, а я душой и телом.
В студеной башне скованный сидел всю зиму.
Бог грел без платья:
Что собачка на соломке лежу.
Когда покормят, когда и нет.
Мышей там много - скуфьею бил,
А батожка не дали дурачки.
Спина гнила. Лежал на брюхе.
Хотел кричать уж Пашкову: Прости!
Да велено терпеть.
Потом два лета бродили по водам.
Зимой чрез волоки по снегу волоклись.
Есть стало нечего.
Начали люди с голоду мереть.
Река мелка.
Плоты тяжелы.
Палки суковаты.
Кнутья остры.
Жестоки пытки.
Приставы немилостивы.
А люди голодные:
Огонь да встряска -
Лишь станут мучать,
А он помрет.
Сосну варили, ели падаль.
Что волк не съест - мы доедим.
Волков и лис озяблых ели.
Кобыла жеребится - голодные же втай
И жеребенка, и место скверное кобылье -
Всё съедят.
И сам я - грешник - неволею причастник
Кобыльим и мертвечьим мясам.
Ох времени тому!
Как по реке по Нерчи
Да по льду голому брели мы пеши -
Страна немирная, отстать не смеем,
А за лошадями не поспеть.
Протопопица бредет, бредет,
Да и повалится.
Ин томный человек набрел,
И оба повалились:
Кричат, а встать не могут.
Мужик кричит:
"Прости, мол, матушка!"
А протопопица:
"Чего ты, батько,
Меня-то задавил?"
Приду - она пеняет:
"Долго ль муки сей нам будет, протопоп?"
А я ей:
"Марковна, до самой смерти".
Она ж, вздохня, ответила:
"Добро, Петрович.
Ин дальше побредем".

7

Ин дальше побредем,
И слава Богу сотворившему благая!
Курочка у нас была черненька.
Весь круглый год по два яичка в день
Робяти приносила.
Сто рублев при ней - то дело плюново.
Одушевленное творенье Божье!
Нас кормила и сама сосновой кашки
Тут клевала из котла,
А рыбка прилучится - так и рыбку.
На нарте везучи, в те поры задавили
Ее мы по грехам.
Не просто она досталась нам:
У Пашковой снохи-боярыни
Все куры переслепли.
Она ко мне пришла,
Чтоб я о курах помолился.
Я думаю - заступница есть наша
И детки есть у ней.
Молебен пел, кадил,
Куров кропил, корыто делал,
Водой святил, да всё ей отослал.
Курки исцелели -
И наша курочка от племени того.
Да полно говорить-то:
У Христа так повелось издавна -
Богу всё надобно: и птичка и скотинка
Ему во славу, человека ради.

8

Во славу Бога, человека ради
Творится всё.
С Мунгальским царством воевати
Пашков сына Еремея посылал
И заставлял волхва язычника шаманить и гадать,
А тот мужик близ моего зимовья
Привел барана вечером
И волхвовать учал:
Вертел им много
И голову прочь отвертел.
Зачал скакать, плясать и бесов призывать
И, много покричав, о землю ударился,
И пена изо рта пошла.
Бесы давят его, а он их спрашивает:
"Удастся ли поход?"
Они ж ему:
"С победою великой
И богатством назад придут".
А воеводы рады: богатыми вернемся.
Я ж в хлевине своей взываю с воплем:
"Послушай мене, Боже!
Устрой им гроб! Погибель наведи!
Да ни один домой не воротится!
Да не будет по слову дьявольскому!"
Громко кричу, чтоб слышали...
И жаль мне их: душа то чует,
Что им побитым быти,
А сам на них погибели молю.
Прощаются со мной, а я им:
Погибнете!
Как выехали ночью -
Лошади заржали, овцы и козы заблеяли,
Коровы заревели, собаки взвыли,
Сами иноземцы завыли, что собаки:
Ужас
На всех напал.
А Еремей слезами просит, чтобы
Помолился я за него.
Был друг мой тайной -
Перед отцом заступник мой.
Жалко было: стал докучать Владыке,
Чтоб пощадил его.
Учали ждать с войны, и сроки все прошли.
В те поры Пашков
Застенок учредил и огнь расклад:
Хочет меня пытать.
А я к исходу душевному молитвы прочитал:
Стряпня знакома -
После огня того живут не долго.
Два палача пришли за мной...
И чудно дело:
Еремей сам-друг дорожкой едет - ранен.
Всё войско у него побили без остатку,
А сам едва ушел.
А Пашков, как есть пьяной с кручины,
Очи на мя возвел, -
Словно медведь морской, белой, -
Жива бы проглотил, да Бог не выдал.
Так десять лет меня он мучал.
Аль я его? Не знаю.
Бог разберет в день века.

9

Бог разберет в день века.
Грамота пришла - в Москву мне ехать.
Три года ехали по рекам да лесам.
Горы, каких не видано:
Врата, столпы, палатки, повалуши -
Всё богаделанно.
На море на Байкале -
Цветенья благовонные и травы,
И птиц гораздо много: гуси да лебеди
По водам точно снег.
А рыбы в нем: и осетры, и таймени,
И омули, и нерпы, и зайцы великие.
И всё-то у Христа для человека наделано.
Его же дние в суете, как тень, проходят:
Он скачет, что козел,
Съесть хочет, яко змий,
Лукавствует, как бес,
И гневен, яко рысь.
Раздуется, что твой пузырь,
Ржет, как жребя, на красоту чужую,
Отлагает покаяние на старость,
А после исчезает.
Простите мне, никонианцы, что избранил вас,
Живите, как хотите.
Аз паче всех есмь грешен,
По весям еду, а в духе ликование,
А в русски грады приплыл -
Узнал о церкви - ничто не успевает,
И, опечалясь, седше, рассуждаю:
"Что сотворю: поведаю ли слово Божие,
Аль скроюся?
Жена и дети меня связали..."
А протопопица, меня печальна видя,
Приступи ко мне с опрятством и рече ми:
"Что, господине, опечалился?"
А я ей:
"Что сотворю, жена?
Зима ведь на дворе.
Молчать мне аль учить?
Связали вы меня..."
Она же мне:
"Что ты, Петрович?
Аз тя с детьми благословляю:
Проповедай по-прежнему.
О нас же не тужи.
Силен Христос и не покинет нас.
Поди, поди, Петрович, обличай блудню их
Еретическую"...

10

Да, обличай блудню их еретическую...
А на Москву приехал -
Государь, бояра - все мне рады:
Как ангела приветствуют.
Государь меня к руке поставил:
"Здорово, протопоп, живешь?
Еще-де свидеться Бог повелел".
А я, супротив руку ему поцеловавши:
"Жив, говорю, Господь, жива душа моя.
А впредь, что Бог прикажет".
Он же, миленькой, вздохнул, да и пошел,
Где надобе ему.
В подворье на Кремле велел меня поставить
Да проходя сам кланялся низенько:
"Благослови меня-де, и помолись о мне".
И шапку в иную пору - мурманку, - снимаючи,
Уронит с головы.
А все бояра - челом мне да челом.
Как мне царя того, бояр тех не жалеть?
Звали всё, чтоб в вере соединился с ними.
Да видят - не хочу, - так Государь велел
Уговорить меня, чтоб я молчал.
Так я его потешил -
Царь есть от Бога учинен и до меня добренек.
Пожаловал мне десять рублев,
Царица тоже,
А Федор Ртищев - дружище наше старое -
Тот шестьдесят рублев
Велел мне в шапку положить.
Всяк тащит да несет.
У Федосьи Прокофьевны Морозовой
И днюю и ночую -
Понеже дочь моя духовная.
Да к Ртищеву хожу
С отступниками спорить.

11

К Ртищеву ходил с отступниками спорить.
Вернулся раз домой зело печален,
Понеже много шумел в тот день.
А в доме у меня случилось неустройство:
Протопопица моя с вдовою домочадицей Фетиньей
Повздорила.
А я пришед обеих бил и оскорбил гораздо.
Тут бес вздивьял в Филиппе.
Филипп был бешеной - к стене прикован:
Жесток в нем бес сидел,
Да вовсе кроток стал молитвами моими,
А тут вдруг зачал цепь ломать -
На всех домашних ужас нападе.
Меня не слушает, да как ухватит -
И стал як паучину меня терзать,
А сам кричит:
"Попал мне в руки!"
Молитву говорю - не пользует молитва.
Так горько стало: бес надо мною волю взял.
Вижу - грешен: пусть бьет меня.
Маленько полежал и с совестью собрался.
Восстав, жену сыскал и земно кланялся:
"Прости меня, Настасья Марковна!"
Посем с Фетиньей такоже простился,
На землю лег и каждому велел
Меня бить плетью по спине
По окаянной.
А человек там было двадцать.
Жена и дети - все плачучи стегали.
А я ко всякому удару по молитве.
Когда же все отбили -
Бес, увидев ту неминучую беду,
Вон из Филиппа вышел.
А в тонцем сне возвещено мне было:
"По стольком по страданьи угаснуть хочешь?
Блюдися от меня - не то растерзан будешь".
Сам вижу: церковное ничто не успевает,
И паки заворчал,
Да написал Царю посланьице,
Чтоб он Святую Церковь от ереси оборонил.

12

Посланьице Царю, чтоб он Святую Церковь
От ереси оборонил:
"Царь-Государь, наш свет!
Твой богомолец в Даурех мученой
Бьет тебе челом.
Во многих живучи смертях,
Из многих заключений восставши, как из гроба,
Я чаял дома тишину найти,
А вижу церковь смущенну паче прежнего.
Угасли древние лампады,
Замутился Рим, и пал Царьград,
Лутари, Гусяти и Колвинцы
Тело Церкви честное раздирали,
В Галлии - земле вечерней,
В граде во Парисе,
В училище Соборном
Блазнились прелестью, что зрит на круг небесный,
Достигши разумом небесной тверди
И звездные теченья разумея.
Только Русь, облистанная светом
Благости, цвела как вертоград,
Паче мудрости любя простыню.
Как на небе грозди светлых звезд
По лицу Руси сияли храмы,
Города стояли на мощах,
Да Москва пылала светом веры.
А нынче вижу: ересь на Москву пришла -
Нарядна - в царской багрянице ездит,
Из чаши потчует;
И царство Римское и Польское,
И многие другие реши упоила
Да и на Русь приехала.
Церковь - православна,
А догматы церковны - от Никона еретика.
Многие его боятся - Никона,
Да, на Бога уповая, - я не боюсь его,
Понеже мерзок он пред Богом - Никон.
Задумал адов пес:
"Арсен, печатай книги - как-нибудь,
Да только не по-старому".
Так су и сделал.
Ты ж простотой души своей
От внутреннего волка книги приял,
Их чая православными.
Никонианский дух - Антихристов есть дух!

Как до нас положено отцами -
Так лежи оно во век веков!
Горе нам! Едина точка
Смущает богословию,
Единой буквой ересь вводится.
Не токмо лишь святые книги изменили,
Но вещи и пословицы, обычаи и ризы:
Исуса бо глаголят Иисусом,
Николу Чудотворца - Николаем,
Спасов образ пишут:
Лице - одутловато,
Уста - червонные, власы - кудрявы,
Брюхат и толст, как немчин учинен -
Только сабли при бедре не писано.
Еще злохитрый Дьявол
Из бездны вывел - мнихи:
Имеющие образ любодейный,
Подклейки женские и клобуки рогаты;
Расчешут волосы, чтоб бабы их любили,
По титькам препояшутся, что женка брюхатая
Ребенка в брюхе не извредить бы;
А в брюхе у него не меньше ребенка бабьего
Накладено еды той:
Мигдальных ягод, ренскова,
И романей, и водок, процеженных вином.

Не челобитьем тебе реку,
Не похвалой глаголю,
А истину несу:
Некому тебе ведь извещать,
Как строится твоя держава.
Вем, яко скорбно от докуки нашей,
Тебе, о Государь!
Да нам не сладко,
Когда ломают ребра, кнутьем мучат,
Да жгут огнем, да голодом томят.
Ведаю я разум твой:
Умеешь говорить ты языками многими.
Да что в том прибыли?
Ведь ты, Михайлович, русак - не грек.
Вздохни-ка ты по-старому - по-русски:
"Господи, помилуй мя грешного!"
А "Кирие-элейсон" ты оставь.
Возьми-ка ты никониан, латынников, жидов
Да пережги их - псов паршивых,
А нас природных - своих-то, распусти -
И будет хорошо.
Царь христианской, миленькой ты наш!"

13

Царь христианской миленькой-то наш
Стал на меня с тех пор кручиновати.
Не любо им, что начал говорить,
А любо, коль молчу.
Да мне так не сошлось.
А власти, что козлы, - все пырскать стали.
Был от Царя мне выговор:
"Поедь-де в ссылку снова".
Учали вновь возить
По тюрьмам да по монастырям.
А сами просят:
"Долго ль мучать нас тебе?
Соединись-ка с нами, Аввакумушка!"
А я их - зверей пестрообразных - обличаю,
Да вере истинной народ учу.
Опять в Москву свезли, -
В соборном храме стригли:
Обгрызли, что собаки, и бороду обрезали,
Да бросили в тюрьму.
Потом приволокли
На суд Вселенских Патриархов.
И наши тут же - сидят, что лисы.
Говорят: "Упрям ты:
Вся-де Палестина, и Серби, и Албансы, и Волохи,
И Римляне, и Ляхи, - все крестятся тремя персты".
А я им:
"Учители вселенстии!
Рим давно упал, и Ляхи с ним погибли.
У вас же православие пестро
С насилия турецкого.
Впредь сами к нам учиться приезжайте!"
Тут наши все завыли, что волчата, -
Бить бросились...
И Патриархи с ними:
Великое Антихристово войско!
А я им:
"Убивши человека,
Как литоргисать будете?"
Они и сели.
Я ж отошел к дверям да на бок повалился:
Вы посидите, а я, мол, полежу.
Они смеются:
Дурак-де протопоп - не почитает Патриархов.
А я их словами Апостола:
"Мы ведь - уроды Христа ради:
Вы славны, мы - бесчестны,
Вы сильны, мы же - немощны".

14

Вы - сильны, мы же - немощны.
Боярыню Морозову с сестрой -
Княгиней Урусовой - детей моих духовных
Разорили и в Боровске в темницу закопали.
Ту с мужем развели, у этой сына уморили.
Федосья Прокофьевна, боярыня, увы!
Твой сын плотской, а мой духовный,
Как злак посечен:
Уж некого тебе погладить по головке,
Ни четками в науку постегать,
Ни посмотреть, как на лошадке ездит.
Да ты не больно кручинься-то:
Христос добро изволил,
Мы сами-то не вем, как доберемся,
А они на небе у Христа ликовствуют
С Федором - с удавленным моим.
Федор-то - юродивый покойник -
Пять лет в одной рубахе на морозе
И гол и бос ходил.
Как из Сибири ехал - ко мне пришел.
Псалтырь печатей новых был у него -
Не знал о новизнах.
А как сказал ему - в печь бросил книгу.
У Федора зело был подвиг крепок:
Весь день юродствует, а ночью на молитве.
В Москве, как вместе жили, -
Неможется, лежу, - а он стыдит:
"Долго ль лежать тебе? И как сорома нет?
Встань, миленькой!"
Вытащит, посадит, прикажет молитвы говорить,
А сам-то бьет поклоны за меня.
То-то был мне друг сердечный!
Хорош и Афанасьюшка - другой мой сын духовный,
Да в подвиге маленько покороче.
Отступники его на углях испекли:
Что сладок хлеб принесся Пречистой Троице!
Ивана - князя Хованского - избили батогами
И, как Исаию, огнем сожгли.
Двоих родных сынов - Ивана и Прокофья -
Повесить приказали;
Они ж не догадались
Венцов победных ухватить,
Сплошали - повинились.
Так вместе с матерью их в землю закопали:
Вот вам - без смерти смерть.
У Лазаря священника отсекли руку,
А она-то отсечена и лежа на земле
Сама сложила пальцы двуперстием.
Чудно сие:
Бездушная одушевленных обличает.
У схимника - у старца Епифания
Язык отрезали.
Ему ж Пречистая в уста вложила новый:
Бог - старый чудотворец -
Допустит пострадать и паки исцелит.
И прочих наших на Москве пекли и жарили.
Чудно! Огнем, кнутом да виселицей
Веру желают утвердить.
Которые учили так - не знаю,
А мой Христос не так велел учить.
Выпросил у Бога светлую Россию сатана -
Да очервленит ю
Кровью мученической.
Добро ты, Дьявол, выдумал -
И нам то любо:
Ради Христа страданьем пострадати.

15

Ради Христа страданьем пострадати
Мне не судил еще Господь:
Царица стояла за меня - от казни отпросила.
Так, братию казня, меня ж не тронув,
Сослали в Пустозерье
И в срубе там под землю закопали:
Как есть мертвец -
Живой похороненной.
И было на Страстной со мною чудо:
Распространился мой язык
И был зело велик,
И зубы тоже,
Потом стал весь широк -
По всей земле под небесем пространен,
А после небо, землю и тварей всех
Господь в меня вместил.
Не диво ли: в темницу заключен,
А мне Господь и небо и землю покорил?
Есмь мал и наг,
А более вселенной.
Есмь кал и грязь,
А сам горю, как солнце.
Э, милые, да если б Богу угодно было
Душу у каждого разоблачить от пепела,
Так вся земля растаяла б,
Что воск, в единую минуту.
Задумали добро:
Двенадцать лет
Закопанным в земле меня держали;
Думали - погасну,
А я молитвами да бденьями свечу
На весь крещеный мир.
От света земного заперли,
Да свет небесный замкнуть не догадались.
Двенадцать лет не видел я ни солнца,
Ни неба синего, ни снега, ни деревьев, -
А вывели казнить -
Смотрю, дивлюсь:
Черно и пепельно, сине, красно и бело,
И красоты той
Ум человеческий вместить не может!
Построен сруб - соломою накладен:
Корабль мой огненный -
На родину мне ехать.
Как стал ногой -
Почуял: вот отчалю!
И ждать не стал -
Сам подпалил свечой.
Святая Троица! Христос мой миленькой!
Обратно к Вам в Иерусалим небесный!
Родясь - погас,
Да снова разгорелся!


19 мая 1918
Коктебель
Категория: Поэзия, проза | Добавил: samstar2 (2009-Ноя-28)
Просмотров: 755

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz