Книжница Самарского староверия Воскресенье, 2017-Сен-24, 18:57
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Швеция

Катаяла К. Дымом в Царствие Небесное. Самосожжения староверов в шведской Карелии в конце XVII в. Ч.2
Вероотступники и суеверия

С точки зрения лютеранской церкви Швеции обратившиеся в православие были вероотступниками. С точки зрения короны отступничество было двояким. Новообращенные отступились не только от веры, но и от шведского государства, и, принимая православие, они становились подданными русского царя. И даже то, что вновь обращенные православные вернулись домой и не признали власти царя, никак не меняло этого представления о них. Их воспринимали как угрозу.

Новообращенный мог агитировать других и спровоцировать их отправиться в Россию. Речь таким образом шла не только о религии, но и о безопасности государства: перебежчики могли быть шпионами. Но прежде всего власти пытались воспрепятствовать бегству крестьян за границу. Столкнувшиеся с экономическими или правовыми проблемами крестьяне могли пересечь ее и тем самым выскользнуть из рук властей. Религиозное подстрекательство было одним из факторов, влекущих к России.

Несмотря на попытки охраны, граница на деле была открыта. Это видно и по тому, как легко Пекка Ляпери переходил границу с одной стороны на другую. Поскольку трудно было предотвратить влияния, оказываемые другой стороной, важно было постоянно жестко контролировать тех, кто мог выступать как подстрекатель к обращению в другую веру. Страх этот не был беспричинным, и это показывает активная деятельность Пекки Ляпери в течение 10 лет.

Если обращение в старую веру рассматривать с точки зрения самого обращенного, то он был отступником в отношении и того, и другого государства. Власти обоих государств его преследовали и пытались арестовать. Вступление в секту, обособленную от православной церкви, означало противопоставление себя административной машине обоих государств. Поддержку можно было найти только в своей религиозной общине.

Положение обращенных, вернувшихся назад в Швецию, было неоднозначным. Проживавшее на этой территории карельское православное население оказывалось староверческим постольку, поскольку придерживалось старых обрядов, ибо российские церковные реформы еще не распространились на шведской территории. Их жизнь и богослужебная практика проходили в мирном русле в соответствии с привычными обычаями. Шведские власти пытались, конечно, обратить их в лютеранство, но никаких преследований не было. С другой стороны, лютеране, обратившиеся в России в старую веру, присоединились к отмежевавшейся от церкви и мирской власти секте, к своеобразному консервативному пиетическому течению, образовавшемуся в результате проведения реформ.

Отношение служителей лютеранской церкви и закона к фанатичному старообрядчеству конца XVII в. нашло отражение в заседаниях суда, на которых рассматривался ночной пожар на болоте Лемписенсуо. Несмотря на то что конец XVII в. был "золотым временем" охоты на ведьм (16), уездный судья Иохан Пломан и священнослужители Кексгольмской губернии относились к обвинениям в колдовстве и магии с рациональным сомнением. При помощи доказательств или ссылаясь на их отсутствие, обычно доказывали, что колдовство не привело к результатам. Приговоры выносили на основании фактов использования запрещенных заговоров и магии, а не за их предполагаемые результаты (17). И уездный судья, и пастор погоста Яаккима Иоханнес Амноринус в своих речах связывали случаи самосожжения с магией и колдовством. Но, судя по всему, они скептически относились к колдовским силам, поэтому ужасные истории, о которых шла речь в зале суда, преследовали цель заставить народ испугаться и поостеречься подобных суеверий. Настоятель рассказал, например, о слухе, согласно которому, если пепел погибшего на пожаре мученической смертью попадет в воду ручья, то все, кто выпьет эту воду, последуют за ним в огонь.

Уездный судья со своей стороны рассказал историю, услышанную от одного русского. Эта история записана в протоколе заседания суда. Один монах ночью тайно отрезал у мертвого ребенка руки и ноги и сжег их. Но его застигли, когда он собирал пепел и измельчал его в порошок. Монах признался, что если бы люди во время причастия съели этот порошок, то они перестали бы бояться огня. По этой истории, он испробовал свое колдовство на собаке, которая, съев порошок, бросилась в огонь. Позже пастор Амноринус заявил, что здесь имели место происки Сатаны (ludibria Sathana).

Как деревня "сошла с ума"

В середине XVII в. население деревни Боранова Гора полностью сменилось. Частично это произошло еще перед войной 1656-1658 г. (18) Согласно составленной в 1637 г. поземельной книге в деревне не было ни одного лютеранина, а все жители были исключительно православными (19). Антти, сын Лаури Ляпери, прибыл сюда примерно в 1642 г. В конце 20-х гг. он покинул Руголахту и обосновался в 1630 г. в Илмее, но уже в следующем году был зарегистрирован как житель Гилаксалы (древнего поселения, впоследствии исчезнувшего) около Сортавалы. Оттуда он переехал в деревню Боранова Гора (20).

Видимо, Ляпери, как и другие крестьяне, обосновавшиеся здесь до войны, жил среди православного населения. Такое сосуществование продолжалось лет 10. На заседании уездного суда 1679 г. говорилось, что в деревне уничтожены древние "русские" места проведения культовых обрядов (21). Если бы в деревне еще жили карелы, подобное, видимо, не могло бы произойти. Православные карелы все же жили недалеко, и в соседней деревне тоже обитали карельские крестьяне. Но в Борановой Горе все население после войны было финским.

На зимней сессии уездного суда в Яаккима рассматривалось примечательное дело (22). Приходский кантор представил суду выписку из протокола инспекции, проведенной губернским пробстом (23) Хенриком Бойсманом. В документе говорилось, что на Петров день (29 июня) все жители деревни Боранова Гора собирались на высоком холме, известном под названием Коровья Гора. Там они варили молочную кашу, туда же приносили с собой пиво. Вместе с кашей варили куриное яйцо; после этого кто-нибудь забирался на дерево и кричал, созывая "бесов" на обед.

Когда все принимались есть, кто-то один доставал яйцо поварешкой из котла и опускал его в расщелину или овраг, бывший на холме и обычно служивший местом жертвоприношения. Если во время еды кто-нибудь упоминал имя Иисуса Христа, то ему разбивали в кровь рот и нос. Если кто-то пытался воспротивиться этому действу, то он вскоре мог лишиться и стада, и всего имущества. В протоколе утверждалось, что в деревне невозможно жить, если не участвовать в этих церемониях.

Документы заседаний уездного суда за два последующих года, к сожалению, не сохранились. Согласно более поздним сведениям этот вопрос активно обсуждался. Это дело всплывет вновь в источниках за 1678 и 1679 гг. (24) В 1678 г. судебным заседателем был Хейкки, сын Лаури Ляпери. Пробст Бойсман услышал впервые об этих языческих обрядах во время проводимой им инспекции 1675 г. в Кезялакше. Об этом пробсту рассказал сын бывшего церковного настоятеля Танели, который сам услышал об этом от десятника из Нивколы Олави Анттонена. Но сам Анттонен на заседании суда на захотел ничего рассказать и даже не стал давать присягу.

Пастор из прихода Яаккима Иоханнес Мартинус ничего раньше не слышал о подобных обрядах, пока не узнал о них из рассказа Танели. Он сразу же приступил к расследованию, так как Боранова Гора относилась к его приходу. Но никто не выступил свидетелем того, что эти обряды проводились в недалеком прошлом. Вместо этого настоятелю рассказали, что обряды проводили русские (карельские) крестьяне в начале века, когда они еще жили в деревне. А теперешние жители деревни разровняли и очистили вершину холма и выжгли все, что там было.

Этот вопрос рассматривался на заседаниях уездного суда в течение 4 лет, прежде чем пустивший слух Танели, сын Мартти, зимой 1679 г. не восстановил доброе имя жителей деревни. Он рассказал в своем объяснении, направленном в суд, что история эта основана на разговоре, который произошел между ним, десятником Эркки Куокканеном и покойным Олави Анттоненом, когда они были дома у Пекки, сына Микко, в деревне Боранова Гора в 1675 г. Они говорили между собой о старинных русских (карельских) обычаях и суевериях, которые были связаны с еловым лесом на верхушке высокого холма.

На заседании суда утверждалось, что в деревне все еще есть сумасшедшие, которые верят, что прекращение проведения обрядов на Коровьем холме может привести к падежу скота. Народ боялся и сторонился мест проведения карельских обрядов и связывал с ними различные верования. Танели рассказал обо всем этом пробсту. С жителей Борановой Горы были сняты все обвинения.

Были ли они абсолютно "невиновны", как это утверждалось на сессии суда? Ритуал, о котором рассказывалось на суде, плохо вяжется с православной традицией. С другой стороны, карелам знаком обряд принесения в жертву куриных яиц. Похоже на то, что в конце XVII в. были еще живы некоторые языческие традиционные обычаи, связанные с культовыми действиями на Коровьем холме. Они были уничтожены, когда власти взялись за дело и обратили внимание именно на эту деревню.

В течение длившегося 5 лет судебного процесса никакие заговоры и колдовство, связанные со стадом, не могли применяться. Но различные верования и случаи бытовой магии занимали центральное место в повседневной жизни людей. Часто они настолько сливались с будничными делами, что их и не воспринимали как колдовство. (25) Именно в этот период, когда деревня попала под жесткий контроль, Пекка Ляпери сбежал в Россию, откуда он возвратился фанатичным старообрядцем с новой исступленной верой в спасение.

Простонародное мировоззрение столкнулось в Борановой Горе с противодействием властей. Контроль со стороны властей и стремление к унификации нашли свое выражение в деятельности уездного судьи Иохана Эрнрута, а на церковном уровне — настоятеля Амноринуса и пробста Бойсмана. Эти толкования основ устройства мира — законов и религии — были взаимосвязаны; колдовство и суеверие карались смертью и объявлялись преступлением в законе Швеции именно на основании толкования библейского закона Моисея.

Печальный эпилог

После того как пастор Амноринус получил порицание за действия своей паствы, он больше не терял бдительности. Слухи о келье, построенной на болоте Лемписенсуо, и "идолопоклонстве", которым занимались там братья Аяпери, дошли до него уже летом 1686 г. Пастор донес о старом Хейкки Ляпери и его жене Кайсе, дочери Петра Кнуутти, пробсту Хенрику Бойсману в письме от 1 июля 1686 г. Амноринус рассказал о том, что Ляпери со своими сыновьями проводит в лесу богохульные и неправедные богослужения и что на участие в этих богослужениях ему удалось подбить и других жителей деревни.

Пробст Бойсман сообщил об этом коменданту Кексгольмской крепости полковнику Хеннингу Рудольфу Хорну, который в свою очередь доложил об этом генерал-губернатору Герану Сперлингу. Генерал-губернатор сразу же отдал приказ коменданту крепости арестовать обвиняемых и предать суду. Полковник Хорн отправил в деревню семерых пехотинцев под командой капрала и фельдфебеля.

Солдаты прибыли в деревню в конце июля, но никого в лесу не нашли. Настоятель рассказал в суде, что будто бы именно в это время Ляпери устроили в лесу богослужение, но сосед Хейкки Саволайнен успел предупредить их. Дома солдаты застали только старого Хейкки Ляпери, его жену и одну из невесток. Солдаты арестовали их, но старика скоро выпустили, а женщин увезли в крепость Кексгольм.

Женщины оставались в крепостной тюрьме до самого конца октября, когда их после пожара на болоте привезли назад в Яаккима на осеннее заседание суда. Но в этот раз подсудимыми были Юхани и Хейкки Халонены, Ластикка Хейскуринен и Магдале Метто. Все они утверждали, что вернулись назад в лоно лютеранской церкви. Судебные заседатели подтвердили, что они снова ходят в церковь. Ни у кого из обвиняемых не было никакого имущества, поэтому в качестве наказания суд присудил им четыре раза публично исповедаться, и в четвертый раз им следовало вынести порицание. Старого Хейкки Ляпери, его жену и Анни, дочь Петра, освободили от обвинения за отсутствием доказательств.

Основные действующие лица: Пекка, его сын Хейкки, Антти и Самуэль Ляпери и Кайса Метто — все еще были в бегах. Неизвестно, где беглецы провели зиму. Но с наступлением лета они снова построили келью, на этот раз в лесу между деревнями Меря и Яаккима. Работавшая у Хейкки Саволайнена пастушка Анни, дочь Матти Куйкка, увидела дом и показала его ленсману Хейкки, сыну Пертти. Ленсман с группой мужчин отправился к келье.

Там он предложил запершимся изнутри людям сдаться. Они категорически отказались. Всадник Херман Сондерхусен пригрозил перестрелять всех, находившихся в доме, если они не сдадутся. Когда в доме усомнились, что он выполнит свою угрозу, он подошел к отверстию в стене и выстрелил из карабина. Самуэль Ляпери и еще кто-то из находившихся внутри были убиты. В ответ на выстрел в келье подожгли порох. На этот раз никто не спасся.

В келье сгорели братья Пекка, Антти и Самуэль Ляпери, сын Пекки, Хейкки (Мартти), дочь старого Ляпери Малин, жена Хейкки Саволайнена Валпури Валтонен с двумя совершеннолетними сыновьями Ионасом и Матти, жена сгоревшего при первом пожаре Антти Саволайнена Ластикка Хейскуринен и две семилетние дочери Антти Ляпери. На зимней сессии уездного суда 1688 г. выяснилось, что два старших сына Пекки Ляпери все еще находились в этой местности. Тирикке Ляпери удалось бежать из Олонецкой крепости, и рассказывали, что он вернулся в родные места. Два сына жителя деревни Боранова Гора Юрье Саволайнена по слухам убили кого-то и потом построили келью в районе деревень Ладвасюря и Оникиев Наволок.

На этом прекратились самосожжения старообрядцев в приходе Яаккима. В лесах российского Олонецкого уезда пожары полыхали еще и в 1690-х гг. Но с течением лет стало ясно, что ожидаемый старообрядцами скорый конец света так и не наступил. С другой стороны, Северная война (1700-1721) принесла российским властям другие заботы, и старообрядцев на какое-то время оставили в покое. В новых условиях и старообрядцам пришлось изменить свои воззрения и стратегию деятельности. Вместо старообрядческих келий в лесах и деревнях Карелии в начале XVIII в. горели дома крестьян, оказавшихся в горниле войны.

-----------------
1 Здесь и далее названия поселений переданы в соответствии с русскими вариантами их звучания по документу, современному описываемым событиям. См.: История Карелии XVI-XVII вв. в документах. Т. 2. Поземельная книга Кексгольмского лепа 1637 г. Йоэнсуу, 1991. - Примеч. И. Черняковой.

2 Изложение событий и данные о действующих лицах основаны, если не указан иной источник, на протоколах заседаний уездного суда: летнее и осеннее заседания уездного суда Йоукио, Уукуниеми и Яаккиманваара от 29-30.10.1686, с. 147v-152gg5; зимняя сессия суда Иоукио, Уукуниеми и Яак-киманваара 1-4.3.1687, с. 81м-90vgg6; летняя и осенняя сессии суда Иоукио, Уукуниеми и Яаккиманваара 24-30.9.1687, с. 186gg6; зимняя сессия суда Иоукио, Уукуниеми и Яаккима 3-7.4.1688. с. 154-155gg7.

3 Понятия "рассказ" и "повествование" не следует смешивать. На самом элементарном уровне различие между ними продемонстрируем следующим рассуждением. Выслушав "рассказ", вы можете спросить: "Это правда?". Повествование делает подобный вопрос неуместным. Оно подчеркивает структуру и форму рассказа, не меняя его содержания.

4 О значении рассказа, повествования в исторических исследованиях в Западной Европе велась длительная дискуссия. Начало ей было положено статьей Стоуна Лоренса (см.: Stone Lawrence. The revival of narrative: reflections on a new old history // The Past and the Present Revisited. Worcester, 1987. P. 74-96; Levi Ciovanni. On Microhistory // New Perspectives on Historical Writing / Peter Burke (ed.). Padstow Cornwall, 1991. P. 105; Lempa Heikki. Yhteishuntahistonan umpikuja — historian unohdettu kerronnallisuus // Historiallinen aikakauskiria. 1990 (Лемпа Хейкки. Общественно-исторический тупик — забытая повествовательность истории // Исторический журнал. 1990. С. 213-214); Kalela Jorma. Narratiivi ei ole kertomus // Historiallinen aikakauskirja. 1991. S. 146).

5 Об истории старообрядчества см.: Bjorn Ismo. Ryssat ruotsien keskella. llomantisin ortodoksit ja luterilaiset 1700-luvun puolivalista 1800-luvun puolivaliin. Joensuun yliopisto, Karjalan tutkimuslaitoksen julkaisuja n:o 106. Joensuu, 1993. S. 147—165; Crummey Robert O. The Old Believers and the World of Antichrist. The Vyg Community and the Russian State 1694—1855. Minnesota, 1970; Tsernjakova Irina. Vanhauskoiset Karjalassa 1600-luvulla. Kahden Karjalan valilla, Kahden Riikin rintamaalla. Studia Carelica Humanistica 5. Joensuu, 1994. S. 221—232.

6 Барсуков Н. А. Соловецкое восстание (1668-1676). Петрозаводск, 1954.

7 Tsernjakoua Irina. Vanhauskoiset Karjalassa... S. 224-226.

8 Ibid. S. 226-227; и в Шведской Карелии в это время наблюдались сильные крестьянские волнения, см.: Katajala Kimmo. Nalkakapina. Veronvuokraus ja talonpoikajnen vastarinta Karjalassa 1683— 1697. Historiallisia tutkimuksia 185. Jyvaskyla, 1994. S. 43-44.

9 Под кельей обычно понимается монашеское жилье.

10 Протоколы судебных заседаний 1677 г не сохранились Эти сведения касаются зимней сессии уездного суда Уукуниеми 22-23 2 1678 с 104gg2

11 Разновидность полицейского чина. В его компетенцию входили аресты преступивших закон и осуществление телесных наказаний - Примеч. И.Черняковой.

12 Самосожжения в монастырях и скитах Восточной Карелии хорошо известны См Tsernjakova Inna Vanhauskoiset Karjalassa S 227—230, Crummey Robert О The Old Believers P 39-57 Ho сведения, касающиеся самосожжений в приграничных областях Шведской Карелии, практически неизвестны

13 Речь, видимо, идет о деревне Горка (на картах — Горская) Олонецкого уезда В протоколах заседаний суда она называлась Мяки (по-фински — гора) Современное название — Большие горы

14 В исследовании рода Пулли из Сортавалы, проведенном Хельей Пулли, не встречается имя Лаури Пулли (Pulli Helja Sortavalan Pulh-suku I Sortavalan Pulh-suku г у Juvaskyla, 1989) Но к середине XVII в относятся православные Уласка и Степанка Пулли, которые предположительно бежали в Россию.

15 Зимняя сессия уездного суда Салми, Суйстамо и Сортавалы 12-16 21689 с 33v—35v gg8.

16 См.: Heikkinen Antero, Paholaisen littolaiset. Noita—ja magiakasityksia ja— oikeudenkaynteja Soumessa 1600-luvun jalkipuohskolla (n 1640—1712). Historiallisia lutimuksia LXXVIII. Porvoo, 1969; Neuonen Marko. Noituus, taikuus ja noitavainot Ala-Satakunnan, Pohjois-Pohjanmaan ja Viipurin Karjalan maaseudulla 1620—1700. Historiallisia tutkimuksia 165. Jyvaskyla, 1992.

17 Наблюдение основано на приговорах суда Кякисалми от 1681 -1700 гг.. применение заговора для лечения от болезней и поисков вора, летняя и осенняя сессии суда Рауту, Саккола и Пюхяярви 5—14.11.1685, с. 190; лечение заговором, зимняя сессия уездного суда Пиедисярви 10-12.2.1687, с. 17-18; осенняя сессия суда Куркийоки, Ряйсяля и Тиурула 3-8.10.1687, с. 194; нанесение вреда при помощи волшебства, зимняя сессия суда Рауту, Саккола и Пюхяярви 15-22.3.1687, с. 113-114. Это подтверждают и данные, приведенные в произведении: Neuonen Marko, /Cerumen Timo. Synnin palkka on kuolema. Suomalaiset noidat ja noitavainot 1500-1700-luvulla. Otava; Keuruu, 1994. (Плата за грех — смерть. Ведьмы и охота на ведьм.)

18 Юсси Т. Лаппалайнен предложил называть эту войну "войной Карла X Густава против России". См.: Lappalainen Jussi Т. Kaarle X Kustan Venajan sola. Jyvaskyla, 1972. S. 20-23.

19 Asiakirjoja Karjalan histonasta 1500 — ja 1600-luvuilta: Kakisalmen laanin maakirja voidelta 1637 / Toim. Kimmo Katajala ja Sari Hirvonen. Joensuu, 1992. S. 165-166, § 81.

20 См.: Saloheimo, Veija, Itasuomalaista liikkuvuutta 1600-livilla. Savosta ja Viipurin-Karjalasta poismuut-taneita. Suomen sukututkimusseuran julkaisuja n:o 46. Helsinki, 1993. S. 87.

21 Зимняя сессия суда Уукуниеми 28-29.3.1679, с. 184gg2.

22 См.: Зимняя сессия уездного суда Яаккима 10-11.3.1675, с. 22v—23ggl.

23 Так именовался старший лютеранский пастор, в компетенцию которого входило наблюдение за несколькими соседними приходами и пасторами. — Примеч. И. Черняковой.

24 См.: Зимняя сессия уездного суда Уукуниеми 22-23.2.1678, с. 103-104.gg2; 28-29.3.1679, с. 184-185. gg2; изложение событий основано на этих источниках.

25 Nevonen Marko. Noituus, taikuus... S. 52; Nevonen Marko, Kervinen Tlmo. Synnin palkka...

Источник: "Выговская поморская пустынь и ее значение в истории России. Сборник научных материалов и статей", Санкт-Петербург, 2003

Портал-Credo.Ru
Категория: Швеция | Добавил: samstar-biblio (2010-Фев-08)
Просмотров: 1092

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz