Книжница Самарского староверия Среда, 2017-Окт-18, 14:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Молдова

Денисов Н.Г., Смилянская Е.Б. Культурные центры старообрядческой Бессарабии
Культуру старообрядческих общин Бессарабии характеризует ти­пологическое единство. И, как уже отмечалось, общие черты липованской старообрядческой культуры обнаруживаются не толь­ко у старообрядцев Бессарабии, но и у их одноверцев к северу и востоку от Днестра и к юго-западу за Дунаем и Прутом, а также у переселившихся из Румынии в СССР старообрядцев, которые до настоящего времени называют себя дунаками 1.
 
Некоторые общие черты этой липованской культуры видятся в следующем:
 
 - общая самоидентификация: местное население, обычно принадле­жащее к господствующей православной церкви, называет старообрядцев в Румынии, Подолии, Бессарабии или на Юге России липованами или пилипонами. Это стало и самоназванием русских старообрядцев в исследуемых местах;
  
-  конфессиональная ориентация: белокриницкое направление господствует у старообрядцев-липован;  за исключением  прихода  беспоповцев-поморцев в Единцах, приходы Бессарабии принадлежат к белокриницкой иерхии (за Дунаем в Румынии и у дунаков, переселившихся в Россию, сохраняются и приходы беглопоповского согласия, до 60-х гг. XX в. маленький беглопоповский приход был и в Бессарабии в Килии);
  
-  отличия в богослужебной практике: с праздника Воздвижения до Благовещения липоване Румынии и дунаки совершают богослужения по ночам;  липоване же Бессарабии отошли от подобной практики только после Второй мировой войны, когда вошли в подчинение московскому Рогожскому центру;
  
-  выборы священника: у всех липован до настоящего времени сохраняется правило всем приходом выбирать священника из своей среды; только в последнее время в Бессарабии от этой практики стали отступать (например, в Килие, Вилково и других местах);
  
- приходская трапеза: большую роль в жизни общины играют общин­ные праздничные обеды, которые устраиваются обычно около храма;
  
- храмовая одежда и внешний вид: в храмовой одежде бессарабских ста­рообрядцев в  настоящее время нет строгой определенности, но до войны было иначе - в приходах Бессарабии женщины носили сарафаны-шубки, какие сохраняются и в настоящее время у дунаков в России и липован в Румынии;
  
- женщины в бессарабских липованских приходах обычно завязывали платок, «на узел», но в настоящее время под влиянием Рогожского центра устанавливается традиция закалывать платок «под булавку». О строгости в отношении к внешнему облику и храмовой одежде липованина мы можем судить по тому, что и ныне у дунаков бритых мужчин и подстригающих волосы женщин в храм не пускают, дунаки ходят в храм в национальной одежде;
  
- влияние соседей: дунаки и липоване Бессарабии нередко украшают свои храмы бумажными цветами, как у православных на Украине, в Молдавии и Румынии.
  
Итак, можно с уверенностью говорить, что липованская традиция в Бес­сарабии и за Дунаем едина. Исторические изыскания показывают и то, что в числе первых жителей ряда липованских поселений были выходцы с Дона - игнат-некрасовцы. Но насколько можно объединять культуры липован и некрасовцев, потомками которых часть липован себя считает и поныне?
  
Многолетние исследования конфессиональной ориентации, книжности, церковного пения, богослужебной и внецерковной практики не только липован (к которым мы относим и дунаков), но и игнат-некрасовцев-турчан, выехавших из. Турции (проживающих на Ставрополье), позволяют говорить о следующих особенностях этих ветвей в южной старообрядческой культуре:
 
- самоидентификация: сами некрасовцы хорошо отличают своих от дунаков и липован; кроме того  в Турции старообрядцев не называли липованами, а только казаками или игнат-некрасовцами;
 
- приходская трапеза: у турчан общинный обед «берут в дом» семьи прихожан, и аналогов этому мы не встречали; между тем общим для «турчан» и «липован» является обычай жертвовать в определенный для каждой семьи праздник в храм хлебы, вино, масло;
 
- у турчан-некрасовцев, так же как и у липован, до настоящего времени сохраняется правило всем приходом выбирать священника только из своей среды;
 
- храмовая одежда: национальный костюм, в котором продолжают ходить в церковь турчане-некрасовцы, значительно отличается от липованского, особенно у женщин, которые завязывают платок на голове «как у каначек» (местное выражение некрасовцев - т. е. как у друзей-турок, живших с ними рядом в селе, «по-турецки»), головной убор украшается цветами;
 

- вместе с тем украшать бумажными цветами храм у турчан-некрасовцев не принято.

Существует значительное количество отличий и в богослужебно-певческих традициях:
- у турчан принято только мужское пение; у липован Бессарабии и дунаков в последнее десятилетие стало вводиться женское пение; в Бессарабии женское пение стало вводиться после Второй мировой войны под влиянием Рогожского центра, и в настоящее время хоры в храмах смешанные;
- турчане вынуждены были оставить свои певческие книги в Турции, поэтому в настоящее время имеющиеся в общинах певческие памятники не отражают местной древней традиции; у дунаков употребляются издания Л.Калашникова, хотя и из Румынии привозят современные рукописные певческие книги; в Бессарабии после присоединения к Рогожскому центру стали распространяться печатные книги Л. Калашникова, а традиция переписывания певческих книг постепенно прекратилась;
- что касается крюковой грамотности, то приходится констатировать, что ныне у турчан нет знатоков крюковой нотации и традиция пения полностью уст­ная; у дунаков, как и у липован Бессарабии, и ныне есть грамотные певцы;
  
- динамика исполнения у всех громкая, у липован порой форсированная;
  
- у турчан в пении можно наблюдать влияние греческого богослужебного пения; некоторые певцы и священники учились в греческой семинарии в Турции. Аналогов этому больше ни у кого нет;
  
- у турчан нет чистой монодии, и в пении постоянно присутствуют элементы многоголосия, близкого по типу функциональному одноголосию, называемому еще вариантной гетерофонией  (линеарного склада,  чуждого гомофонно-гармоническому строю). У липован больше чистой монодии, если и встречаются многоголосные фрагменты, то они по своей природе родственны многоголосию турчан. В Вилково, о котором чаще, чем о других населенных пунктах, говорят как о некрасовском поселении, ряд признаков свидетельствует о большом отличии церковного пения от пения некрасовцев-турчан. У липован Бессарабии после войны под влиянием Рогожского центра вводится монодия. Встречающиеся многоголосные фрагменты отличаются от аналогичных у турчан: как правило, это удвоение напева в терцию. Встречаются и вводнотоновые тяготения. Подобные нововведения - результат влияния уже не Рогожского центра, а церковно-певческой культуры соседей-украинцев и господствующей («никонианской») церкви;
  
- различие обнаруживаются и при анализе темпа богослужения - у турчан темп служения и пения не изменились со времени возвращения в Россию из Турции, у дунаков в последнее десятилетие наметилась тенденция быстрее служить и петь, то же стало входить в обиход в приходах Бессарабии. В то же время отдельные песнопения поются в Бессарабских приходах очень медленно (например, ектений в Вилково);
  
- по звукоизвлечению все южные приходы отличает пение открытым звуком, при этом тембр пения особенно отличается у турчан - он очень насыщенный, красивый;
  
- у турчан и липован есть специфические особенности чтения богослужебных текстов. В то же время у них нет дифференциации погласиц. В бессарабских приходах в настоящее время наблюдается влияние традиций чтения, принятых в российских старообрядческих общинах;
  
- наконец, при пении в Центральной России головщик клироса использует длинную указку, за которой обычно следят остальные певчие в храме; та же указка используется в приходах Бессарабии и у дунаков, тогда как турчане-некрасовцы указкой не пользуются и отвергают ее в категоричной форме.
  
Этот перечень сравнений и сопоставлений может быть продолжен, но они приводят к заключению, что культура игнат-некрасовцев-турчан отличается таким своеобразием, что можно поставить под сомнение сам факт единства турецких игнат-некрасовцев с так называемыми «некрасовцами», переселившимися из-за Дуная (а по сути - липованами).
  
Сложившаяся на базе донской казачьей монокультуры, культура игнат-некрасовцев претерпела, конечно, инонациональные влияния, но группы игнат-некрасовцев почти не  поднялись за счет притока старообрядцев из неказачьих регионов. У липован история их развития складывалась иначе: как уже отмечалось, их культура явилась сплавом различных традиций русских переселенцев из Центральной и Южной России, включая казаков. И культурное развитие липованских центров Бессарабии за счет инокультурных влияний не остановилось и ныне.
  
Близость жизненного уклада и культурных традиций большинства старообрядческих приходов позволяет нам избежать подробного рассказа обо всех общинах. Мы остановимся на певческих традициях, праздниках и повседневности только трех поселений: старейшего прихода Бессарабии с. Куничи на Днестре и городах Вилково и Килия в устье Дуная.
  
Рукописные и печатные материалы, собранные экспедициями в этих местах, дополнят материалы дневниковых записей собирателей, а также собственные впечатления авторов, полученные от общения с людьми во время полевой работы. Цель настоящего экскурса - сопоставление письменной и устной традиции, а также сравнение известного по письменным источникам прошлого состояния приходов Бессарабии с тем, что сохраняется в настоящее время. 
 
1. Их общины существуют ныне в Краснодарском крае, Дагестане, Грузии и некоторых других местах.

 
2. Близкие выводы на основании рукописного «Сказания о староверцах, живущил в земле Молдавской...» делает М.И. Лилеев, упоминая Куничу среди поселений старообрядцев в Бессарабии, возникших после перехода игнат-некрасовцев в подданство султана. См.: Лилеев М.И. Из истории раскола на Ветке и в Стародубье XVII-XVIII вв. Киев, 1895- Вып. I. С. 262.

 

Категория: Молдова | Добавил: samstar-biblio (2008-Фев-08)
Просмотров: 3157

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz