Книжница Самарского староверия Воскресенье, 2017-Июл-23, 19:54
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
XVII в. [17]
XVIII в. [12]
XIX в. [35]
ХХ в. [72]
Современные деятели староверия [20]

Главная » Статьи » Деятели староверия » ХХ в.

Половинкин П.В. Маркова вера

Мы продолжаем цикл статей по истории Старообрядчества в Самарском Крае и расскажем о поморском согласии в Посаде Мелекесс Самарской губернии (ныне город Димитровград Ульяновской области).

Прогуливаясь сегодня по старому центру города, всецело погружаешься в его прошлое. Здесь, на улице Гагарина (бывшая Конная), расположился «Музей под открытым небом». Этот проект был осуществлен к фестивалю «Культурная столица Поволжья», проходившему в Димитровграде в 2004 году. Буквально в каждом доме открыт мини – музей, чуть далее новый парк с названием «Марков сад» и памятник посадскому голове Константину Григорьевичу Маркову.   

Установкой памятника К. Г. Маркову димитровградцы восстановили историческую справедливость и выразили свою благодарность человеку, подарившему родному городу процветание.

В 1626 году, неподалеку от слияния рек Большой Черемшан и Мелекесска, появляются первые поселенцы, пришедшие из Вятской губернии. В 50 – х годах XVII века здесь строятся укрепления для охраны Российского государства от набегов Ногайских племен. В 1714 году основан мелекесский винокуренный завод. Однако, вплоть до конца XVIII века, Мелекесс оставался небольшой деревней вокруг крепости и завода. С учреждением в 1852 году Самарской губернии Мелекесс входит в нее в составе Ставропольского уезд

Как и многие большие и малые российские города, своим промышленным и экономическим развитием Мелекесс обязан купечеству. Среди многочисленных представителей этого сословия, проживавших и торговавших в Мелекессе, выделим фамилии Марковых и Жирновых, принадлежавших к старообрядчеству поморского согласия, щедрых благотворителей и распространителей веры.

«Явился некогда в Мелекес в лаптях и сермяге мелкий купец Марков и открыл под рогожным шалашом какую – то торговлю. Нажива сразу удалась ему, и вот он, на скопленные деньги, начинает все более и более расширять свою торговлю»1. Так описывает «Казанский биржевой листок» (№ 88 и 89 за 1887 год) появление в городе основателя рода Марковых – Григория Марковича.

Григорий Маркович родился примерно в 1817 году. Его приход в Мелекесс относится к 30 – м годам XIX века. Поначалу он значится Ставропольским купцом 3 – й гильдии, позднее состояние позволило ему стать Самарским купцом 1 – ой гильдии.

«Инстинкт наживы подсказывает ему, - пишет далее «Казанский биржевой листок», - что лучше всего завести кабак. Завел он кабак, а там другой, третий и т. д… Прошло каких - нибудь десять лет – и вот разными правдами и неправдами, преимущественно кабацкими, скопил он такой капитал, что стал конкурировать с первыми богачами Мелекеса… Теперь он уже первый туз в округе; у него два больших винокуренных завода, громадная мукомольная мельница, несколько лавок, погребов и магазинов в разных городах, чуть не больше десятка каменных домов и несколько сот кабаков, целой сетью опутавших всю Самарскую губернию»2.

Конечно же, такая деятельность Марковых не совсем согласуется с их религиозными воззрениями. Однако, производство спирта, а также откупное дело было весьма популярно среди старообрядцев – предпринимателей того времени, заработавших на этом миллионы. Как правило, они не останавливались на достигнутом, осваивали новые производства, постоянно наращивали капитал. При этом они не попадали под власть денег, а использовали их на общественное благо. К тому же, для выживания во враждебном окружении, им было необходимо стать богаче, предприимчивее и влиятельнее всех остальных.           

 Так и у Григория Марковича винное производство не оставалось основным. В 1859 году ему уже принадлежал еще и литейный завод, где производилась отливка чугунных гирь. Особого расцвета предприятие Маркова достигло к 80 – м годам XIX века, когда предпринимательством занялись его сыновья: Александр, Федор, Константин и Андрей. У каждого из них были собственные производства, взаимосвязанные между собой «Торговым домом Марковых», главой которого по-прежнему оставался Григорий Маркович. Общий капитал семьи к концу века составлял более двух миллионов рублей. Марковы владели многими предприятиями в Мелекессе, по Ставропольскому и Самарскому уездам Самарской губернии: четыре винокуренных завода, где также производилась ректификация спирта, одна паровая и четыре водяных мельницы, один мукомольный завод, пивоваренный завод, производство шипучих и фруктовых вод, и, ко всему прочему, собственные имения и крупные землевладения в шести волостях узда. Также Марковы владели несколькими пароходами, на которых перевозили грузы от Астрахани до Нижнего Новгорода.

На Первой Всероссийской мукомольной выставке 1909 года в Петербурге ржаная обойная мука мельниц Марковых была отмечена золотой медалью.

Торговля велась в п. Мелекессе, с. Старой Майне, Черемшанской крепости и собственных имениях в Мулловке и Никольском Ставропольского уезда Самарской губернии, селах Елховке, Кошках и собственном имении Зубовском Самарского уезда и губернии, уездном городе Самарской губернии - Бугульме, Корсуне, Инзе, Тетюшах, селах Новодевичьем, Чердаклах и Кузнечихе Симбирской губернии, городах Симбирске, Кинешме, Нижнем Новгороде, уездном городе Казанской губернии - Чистополе и других местах.

 Марковы не ограничили себя рамками предпринимательства, направив свою энергию в общественную деятельность, благотворительность, дело распространения веры. В 1860 году купцы и мещане селения Мелекесский завод во главе с Г. М. Марковым подали прошение в Самарское Губернское Правление о преобразовании села в посад с учреждением в нем суда, должности городового старосты и полицейского надзирателя.3

В 1877 году Мелекесс получил статус посада. 15 сентября на первом заседании Посадской думы ее председателем был избран Константин Григорьевич Марков – сын Григория Марковича. Он являлся, по сути, первым и последним Посадским головой, пробывшим на этом посту почти 40 лет.

К началу ХХ века из захолустного селения Мелекесс стал довольно крупным торговым промышленным и культурным городом и являлся уже чуть ли не единственным городом России вообще не имевшим долгов.

 Душою всех дел в Мелекессе был Константин Маркович. При его содействии были открыты многие учебные заведения, число учащихся в которых достигло 2000 человек. Город, который до сего практически не имел средств, к 1915 году приобрел несколько десятков каменных и деревянных зданий, земельные участки и более 100 лавок, приносящих определенный доход. Городской капитал насчитывал 340 тысяч рублей. Появилась публичная библиотека и народный дом.

 «Торговый дом Марковых» на свои средства соорудил и передал городу три абиссинских (буровых) колодца, обеспечив население прекрасной водой.

Примерно в 1900 году умирает глава семейства Григорий Маркович. В 1906 году в память о своем отце сыновья строят в Мелекессе общественную богадельню имени Г. М. Маркова.  Здание богадельни было рассчитано на 60 человек. Для ее содержания на проценты братья выделяют капитал в 15000 рублей. Председателем попечительского совета богадельни становится Константин Григорьевич Марков, а другие представители семейства, как мужчины, так и женщины являются его членами.

Ко всему прочему Константин Григорьевич является гласным уездного земского собрания, гласным губернского земского собрания от Ставропольского уезда, попечителем общества вспомощетвования учащимся и учившим в учебных заведениях Мелекесса.            Андрей Григорьевич был членом мелекесского отделения уездного комитета попечительства о народной трезвости. Прасковья Степановна (жена Александра Григорьевича) была устроительницей и попечительницей сиротских домов для девочек и мальчиков и мужской и женской гимназий. Все члены семейства Марковых были потомственными почетными гражданами посада Мелекесс.

Несмотря на большие и реальные дела К. Г. Маркова на благо города, в его адрес постоянно высказывались различные и немалые нарекания. Это было обусловлено простой человеческой завистью к его успешной предпринимательской деятельности, его «непотопляемости» на посту посадского головы и, конечно же, принадлежности к ненавистному старообрядчеству. Зачастую, это были обычные наговоры.

Так, в 1893 году уездный исправник сообщал самарскому Губернатору: «Посадский голова Константин Марков, братья его Александр и Андрей Марковы – люди богатые, ведут коммерческие дела на  довольно значительную сумму и пользуются уважением почти всех жителей Посада Мелекесс  и только немногие не мирятся с непреклонными Марковыми. Чтобы такие люди не могли попасть в гласные думы, посадская управа по поручению, конечно, головы Маркова уменьшает произвольно у них ценность имущества и наоборот, у тех лиц, которые Марковым и их приближенным желательны, увеличивают ценность имущества…, чтобы дать им право участвовать в выборах»4.

 Использовал же Константин Григорьевич свое высокое положение, в первую очередь, прикрывая в годы гонений и притеснений местных старообрядцев, руководителями которых являлись его отец Григорий Маркович с сестрой Евдокией.

 Поморская моленная феодосеевцев при доме купцов Марковых существовала с давних времен. В 70 – х годах XIX века там открыто устраивались богослужения, на которые собиралось по пятьдесят и более человек. Порой пение доносилось и до соседних домов. Сила поморского дома Марковых в Мелекессе и во всем Ставропольском уезде была очень велика, и существовало даже такое понятие как «Маркова вера».

Самарские Епархиальные Ведомости приписывают Марковым распространение раскола не только в Мелекессе, но и по всей округе, в частности, в селах Новой Майне и Ерыклинске: «Самая сильная пропаганда в районе … (среди всех старообрядческих согласий)…  - пропаганда поморской секты, главным представителем коей в Ставропольском уезде считается Мелекесский купец Марков, человек очень богатый, ведущий большую торговлю и имеющий большое влияние и на своих, и на православное население того края. В его доме устроена молельня, где его сестрой, именующейся у поморцев духовной материю, совершается служба по поморскому обряду, и куда стекаются много поморцев из окрестных сел; приходят туда и бедняки православные, привлекаемые богатой милостынею, раздаваемой Марковым с целию завлечь побольше людей в свою секту, - и эта цель нередко достигается им. Хула на православную церковь, восхваление своей секты, вместе с немалой денежной подачкой нередко заставляют бедных людей попадать в сети богатаго вожака поморцев»5.

В 1889 году во дворе своего дома, что на винокуренном заводе, Григорий Маркович строит феодосеевскую моленную, где открыто проводятся богослужения. Новая моленная представляла собой одноэтажное каменное строение в виде флигеля. Она была разделена на две половины: в одной размещалась сестра Маркова – престарелая дева с келейницами, другая же половина предназначалась непосредственно под моленную. В рапорте по сему делу говорится: «В моленной на передней стене поставлен резной иконостас, алтаря нет, середина потолка выведена вроде купола, креста на моленной не имеется. По самому характеру беспоповщины в моленной богослужебных принадлежностей, как то сосудов, облачений и прочего не имеется. Для совершения молитвословий употребляют старопечатные книги с неизбежными подручниками и лестовками. По праздничным дням в моленной купца Маркова собираются раскольники феодосеевцы, где отправляется вечерня, утреня и часы. Службу совершают простые мужики под руководством уставщика, поют девки клирошанки, под управлением головщицы»6.

Наставником общины на этот период был Иван Федотович Посыпкин, 56 лет, крестьянин села Архангельских Городищ Ставропольского уезда, рожденный в господствующей церкви, а в поморскую веру перешедший уже в сознательном возрасте.

Не только Марковы, но и все местные поморцы активно привлекали жителей Мелекесса в «свою веру», обещая помощи и материальной поддержки со стороны богатых и влиятельных одноверцев. Наставник И. Ф. Посыпкин много ездил по домам своих верующих, отправляя обряды публично. Открыто проводятся и запрещенные в то время массовые похоронные процессии, с пением и иконами проходя от моленной по улицам города на старообрядческое кладбище.

Имеются два описания похоронных процессий умерших детей Марковых. Первое относится к 1887 году. Очевидцами отмечен только перенос гроба из дома Марковых в моленную. Процессия состояла, примерно, из 20 человек, впереди которой шел «поморский поп мещанин Петр Белоусов»7

В 1890 году похороны умершего младенца (сына Александра Григорьевича Маркова) были более многолюдными и проходили «с публичным выносным пением» от дома Маркова на винокуренном заводе до самих «раскольнических кладбищ».

На этих похоронах впереди шел мужчина, накрытый куском парчи, по покрою похожим на эпитрахиль9, с иконой в руках. И. Ф. Посыпкин, одетый в простое полукафтанье, шел не впереди гроба, а около него, сбоку, с кадилом. За гробом шли родители и родственники, за ними - хор певчих девиц, числом около 10 человек, и в конце - многочисленная толпа народа. «Во время шествия, - описывают свидетели, - и на кладбище хор девиц пел приличныя случаю церковныя песнопения».

В 1895 году из 8 000 душ населения Мелекесса старообрядцев насчитывалось более 1 000, «…и если они не числятся по книгам, то это потому, что весною большинство мелекесской бедноты, забив свои кельи, уходят для заработков на сторону» . Руководителем поморцев по прежнему является Григорий Марков, а наставником мещанин Иван Осодотов.

По данным Первой Всеобщей Переписи населения Российской Империи 1897 г. в Мелекессе проживало 8463 жителя обоего пола. Данных о старообрядцах нет. Однако, численность православных жителей была 7470 человек. Возможно, в разнице в 993 человека не учтены старообрядцы.

Главой поморцев – брачных был купец Жирнов, в доме которого располагалась моленная, наставником был Иван Феодотов.

Алексей Павлович Жирнов родился в 1839 году в с. Старая Малыкла в семье староверов поморского согласия, но записанных «православными».

17 января 1858 года симбирский мещанин Алексей Павлович Жирнов был обвенчан в господствующей церкви с удельной крестьянкой с. Новая Майна Дарьей Логиновой (1840 г. рождения), «православного вероисповедания». Первого младенца супруги Жирновы крестят «по православному обряду», а второго, рожденного в августе 1860 года, уже «оставляют без онаго», по причине ухода в староверие поморского согласия.

Уход А. П. Жирнова, уже как купеческого сына, с супругой в старообрядчество рассматривался в Самарской Духовной консистории в 1860 – 1862 годах. При увещеваниях со стороны священника Дмитрия Ястребова они твердо объявляли, что «не переменят своих мнений». Собственно и факта перевода А. П. Жирнова в «православие» не подтвержден. Родители и братья Алексея Павловича так и оставались записанными как православные.

В 1884 году в канцелярии Самарского губернатора было выдано разрешение «раскольникам поморской секты», проживающим в Мелекессе «совершать общественное богомолье в доме купеческой жены Дарьи Жирновой…». Сам Алексей Павлович к тому времени уже умер.

Несмотря на влияние К. Г. Маркова, община феодосеевцев существовала без разрешения начальства.

В 1898 году поморцы Посада Мелекесса «Т. Т-в, Г. М-в (Григорий Марков), И. С-в и другие, в числе 29 человек, обратились к Самарскому губернатору с просьбою о переводе из дома купчихи Ж-вой (Жирновой) разрешенной им молельни во вновь приспособленный под молельню дом Т-ва, выставив мотивом подобнаго ходатайства разделение местных поморцев на два толка: собственно поморский и феодосеевский, в который, с давняго времени, перешла, будто бы, домовладелица молельни Ж-ва с мужем.

Последние подали на имя губернатора контр – прошение, обвиняя подавших первое прошение в принадлежности к федосеевскому толку, а потому ходатайство их, как принадлежащих к более вредной секте, не должно быть уважено. Губернатор обратился к епархиальному Преосвященному с просьбою о доставлении сведений о Мелекесских безпоповцах и степени вредности их учения для церкви и государства и заключение по вопросу о разрешении перевести молельню из дома Ж-вой в дом Т-ва».

 На запрос губернатора архиепископом была дана весьма нелицеприятная оценка феодосеевского согласия. «По донесению протоиерея посада Мелекеса, - читаем далее, - все почти раскольники этого посада придерживаются федосеевщины. Дознание, произведенное о молельнях в посаде Мелекесе, обнаружило существование молельни и федосеевцев – во дворе К. М. (Константина Маркова). Приняв во внимание все вышеизложенное, Самарский Преосвященный просил губернатора поддержать просьбу тех, кои в настоящее время владеют молельнею Ж-ва (Жирнова), в ходатайстве же раскольников перенести молельню из дома  Ж-ва (Жирнова) в обширное новое здание Т-ва отказать».

Дальнейшая история поморских общин в Мелекессе и их основных деятелей весьма обрывочна.

Известно, что второй сын Г. М. Маркова - Федор Григорьевич (1851(6) – 1910 (1) – самарский купец 2 – ой гильдии, при женитьбе с некой Александрой Васильевной (1875 г. р.) отошел в никонианство. Об этом свидетельствует запись в книге Самарского купеческого головы за 1876 год, а также его духовное завещание, по которому он немалые средства передавал мелекесским учебным заведениям и «двум церквам в посаде Мелекесе, одной в селе Мулловке, одной в селе Еремкино … каждой по 1000 рублей наличными для вечного поминовения» его и его жены. «Памятник мне, - упомянуто в завещании, - поставить в церковной ограде рядом с памятником жены».

 Когда в 1919 году Константина Григорьевича арестовали, горожане, питавшие к нему неподдельное уважение бежали за телегой и бросали в нее узелки с едой и одеждой.

По приговору революционного трибунала Константин Григорьевич Марков был расстрелян в 1919 году в возрасте более 70 лет. Его сын Павел Константинович (1865 г. р.) неоднократно подвергался арестам. Дети Павла Константиновича - Дмитрий  (1897 г. р.) и Григорий (1899 г. р.) - офицеры Белой Армии, жили в Китае. Другие родственники, потомки бывших миллионеров, растворились среди миллионов простых жителей России и  проживали в Мелекесе, Самаре, Новороссийске и других местах.

Нет более сведений и о представителях купеческой фамилии Жирновых.

 В напоминание о былом величии семейств Марковых и Жирновых в Мелекесе (Димитровграде) сохранился ряд домов - прекрасных строений, украшающих облик города, а теперь еще и памятник первому и бессменному посадском голове К. Г. Маркову.

По данным на 1930 г. в Мелекесе еще существовал молитвенный дом старопоморцев.

В 50 – 60 годы многие из поморцев приходили крестить своих детей у наставника спасова согласия Ивана Абрамовича Филимонова (1874 – 1964). Другие же ездили для исполнения религиозных потребностей в село Кошки и другие места.  

1 Касимов Ф. История Мелекеса и его окрестностей. – Димитровград: Изд – во «Поинт», 1996.

2 Там же.

3 ЦГИА, Ф. 1287, Оп. 38, Д. 516; Ф. 387, Оп. 3, Д. 25872.

4 Касимов Ф. История Мелекеса и его окрестностей. – Димитровград: Изд – во «Поинт», 1996.

5 Отчет Самарскаго Комитета Православнаго Миссионерскаго Общества за 1882 год (продолжение). Самарские Епархиальные Ведомости № 7 от 1 апреля 1883 г.

6 ГАСО Ф. 32, Оп. 2, Д. 403.

7 Там же.

8 Там же.

9 Элемент священнического облачения.

10 ГАСО Ф. 32, Оп. 2, Д. 403.

11 Александров Д. Дневник собеседований епархиального миссионера за первую половину 1895 года. Самарские Епархиальные ведомости, № 18, 1895.

12 Населенныя места Российской Империи  в 500 и более жителей с указанием всего наличнаго населения и числа жителей преобладающих вероисповеданий по данным Первой Всеобщей Переписи населения 1897 г. Под ред. Н. А. Троицкаго. С. – Петербург, 1905.

13  Александров Д. Дневник собеседований епархиального миссионера за первую половину 1895 года. Самарские Епархиальные ведомости, № 18, 1895.

14 ГАСО, Ф. 32, Оп. 1, Д. 1490.

15 Очерк состояния раскола в Самарской епархии в 1898 году. Самарские Епархиальные ведомости, № 22, 1899.

16 Там же

17 ГАСО, Ф. 146, Оп. 1, Д. 31.

18 Касимов Ф. История Мелекеса и его окрестностей. – Димитровград: Изд – во «Поинт», 1996.

П.В.Половинкин (Самара)

Опубликовано в Календаре ДПЦ на 2006 год

Категория: ХХ в. | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-14)
Просмотров: 3459

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz