Книжница Самарского староверия Вторник, 2017-Окт-17, 06:42
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Литва

Маркелов Г.В. Дегуцкий летописец. Часть 2
В Дегуцком летописце перед нами предстает человек начитанный, любознательный и одаренный, имеющий определенную авторскую историческую концепцию, сообразуясь с которой он подбирает местные и общерусские события для своей летописи. При описании событий последних лет хроники (1840-е гг.) автор проявляет себя как очевидец, а возможно, и участник происходившего.

И хотя нигде в летописце имя автора никак не обозначено, тем не менее у нас имеется возможность его установить. Обратимся к самому тексту летописца. На л. 90 об. под 1786-м годом читаем запись: «Того же года марта 15 родился раб Божий Василий». Аналогичного содержания записей в летописце больше не встречается, поэтому она вызывает особый интерес. Далее, на л. 169 об. под 1799-м годом приведена стихотворная «Надгробная надпись родителям», начинающаяся со слов: «При сем кладбище в чуму бывшему певцу Иоанну, родному моему отцу, сыновнее почтение отдаваю...»

На предыдущих листах читается вставная повесть о М.Е.Бажанове, подвизавшемся на Преображенском кладбище. О певце Иоанне, бывшем на Преображенском кладбище во время чумы в 1771-м году, читаем в летописце на л. 156—156 об.: «Тем временем быша в Преображенском два певцы изрядныя, именем первый Андрей Лазарев Широкоплечий, вторый Иван Васильев Золотой,14 научившийся старознаменному пению от вышепомянутаго певца Саратовца, и оба быша возрастом высокия и мужественный, при своих домех живущия и фабричный заведения имущия».

Отсюда следует, что упомянутый в «Надгробной надписи» отец — это Иван Васильевич Золотой (Золотов). Это имя еще раз встречается на л. 168 об.—169: «. . .в лето 7302 (1794-е) быша у Михаила Евсигнеича перьвыя ученики знаменнаго пения, три юноши... Таже по сих быша ему вторыя ученики от лета 7307 (1799) двое: племянник его Яков Петров... и Василий, сын вышепомянутаго певца Ивана Васильева Золотова».

Поместить стихотворную эпитафию родителям в Дегуцком летописце счел обязательным, вероятно, только один лично заинтересованный в этом частном случае человек, а именно сын Ивана Васильевича Золотова Василий. Помещать или не помещать те или иные статьи в текст — прерогатива автора, а в таком случае автором является Василий Иванович Золотов, сын певца Ивана. Именно он вставил под 1786-м годом дату своего рождения в Дегуцкий летописец: «Родился раб Божий Василий».15

Не противоречит нашему предположению и хронология: в 13-летнем возрасте в 1799 г. Василий учится у М. Е. Баженова пению на Преображенском кладбище, на шестом десятке лет В. И. Золотов находится в Курляндии (1840-е гг.) и становится очевидцем и хроникером местных событий.

Не противоречит нашему мнению и тот факт, что в летописце сравнительно много места уделено истории и деятелям Преображенского кладбища, с которым В.И.Золотова связывали и биография, и конфессиональная принадлежность — ведь курляндско-литовские общины исповедовали староверие федосеевского толка, признанным центром которого было Преображенское кладбище.16 Однако материалом только нашей рукописи сведения о Василии Золотове, к счастью, не исчерпываются.

В БАН, в собрании В. Г. Дружинина, мне удалось обнаружить еще одно сочинение-Золотова: «Алфавит духовный, в нем же сущее содержание, бытейское воспоминание» в авторской рукописи самого конца 1850-х годов.17 В этом сочинении В. Золотов пытается суммировать все известные ему сведения по истории федосеевцев.

Текст содержит около 50 глав (некоторые пропущены), расположенных в алфавитном порядке (имена персонажей, топонимы, начальные слова). В них излагаются биографии федосеевских деятелей и сведения об общинах: московских, петербургских, польских, курляндских и др. Причем часть текста «Алфавита» почти полностью совпадает с Дегуцким летописцем (см. гл. 2, 17, 20, 23, 26, 36, 38, 39, 47, 50 «Алфавита»), а некоторые главы могли бы существенно дополнить историю курляндских староверов.

Например, в нашей рукописи отсутствует примечательный эпизод 1831 г. (в «Алфавите» гл. 12) о наставнике Субочьской общины Емельяне Павловиче, участвовавшем во главе отряда из своих общинных единоверцев в действиях русских войск против «польских мятежников» и выдержавшем от них осаду в м.Рокишки. Емельян Павлович, рассчитывая получить от начальства награду за свою храбрость, подавал прошение лично Николаю I, но получил «сокрушительный» отказ и в конце концов был выслан по этапу в Митаву.

По каким-то причинам не попали в Дегуцкий летописец и стихотворные биографии Автонома Анкидиновича Мышнякова, двинского наставника (ум. в 1851 г.), и Андрея Васильевича Щербакова (д. Самани), примкнувшего к учению местного «ересиарха» Ермилы Блохина и раздавшего свое имущество по людям.

В «Алфавите духовном» Золотов уделял внимание и событиям «внешней» общерусской истории, о которых почему-либо не сообщил в Дегуцком летописце, например об открытии первых русских железных дорог. Приведу краткий рассказ автора о восстании на Сенатской площади в 1825 г.: «...сего же года месяца декабря 14 дня было возшествие на престол Николая Павловича, и того же дня ему и присягали, да в тот же день в Санктпетербурге злоумышленники ко престолу бунтовались кровопролитно, но благоразумным начальством при божией помощи без расширения мятежа все окончено обнощи» («Алфавит», гл. 24, л. 40).

Как и в Дегуцком летописце, в «Алфавите» нигде нет упоминания об авторе, однако в гл. 34 (л. 61) под заголовком «О родовой хронологической летописи» приведены имена и даты истории рода некоего Василия, правда, без указания фамилии. Из этих сведений, выписанных в виде таблицы, выясняется следующая биографическая канва: отец Василия Иван родился в 1746 г., женился на Феодосии в 1786 г., сам Василий родился в 1786 г., скончался отец в 1798 г. (в нашем тексте — в 1799 г.). Затем в таблице сообщаются даты переездов («переселений») из одного места в другое: 1804 г. — в Дуб<. . .?>, 1806 г. — в Ел<. . .?>,18 1820 г. — в Мос<кву>, 1821 г. — в Пет<ербург>, 1841 г. — в Дег<уци>, 1853 г. — в Гат<чину>. Эти сведения вполне соответствуют нашему предположению об авторстве Василия Золотова и совпадают с данными Дегуцкого летописца.
 
В «Алфавите духовном» есть весьма важный, хотя и косвенный указатель на один из источников исторических сведений, которыми располагал В. Золотов. В гл. 33 (л. 59—61) он привел список старообрядческих деятелей с 1711 по 1856 г. под заглавием «Реестр особ исторического словаря староверской церкви», а на л. 107— 110 переписал этот же «реестр» «Исторического словаря» по алфавиту.
 
Сочинения Павла Любопытного «Исторический словарь и каталог, или Библиотека староверческой церкви» 19 и его же «Хронологическое ядро старообрядческой церкви»20 содержат свод исторических сведений о беспоповских общинах и биографии их деятелей от XVII столетия до 1-й четверти XIX в.
 
В. Золотов читал труды П. Любопытного. Об этом свидетельствует запись Дегуцкого летописца на л. 111, где под 1821 годом сообщается о написании «Исторического словаря», а в «Алфавите духовном» на л. 104 Золотов сообщает (впрочем, неверную) дату кончины П. Любопытного — 1839 год. Нетрудно предположить, что сочинения своего плодовитого предшественника В. Золотов изучал, перерабатывал их, но отнюдь не следовал ему, особенно в языке и стиле изложения.
 
Какими же еще источниками пользовался автор Дегуцкой хроники?
 
Несомненным источником была «История об отцах и страдальцах соловецких» Семена Денисова, прямые цитаты из которой В. Золотов приводит в записях под 1668—1676 годами (л. 55—63 рукописи летописца). Излагая хронику осады Соловецкого монастыря, автор, вероятнее всего, пользовался изданным анонимной старообрядческой типографией Сборником (ок. 1788 г.), в котором кроме цитированных отрывков, выписанных с л. 12 об., 16 об.—17 об., 20 об.—21, 26 об.—27, 30, 39—41 об. печатного текста «Истории об отцах и страдальцах», В. Золотов мог также прочитать повести дьякона Федора об Аввакуме, Лазаре и Епифании (сообщение об их казни Золотов ошибочно поместил в своем летописце под 1681 годом, на л. 64 об.) и о Петре и Евдокиме (мучение их упомянуто на л. 55 об. под 1669 годом).
 
Очевидно, Золотову был известен и Выголексинский летописец (см. краткий Выговский синодик, помещенный им на л. 57), послуживший своей лапидарностью образцом для многих фрагментов Дегуцкого летописца.
 
Косвенными источниками летописца были и уже упоминавшиеся книги и отдельные произведения старообрядческой литературы, числом более 40, известные В. Золотову, так как он сообщил в своей летописи даты их создания или издания.
 
Известия о событиях общерусского значения в Дегуцком летописце свидетельствуют о незаурядности и начитанности В. Золотова, использовавшего для своего летописца фонды вообще русской старообрядческой библиотеки, в то же время известия курляндско-литовской части летописца указывают на особые, специфические, источники текста: устные предания местных старожилов и очевидцев, местные летописные записи и личные впечатления, живой отклик на события, свидетелем которых был сам В. Золотев.
 
В летописце есть прямое доказательство использования местных преданий. На л. 97 по завершении повести о купце из д. Швильпишки и его неверной жене читаем приписку: «О сем (кроме кончины ея) поведа мне сама Авдотья Евдокимовна. Аз же (Тимофей), что слышах от уст ея, то и сказах». Золотов использовал запись устного рассказа, сделанную неким местным жителем Тимофеем.21 Этот же прием можно видеть и в тексте «Алфавита» (гл. 43,. л. 75 об.—80), где приводится любопытный рассказ некоего Тимофея Ем<ельяновича>, подробно повествующий о событиях 1812 г.,. когда в Москве бесчинствовали французские войска и часть их квартировала на Преображенском кладбище несколько дней. В данном случае В. Золотов прямо указывает, что он использует рассказ очевидца событий.
 
Кстати, этот рассказ опровергает клеветнические утверждения синодальных миссионеров, распространивших в середине XIX в. версию о будто бы имевшем место пособничестве французам со стороны деятелей Преображенского кладбища.22 Если учесть сведения «Алфавита» о том, что Василий Золотов приехал в Дегуци в 1841 г., то ясно, что хронику последних лет он вел уже на основе собственных наблюдений. Отсюда понятны многочисленные подробности, детали, передача прямой речи персонажей в рассказах об увещании Танаева и других староверов (1842 г.), о посещении Николаем I строительства Новогеоргиевской крепости (1843 г.), события «Новой газеты» (1845 г.) и др.
 
Особого внимания заслуживают многочисленные пометы на полях рукописи, сделанные против каждой даты, в которых сообщается, какая «история» приведена в годовой записи. Их всего десять: «Московская», «Соловецкая», «Курляндская», «Литовская»,. «Российская», «Новогородская», «Выговская», «Лифляндская»,. «Санкт-Петербургская» и «Обительская».
 
Казалось бы, сам автор указывает на источники своего повествования, однако эти названия скорее всего указывают место, где происходила та или иная «история». Вопрос о конкретных исторических источниках текста остается во многом пока еще совершенно открытым.
 
Естественно, что Дегуцкий летописец привлекал внимание местных прибалтийских книжников-старообрядцев и отразился в рукописях и произведениях местной рукописно-книжной традиции. Нам известно о существовании по крайней мере еще одного списка летописца, принадлежавшего также перу самого В. И. Золотова. В коллекции И. Н. Заволоко в Древлехранилище Пушкинского Дома имеются фотоснимки с отдельных листов этой рукописи (л. 1,3 об., 40, 40 об., 45 об.—47).
 
В довоенные годы она принадлежала самому Ивану Никифоровичу, потом какое-то время находилась у служащего Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины А. Л. Степанова, а настоящее местонахождение ее неизвестно.23 При сравнении текста фотокопии с нашей рукописью можно сделать вывод о вторичности этого списка по отношению к нашему автографу, так как в нем внесены в чистовой текст все пометы, приписки и исправления, имеющиеся в нашей рукописи в виде рабочих или черновых вставок. Несколько изменено и заглавие второго списка (цитирую по фотокопии): «Хронограф литовский двухсотлетний, сиречь летописец степенный древнеправославного христианства. Начинаем от сотворения мира лето 7160, а от Рождества Христова год 1660, по-европейски же 1652 год». По воспоминаниям И. Н. Заволоко, эту рукопись подарил ему Н. М. Сорокин, известный в Литве старообрядец-библиофил. «При рукописи приложена, насколько помню, — писал И. Н. Заволоко мне в письме от 28 января 1980 г., — карта местности».
 
Надо полагать, что именно эта рукопись послужила оригиналом для еще одного списка летописца, хранящегося в Книжнице Гребенщиковской общины (№2243). Гребенщиковский список изготовил в середине текущего столетия И. У. Ваконья. В нем текст разбит на три основные части: 1-я — 1652—1676 гг., 2-я — 1677—1789 гг., 3-я — 1773—1818 гг.; кроме того, имеются подза-головки к некоторым эпизодам, например: «Лето 1668. Прошение соловецких отцов», опущены некоторые события, например исключено сообщение о Стеньке Разине. В основном же текст совпадает с публикуемым списком.
 
В начале 60-х годов двинский старообрядческий наставник Д. Д. Михайлов скопировал нашу рукопись, которая находилась тогда у местного книжника С. Е. Киселева. В своей копии Д. Д. Михайлов исключил все зачеркнутые фрагменты оригинала, ввел в свой текст приписки и примечания, имеющиеся на копиях листов оригинала. В 1964 г. переписчик подарил свою копию Дегуцкого летописца И. Н. Заволоко, а ныне она находится в составе его коллекции в Древлехранилище Пушкинского Дома (№ 73).24 Копию Д. Д. Михайлова использовал польский исследователь Е. Иванец в своей книге о старообрядцах на территории Польши в ХVII-ХХ вв.25
 
В 1981 г. в домашней библиотеке жителя д. Тискады (Латгалия) М.И.Пастухова мне довелось видеть и скопировать список стихотворной сатирической «Новой газеты», входящей в состав Дегуцкого летописца (см. л. 132 об.—142). Список этот был сделан, вероятно, в 70—80-е годы прошлого века. Местонахождение его в настоящее время неизвестно, однако его существование свидетельствует о переписывании произведения В. И. Золотова в среде латгальских книжников.
 
Наконец, следует упомянуть о находящейся в Библиотеке Академии наук фотокопии нашего списка, изготовленной во время археографической экспедиции А. В. Петровым совместно с Ф. А. Калининым в г. Даугавпилсе в 1952 г.26 Дегуцкий летописец упоминается и в трудах рижского историка-этнографа А. А. Завариной.27 Однако ни в одной из перечисленных работ летописец не был проанализирован как литературный или исторический памятник.
 
Между тем текст Дегуцкого летописца заслуживает научного исследования в качестве оригинального памятника крестьянско-старообрядческой литературной и историографической традиции, чему и должна содействовать настоящая публикация.
 
Исторические сочинения В.И.Золотова — своеобразная попытка человека из низов тогдашней России осмыслить историк> отечества и определить в ней место и роль крестьянской старообрядческой общины, которая была и отчасти остается и поныне живой уникальной связующей нитью между современной и древней* русской культурой. К сожалению, ограниченный объем статьи не позволяет паи подробно прокомментировать текст памятника, поэтому приходится ограничиваться лишь данным предисловием и именным указателем (см. в конце сборника).
 
Текст Дегуцкого летописца публикуется с сохранением авторской орфографии, но при современной пунктуации. Круглые скобки принадлежат самому автору, в ломаных скобках передаются восстановленные сокращения рукописи. Традиционные слова под титлами раскрываются без скобок. Буква «Ъ» передается как «е», «ъ» в конца слов опускается.
 
1 Костомаров Н. И. История раскола у раскольников // Вестник Европы. СПб., 1871. Кн. 4. С. 532.
 
2 Маркелов Г. В., Фролов С. В. Археографические экспедиции Пушкинского Дома в Латвию // ТОДРЛ. Л., 1976. Т. 30. С. 353.
 
3 Прозоров И. А. История старообрядчества. Каунас, 1933. С. 142— 144.
 
4 Заволоко И. Н. История церкви Христовой. Рига, 1937. С. 154, 6 См.: Кельсиее В. Сборник правительственных сведений о раскольниках. Лондон, 1860. Вып. 1. С. 31, 67; Б<ровкович> А. Описание некоторых сочинений, написанных русскими раскольниками в пользу раскола. СПб., 1861. Ч. 2. С. 328; Любопытный П. Исторический словарь и каталог, или Библиотека староверческой церкви. М., 1866. С. 144—146; Костомаров Н. И. История раскола. . . С. 532.
 
6 Наименование «Хронографа» Дегуцким летописцем справедливо по следующий причинам: во-первых, под этим названием памятник был уже известен в прибалтийской старообрядческой литературе; во-вторых, большая часть событий летописца связана с селом Дегуци (ныне Дягучай) в Литве; в-третьих, содержание памятника ни в какой мере не претендует на общую историю Курляндии и Литвы, соблазн усмотреть которую исходя из самоназвания «Хронографа» приведет читателя к неизбежному заблуждению.
 
7 Только за последние десятилетия в Древлехранилище Пушкинского Дома собрано более тысячи древнерусских рукописей, найденных у русских старообрядцев на территориях Латвии, Литвы и Эстонии.
 
8 Приводим их общий перечень: «Сборник слов» Спиридона Потемкина (1682), «Поморские ответы» (1722), «История об отцах и страдальцах соловецких» Семена Денисова (1726), его же «Виноград российский» (1739), «О бегствующем священстве» Ивана Алексеева (1746), «Разглагольствие поморян с поповщиною» (1768), «Никодимово объяснение» (1772), «Меч духовный» Алексея Самойловича (1781), «Кириллова книга» (1786, издание?), «Щит веры» (1794, издание?), «Послание новоженов о поморцах» (1800), «Краткое показание о пременениях в греко-российской церкви» (1802), «Исповедание сердечное и усттное» Г. И. Скачкова (1808), «Исторический словарь» П. Любопытного (1821), «Старообрядка девственница федосеевка» А. С. Озерского (1827). В большинстве случаев в летописце указывается только название книги, без имени автора. Даты приведены по рукописи
 
9 «Новый Синопсис, или Краткое описание о происхождении славено-российского народа. . . дополненное поручиком Петром Захарьиным». Николаев, Черноморская адмиралтейская типография, 1798 г.
 
10 Вероятно, имеется в виду роман К. Масальского «Стрельцы» (СПб., 1832).
 
11 Штиллинг Ю. Победная повесть, или Торжество христианской веры. СПб., 1815.
 
12 Кстати, «книжниками» в федосеевских общинах называли тогда людей, «умеющих грамоте. ..наученных книжному», которые «по договору помесячно или поденно нанимаются по часовням петь и читать», «вроде причетников», но людей, как правило, «распутной и зазорной жизни, не хранящих святых постов, с мирскими в едении и питии, а равно и в пьянстве, признавшимися» (!). См.: ИРЛИ, Древлехранилище, кол. И. Н. Заволоко, № 287, л. 36 об.—38 об.
 
13 См.: Вескинский А. Раскол в Западно-русском крае // Православное обозрение. М., 1865. Кн. 3. С. 292—293.
 
14 Фамилия «Золотой» упоминается в списке московских купцов, торговых людей гостиной сотни в первой половине XVIII в. См.: Аксенов А. И. Генеалогия московского купечества XVIII в.: Из истории формирования русской буржуазии. М., 1988. С. 57.
 
15 Запись о дате рождения автора Дегуцкого летописца поучительно-сравнить с аналогичной записью, сделанной о себе автором «Хронологического ядра старообрядческой церкви» Павлом Любопытным (под 1773 годом): «Всевышний творец хотя церковь свою — староверов озарить и ея оградить от мира и в мире устроить, ныне предопределение того и писатель сей церковной истории нараждается и с Божией помощью возрастает» (см.: Костомаров Н. И. История раскола. . . С. 524).
 
16 См.: Кельсиев В. Федосеевцы: История Преображенского кладбища. Сборник правительственных сведений о раскольниках. Лондон, 1860. Вып. 1. С. 1—74; Нильский И. О Преображенском московском кладбище // Христианское чтение. СПб., 1863. № 5, ч. 2. С. 13—66; Надемдин К. Споры беспоповцев Преображенского кладбища и Покровской часовни о браке // Православное обозрение. М., 1864. № 10. С. 139—165; № 11. С. 236—271; Макарий {Булгаков). История русского раскола. М., 1889. С. 296—301. См. также в рукописном сборнике XIX в.: «Толкование на главу 57. О степени отеческой от последних благочестивых священнопастырей и их преемников, страдавших за древнее благочестие, иноков и простых, правящих духовными делами. Избрано от истории христианской и внешней, зде же поведуется, откуду и како простии несвященнии прияша власть и с чьего благословления крестити и на покаяние приимати» — история федосеевского согласия от Павла Коломенского до 1880-х годов (ИРЛИ, Древлехранилище, кол. Заволоко, № 33, л. 193—240).
 
17 БАН, собр. В. Г. Дружинина, № 189. В состав сборной рукописи, кроме «Алфавита духовного», входят сочинения Павла Любопытного «Кафолический символ последнего времени» 1822 г. и «Закон суждения всех догматов и человеческих деяний» 1821 г. (л. 117 и 134), а также Слово инока Феоктиста Анзерского об антихристе (л. 125) в списках 1-й четверти XIX в. Отмечу кстати, что ни «Алфавит духовный», ни «Хронограф курляндско-литовский» (Дегуцкий летописец), ни имя самого В. И. Золотова в книге В. Г. Дружинина «Писания русских старообрядцев» не отмечены.
 
18 Возможно, речь идет о посаде Еленка Черниговской губ. Стародуб-•ского уезда, основанном в XVII в. старообрядцами. См.: Семенов П. Словарь Российской империи. СПб., 1865. Т. 3. С. 183.
 
19 Любопытный П. Исторический словарь. . . М., 1866. С. 162, № 488. По сведениям издателя «Словаря» Н. Попова, дата кончины П. Любопытного — 1848 г. (Там же. С. 29).
 
20 См.: Костомаров Н. И. История раскола. . . С. 469—536.
 
21 Не тем ли Тимофеем Константиновичем, «духовным пастырем обительским», о кончине которого сообщает летописец под 1789-м годом (л. 92)?
 
22 Текст «Повествования вкратце о нашествии на Россию... Бонопарта... и о сохранении в покровительстве Божии в Преображенском староверских двух обителей. . .» (глава 43-я из «Алфавита» В. И. Золотова, л. 74 об.—79) опубликован в изд.: Дружинин В. Г. О пребывании французов в Московском Преображенском богаделенном доме в 1812 году // Записки разряда военной археологии и археографии императорского русского Военно-исторического общества. СПб., 1912. Т. 2. С. 11—16. В этом же издании (с. 5) В. Г. Дружинин упоминает вкратце и об авторе рукописи — Василии Ивановиче.
 
23 И. Н. Заволоко использовал текст Дегуцкого летописца при подготовке статей по истории прибалтийских общин для Старообрядческого церковного (поморского) календаря в 60—80-е годы, хотя и без ссылок на текст. См., например, выпуск календаря за 1960, 1975, 1976 и др. годы.
 
24 См.: Маркелов Г. В. Коллекция рукописей И. Н. Заволоко в Древлехранилище Пушкинского Дома // ТОДРЛ. Л., 1979. Т. 34. С. 385.
 
25 Iwaniec E. Z dziejow staroobrzedowcow na ziemiach polskich XVII— XX w/  - Warszawa, 1977. 8. 62, 68, 69, 83, 85, 155, 250.
 
26 Петров В. А. Археографическая поездка в города Даугавпилс и Ригу Латвийской ССР для сбора рукописей // ТОДРЛ. М.; Л., 1954. Т. 10. С. 493.
 
27 Заварина А. А. 1) Из истории старообрядцев в Латгалии // Атеизм: и религия. Рига, 1969. С. 160; 2) Русское население восточной Латвии во второй половине XIX—начале XX века: Историко-этнографический очерк. Рига, 1986. С. 18
 
Г.В.Маркелов
 
Древлехранилище Пушкинского Дома. Материалы и исследования - Ленинград: Наука, 1990
Категория: Литва | Добавил: samstar2 (2010-Янв-20)
Просмотров: 1526

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz