Книжница Самарского староверия Среда, 2017-Ноя-22, 01:46
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Литва

Поташенко Г.В. Русские староверы Польши и Литвы в 1920 - 1930-х гг. Часть 1

До сих пор в Литве немногие имеют возможность пользоваться журналами "Вестник Высшего Старообрядческого Совета в Польше" (1929 - 1934), "Календарь Высшего Старообрядческого Совета в Польше" (1936 - 1939), которые издавал Высший Старообрядческий Совет (далее - ВСС) в Вильнюсе, и "Китеж-град" (1933), который выпускали преподаватели и участники духовных курсов в Каунасе. Эти журналы выходили небольшими тиражами. В настоящее время они стали библиографической редкостью.

 

Большинство номеров "Вестника", "Календаря" и "Китеж-града" хранится лишь в библиотеке Вильнюсского университета. Однако полных комплектов этих изданий, к сожалению, не приходилось видеть ни в частных собраниях, ни в таких крупных хранилищах местных старообрядческих рукописей и изданий, как библиотека Рижской Гребенщиковской общины и Древлехранилище им. В. Малышева Пушкинского дома в Санкт-Петербурге (большая часть документов архива ВСС в Польше утрачена).

 

Без этих изданий трудно представить, какие яркие страницы были вписаны в историю местной церковной и культурной жизни русских староверов.

 

Материалы настоящей публикации знакомят с важными чертами религиозно-общественной, культурной и просветительской деятельности русских старообрядцев-поморцев Польши и Литвы в период между первой и второй мировыми войнами, отразившейся на страницах их периодической печати. Кроме того, несколько более важных текстов взято из других источников.

 

Во введении дается краткий обзор исторической ситуации староверия в этих странах, приводятся главные биографические сведения об авторах и рассматриваются некоторые наиболее важные проблемы истории культуры русских староверов того времени, затронутые в периодической печати. Тексты частично приближены к современному правописанию, однако во ряде случаев сохранены характерные особенности языка и орфографии первопубликаций. В истории культуры делается попытка не описать "памятники" прошлого (это всего лишь накопление материала для нее) и не интерпретировать отдельные тексты (это задача интеллектуальной истории, философии и литературоведения), но реконструировать изменения структур ценностей, генерировавших эти памятники, и способов применения этих структур ценностей в обществе.

 

В Польше и Литве, получивших независимость после Первой мировой войны, старообрядцы составляли религиозное меньшинство. В середине 1930-х гг. в Польше проживало более 50 тысяч поморцев1  (1,6 % от общего числа населения страны в 32,1 млн.), в Литве - более 42 тысяч поморцев2  (почти 2 % от общего числа населения страны - более 2,3 млн.). Небольшая группа поповцев в Варшаве, поселившаяся здесь в середине XIX в., не была объединена организационно и не имела своих священников. В отличие от потомков русских православных XIX в. и русских эмигрантов из Советской России, русские староверы были старожилами Польши и Литвы. Заселение старообрядцами этих земель относится ко второй половине XVII и XVIII вв., когда преимущественно в районе Браслава, Друи, Постав, Зарасай, Рокишкиса, Утены, Швенчениса, Тракай, Сувалк и Августова стали возникать их поселки с моленными и федосеевские3  общежити.

 

С точки зрения истории старообрядчества важным событием было официальное признание Старообрядческой Церкви правительством Литвы (1923 г.) и Польши (1928 г.). Это было не только одним из необходимых условий законного оформления Церкви в демократических странах, принесшего избавление от неравноправия и дискриминации старообрядческих наставников, прихожан и общин, как это было в царской России (правительственные преследования, лишение или ограничение гражданских прав, откровенно антистарообрядческие настроения, по крайней мере, до 1905 г.). Завершился процесс становления полной церковной структуры старообрядцев-беспоповцев, неоднократно прерывавшийся на протяжении всего XIX в. Но в новых политических условиях верх взяла не столько национально-церковная идея, сколько необходимость церковного обустройства в новых национальных государствах. В результате в Польше и Литве, как и в Латвии и Эстонии, впервые были созданы самостоятельные Старообрядческие Церкви (церковные организации), которые были признаны новыми государствами и получали от этих правительств некоторую финансовую поддержку. Это в целом обеспечило лояльность староверов как к новым демократическим правительствам, так и даже к авторитарным режимам после государственных переворотов в Польше и Литве в 1926 г.
 
Одновременно с этим завершился процесс утверждения (ново)поморского учения и поморского самосознания среди местных старообрядцев-беспоповцев, начавшийся в начале XIX в. с признанием федосеевцами Дегуцкого прихода (ныне Зарасайский район Литвы) бессвященнословных браков. Бессвященнословный брак - форма брака в беспоповской общине, учрежденная в последней трети XVIII в. поморским наставником Монинской часовни в Москве Василием Емельяновым, который установил для этого особый чин (обряд) с чтением канона Всемилостивому Спасу. Согласно Емельянову, для заключения законного брака необходимы согласие жениха и невесты, благословение родителей, венчание, свидетели и соответствующий возраст вступающих в брак. Священническое венчание, как "такмо благолепное украшение", может быть заменено, в отсутствие священства, соответствующими случаю молитвами, которые могут читать и "мужи нерукоположенные". В Москве такой бессвященносословный брак приобрел много приверженцев. В 1803 г. будущий настоятель московских поморцев Г. Скачков установил для бракосочетания, совершаемого беспоповским наставником, новый чин с чтением составленного им канона Всемилостивому Спасу, получивший признание у части поморцев. Защитники брачной жизни среди поморцев и федосеевцев нашлись и в других городах и губерниях России. И хотя большинство федосеевцев и часть поморцев в начале XIX в. продолжали по-прежнему проповедовать безбрачие, в беспоповстве усилилась общая тенденция в защиту бессвященнословных браков с благословением наставника. В настоящее время в Поморских Церквях практикуются оба чина бракосочетания, по желанию вступающих в брак.
 
В первой половине 1920-х гг. религиозно-церковная жизнь местных старообрядцев обновилась с созывом первых соборов - в 1922 г. и 1923 г. в Литве и в 1925 г. в Польше. На этих соборах были избраны высшие органы управления Церквями между соборами - Центральный Старообрядческий Совет в Литве (председатель Василий Прозоров) и Высший Старообрядческий Совет в Польше (председатель Арсений Пимонов). В конце 1920-х и 1930-х гг. религиозная жизнь поморцев заметно оживилась и расцвела (продолжение на бывших окраинах Российской империи прерванного религиозного возрождения старообрядчества начала XX в.?).
 

Это религиозное оживление старообрядчества в Польше и Литве приобрело различные формы в церковной и общественно-политической областях: созывались старообрядческие соборы (съезды), строились и обновлялись храмы, открывались приюты для детей, престарелых и иконописные мастерские; старообрядцы принимали участие в деятельности организаций русского меньшинства, польского Сейма и Сената, литовского Сейма (в последнем до 1926 г.). Расцвет выразился в более активной и насыщенной религиозно-культурной жизни и просветительской деятельности. В Вильнюсе и Каунасе действовали старообрядческие школы. При общинах Литвы и Польши создавались библиотеки и религиозно-просветительские кружки для молодежи. Проводились двухгодичные старообрядческие духовные курсы в Каунасе, а также летние курсы по подготовке вероучителей в Вильнюсе. ВСС в Вильнюсе и ЦСС в Каунасе осуществляли достаточно широкую издательскую деятельность.

 

"Вестник Высшего Старообрядческого Совета в Польше" был важным издательским достижением ВСС. В конце 1920-х и начале 1930-х гг. это был единственный в Польше старообрядческий "орган, посвященный церковным делам" и первое их печатное периодическое издание в крае вообще 4.  Журнал выходил не менее 6 раз в год тиражом в 400 экземпляров. С 1929 г. по 1933 г. его редактором был Павел Киселев (ум. 27 февраля 1933). Потом "Вестник" выходил под редакцией Бориса Пимонова и Осипа Андреева. Журнал выполнял огромную религиозную и культурно-просветительскую задачу. Он всесторонне освещал церковно-общественную жизнь старообрядцев не только Польши, но и Литвы, Латвии, Эстонии и отчасти США, Аргентины. Кроме того, он являлся пропагандистом родного русского языка и национального самосознания.

Первый старообрядческий календарь в Польше вышел как приложение к "Вестнику" на 1932 г. (с. 2 - 26). В 1936 - 1939 гг. вышли четыре отдельных "Календаря Высшего Старообрядческого Совета в Польше" (ред. Иван Романов).
         

В 1933 г. более скромный староверческий журнал "Китеж-град" (он печатался на ротаторе) издавали старообрядческие духовные курсы Литвы, иногда еще называемые старообрядческим институтом (1931 - 1933 гг., заведующий - Иван Прозоров, их окончило 16 человек), а редактировал участник этих курсов Иосиф Никитин. Однако главными идеологами журнала были заведующий этих курсов Иван Прозоров и его редактор Иосиф Никитин, позже - долголетний духовный наставник Каунасской общины и один из видных руководителей Старообрядческой Поморской Церкви в советской Литве и старообрядчества (беспоповства) в целом. Издавать журнал побудили не только насущные для русских староверов в стране религиозно-нравственные и просветительские (относительно низкий уровень их грамотности) задачи, но также научные и отчасти литературные амбиции молодежи: они не хотели отставать от издаваемого духовным наставником Авдеем Екимовым церковного "Старообрядческого календаря" (Двинск, ежегодник), желание приблизиться и занять свое место среди известных к тому времени старообрядческих изданий в Польше, - церковного и общественно-культурного "Вестника ВСС в Польше", - и в Латвии - журнала "Родная старина", посвященного "вопросам религиозно-нравственного и национального просвещения" (Рига, 1927 - 1933, отв. ред. А. Смейльс, редакция - И. Заволоко, Д. Михайлов, А. Фомичев).
         

Свои статьи и заметки в "Китеж-граде" печатали преподаватели - И. Прозоров, П. Линев - и учащиеся духовных курсов - И. Никитин, М. Терентьев, М. Колесников, Ф. Каштелянов, Г. Панкратьев, Е. Ранцев, П. Марков, А. Минкевич, Л. Воробьев и др. В журнале были представлены и публикации духовных наставников (Агафонник Панкратьев, О. Орлов и др.).
         

В "Китеж-граде" печатались проповеди и поучения местных духовных отцов, статьи религиозно-нравственного и исторического содержания, духовные стихи, повести и стихотворения русских поэтов-классиков (напр., М. Ломоносова, В. Жуковского, А. Пушкина и др.) и местных авторов. Журнал также публиковал материалы к истории старообрядцев края, вкратце сообщал об общественно-политических событиях в Литве и мире, приводил хронику старообрядческой жизни в странах Балтии и Польши. Он был иллюстрирован рисунками на библейские темы, эскизами старообрядческих храмов Литвы, отцов Церкви и чудотворцев, сделанными местными староверами - М. Стрелковым, Н. Панкратьевым, Б. Удаловым. Всего вышло 10 номеров (В 1990 г. ВСС в Вильнюсе было возобновлено издание журнала под таким же названием. Кроме того, еще в 1927 - 1931 гг. в Варшаве издавался журнал со схожим названием - "Китеж. Русский католический вестник").
         

Категория: Литва | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-19)
Просмотров: 3811

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz