Книжница Самарского староверия Понедельник, 2017-Июн-26, 04:50
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Общие вопросы [40]
Поповцы [28]
Беспоповцы [35]
Межстарообрядческая полемика [18]
Полемика с новообрядцами [28]
Полемика с иными конфессиями [9]
Староверы и проповедь Старой Веры [6]

Главная » Статьи » Богословские воззрения » Общие вопросы

Быстров С.И. Двоеперстие в памятниках христианского искусства и письменности
I

 

Крестное знамение как символ спасения людей через распятие на кресте Христа восходит в глубь веков христианской истории, имея своим началом апостольское время. Хотя оно, как и многие другие предания Церкви, не имеет письменной истории, все же некоторыми свв.  отцами древности, как, например, Василием Великим, относится прямо к преданиям апостольским, и притом настолько распространенным, что во времена великого святителя считалось уже «общим» обычаем христианства.

 

История, повторяем, не указала нам способа перстосложения, которым первые христиане изображали на себе крестное знамение, почему некоторые ученые авторитеты нашего времени и строят в своих научных изысканиях предположения, что начальнейшей формой перстосложения было одноперстие, которое потом заменилось двоеперстием, а это последнее было заменено позднее триперстием, которое и осталось господствующим перстосложением в церквах греческой и русской.

 

Не входя в подробное рассмотрение этой гипотезы, считаем необходимым, однако, заметить, что она страдает неполнотой и несостоятельностью, что уже замечено и некоторыми учеными. Доказывая, например, существование одноперстия в IV  в. ссылками на Златоуста, блаж. Иеронима и других, исследователи наталкиваются на свидетельство св.  Кирилла Иерусалимского, жившего тоже в IV  в., но который учит совершать на себе крестное знамение не перстом (как хотели бы видеть ученые исследователи), а «перстами». Кроме того, и в самих переводах творений отцов, на чем, собственно, и зиждется все основание гипотезы об одноперстии, замечается крупное противоречие: одно и то же изречение св.  отца одними переводится так, другими иначе.

 

Возьмем для примера известное изречение Иоанна Златоуста, помещенное в 54-й беседе на евангелиста Матфея, где говорится о знаменовании себя перстосложением. В академическом издании Творений Златоуста значится: «...не просто перстом», тогда как магистр богословия Дьяченко, придерживаясь точности оригинала, перевел: « перстами ». «Не просто перстами должно изображать крест», — говорит он в своей книге словами Златоуста (2).

 

Подобное самопротиворечие ученых исследователей внушает естественное опасение в справедливости их предположений и не дает правильного понятия о трактуемом предмете. В деле всестороннего исследования вопроса о перстосложении необходимо, по нашему мнению, руководиться не только письменными, но и вещественными памятниками христианского искусства, которые, как своего рода история, помогут более полно осветить вопрос о существовании того или иного перстосложения в древнехристианской Церкви.

 

Древнейшими памятниками христианского искусства являются священные изображения Христа Спасителя, Богородицы, свв. ангелов и мучеников христианства, а также событий священной истории Ветхого и Нового Завета, находящихся по большей части в катакомбах, где христианство первых веков служило Господу в молитвах и песнопениях, укрываясь от зоркого ока языческих властителей. С историей перстосложения в крестном знамении и благословении тесно связывается еще предание об иконописании, которое тоже должно быть отнесено к памятникам христианского искусства.

 

Благочестивое предание древности называет первым иконописцем святого евангелиста Луку, кисть которого впервые изобразила пречистый лик Богородицы с Превечным Младенцем, который послужил таким образом прототипом иконописания. Важность этого предания усугубляется еще тем, что св. Лука, как непосредственный ученик Христа Спасителя бывший очевидцем Его земной жизни, проповеди и чудес, несомненно, видел способ перстосложения, которым Христос обычно и очень часто благословлял пищу пред вкушением, народ, учеников Своих, которым и благословил их при вознесении Своем на небо. Все это видел святой живописец, и в его воображении запечатлелся образ Божественного Учителя и Его благословящей руки.

 

Мы знаем из евангельских повествований, что тот же св. Лука и спутник его Клеопа узнали в шедшем с ними незнакомце Христа именно по Его благословению (3). Так они и говорили ученикам по возвращении в Иерусалим, что узнали явившегося Господа «в преломлении хлеба» (4). Вполне естественно поэтому, что св. Лука, изображая икону Божией Матери и Младенца Христа с благословляющею десницею, придал Его перстам то самое сложение, какое обычно видел у Христа и по которому только и познал Его по воскресении - в Еммаусе. Какое же это перстосложение? 

 

Образ Смоленской Пресвятой Богородицы, писаный, по преданию, св. евангелистом Лукой

 

На всех иконах (5), приписываемых кисти евангелиста Луки, находящихся в различных местах христианского мира, персты Младенца Христа сложены двоеперстно, т.е. три перста, большой, мизинец и безымянный, сложены вместе, а два последние, средний и указательный — протянуты. Мы приводим здесь снимок со Смоленской иконы Божией Матери, относимой преданием к одной из икон, писанной святым Лукой. Здесь, как видите, читатель, благословляющая рука Спасителя имеет двоеперстное сложение.

 

Но тут, естественно, возникает вопрос: справедливо ли гласит предание, что св.  евангелист написал икону Богоматери, да еще и не одну, а несколько? Обладал ли в действительности св.   Лука искусством художника? Не есть ли все это лишь благочестивая легенда? Попробуем разобраться в этом. Предания Церкви, переходящие из века в век во всей христианской истории, не могут быть отвергаемы или подозреваемы в исторической неправде только потому, что они - предания, не имеющие за собой письменной истории.

 

Мы знаем многие истины христианской религии, которые сохранило нам единственно предание, и, однако, они не утратили своей исторической достоверности. Святой Василий Великий приводит целый ряд важнейших преданий Церкви, которые имеют единственно «живую» историю христианских поколений, преемственно передававших значение неписанных истин, и одной из них является предание о крестном знамении (6).

 

Эта же «живая» история сохранила нам и предание о св.  Луке как первом иконописце. Общность этого предания, существующего во всех почти христианских странах, доказывает, что оно не есть легкомысленная легенда, пущенная в оборот какой-то досужей фантазией, но является именно той неуничтожимой истиной «безъ письмени», которые переживают столетия и даже тысячелетия, не утрачивая обаяния своей свежести и красоты.

 

Образ Тихвинской Пресвятой Богородицы, писаный, по преданию, св. евангелистом Лукой

 

Проследим исторические данные о св.   Луке как иконописце. Впервые о художественной деятельности его упоминает историк VI в. Феодор Чтец, который сообщает, что императрица Евдокия послала Пульхерии из Иерусалима икону Богоматери, писанную св. Лукою (7); событие это, судя по времени, произошло около половины V в. В сочинениях, приписываемых св.  Иоанну Дамаскину, неоднократно упоминается об иконе, писанной св.  Лукою. Метафраст, писатель X  в., в жизнеописании евангелиста Луки сообщает, что последним написаны иконы Христа и Божией Матери. В анналах Болоньи (XII в.) передается, что образ Богородицы в Болонье написан св.  Лукою и принесен сюда из Константинополя одним греческим еремитом. Никифор Каллист, писатель XIV в., неоднократно говорит о написании св.   Лукою образов Спасителя и Божией Матери. По его словам, св.  Лука был врач по профессии, однако ж весьма  искусен в живописи. Он первый, говорит Никифор, изобразил живописью образ Христа и боголепно родившей Его Матери и далее верховных апостолов, и отсюда это благочестивое и досточтимое дело прошло во всю Вселенную (8). В другом месте Никифор Каллист сообщает, что Пульхерия, которой, по свидетельству Феодора Чтеца, послан был образ Богоматери, построила три храма и в числе их храм, Οδηνων куда и был поставлен полученный ею из Антиохии образ, который написал Божественный апостол Лука своими руками, когда Богоматерь еще была жива; увидев этот образ, Она благодарила живописца за его прекрасное произведение (9).

 

Предание это проникло и в греческий иконописный подлинник, в котором оно отразилось на изображении св. Луки. «Св. Лука, - говорится там, - молод, волосы завились, борода небольшая, рисует Богоматерь».

 

«Нет сомнения, - говорит по этому поводу профессор Н.В. Покровский, - что последняя черта изображения прямо указывает на сохранившееся живо во время составления подлинника предание о написании св. Лукою иконы Богоматери» (10).

 

В заключение взятых нами исторических данных о св. Луке как иконописце приведем мнение ученого авторитета нашего времени, того же проф. Покровского, который, сообразуясь с общим преданием и историческими сказаниями, предлагает такое решение данному вопросу: «Самое простое и наиболее удовлетворяющее требованиям исторической критики объяснение, - говорит он, - должно состоять в следующем: если, во-первых, нет никакой исторической несообразности в существе этого предания, если, во-вторых, достоверные источники согласно утверждают, что евангелист Лука был живописцем и писал иконы, то нет основания отвергать подлинность этого предания, и мы согласны признать его правдивым в общих основах» (11).

 

Итак, на основании всеобщего предания, исторических сказаний и отзывов ученых авторитетов можно с положительностью утверждать, что св. Лука действительно был иконописцем и написал несколько икон Богоматери, хранящихся и поныне в различных местах христианского мира (12). А раз это так, то логически неизбежно и неоспоримо и второе положение, что древнейшей формой перстосложения для крестного знамения и благословения является двоеперстие, как «неписанное» предание, ведущее свое начало от времен земной жизни Христа Спасителя и продолжателей дела Его проповеди — св. апостолов.

 

1. Дамаскин Иоанн. Точное изложение православной веры. 1885. С.  266.

2. Дьяченко. Уроки и примеры христианской надежды. 1894. С. 318.

3. Евангелие от Луки, 24:30-31.

4. Там же, 24:35.

5. На которых, конечно, Спаситель изображен благословляющим

6. См. 91-е пр. Василия Великого.

7. Московские Церковные Ведомости. 1900. № 4

8. Каллист Н. История. Т.Н. Гл. 43.

9. Он же. Указ. соч. Кн. XIV и XV.

10. Покровский Н.В. Сийский иконописный подлинник. С. 55

11. Покровский Н. Сийский... . С. 60.

12. В Риме приписывают, евангелисту Луке икону Богоматери в церкви Марии Великой на Эсквилинском холме. Эмерик Давыд насчитывает семь таких икон и из них некоторые указывает в Риме. В Греции тому же евангелисту приписываются иконы: Влахернская, Милости вая на о. Кипре и Кикская; в Польше - Ченстоховская. В России с именем евангелиста Луки известны иконы: Владимирская, хранящаяся в Успенском соборе в Москве, Смоленская в Смоленске, Филермская в Гатчине, Тихвинская в Тихвинском монастыре, икона Богоматери в Троицком   монастыре   в   г.   Вильне,   принесенная   сюда   Еленою,   дочерью Иоанна III и женою Александра (Успенский А.И. О художественной деятельности ев. Луки. С. 3-4).

Категория: Общие вопросы | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-24)
Просмотров: 1922

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz