Книжница Самарского староверия Суббота, 2017-Июл-22, 15:52
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Соборы Русской Церкви до раскола [1]
Старообрядческие Соборы и съезды [17]

Главная » Статьи » Соборы » Старообрядческие Соборы и съезды

Синельников Д, Синельникова В. Традиции проведения епархиальных съездов

1. Традиции проведения съездов в старообрядчестве

Издание Высочайшего Указа об укреплении начал веротерпимости в 1905 г. положило начало грандиозному всплеску в церковно-общественной жизни старообрядцев всех согласий. Долгожданная свобода жадно впитывалась всеми, как глоток свежего воздуха после долгой, нестерпимой духоты и стесненности. Как будто зная заранее, что время этой свободы будет недолгим, последователи древлего православия стремятся занять любую свободную нишу, возделать каждый клочок обширного поля церковно-общественного делани

Листая подшивки журнала «Церковь» начала 20 ст. можно получить достаточно полное представление о деятельности старообрядцев: буквально каждый месяц публикуются списки вновь зарегистрированных общин, строятся храмы, повсеместно открываются училища и приходские школы, создаются братства и общества, развивается начетническая и благотворительная деятельность.

Одним из важнейших способов решения насущных вопросов и яркой страницей церковной жизни в то время являются различные съезды: начетчиков, членов братств, епархиальные и всероссийские съезды старообрядцев. Сегодня нас более всего интересуют именно епархиальные съезды, поэтому на них мы остановимся более подробно.

В епархиальных съездах принимали участие по возможности все духовенство епархии, уполномоченные миряне, которые избирались годовым собранием общины, а также на них могли присутствовать миряне без уполномочий. Обычное количество участников съезда составляло 50-70 человек. Председательствовал епископ.

Порядок работы был таков: собрание открывалось общей молитвой, обычно «Царю небесныи», а иногда перед ним служили молебен. Выбирался председатель и секретарь, оглашалась повестка дня. Предполагаемые вопросы для обсуждения рассылались по приходам заранее, чтобы все участники могли подготовиться к принятию каких-либо решений.

По каждому вопросу выступал докладчик, далее следовало обсуждение и принятие решения путем голосования открытого или тайного. Назначались лица, контролирующие выполнение решений съезда, создавались комиссии для текущей работы. Далеко не всегда проведение съезда ограничивалось одним днем, чаще заседания проходили два или три дня подряд. Когда круг поставленных вопросов исчерпывался, заседание объявлялось закрытым, творили молитву - обычно «Достойно есть» - и отправлялись по домам.

По свидетельствам современников, большинство съездов проходило в духе христианской любви и взаимного уважения (хотя не обходилось и без горячих дискуссий), решения отличались простотой и конструктивностью, вполне отвечая требованиям тогдашней церковной жизни. Вопросы не затягивались и не откладывались на неопределенный срок.

Участие в съезде считалось делом чрезвычайно важным. В решениях съездов различных епархий неоднократно говорится о том, чтобы наказывать тех священников, которые уклоняются от участия в этом общецерковном деле: «постановлено неявившихся на съезд священников подвергать наказанию по усмотрению епископа, так как преслушник епископа есть преслушник Бога Отца всех» (решение епархиального съезда Нижегородско-Костромской епархии от 8 октября 1908 г.).

Стоит отметить, что не во всех епархиях Съезды проводились достаточно регулярно. Наиболее часто проводились они в Нижегородско-Костромской, Томской, Казанской, Самарской, Саратовской, Уральской, Одесско-Бессарабской и Петроградско-Тверской епархиях.

Местом проведения съездов не обязательно был епархиальный центр. Так, например, съезд Одесско-Бессарабской епархии проводился в Куреневском монастыре, тогда довольно крупном духовном центре на юге, Новозыбковской епархии – в Никольском монастыре под Клинцами, Саратовской – в Черемшанском мужском монастыре. Съезды Нижегородско-Костромской епархии, видимо, за неимением специального помещения, неоднократно проводились в квартире епископа Иннокентия или в доме Д.В. Сироткина.

Спектр вопросов, поднимавшихся на епархиальных съездах, охватывал практически все стороны церковной жизни. Поскольку в те времена действовала практика выдвижения делегатов на Освященные соборы Церкви не напрямую от общин, а от епархий, то именно на епархиальных съездах избирались уполномоченные представители (делегаты) епархии на очередной Освященный Собор (как правило, два или три священника и столько же мирян). На съездах разбирались и решались вопросы епархиального уровня, составлялись планы епархиальной жизни, подводились итоги и составлялись отчеты о деятельности епархии. Другие вопросы, требующие более широкого обсуждения, выносились на рассмотрение Освященного Собора либо Всероссийского старообрядческого съезда.

Таким образом, епархиальный уровень был промежуточным звеном между отдельными приходами и высшим органом церковной власти – Освященным Собором.

Одними из важнейших на епархиальных съездах считались проблемы образования и старообрядческой апологетики. Принимались решения об открытии школ для преподавания юношеству Закона Божия, церковно-славянской грамоты, чтения и пения, обсуждались учебные пособия. Основное попечение об открытии школ возлагалось на духовенство, неоднократно указывалось на то, что это есть одна из важнейших пастырских обязанностей. Однако уделять время воспитанию молодежи призывали всех и, в первую очередь, родителей.

«Постановлено: поручить епархиальному съезду разослать опросные листы во все приходы и узнать, где есть училища, где нет, и почему нет, а затем сведения эти представить следующему епархиальному съезду» (решение Томского епархиального съезда от 7 июня 1914г).

«Заслушали доклад о церковно-славянских училищах чтения и пения. Постановили: вменить в обязанность священникам всячески заботиться об устройстве в своих приходах церковно-славянских школ чтения и пения» (решение съезда Одесско-Бессарабской епархии от 10 мая 1914 г.).

Такая постановка вопроса порой вызывала возмущение в рядах духовенства, на Томском съезде в 1911 г. местное духовенство даже потребовало внести в протокол поправку о том, что обязанность открытия школ возлагается также и на родителей, и на советы общин.

Для нужд апологетики старообрядчества: публичных споров, письменных ответов и других мер, направленных на отстаивание исторической правды и обличение ухищрений защитников никонианства, а также для грамотного рассмотрения и решения внутри-старообрядческих вопросов, требовались начетчики – грамотные в священном писании и церковной истории люди; эти вопросы также были в центре внимания епархиальных съездов. Почти в каждом протоколе съездов можно увидать примерно такие строки: «Было прение: нужен ли в епархии свой начетчик? Заслушали доклад начетчика о деятельности за год, после обмена мнениями было единогласно постановлено: начетчика иметь». Далее следовало назначение годового содержания начетчику из средств епархии.

В ведении съездов находился и ряд вопросов богослужебно-обрядового характера. Например, в решениях съезда Одесско-Бессарабской епархии, п. 8: «Заслушан доклад о том, что некоторые священники не совершают в воскресные и праздничные дни Божественной литургии без всякой нужды. Постановили: неотложно служить Божественную литургию в означенные дни кроме великия нужды, а также учить народ через Божественное Писание, на основании 19 правила 6-го вселенского собора».

Того же съезда п.7: «Заслушан доклад священника Ераста Картолапова о фате, надеваемой при венчании. Постановили: как нововводство, искоренять всевозможными способами».

Уточнялись вопросы, касающиеся церковного благочиния и устава: когда молиться полунощницу – до или после бдения? Прикладываться ли к иконе на Троицу? Когда открывать царские врата, как ставить свечу при выходе с евангелием и кадилом и т.д. Немалое попечение проявлялась и о состоянии богослужебного пения, о наличии и приведении к единообразию певческих книг.

В порядке заботы о благосостоянии священнослужителей в некоторых епархиях было принято решение о создании кассы взаимопомощи, с обязательными ежегодными взносами: «После обмена мнениями постановлено: учредить кассу взаимопомощи для священнослужителей с обязательными взносами каждого к 1 февраля, согласуясь с доходами их. Взносы должны быть ежегодно. Если кто не внесет к вышеуказанному числу, то епископ должен вызвать его для личных объяснений» (Протокол епархиального съезда Нижегородско-Костромской епархии 8 октября 1908г.).

Еще одной заботой съездов была борьба с народным пьянством. Указывая на широкие его размеры, некий Чернышев на Томском съезде в 1911 г. приводит факт из личного наблюдения пьянства во время храмового праздника. Праздник этот, по словам оратора, представляет нечто ужасное: пьют все мужья и жены, дети и старцы, молодые люди и девицы и никто этому не удивляется, никто не считает это злом. Защитники пьянства ссылаются на слова св. князя Владимира: «Руси есть веселие пити».

На съездах обсуждались и выносились рекомендации о том, как преодолевать этот распространившийся в приходах недуг. Так, съезд Новозыбковской епархии в 1914 г. постановил: «Отпечатать 5000 экземпляров постановления Освященного Собора 1909 г. (в этом постановлении шла речь об искоренении пьянства – В.С.) с дополнением из святоотеческих книг. Дополнение поручено о. Ф. Гридину и Т.Г. Федорову. Листок разослать по приходам, где священники должны распространить его среди народа, а также содействовать искоренению зла собственным словом и личным примером».

Рекомендовалось также проводились воскресные беседы против этого порока, создавать общества трезвости. Подавались ходатайства в правительство о сокращении норм продажи крепких спиртных напитков: «Ходатайствовать перед правительством о запрещении навсегда и повсеместно в Российской империи продажи крепких напитков в той мере, какая существует в настоящее время. Это ходатайство поручено возбудить и вести лично епископу Иннокентию» (решения епархиального съезда Новозыбковской епархии, состоявшегося 8-10 октября 1908 г.).

Деятельность съездов, выходя за рамки сугубо внутренней церковной жизни, простиралась вплоть до государственного уровня: на съездах обсуждались законопроекты, касавшиеся старообрядчества, составлялись ходатайства в правительство по различным вопросам. От имени съездов направлялись телеграммы государю с выражением верноподданнических чувств и заверениями в преданности престолу: «По предложению епископа решено отправить от имени съезда телеграмму с выражением верноподданнических чувств и готовности придти на помощь в годину тяжких испытаний» (решения епархиального съезда Нижегородской епархии от 12 августа 1914 г.).

На уровне епархиальных съездов осуществлялся межконфессиональный диалог со старообрядцами других согласий, велись переговоры по условиям объединения: «Доклад П.Н. Пастухова о принятии мер к примирению братий: иосифовцев, иовцев, даниловцев, беспоповцев, беглопоповцев и других согласий старообрядцев с древле-православною Церковью, на основании евангельского учения, правил 66, 70 и 98 карфагенского собора и других церковных и святоотеческих указаний, принят и признан «весьма важным», ввиду чего, для письменных сношений и письменных переговоров с ними съезд избрал иерея Авраамия Котанкина (пос. Добрянка), священника С.Зотова (пос. Митково), начетчика Т.Г. Федорова и П.Н. Пастухова (зап. Каменское). На необходимые расходы по этому делу, к изысканию средств, съезд постановил обратиться с просьбою к видным деятелям-жертвователям в старообрядчестве», далее перечисляются имена жертвователей (решения епархиального съезда Новозыбковской епархии, состоявшегося 8-10 октября 1908 г.).

«Возбудить перед правительством ходатайство об отмене стеснений при переходе из других верований в старообрядчество. При присоединении лиц к старообрядчеству Белокриницкой иерархии из других вероисповеданий относиться осторожнее, осведомляясь всесторонне о твердом убеждении присоединяемого» (решения епархиального съезда Нижегородской епархии от 12 августа 1914 г.).

Кроме этого, обсуждались финансовые, торговые и хозяйственные дела, как то: закупка воска, вина и масла для совершения церковных потреб, постройка дома местному епархиальному епископу, открытие церковной лавки. Решались вопросы о перенесении резиденции епископа, избирались приходские и епархиальные должности (секретарь епархии, епархиальный диакон). И это далеко не полный перечень вопросов, поднимавшихся на епархиальных съездах.

2. Епархиальные съезды в СПб-Тв епархии

Первый съезд Санкт- Петербургской и Тверской епархии прошел 28 и 29 июля ст.ст. 1911 г. под председательством епископа Александра, Рязанского и Егорьевского и временно окормляющего нашу Петроградскую и Тверскую епархию. Далее съезды проходили не смотря на тяжелые и, подчас, страшные времена. Однако, несмотря на все сложности, съезды работали и работали очень активно и плодотворно.

Епархиальные съезды 1913, 1920 и 1924 гг. проходят под председательством епископа Геронтия. На этих съездах большое внимание уделяется вопросу просвещения. Первый кто говорит на данную тему- епископ Геронтий. Удивляет не только уровень поднятых тем, но и четкость принятых решений.

1913 год.

«Заслушан отчет о собранных суммах на библиотеки Петроградско – Тверской епархии. По оглашении отчета он сдан для проверки в ревизионную комиссию; решено просить священников, чтобы они побуждали народ к чтению книг духовного содержания и приобретении оных, при этом принято предложение о желательности иметь книги для детей более легкого духовно – нравственного чтения и издательство оных в должном христианском направлении.

Первым заслушано предложение епископа Геронтия «о школах грамоты и пения». Затем доклад протодиакона Х. Маркова «о пении». Оба доклада приняты к сведению и решено в существующих школах улучшать и развивать церковно-славянское чтение, а также и уроки пения, а где нет школ, заботиться об открытии таковых. Предложен был вопрос об учебнике Закона Божия о. Н. Швецова; решено передать учебник на рассмотрение в епархиальный совет и училищную комиссию; если учебник будет подходящий к преподаванию и будут средства, то издать его».

1920 год

«ПОСТАНОВИЛИ:

1 Предложить приходам организовать преподавание Закона Божия, церковнославянского, чтения и пения.

2. Поручить епархиальному Совету организовать курсы по подготовке преподавателей Закона Божия, церковнославянского, чтения и пения и руководить всей организованной работой по епархиям.

О безверии и сектантстве и борьбе с ними

ПОСТАНОВИЛИ: Предложить всем общинам организовать чтения по вопросам веры, устраивать где можно братства ревнителей веры и благочестия, организовать библиотеку и читальню книг религиозного содержания и курсы проповедников там, где окажется возможным.


1924 год

«Заслушав доклад о. А. Попова постановили принять его к сведению и руководству, докладчика благодарить. Затем обратиться от имени Епархиального совета и приходов епархии в подлежащих установлениях с ходатайством о разрешении Богословско-пастырских курсов и вечерних чтений с певческим отделением при них. А также обратиться с ходатайством перед местными и центральными властями о необходимости для старообрядцев в особом разрешении им производить разъяснения древле- славянского языка и знаков старообрядческой нотации для детей, не достигших 18-летнего возраста».

На том же съезде был зачитан доклад «Законы нашей веры об организации церковно-христианских братств и об отношении к ним» авторов Г. Лакомкина и Л. Кирпичева.

«По заслушании доклада съезд постановил: предложить группам верующих и священнослужителей озаботиться об организации чтения евангелия по приходам, кроме церковной службы, с объяснением его согласно святоотеческой литературы. А также немедленно, на основании существующих гражданских законов, организовывать братства, представив к 1-му января 1925 г. Епархиальному Совету отчет о произведенной работе в этом направлении. При чем руководство на местах и указания по этому вопросу выразило желание давать Ленинградское братство имени протопопа Аввакума совместно с Епархиальным Советом. Кроме этого поручено Епархиальному Совету доклад Л. Кирпичева направить на Освященный Собор с просьбой от имени епархиального съезда о том, чтобы Освященный Собор, на основании существующих гражданских законов, предложил повсеместно организовывать братства на местах».

И все это в послереволюционное время. Поражает не только уровень поднятых вопросов, но и продуктивность их решения. Практически на каждый поставленный вопрос или прочитанный доклад есть решение - не пустое, а конкретное, с жесткими временными рамками исполнения и отчета.

«…представив к 1-му января 1925 г. Епархиальному Совету отчет о произведенной работе в этом направлении» то есть, съезд проходил с 8 по 10 июня и епархиальному совету поручено уже через полгода предоставить отчет о проделанной работе. Это 1924 год, по стране уже вовсю идут репрессии, но тех старообрядцев это абсолютно не пугает. Они спешат. При этом их решения не поспешны, а взвешены и обдуманны. Очевидно, что участники Епархиального съезда знали о том, что времени осталось совсем немного. В последствии так и оказалось.

Несмотря ни на что, принимаются смелые решения, направленные на усиление и развитие Церкви Христовой. Во многом это взгляд в будущее - ведь процесс обучения не дает сиюминутных результатов. Организация и усиление общинных школ, создание братств, подготовка и выпуск книг - все это программа десятилетий.

Но в работе съездов не забывается и о делах насущных.

О чинности богослужения.

Доклад «Братства имени протопопа Аввакума»: О всеобщем пении за богослужением некоторых песнопений - Где возможно – песнопения исполнять всей церковью, делая это с согласия прихожан и благословения духовных лиц.

Диакона о. Иоанна Лоскутова О пении - Напомнить любителям пения наказы Освященного Собора о благопристойности пения. При пении псалма «Хвалите господа с небес» петь его, как написано в певчем Октае, сам псалом прочитывая в тай. При сказывании антифонов кононарх ходит с клироса на клирос, возглашая стихи лицом к певчим. Стихи прочитывать полностью, а припев первый раз весь, остальные же только начала».

Обратим внимание, насколько глубоко и трепетно подходят делегаты съездов к вопросам богослужебного устройства. Строго, и в то же время с большой любовью указывали на, моменты церковного порядка. «1. Блюсти, чтобы во время богослужения не единствующие с нами не молились. 2. Чтобы не было хождения по церкви и несвоевременного выхождения из церкви. 3. Чтобы богослужения совершались чинно и не спеша».

Поднимаются вопросы и принимаются решения «о примирении с неединствующими старообрядцами и другими группами верующих людей.

О раздорствующих и об отношении к ним.

О беглопоповцах и об отношении к ним.

О беспоповцах: поморцах, федосеевцах, странствующих и других и об отношении к ним.

О тихоновцах и обновленцах и т.п. и об отношении к ним и приеме их».

Как видим темы, которые затрагивали Епархиальные съезды, по своей сути, были подготовкой к соборным вопросам. А что же не входило в компетенцию епархиальных съездов?

В обсуждении вопроса «О тихоновцах и обновленцах и т.п. и об отношении к ним и приеме их» Епархиальный съезд решает: «Вменить в обязанность священникам на местах выяснить представителям Никоновской церкви гибельность их отдаления от Церкви Христовой при патриархе Никоне и той смуты, которая происходит в настоящее время, призывая их к присоединению». А на рассмотрение Собора: «Предложить епархиальному Совету обратиться к Освященному Собору с просьбою, рассмотрев частные мнения отдельных групп никонианской церкви и выработать способы их чиноприема».

И опять к работе Епархиального совета: «Епархиальному Совету также поручается собирать текущий материал о жизни и деятельности различных религиозных групп и разсылать их по приходам своей епархии».

Отдельного внимания заслуживает такой орган, как Епархиальный совет. По своей сути, это постоянно действующий рабочий орган Епархии. Именно рабочий, а не орган управления.

В самом начале, в 1913 году, на Епархиальном съезде поднимался вопрос об упразднении Епархиального совета «некоторые уполномоченные стали высказываться против избрания совета, т.к., - говорили они, - владыка теперь ознакомился со своей епархией и не имеет нужды в помощниках. Еп. Геронтий, напротив, высказался за избрание епархиального совета, ибо совет является ему ближайшим помощником».

Вопрос ставится на голосование и большинством голосов принимается решение «иметь Епархиальный совет». Впоследствие этот вопрос больше не поднимался. Видимо работа Епархиального съезда оправдала себя на деле.

Из кого же состоял Епархиальный совет и кто в него входил? Бессменно его возглавлял епископ Геронтий, очевидно его основной вдохновитель. В совет также входили несколько священников, дьяконы и несколько мирян. В основном их работа состояла в помощи епископу: подготовка документов от епархии на Освященный Собор, сбор материалов касающихся внешних и внутренних церковных взаимоотношений.

 «Возбудить Епархиальному Совету ходатайство перед Краевой Властью:

а/ О признании за общинами верующих прав юридического лица;

б/ Об освобождении наших духовных лиц от несения тыловой службы и беспрепятственного переезда из для исполнения духовных потребностей старообрядцев, и

в/ о приравнении труда церковных служителей к труду лиц, являющихся полезными и необходимыми для государства», регулирование хозяйственных вопросов касающихся церковного обихода «поручить закупку и снабжение необходимыми предметами церковного обихода Епархиальному совету, которому если потребуется, поручается образовать особую Комиссию по этому вопросу».

Как видно из вышесказанного Епархиальный совет выполняет поручения епископа и Епархиальных съездов. Совет является органом, продолжающим работу Епархиального съезда. Он на протяжении времени между съездами выполняет всю рутинную работу по взаимодействию епархии и общин, по взаимодействию епархии с государственной властью.

Изучая материалы прошедших Епархиальных съездов мы с сожалением констатируем тот факт, что вопросы и решения, принятые тогда, не находят должной поддержки и исполнения сегодня. Но ведь прошло совсем немного времени, каких- то 80-70 лет и те вопросы  актуальны и сегодня. А решения, найденные тогда, подчас лучше и глубже наших повседневных. Ведь их принимали и прорабатывали люди, выросшие и воспитанные в потомственной христианской и старообрядческой среде. В среде, где особенно были сильны традиции высокой христианской духовности.

Очевидно, что многие вопросы епархиального, церковного, богослужебного, да и просто повседневного устройства были тогда подняты и решены и для нас. Это наше наследие, это то, что наши благочестивые предки оставили нам, своим потомкам.

чтец Дионисий Синельников
Валентина Синельникова


Доклад на епархиальном съезде Санкт-Петербургской и Тверской епархии 25 июля 2007г.

Сайт Ржевской Покровской общины РПсЦ

Категория: Старообрядческие Соборы и съезды | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-21)
Просмотров: 1916

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz