Книжница Самарского староверия Четверг, 2017-Окт-19, 04:34
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Поволжье

Будкина И. Старообрядцы, приемлющие священство Белокриницкой иерархии, в Самарской губернии

Под влиянием Иргизских монастырей именно поповское согласие стало на территории Самарского Поволжья наиболее распространенным. Во всех семи уездах Самарской губернии проживало значительное число старообрядцев-поповцев, существовало немало поселений, преимущественно, а то и полностью населенных старообрядцами этого согласия. Особенно много их было в непосредственной близости от разгромленных Иргизских монастырей - в Николаевском уезде, который власти называли не иначе, как "гнездом раскола". Многие его населенные пункты: села Балаково (ныне г.Балаково Саратовской области), Криволучье, Каменка, Аннин Верх, Мосты, Морец, Натальино, Порубежка, а также сам уездный город Николаевск (бывшая слобода Мечетная, а ныне г.Пугачев Саратовской области) были основаны старообрядцами.

После восстановленя трехчинной иерархии значительная часть проживающих в Самарском крае поповцев приняла священство белокриницкой иерархии. Так, уже в 50-х г.г. XIX века старообрядцы-поповцы признают белокриницкое священство в городах Николаевске, Самаре, Новоузенске, Бугуруслане, селах Балаково, Новые Костычи (Обшаровка), Луговая Александровка, Врхне-Печерское, Верхне-Сызранские Хутора, Кашпирский Хутор, Камелик, Елховка (Покровка), Криволучье, Мосты, Новая Майна, Журавлиха, Новая Тепловка, Яблонный Гай, пригороде Ерыклинск, деревнях Ахмат, Васильевка, Ивантеевка, Федоровка и других.

Зачастую к белокриницкому согласию присоединялись беспоповцы и члены господствующей церкви. Так, крупное село Новые Костычи (Обшаровка) Самарского уезда Самарской губернии, было основано переселенцами-федосеевцами после выхода Манифеста 1762 года.[1] Местное федосеевское общество поддерживало связи с московским Преображенским кладбищем, направляло туда молодежь для обучения древлеотеческому богослужебному уставу и искусству иконописи. В 30-х г.г. XIX в. в селе появилась небольшая община поповцев. Но уже в начале 50-х г.г.XIX в. не только все поповцы, но и значительная часть федосеевцев признала священство белокриницкой иерархии. Руководителем местных белокриницких старообрядцев стал Абрам Прохорович Золин. Даже епархиальные миссионеры вынуждены были признать, что он человек "замечательный по дару слова, богатству памяти и материальным средствам".[2] Они докладывали епархиальному начальству, что в первой половине 60-х годов XIX в. А.П.Золин "многих увлек в австрийство".[3]

Деревня Светлое Озеро Ставропольского уезда Самарской губернии, напротив, была основана переселенцами из Курской губернии, принадлежащими господствующей церкви. Однако около 1860 г. под влиянием белокриницкого священника из соседнего села Хрящевка о. Ковшова, значительная часть жителей деревни приняла Старую Веру. Постепенно в деревне сложилась большая община старообрядцев, приемлющих священство белокриницкой иерархии. Только по официальным данным на 1901 год белокриницких старообрядцев было более 500 душ обоего пола. [4] В 1907 году "Самарские епархиальные ведомости" писали, что в деревне "Масса австрийцев, у которых и храм, и иереи". [5]

Большое число старообрядцев, приемлющих свящество белокриницкой иерархии, зачительное число иерев, окормляющих свою паству, - все это вызвало необходимость в учреждении Самарской епархии Древлеправославной Церкви Христовой, приемлющей священство белокриницкой иерархии.

Первым во главе Самарской и Саратовскй епархии стал епископ Амвросий (Александр Герасимович Гераськов). В декабре 1871 года он стал епископом Самарским и Саратовским, а уже в сентябре 1872 года по требованию архиепископа Самарского (господствующей цнркви) арестован в родном селе Ивантеевка Николаевского уезда Самарской губернии. Во время ареста при нем нашли запасные Дары, крестильный ящик, Архиерейский Чиновник, Требник, две фелони, епитрахиль, поручи, два кадила. Составили акт, под которым владыка поставил подпись: "Смиренный епископ Амвросий".

"Самарские епархиальные ведомости", не скрывая раздражения, писали: «Почти все ивантеевские австрияки подходили к нему со слезами на земной поклон, как к мученику за веру, и принимали благословение. Когда потом в Самаре Амвросий проживал во время производившегося о нем следствия, то у раскольников Самары он всюду был принимаем как почетный гость и сановное лицо". [6] Дело "о распространении лже-епископом раскола" было прекращено, однако позднее была еще одна попытка возбудить следствие против епископа. В 1876 году епископ Амвросий с сыном Гурием были арестованы и находились в заключении в Николаевске. Даже недоброжелатели из числа епархиальных миссионеров вынуждены были признать «благовидную жизнь и внешность» старообрядческого епископа. "Самарские епархиальные ведомости" так описывают Амвросия: "В 1872 году Амвросию было 67 лет, росту 2 аршина 4 вершка, имел русые волосы, продолговатую, но не длинную бороду, серые глаза. Лицо у Амвросия чистое, бледное, худощавое, жизнь он ведет чуть не аскетическую. Характера Амвросий скромного, малоразговорчив". [7] В 1885 году владыка удалился на покой и через год скончался.

В 1886 году на Самарскую и Симбирскую кафедру был возведен епископ Алексий (Середкин), который управлял епархией тринадцать лет.

В апреле 1899 года епископ Алексий преставился, а 24 августа того же года в Нижнем Новгороде епископом Московским и всея Руси Иоанном, епископами Арсением Уральским, Феодосием Терским и Кириллом Нижегородским в епископа Самарского и Симбирского был возведен священноинок Порфирий (Петр Маничев). Новому епископу было поручено также управление Уфимской епархией, а позднее, после смерти епископа Паисия Саратовского, временно Саратовской и Астраханской епархией.

С именем владыки Порфирия связан расцвет Самарской епархии Древлеправославной Церкви Христовой, приемлющей священство белокриницкой иерархии. Энергичный владыка постоянно объезжал епархию с пастырскими визитами, совершал богослужения, и это - до 1905 года, когда такие действия не было позволено совершать открыто. Уже в 1900 году самарский епархиальный миссионер Д.Александров докладывал в отчете епархиальному начальству: «Порфирий - истый ученик Швецова, всеми мерами он заботится о поддержании раскола своего толка. Часто совершает поездки по епархии, в селах отправляет торжественно служения, причем старается, насколько возможно, больше открывать приходов, к которым определянт иереев.»[8] За время своего служения Порфирий Самарский рукоположил около 50 священников, несколько диаконов, образовал более 25 новых приходов, освятил более 30 церквей. Скончался и погребен владыка в июне 1912 года в Черемшанском монастыре, смерть его стала настоящей утратой для самарского старообрядчества.

Именно в период его служения официальная церковь в Самаре стала видеть в белокриницком согласии основную угрозу. Составитель ежегодной отчетности Самарского епархиального комитета православного миссионерского общества и его фактический руководитель Д.Александров в каждом своем отчете твердит епархиальному начальству: "Толк австрийский самый опасный и вредный для православной церкви"(1898 г.),[9] "Долгом почитаю сказать: толк австрийский за последнее время в епархии стал боевым, таким, на который миссионерам нужно обратить более внимания, чем на прочие" (1901г.)[10], "Австрийский толк становится сильнее и дерзновеннее"(1909 г.).[11]

Безусловно, расцвет старообрядчества белокриницкого согласия в Самарской губернии, заслуга не одного лишь владыки Порфирия. Вторая половина XIX- начало XX в.в. - время служения замечательных старообрядческих иереев - настоящих подвижников. Это о.Архип (Архип Иванович Аникин), прослуживший с 1876 года более двадцати лет в д.Луговая Александровка, о.Петр (Белов), иерей из с.Хворостянка, о.о. Антоний и Ермил (Вахтины), окормлявшие с.Верхне-Печерские Хутора и с. Новые Костычи (Обшаровка), о.Иоанн (Яковлев)из с.Яблонный Гай, о.Георгий (Егор Иванович Седов)из с.Новая Тепловка, о.Василий (Землянский), с.Кашпирский Хутор, о.Василий (Плотников), пригород Ерыклинск, о.Василий (Суханов), с.Хрящевка.

Особенно крупные общины сложились в городах Николаевске, Самаре и с.Балаково. Николаевск и окрестные села на протяжении многих десятителетий окормлял легендарный о.Петр (Петр Романович Узенцов). Он неоднократно подвергался аресту, не раз находился в заключении, пользовался огромной любовью и безусловным авторитетом у своей паствы.

Первым священником в с.Балаково стал о.Иоанн (Иван Васильевич Поляков). Позднее в Балаково служили о.Константин (Константин Максимович Зверев), о.Михаил (Михаил Илларионович Зотов), а такж диаконы Михаил (Михаил Георгиевич Михеев) и Григорий (Григорий Маслов), позднее рукоположенные в иереи и служившие в Самаре.

Кроме того, в Самаре служили протоиерей Макарий (Макарий Васильевич Захарьичев), о.Иаков (Тулупов) и о.Трофим (Шешнев). Самарская община к началу ХХ в. объединяла более тысячи человек.[12] В отчетных сведениях по противо-раскольничьей миссии в Самарской епархии за 1898 год указывается: "Самарские раскольники (речь идет о старообрядцах белокриницкого согласия - И.Б.) открыто совершают богослужения, в центре города имеют прекрасное помещеие для церкви. Здесь живут - лжеепископ, два лжепопа, диакон и хор уставщиков. Нисколько не стесняясь существующими законоположениями, лжепопы носят, к немалому соблазну православных, длинные волосы (открыто, а не пряча под одежду), ходят в одежде, очень похожей на рясу православных иереев, только без широких рукавов, публично разъезжают по домам для совершения треб и "славлений". [13]

Значительную роль в истории самарского староверия сыграли выдающиеся апологеты: еп.Арсений Уральский, еп.Иннокентий Усов, Климент и Иосиф Перетрухины.

Будущий епископ Уральский неоднократно бывал в Самарской губернии. В частности, по донесениям местного благочинного, в октябре 1887 года он приезжал в с. Нижнее Санчелеево Ставропольского уезда, где было много белокриницких старообрядцев, и участвовал в собеседованиях с епархиальным миссионером.[14] Как явную угрозу для себя самарские епархиальные власти расценили возведение его в епископа Уральского. Епархиальное начальство предупреждает местное священство: «Один из главных апологетов этого священства (белокриницкой иерархии – И.Б.) в истекшем году произведен в епископы, - это знаменитый в своем роде – Швецов, рукописные и печатные произведения которого во множестве распространены среди раскольников-австрийцев Самарской епархии. В новом своем сане Швецов, очень возможно, еще энергичнее примется за апологию защищаемого им толка и тем несомненно увеличит ряды последователей его... А так как Швецов отныне епископ Уральский, и, стало быть, местом своего пребывания изберет областной город Уральск, то это обстоятельство приобретает для юго-восточной окраины Самарской епархии еще большее значение, которое игнорировать, во всяком случае, не придется.»[15]

Бывал в губернии и будущий митрополит Белокриницкий Иннокентий (Усов). Так, епархиальный миссионер Д.Александров докладывает начальству, что в мае 1900 года старообрядческий епископ Порфирий Самарский послал в д. Светлое Озеро «помощника и ученика Швецова, известного апологета Усова».[16]

Но постоянной проблемой на протяжении почти пятидесяти лет для епархиальных властей были уроженцы г.Николаевска Самарской губернии, отец и сын Перетрухины.

Климент Афиногентович Перетрухин, еще живя в Черемшанском монастыре, регулярно участвовал в проходящих в разных местах губернии собеседованиях с миссионерами. Позднее, став секретарем владыки Саватия, он не забывал родной Николаевск и постоянно бывал здесь. Епархиальный миссионер докладывал, что николаевские старообрядцы «нарочито выписывали из Москвы сего мудрого человека, «философа», как они называли Перетрухина, чтобы он сразил миссионера Колосова» [17]
 
Не меньшим авторитетом пользовался в губернии сын К.А. Перетрухина, Иосиф Климентович. В собеседованиях с миссионерами господствующей церкви и старообрядцами других согласий он начал принимать участие с 16 лет, и тоже очень часть приезжал в Самарскую губернию. Одна из его бесед, с нетовцем А.А.Коноваловым о крещении Греческой Церкви и митрополита Амвросия, прошедшая в с.Березове Николаевского уезда Самарской губернии в марте 1905 года, подробно описана в журнале «Старообрядецъ».[18]
 
Несколько десятилетий подряд «Самарские епархиальные ведомости» «разоблачали» отца и сына Перетрухиных, ежегодно посвящая этому обширные статьи и целые разделы в миссионерских отчетах. Можно сказать, что для местных миссионеров Перетрухины много лет оставались главными идеологическими противниками.
 
Широкую известность в Самарской губернии и за ее пределами приобрел начетчик из с.Ахмат Новоузенского уезда Иван Лукин. Зачастую он принимал участие в беседах с миссионерами совместно с И.К.Перетрухиным. «Самарские епархиальные ведомости» называли И.Лукина всероссийским миссионером.[19]  

В 90-е г.г. XIX века особым авторитетом среди самарских старообрядцев пользовался самарский мещанин Жачкин. Он был постоянным участником публичных собеседований с епархиальным миссионером Дмитрием Орловым – одним из наиболее ярких защитников господствующей церкви в епархии. Тем не менее, начетчик Жачкин не уступал Д.Орлову, и потому местные старообрядцы разных согласий всегда приглашали его на публичные собеседования. Ничуть не смутил самарского начетчика известный по всей России синодальный миссионер К.Крючков, который проводил публичные собеседованияв Самаре в марте-апреле 1889 года. И на этих собеседованиях Жачкин, который, по выражению «Самарских епархиальных ведомостей», выдавался из среды своих собратьев умением ясно и последовательно излагать свои доводы, а также упорством в отстаивании своих убеждений, был «главным возражателем» синодального миссионера. «Самарские епархиальные ведомости» указывают, что помимо Жачкина в прениях принимали участие беглопоповский начетчик Семен Егорович и уставщик «молодых еще лет, по видимому фанатически преданный своему обществу». Благодаря этим ярким представителям старообрядчества, миссия Ксенофонта Крючкова не увенчалась успехом. «Как при начале собеседования, так и после всего сказанного, старообрядцы оставались упорными в своем заблуждении», - отмечают «Самарские епархиальные ведомости». И с разочарованием констатируют: «Беседа о.протоиерея Крючкова прошла безследно для этих предубежденных совопросников»

Миссионерам господствующей церкви успешно противостояли также местные, хотя и менее известные начетчики: крестьянин с.Порубежка Иоаким Морозов, Лазарь Макаров из с.Мосты, Владимир Кузнецов из г.Сызрани, Иван Липатов из с.Камелик, Алексий Тахтаров из с.Лебяжье, Василий Тимофеев из с.Новая Майна, Прянишников из Самары. Не раз провинциальные начетчики успешно противостояли заезжим синодальным миссионерам. Так, самарский начетчик Федот Герасимов показал себя блестящим оппонентом специально приглашенного в Самару в 1890 году синодального миссионера иеромонаха Арсения. А годом раньше в с.Елатомонка Бугурусланского уезда, которое считалось «гнездом раскола», так как было заселено «поголовно старообрядцами, за исключением волостного писаря и его семейства»[20], «для вразумления раскольников» специально был приглашен синодальный миссионер К.Крючков. Местный белокриницкий начетчик Василий Федосеев блестяще защищал Старую Веру на многолюдных и длительных собесодованиях. В результате миссия К.Крючкова не удалась.

Уровень грамотности белокриницких старообрядцев вообще был достаточно высок. Широко распространены были сочинения Швецова, Усова, бр.Мельниковых, Перетрухиных.[21] Можно сказать, что почти каждый старообрядец готов был отстаивать свою веру перед соседями, односельчанами. «Самарские епархиальные ведомости» писали: «В полях, домах, на улицах и на разных сходках и сходбищах мы можем постоянно встречать разные религиозные споры между простым народом. Таким путем идет пропаганда раскольников...»[22] Замечательной иллюстрацией этого может служить заметка Ф.Решетова «Религиозная беседа», опубликованная в журнале «Старообрядческая мысль». В ней описана публичная беседа простого крестьянина – белокриницкого старообрядца Петра Исаевича Косолапова с помощником миссионера и диаконом господствующей церкви. «Мне случайно пришлось быть на этой беседе, - пишет автор заметки, - и я был заинтересован тем, что простой деревенский мужичок бедного состояния, имея шесть человек малых детей, только что собравшийся ехать на мельницу молоть пшеницу, и вдруг неожиданно получивший от миссионера просьбу на беседу, оставил во дворе пшеницу и без всякой подготовки в этот же день отправился беседовать. И так с Божией помощью отразил противника, как и должно»[23]

Говоря об истории белокриницких старообрядцев в Самарском крае, нельзя не назвать и тех, кто в течение многих лет был попечителем старообрядческих моленных и храмов, поддерживал старообрядческие общины. Это Антонович – землевладелец из с.Яблонный Гай Николаевского уезда, Степан Токарев, крестьянин д.Ахмат Новоузенского уезда, упиминавшийся уже А.П.Золин, крестьяне и купцы с.Балаково: Ф.М. и С.М. Веховы, Л.С.Богатырев, М.И. и В.М. Ефановы, И.Г.Зайцев, И.И. и Л.И.Заслоновы, И.М.Кузнецов, С.И.Моренов, И.И., С.И. и А.И. Мочаловы, Кондратьев, Г.Ф.Прянишников, П.М.Судаков, К.И. и Ф.К. Терсинцевы, самарские благотворители Санины, Пензины, Темрязанцевы и многие другие.

Особенно хочется упомянуть представителей нескольких купеческих родов – благотворителей и храмоздателей. Первыми в этом ряду нужно назвать балаковских купцов Мальцевых. Основатель рода – Михаил Тимофеевич Мальцев – за героизм, проявленный в годы Крымской войны 1854-1855 г.г., получил земельный надел в Балаково, а к 1861 году стал одним из крупнейших землевладельцев Поволжья, имея 116 тысяч десятин (около 127 га) земли. Его старший сын Онисим стал председателем Совета балаковской общины старообрядцев, приемлющих белокриницкую иерархию. Младший, Паисий, известный библиофил, знаток и коллекционер древних книг и рукописей, учился в Московском университете, общался с Чеховым и Гиляровским. Коллекция книг и рукописей, которую он собирал всю жизнь, пополнила фонд Российской государственной библиотеки, а в части – стала основой отдела редких книг научной библиотеки Саратовского государственного университета. На средства Онисима и Паисия Мальцевых в Балаково по проекту архитектора Шехтеля был построен замечательный храм. Ф.Е.Мельников писал о нем: «Своим внешним величием он превосходит и московские церкви: одна постройка его обошлась в миллион рублей. Стиль его особенный, напоминающий готический, кладка его из ценного камня так подогнана, что он кажется вылитым из цельного мрамора. Весьма ценен он и по внутреннему убранству. И колокольный звон его могуч, главный колокол весит 680 пудов».[24] И это не единственный благотворительный проект братьев Мальцевых. Совместно с нижегородским купцом-беглопоповцем Н.Бугровым братья построили в Ессентуках двухэтажный санаторий для старообрядцев «В память Высочайшего указа от 17 апреля 1905 года» и разбили вокруг него сад. Стараниями Паисия Мальцева в санаториии была организована неплохая библиотека.

Замечательные благотворители и храмоздатели были и в Самаре. Много лет попечителем белокриницкой общины в Самаре был глава местного купеческого самоуправления (бургомистр), гласный городской Думы Иван Львович Санин. В начале XX века он положил много сил, чтобы добиться выделения участка земли для постройки большого старообрядческого храма. Но городская Дума нескольких созывов неизменно отказывала «раскольникам», опасаясь очевидного укрепления и численного роста «австрийского толка».

После смерти И.Л.Санина его вдова Мария Кондратьевна в память о муже выделила три участка земли: два – под строительство бесплатных столовых для неимущих, один – под строительство нового просторного храма. Община приняла щедрый дар и немедленно приступила к строительству.[25] Позднее М.К.Санина неоднократно выделяда средства на строительство и содержание храма. Председатель Совета общины Иван Селиверствович Пензин выделил средства на приобретение для храма колокола, самарский купец А.Ф.Темрязанцев – на строительство и содержание школы при храме.[26] В 1915 году в храме, который Ф.Е.Мельников назвал «чудным»[27], началосись богослужения.

После смерти Порфирия Самарского в 1912 году Самарская епархия некоторое время оставалась вдовствующей. Последовавшие вскоре революция, гражданская война, гонения на верующих, массовые репрессии, - все это сильно ослабило позиции белокриницких старообрядцев в Самаре. Но их история не пресеклась. Сегодня на территории Самарской области три официально зарегистрированных общины РПСЦ, есть несколько религиозных групп, действующих без регистрации.

[1] См.: Священник Василий Архангельский. Очерк раскола в с.Новых Костычах, Самарского уезда. – Самарские епархиальные ведомости, 1870, №3, ч.неофиц., с.49-59

[2] Там же, с.55


[3] Там же, с.


[4] Из отчетный сведений Епархиального миссионера священника Димитрия Александрова, за 1900 год – Самарские епархиальные ведомости, 1901, №12, ч.неофиц., с.706


[5] Извлечение из отчета епархиального миссионера, священника Димитрия Александрова о состоянии раскола в епархии и о деятельности миссионеров за 1907 год. – Самарские епархиальные ведомости, 1908, № 13, ч.офиц., с.407


[6] Гребнев М. Раскольнический Самарский лжеепископ Амвросий – Самарские епархиальные ведомости, 1888, №11, ч.неофиц., с.321


[7] Там же, с.318, 323


[8] Из отчетных сведений епархиального миссионера священника Димитрия Александрова, за 1900 год, с.706


[9] Отчетные сведения по противо-раскольнической миссии в Самарской епархии, за 1898 год – Самарские епархиальные ведомости, 1899, №8, ч.неофиц., с.377


[10] Из отчетных сведений епархиального миссионера священника Димитрия Александрова, за 1900 год, с.707


[11] Извлечение из отчета Самарского Епархиального Миссионерского Совета – Самарские епархиальные ведомости, 1909, №14, ч.офиц., с.427


[12] Государственный архив Самарской области (ГАСО), ф.153, оп.10, д.765, л.д.9 об.


[13] Отчетные сведения по противо-раскольничьей миссии в Самарской епархии, за 1898 год, с.378


[14] Отчет Самарского Епархиального Комитета Православного Миссионерского общества за 1887 год – Самарские епархиальные ведомости, 1888, №8, ч. неофиц., с.244


[15] Состояние раскола и сектантства Самарской епархии, в 1897 году – Самарские епархиальные ведомости, 1898, №16, ч.неофиц., с.781


[16] Из отчетных сведений епархиального миссионера священника Димитрия Александрова, за 1900 год, с.706


[17] Отчет Самарского епархиального комитета Православного миссионерского общества за 1888 год – Самарские епархиальные ведомости, 1889, №, ч.неофиц., с.


[18] Беседа И.К.Перетрухина с нетовцем А.А.Коноваловым (слепцом) о крещении Греческой Церкви и митрополита Амвросия – Старообрядецъ, 1906, №2, с.177-199


[19] Извлечения из отчета Самарского епархиального миссионерского Совета – Самарские епархиальные ведомости, 1909, №14, ч.офиц., с.426


[20] Отчет Самарского Самарского епархиального комитета Православного миссионерского общества за 1889 год -


[21] См.: Отчетные сведения по противо-раскольничьей миссии в Самарской епархии, за 1898 год , с.378


[22] Местные условия деятельности Самарского духовенства в отношении распространении и утверждении христианства – Самарские епархиальные ведомости, 1867, №6, ч. неофиц., с.154


[23] Старообрядческая мысль. Ежемесячный церковно-общественный журнал., 1912, №5, с.316


[24] Мельников Ф.Е. Краткая история древлеправославной (старообрядческой) Церкви. – Изд-во БГПУ, 1999, с.426


[25] См.: ГАСО, ф.1, оп.1, д.5263, л..11


[26] См.: Самарский областной государственный архив социально-политической истории (ГАСПИ), ф.1, оп.1, д.724, л.3


[27] Мельников Ф.Е. Указ.соч., с.426

Категория: Поволжье | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-17)
Просмотров: 1815

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz