Книжница Самарского староверия Пятница, 2017-Сен-22, 12:39
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [208]
Москва и Московская область [31]
Центр России [49]
Север и Северо-Запад России [93]
Поволжье [135]
Юг России [22]
Урал [60]
Сибирь [32]
Дальний Восток [9]
Беларусь [16]
Украина [43]
Молдова [13]
Румыния [15]
Болгария [7]
Латвия [18]
Литва [53]
Эстония [6]
Польша [13]
Грузия [1]
Узбекистан [3]
Казахстан [4]
Германия [1]
Швеция [2]
Финляндия [2]
Китай [4]
США [8]
Австралия [2]
Великобритания [1]
Турция [1]
Боливия [3]
Бразилия [2]

Главная » Статьи » История Староверия (по регионам) » Север и Северо-Запад России

Мошина Т.А. Олонецкие губернаторы о старообрядцах

Олонецкой губернией за всё её более чем двухсотлетнее суще­ствование, управляли 5 генерал-губернаторов и 28 губернаторов. Сведения о старообрядцах можно почерпнуть прежде всего из гу­бернаторских отчётов.

Губернаторы стали подавать «Всеподданнейшие отчёты» на высо­чайшее имя ещё со времён Екатерины II. Однако в XVIII в. эта практика была нерегулярной. На протяжении второй половины XIX в. тематика и количество сведений, содержащихся в этих отчётах, расширялись. Губернаторские отчёты состояли из 2 час­тей: собственно отчёта и приложений к нему. С 1804 г. губерна­торский отчёт имел 3 раздела (административный, хозяйствен­ный и общий). С 1828 г. сведения разносили но 4 разделам: де­партаменту полиции исполнительной; хозяйственному департамен­ту; департаменту государственного хозяйства; медицинской час­ти. В 1837 г. отчёт вновь вернулся к трёхчленному делению: судебно-полицейская часть и здравоохранение; хозяйственная часть; общие замечания. В 1853 г. форму отчёта вновь перекроили. Наи­более подробные указания о составлении отчётов были сформу­лированы в «Наказе» гражданским губернаторам от 3 июня 1837 г. «Наказ» требовал, чтобы все отчёты составлялись одинаково, для чего к нему прилагалась форма.

В приложении к отчётам давались статистические таблицы по всем разделам, включающие огромный цифровой материал, ха­рактеризующий развитие основных отраслей экономики губернии. Тематика статистических таблиц была самой разнообразной. В 40-50-х годах XIX в. в губернаторском отчёте насчитывалось по 20-27 ведомостей, среди которых важнейшими были ведомости о населении, посевах и урожае, численности скота, фабриках и заводах, судоходстве, ярмарочных оборотах, торговых ценах на важнейшие товары, числе войск, падеже скота, рекрутских на­борах и т.д. Губернаторы давали обзор природных условий, чис­ленности населения с указанием сословий, вероисповедания,  в том числе «иноверцы» и «раскольники», освещали состояние сельского хозяйства, технику земледелия, развитие промышлен­ности, промыслов и др.

Сведения о старообрядцах, содержащиеся в отчётах, неодина­ковы: каждый губернатор вносил в них какие-то свои коррективы и высказывал мнения, направленные на стабилизацию положе­ния и искоренение этого явления. На характере отчёта сказыва­лись также личность губернатора, его религиозность, имевшийся у него опыт государственной службы. Мы не будем останавли­ваться на цифрах, так как недостоверность их даже правительству была известна, и на это до определённого времени не обращали внимания.

Для примера взяты отчёты губернаторов Г.Р. Державина за 1785 г., Т.Е. Фан-дер-Флита за 1824 г., Н.В. Муравьёва за 1856 г., А.А. Философова за 1861 г., Ю.К. Арсеньева за 1868 г. и Н.В. Протасьева за 1907 г.

Гаврила Романович Державин (1743-1816) был первым Оло­нецким гражданским губернатором, хотя и в течение короткого срока: с 23 мая по ноябрь 1785 г. «Подённая записка», составлен­ная им во время Путешествия по губернии, продолжавшегося с 19 июля по 13 сентября 1785 г., интересна тем, что он лично побы­вал в Выговском старообрядческом общежитии и описал быт и нравы его обитателей. Он отметил обширное хозяйство общежительства, его влияние не только на окрестные местности, но и наличие «во всей России гнёзд». Он приводит цифры проживав­ших is скитах: в мужском 550 человек и в женском - 725. Множе­ство добровольных работников - «трудников», увиденное в ски­тах, его удивляет, и он пишет: «и единый из наших монастырей не имел толико усердных и подательных богомольцев, как сия скитна». В часовне на территории женского скита его внимание привлекли иконы в богатых ризах, чему он старается найти объяс­нение: «Неусыпное бдение нескольких стариков на мольбе и пре­жние предания прилепляют к ним богатых и набожных невежд. Они присылают знатными кучами милостыню». Побывав в бога­дельнях, где содержались «дряхлые старики и старухи», глухие немые, слепые, безногие и подверженные тяжким болезням, он пишет: «болящие лежат без призрения, не дают им никаких ле­карств и кормят хлебом и пустой кашицею».

Вероятно, со слов противников общежительства, он пишет о том, что многие отцы отправляют своих дочерей в скит по «ску­пости снабжения их приданым» и что «богатые имеют право жить в женском монастыре, к ним приставлены пятнадцатилетние прекрасные келейницы, чаятельно, для большего в правоверии подвизания».

В заключении приводятся совсем уж легендарные факты зверств большака, «сильного первосвященника», который «сажает в цепь и бьёт и изгоняет противящихся ему». По словам Г.Р. Дер­жавина, «он один токмо и живёт и что все прочие суть его узники и данники».

Тимофей Ефремович Фан-дер-Флит (1775-1843), голландец по происхождению и православный по вероисповеданию, управлял губернией в 1825—1827 гг. Он считал, что «по всем отношениям положение Олонецкой епархии настоятельно требует особого пастыря». Он особо выделял то, что в губернии мало церквей и они бедны, а духовенство не имеет почти никакого веса. Поэтому-то «секты старообрядцев издавна овладели умами народа, многие уже престарелые люди никогда не бывали у исповеди и у Святого причастия». Губернатор считал, что улучшение положения духо­венства будет благодетельно влиять на жителей, у коих ныне нет ничего, что бы могло смягчить своенравие и водворять между ними дух миролюбия и кротости, «коей здесь весьма не достаёт». Не­обходимым губернатор считал и постройку архиерейского дома и принадлежащих к нему зданий, которые смогут придать благоле­пие городу, который, по мнению Т.Е. Фан-дер-Флита, похож более на деревню.

Во время правления другого губернатора Николая Валерьяно­вича Муравьёва (1811-1869) в 1852-1856 гг., были изданы ука­зы, определившие поворот к политике репрессивно-полицейско­го подавления старообрядчества. В 1854 г. при архиепископе Ар­кадии было ликвидировано и разграблено крупнейшее на севере России Выговское старообрядческое общежительство. В 1856 г. был   закрыто 5 старообрядческих часовен и молелен. Губернатор поддержал архиепископа, ходатайствовавшего об открытии на месте Выговского общежительства православного монастыря, и отправил соответствующие документы в Петербург.

Интересные замечания по поводу старообрядчества имеются в отчёте за 1861 г. губернатора Александра Александровича Философова (1800—1864?), генерал-майора артиллерии, участника во­енных походов в Польшу, в Хиву, на Кавказ. С одной стороны, он отмечает приверженность крестьян к старине в обычаях (свадь­ба, похороны, крестины). С другой стороны, констатируя боль­шую грамотность крестьян по сравнению с другими губерниями, считает это «следствием сильного развития раскола». Губернатор даже разработал меры, направленные на ослабление раскола. Действенными мерами он считал распространение образования и грамотности. При активном содействии губернатора в Петроза­водске в 1861 г. было открыто четырёхклассное училище для де­виц. Также он ратовал за открытие в уездных городах губернии женских учебных заведений второго разряда, а при церквях - сель­ских школ как для мальчиков, так и для девочек. Для этого он изыскивал средства для вознаграждения священников «за испол­нение обязанностей учителей».

Юлий Константинович Арсеньев (1818—1873), управлял губер­нией с 1862 по 1879 гг. Проблемами старообрядцев он занимался ещё будучи чиновником особых поручений при Министерстве внут­ренних дел. В 1853-1854 гг. он выезжал в Новгородскую губер­нию, в Новоладожский уезд Санкт-Петербургской губернии со специальной экспедицией. В его отчёте были подробно описаны «состояние раскола», молитвенные учреждения и пр. Поэтому он уже знал о сильных традициях старообрядчества в Олонецкой губернии. В отчёте за 1868 г. он называет такие цифры: 990 мужчин и 2135 женщин, но при этом, зная истинное положение вещей, делает следующее замечание: большая часть народа «при внешнем исполнении обрядов православной церкви, придержи­вается раскольнических суеверий».

Григорий Григорьевич Григорьев (1819—1899) дольше других  правил Олонецкой губерний: с 1870 по 1890 г. К старообрядцам он  относился резко отрицательно. Отмечая в отчётах наличие учителей края «замечательной честности, нравственности», он противопоставляет большинству жителей раскольников, «ведущих скитскую жизнь», основанием которой, по его словам, «слу­жит чувственный разврат, порождающий бесчисленное множе­ство других пороков, прикрываемых маскою набожности и лице­мерия».

Однако сам очень религиозный и даже писавший стихи о люб­ви к Богу, он критиковал современных ему священнослужите­лей. В работе «О сущности власти губернатора и его официаль­ном положении среди губернских должностных лиц» считал необ­ходимым прекратить «соблазнительные беспорядки в монастырях и удалить недостойных священников». Клеймил некоторых рез­кими словами: «архиерейские певчие и служители - это иногда пьяная и буйная толпа».

В «Обзоре Олонецкой губернии», подготовленном is 1907 г. в период правления Николая Васильевича Протасьева (1853-1915), основавшего в губернии Отделение Православного братства, в разделе 6 под подзаголовком «Раскол» даются характеристики от­дельным направлениям: даниловцам, странникам, бегунам и др. Цифры приведены такие: даниловцев — 937 чел., филипповцев -2685, аристовцев — 287, странников — 291, федосеевцев — 88.

Старообрядчество существовало в губернии, по его словам, издавна. Этому способствовало географическое положение: гус­тые, непроходимые леса, малонаселённость, удалённость от пра­вительственных центров, возможность скрываться от надзора по­лиции. Это привело к сплочению и устройству скитов, которые служили оплотом старообрядчества далеко за пределами Олонец­кой губернии. Отмечается в обзоре и то, что память об этих общежительствах до сих пор живёт в населении, которое почитало скиты за монастыри и считало своей обязанностью посещать их с целью паломничества.

Даниловский толк, по мнению, губернатора, был силён, пока существовали Выгорецкие скиты. Старообрядчество успело пус­тить глубокие корни и вполне окрепнуть. Губернатор писал: «Про­стому народу с мало развитым пониманием религии нравилась набожность скитников, заключавшаяся в строгом выполнении обрядов богомоления и вообще в показном благочестии. Матери­альные богатства давали скитникам вести широкую благотвори­тельность, что также располагало в пользу   старообрядчества». Губернатор Протасьев отмечал и то, что материальное поло­жение старообрядцев даже несколько лучшe, чем православных, так как они ведут более выдержанную жизнь, у них менее встречается пьянство, развита взаимопомощь, что сообщает старооб­рядчеству «устойчивость и живучесть. Старыми устоями они крепче православных».

Н.В. Протасьев считал, что немало содействовали оживле­нию старообрядцев дарование им свободы вероисповедания по закону от 17 апреля 1905 г., а также проведение Архангельской железной дороги: в Каргопольском уезде стали частыми гостями их сторонники из центральных епархий.

.ИСТОЧНИКИ

1. Источниковедение истории СССР. М.,  1973. С.310-312.

2.  Эпштейн Е.М.  Г.Р. Державин в Карелии. Петрозаводск,  1987.С.10З-104.

3. Макаров И.Ю. Экспедиция Ю.К. Арссньева в Новгородскую губернию 1853—1854 годов // Старообрядчество: История, культура, со­временность. Вып.З. М., 1995. С.2—8.

4. Григорьев Г. Г. О сущности власти губернатора и его официальном положении среди губернских должностных лиц. Б.г.(Российская Наци­ональная библиотека. Шифр 68/119).

5. Бацер М.И. Олонецкая епархия и карельский раскол в правление Николая Первого // Выговская поморская пустынь и её значение в истории русской культуры. Петрозаводск,  1994. СП —12.

6.  Национальный архив Республики Карелия: Ф.27. Оп.2. Д.4/53. Отчёт Т.Е. Фан-дер-Флита за 1824 г. С.4об.-5; Ф.27. Оп.2. Д.5/71. Отчёт В.Н. Муравьева за 1854 г. С.34об. Ф.27. Оп.2. Д.6/84. Отчёт А.А. Философова за 1861 г. С.Зоб., 7-9. Ф.27. Оп.2. Д.7/96.   Отчёт Ю.К. Арсеньева   за 1868 г. С.15об. Ф.27. Оп.4. Д.2/33.   Записка Г.Г. Григорьева за 1870 г. С.27об. Ф.27. Оп.6. Д.2/18.   Отчёт Н.В. Протасьева   за 1907 г. С.22об.-24.

Мошина Татьяна Александровна - зам. директора Карельского государствен­ного музея, г. Петрозаводск

Категория: Север и Северо-Запад России | Добавил: samstar-biblio (2007-Окт-22)
Просмотров: 2153

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz