Книжница Самарского староверия Воскресенье, 2017-Дек-17, 05:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Законодательство о старообрядчестве [15]
Староверы и власть [75]
Участие в официальных мероприятиях [10]
Староверы и политика [34]
Староверы и цензура [1]

Главная » Статьи » Старообрядчество и власть » Староверы и власть

Ершова О.П. Старообрядчество и власть. Проблема раскола в трудах отечественных ученых

История старообрядчества - это и история русской народной утопии, дви­жений социального протеста под религиозной оболочкой. Тема слабости тре­тьего сословия в России, начавшегося бурного его взлета после Великой рефор­мы 1861 г. - тоже связана с проблематикой истории старообрядчества.

 

Наследие старообрядчества в России изучают литературоведы, археог­рафы, искусствоведы, источниковеды, музыковеды и т.д.

 

"Сейчас русских исследователей все больше начинает интересовать та наиболее специфическая и яркая черта творчества старообрядческих ав­торов, которая окрашивает все их писания о Боге и человеке, обществе и природе. Это старообрядческая апокалиптика, эсхатологические представ­ления о конечных судьбах мира, столь же упорно накладываемые автора­ми на реалии как XVII в., так и нашего столетия".

 

К  XVII в. церковные споры об Антихристе приобретают острый поли­тический характер. Противные стороны исходят из единого идеала "сим­фонии" между церковью и государством, союза между ними. "Конкретные выводы спорящих сторон из традиционных идей будут, ясное дело, прямо противоположными. Уже Игнатий Римский-Корсаков убедительно дока­зывает, что церковные противники не могут не быть и государственными преступниками. Подобная точка зрения на века будет усвоена и законода­телями. Позднее под пером Феофана Прокоповича она выльется в чекан­ную дефиницию: старообрядцы - "лютые неприятели и государству, и го­сударю непрестанно зло мыслящие". Параллельно в старообрядчестве раз­вивалась идея об антихристовой сущности политической власти, поддер­живавшей реформу Никона. При всех колебаниях и внутренних спорах, при долго угасавшем добром отношении Аввакума к Алексею Михайловичу ста­рообрядчество уже в XVII в. сумело выработать формулы, сочетавшие тра­диционное признание божественной сущности всякой власти с провозгла­шением власти царей-отступников "антихристовой".

 

При этом обе стороны исходили из единого представления об опреде­ленной политико-религиозной слитности, нераздельности. И те, и другие равно считали, что политическая власть должна сурово карать за преступ­ления религиозные, еретичество. Весь спор было том, кого считать ерети­ками. Аввакум вздыхал о добрых старых временах "миленького государя Ивана Васильевича" Грозного, который быстро бы переказнил всех про­тивников веры. Но сам он погиб от руки другого царя — как противник власти государственной. Представление о том, что не должно бороться мечом светским, государственным насилием с религиозно-политически­ми противниками, лишь иногда будет проскальзывать у того же Аввакума. Под влиянием репрессий оно постепенно установится у старообрядчес­ких историографов (вспомним братьев Денисовых!). Лишь позднее обще­ственное сознание нового времени утвердит этот постулат, а церковная историография XVIII - XX вв. все громче будет заявлять, что старообряд­цев казнили не за веру, а за сопротивление поле церковной организации". Еще одна проблема: несоответствие общественному сознанию XVII века тезиса, ставшего модным в историографии XIX в. В это время официаль­ные синодальные историки обвиняли старообрядцев в обрядоверии, в не­различении внешних и внутренних сторон православия, обряда и догмы. Историки противоположного, демократического лагеря (А.П. Щапов, его последователи) говорили об обрядоверии как общей беде русского обще­ства XVII в., а не одних только старообрядцев. Однако обряд и вероучение неразрывно связаны в любой религиозной системе и переносить саму мысль о возможности противопоставления одного другому с общественного со­знания нового времени на XVII в. было бы, как считает автор, неисторично. В XVIII в. продолжали развиваться оба противоположных направле­ния историографии раскола и старообрядчества. Сочинения официаль­ных церковных авторов служили миссионерским нуждам, а затем госу­дарственной синодальной политике. Сочинения авторов старообрядчес­ких тайно печатались в подпольных или заграничных типографиях.

 

В конце XVII в. достаточно сильно заявила себя новая тема: внутренняя ис­тория старообрядчества, история происходящих в нем споров и разделений.

 

В 1709 г. была написана и в рукописи распространена по епархиям пер­вая книга официальной церковной историографии, посвященная пробле­мам старообрядчества. Автор - Дмитрий митрополит Ростовский (Д.С. Туптало). "Розыск о раскольнической брынской вере" (М., 1745) до сере­дины XIX века - главное пособие для синодальных миссионеров.

 

Дмитрий Ростовский значительно расширяет объем фактического ма­териала, но "остается в рамках общих историографических концепций древней, а не новой России". Раскол - есть непосредственное действие козней сатаны, каких-либо прагматичных, рационалистических причин Дмитрий Ростовский не видит.

 

Н.Н. Покровский отмечает, что церковные историки того времени были практически не знакомы с внутренней жизнью старообрядчества, они пло­хо знали усложняющуюся жизнь новых направлений староверия.

 

Выходец из старообрядцев, обличитель раскола XVIII века Андрей Иоаннов (А.И. Журавлев),  в 1794 г. выпустил в свет книгу "Полное историческое известие о древних стригольниках и новых раскольниках...", кото­рая стала одной из основных синодальных полемических книг. Так же как и для исследования Дмитрия Ростовского, для нее характерен резкий тон и главная концепция о сатанинских кознях как основной причине раскола. Но здесь есть и новые подходы: попытка выяснить исторические кор­ни событий сер. XVII и. Правда решение этой проблемы сводится к впол­не парадоксальному тезису о преемственности старообрядчества со стри­гольниками XIV - XV веков. Здесь же первая попытка подробного систе­матического изложения истории различных центров старообрядчества.

 

Особенно важно то, что автор дает представление о развитии археогра­фических полевых исследований, о создании центров по изучению тради­ционной культуры староверов.

 

Один из них был создан в Новосибирске, и он работает в регионах, где сохранность живой старообрядческой традиции намного выше, чем в Европейской России"90. Позднее были созданы новые центры в Нижнем Новгороде, Перми, Ярославле. Координирующую роль с 1972 г. взяла на себя Археографическая комиссия АН СССР.

 

Интересы быстро стали выходить за рамки одного лишь книжного со­бирательства и книговедения. Во второй половине 60-х годов в Новоси­бирске и Москве была выдвинута концепция комплексного изучения раз­ных сторон истории и культуры старообрядчества. Встали проблемы изу­чения истории старообрядческих согласий и общин, а также эволюции исторических, политических и религиозных взглядов староверов. Появи­лись исследования общерусского и регионального охватов.

 

Статья Н.Н. Покровского носит одновременно обобщающий, поды­тоживающий характер и определяет направления дальнейших исследова­ний. Автору удалось показать всю многогранность и многосложность ис­торических исследований, определить проблемы, которые интересовали историков, занимающихся изучением раскола.

 

Историографический характер носит и статья А.В. Антощенко "Клю­чевский о церковном расколе в России XVII в. "" . Эта статья имеет подзаго­ловок: Построение исторического нарратива. Собственно он и определя­ет характер статьи, которая посвящена не столько исследованию истории раскола в понимании Ключевского, сколько анализу творческого метода ученого на примере его отношения к проблемам раскола.

 

Среди работ последнего времени обращает на себя внимание канди­датская диссертация О.А. Виноградовой", в которой впервые исследуется общественно-политическая роль старообрядцев в начале XX в., в том чис­ле рассматривается роль Всероссийских съездов, отношение староверов к государству и власти, революционным событиям, участие в политической : борьбе начала века.

 

Для 90-х годов характерен всплеск интереса к истории и современным проблемам старообрядчества как со стороны ученых, так и общественности, а также самих староверов. Результатом подобного развития событий устала организация научных конференций, позволивших определить нашравленность современных исследований.  Большой резонанс как среди научных, гак и общественных кругов, а также в старообрядческой среде получила конференция "Живые тради­ции", которая проходила в Москве в 1995 году.

 

На этой конференции были обсуждены такие вопросы как: методы и источники исследования истории старообрядчества; язык и литература русского старообрядчества; история и культура старообрядческих общин Москвы, Пермско-Уральских земель, Сибири, Дальнего Востока, других регионов России и зарубежья. Большое внимание было уделено пробле­мам старообрядческого искусства и сохранению традиций.

 

С 1996 по 1998 гг. в Москве проходят конференции "Старообрядчество: история, культура, современность. Представленные доклады наглядно показали, что проблемами старообрядчества занимаются представители различных научных направлений: филологи, лингвисты, историки, искус­ствоведы, этнографы.

 

Примечательной чертой стало активное участие в работе конференций и выступление представителей старообрядческих общин, которые подни­мали вопросы, имеющие большое значение для современного положения представителей данной конфессии. Это, прежде всего, проблемы внутрен­ней жизни общин, взаимоотношения с обществом, образование в старо­верческой среде. По существу, те проблемы, которые обсуждались в нача­ле XX в., сохранили свою актуальность и в конце столетия, имея, конечно, поправку на объективные исторические трансформации.

 

Анализ тематики докладов позволяет сделать вывод о том, что приори­тетными направлениями в исследованиях остаются изучение книжности, традиционной культуры, лингвистические аспекты, а также история ста­рообрядческих центров; все большее внимание привлекает философия староверов. Вместе с тем, на второй план отошли проблемы истории ан­тифеодальных протестов, народных выступлений.

 

Не меньший интерес представляют конференции региональные, на­пример, "Аввакумовские чтения'"'5, которые проходили в г. Пустозерске. На этих конференциях обсуждению подвергались вопросы как истории местного старообрядчества, так и проблемы общего характера.

 

Оптимизм внушает все более активизирующаяся деятельность русских-липован в Румынии. В 1996 г. вышли материалы Первого международного семинара в г. Тулча1'6. В 1998 г. свет увидел второй выпуск. Здесь подни­маются как вопросы церковной истории старообрядчества, связанные с основанием и развитием Белокриницкой иерархии, так и современные проблемы жизни старообрядческих общин в Румынии, сохранение тра­диций, проблемы русского языка и т.д.

 

Анализ современной историографии раскола позволяет сделать вывод о том, что, преодолев идеологические рамки исследований прежнего вре­мени, ученые вышли на новый этап изучения такого сложного явления отечественной истории, как старообрядчество. Поставлены проблемы и исследуются аспекты, которые долгое время оставались вне поля зрения ученых. В то же время сохраняется тенденция приоритетного изучения проблем раскола филологами и искусствоведами.

 

Итак, из большого комплекса научной литературы по истории старооб­рядчества нами были отобраны те работы, которые, на наш взгляд, способны отразить направления и тенденции в исследованиях поданной проблеме.

 

Подводя общий итог анализа историографии раскола, необходимо от­метить, что обширная литература по старообрядчеству не дает ответа на вопрос, что же это было за явление в отечественной истории и что оно представляет в настоящее время.

 

Причина подобной ситуации видимо в том, что настало время отка­заться от упрощенного отношения к старообрядчеству. Имеется в виду, что разница между толками была настолько велика, что следует рассмат­ривать каждый из них как самостоятельный объект исследования, со сво­ей историей.

 

В то же время не снимается с повестки дня и вопрос осмысления явле­ния раскола русской церкви и старообрядчества в целом как фактора со­циальной, политической и культурной жизни России.

 

Анализ исторической литературы со всей очевидностью показал, что более всего нуждается в дополнительных исследования период начала XX века, когда старообрядчество, опираясь на многовековой опыт в поли­тической, экономической и жизни, заняло свое место как в конфессио­нальной, так и в социальной сферах. В дореволюционной литературе он не мог быть исследован в достаточной степени в сил у ограниченности вре­менного пространства. В настоящее время появляются лишь отдельные статьи, однако комплексного изучения пока еще не проводилось

 

Изучение проблематики исследований привело нас к пониманию того, что меньше всего внимания было уделено политическим аспектам исто­рии старообрядчества, их взаимоотношениям с властными структурами. Хотя, думается, что именно этот вопрос является одним из главных в ис­тории староверия, т.к. именно он определял судьбу старообрядческих тол­ков, "вписывал" данную конфессию в жизнь общества на том или ином этапе развития.

 

Таким образом, анализ историографии позволяет сделать вывод о том, что проблема старообрядчества и государственной политики в области вероисповедания во второй половине XIX - начале XX вв. исследованию не подвергалась и может стать предметом научного изучения.

 

Приложение 2

 

1 Попов Н.И. Что такое современное старообрядчество в России? М, 1866. С.2

 

2 Макарий (Булгаков). История русского раскола старообрядчества. СПб. 1889. С 336.

 
3Там же. С.368.

 

4 Там же. С.20.

 

5. О причинах разделения многих раскольничьих сект на многие мелкие толки. Казань. 1857.

 

6  Там же. С.5

 

7  Там же. С. 13.

 
8. Там же. С. 17.
 
9. Там же. С. 120.

 

10. Ивановский Н.И. Два чтения по старообрядческому расколу. С.-П. 1892. 73 с.
 
11. Там же. С.9.

 

12 Никифоровский Ив. Основная особенность старообрядческого раскола. Самара. 1892. 15 с.
 
13. Громогласов И.М. Русский раскол и Вселенское Православие (Публичная лекция и.д. доцента Московской Духовной Академии. Сергиев Посад. 1898. 44 с.
 
14 Там же. С.43.

 

15. Синайский А. Отношение русской церковной власти к расколу старообрядства в первые годы Синодального управления при Петре Великом (1721-1725). СПб. 1895.
 
16. Там же. С.VI.

 

17 Смирнов П.С. История раскола русского старообрядства. СПб. 1X95. 275 с
 
18. Там же. С.З.
 
19. Голубинский Е.Е. К нашей полемике со старообрядцами. Изд. 2-е, испр. И доп. М. 1905.260 с.

 

20. Тамже.С27
 
21 Там же. С.75.
 
22. Там же. С.80.
 
23. Там же. С.110.
 
24 Там же. С. 152.

 

25. Иарадинов Н В История Министерства внутренних дел. Кн. 8, ЛОР СПб. 1X63. 656 с.
 
26. Аристов Н.Я. "Устройство раскольничьих общин" (Библиотека для чтения  1863 .№7)
 
27 Формаковский В. "О противогосударственном элементе в расколе" ("Отечественные За­писки", 1866).

 

28. Андреев В.В. "Раскол и его течение в русской жизни" М. 1870. 2
 
29. Энциклопедический словарь. Том XL. Издатели Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон  С.-П. 1904. С.45-47.

 

30. Щапов А.П. Русский раскол старообрядства, рассматриваемый в связи с внутренним со­стоянием русской церкви и гражданственности в XVII веке и в первой  половине XVIII века. Опыт исторического исследования о причинах происхождения и распространения русского рас­кола. Казань. 1859.    ... С.9-10.
 
31. Там же. С.53-55.
 
32.Там же. С. 130-132.
 
33. Там же. С. 137.
 
34 Там же. С.217.
 
35. Там же. С.469.
 
36. Андреев В.В. Раскол и его значение в народной русской истории. Исторический очерк. П.1870.

 

37. Там же. С.156-157.

 

38.  Аристов Н.Я. Устройство раскольничьих общин. Б.м. 1863. С.2.

 

39. Там же. С.2.

 

40. Кельсиев В. И. Сборник правительственных сведений о раскольниках. Лондон. I860. Вып.1 C.11I.

 

41. Тамже. C.IV.

 

42.Там же.

 

43. Энциклопедическийсловарь. T.XXVA". Издатели Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон. СПб. 1898. Статья Пругавин А.С. С.591. Советская историческая энциклопедия. М. 1968. Т. 11. с.673.

 

44      Там же. С.89.

 

45      "Вестник Европы". 1871. №4.

 

46 Пругавин А.С. Раскол и сектантство в русской народной жизни.". М. 1905.94 с. 41
 
47. Там же. С. 10.
 
48.Там же. С.55.
 
49. Там же. С.93-95.

 

50. Ясевич-Бородаевская. Борьба за веру. Историко-бытовые очерки и обзор законодательства по старообрядчеству и сектантству в его последовательном развитии с приложением статей закона и высочайших указов. СПб. 1912.656 с.
 
51 Там же. С.4.
 
52. Там же. СП.

 

53. МельгуновС.П. "Из истории религиозно-обшественныхдвижений в России XIX в.". СПб. 1919. С. 18-19.

 

54. Там же.

 

55. Там же. С.25.

 

56.Там же.

 

57. Там же.

 

58. Там же. 27

 

59. Там же. C.3I.

 

60. Там же. С.35.

 

61.  Там же.

 

62.Там же. С.45.

 

63. Бонч-Бруевич В.Д. Старообрядчество и самодержавие // Избранные произведения в 3-х томах. М. 1959. Т. 1. С.90-102.

 

64. Плеханов Г.В. История русской общественной мысли // О религии и церкви, М. 1957, С. 446.

 

65 Робинсон А.Н. Борьба идей в русской литературе XVII в. М. 1974.; Елеонская А.С Рус­ская публицистика второй половины XVIII в. М. 1978. Дсмкова Н.С. О начале Пыговском пустыни. Малоизвестный документ из собрания ЕВ. Барсова ... Новосибирск. 1985. "Клибанои А. И. Народная социальная утопия в России. XIX в. М. 1978.; Чашина Л, Ф. До­революционная русская историография старообрядческою движения в странах Централь­ной и Юго-Восточной Европы в 40-60-е годы XIX н. // Исследования по историографии славяноведения и балканистики. M.I98I. С.215-237.; Зольникова Н.Д. Сословные пробле­мы во взаимоотношениях церкви и государства в Сибири (XVIII в.). Новосибирск. 1981 г.; Куандыков Л. К. Развитие общежитильного устава в Выговской старообрядческой общине в первой трети XVIII века // Исследования по истории общественного сознания эпохи фео­дализма в России. Новосибирск. 1984. И т.д.

 

67 Копанев А.И. Социальная и классовая борьба в Поморье в XVII в. // Проблемы отечественной и всеобщей истории. Л. 1985; Бацер М.И. Выгореция.: Исторические очерки. Пет­розаводск. 1986; Мотицкий В.П. Старообрядчество Забайкалья: прошлоеи настоящее. Улан-Удэ. 1976.

 

68. Никольский Н.М. История русской церкви. Рязань. 1930 248 с.
 
69. Там же.

 

70. Кадсон И.З. Восстание Пугачева и раскол // Ежегодник музея истории религии и атеиз­ма. Л. I960. Кн.4. С.232.

 

71. ЮшбановА. И. Народная социальная утопия в России. Период феодализма. М. 1977. С. III.
 
72.  Там же

 

73. Рабчевская А.К Трансформация духовного облика старообрядцкв под воздействием со­ветского образа жизни (Опыт конкретно-социологического исследования  среди казаков-нскрасовцев). Автореферат. М   197.1

 

74  Н.Н.Покровский Антифеодальный протест урало-сибирских крестьян-старообрядцев

в XVIII веке. Новосибирск. 1974  390с.

 

75   Там же.

 

76.  Харламов И.И. Из истории либеральною народничества в России в конце 70-х - начале 90-х годов XIX в. Общественно-политические воззрения Каблииа (Юзова). Автореф. Канд. Ист. Наук. M.I980. 18с 77
 
77. Там же. С.8-9.

 

78. Вишленкова Е.А. Проблема церковного раскола в трудах А.П.Щапова. Автореф. Дисс. На соискание уч. Степени канд. Ист. Н. Казань. 1992. IX с.
 
79. В. Сенатов. Философия истории старообрядчества. M.I995. 86 с

 

80. Горизонтов Л. Е. Раскольничий клин. Польский вопрос и старообрядцы в имперской стра­тегии. Славянский альманах 1497   М. 1998. С. 140-168. "Там же. С. 163.

 

81. Зырянов П.Н. Положение о старообрядческих общинах в Государственной Думе и Госу­дарственном Совете и вопрос о свободе вероисповеданий // Религия, общество и государ­ство в XX веке. М. 199!. С 40-43 "Там же. С.76. "Там же. С.77

 

82. Суслова Л. Н. Старообрядцы Тобольской губернии (конец XVII - начало XX ив.)//Рели­гия и церковь в Сибири Сборник научных статей и документальных материалов. Вып.7. С.25-30.

 

83.  Иванов Ю.А. Шуйские раскольники. Шуя. 1997. 59 с.

 

84. Н.Н.Покровский. Пути изучения истории старообрядчества российскими исследовате­лями \\Археографический ежегодник за 199S юл. М. 1999. С.3-20.
 
85. Там же. С. 18.

 

86.  Антошенко А.В. Ключевский о церковном расколе в России XVII века (Постороение ис­торического нарратива) //Отечественная история. 1999. №3. С. 100-121 41 Виноградова О.А. Общественно-политическая жизнь старообрядчества в России внача­ле XX века. Автореф  Канд. Дисс   М. 1999. 22 с.

 

87. Живые традиции: результаты и перспективы комплексных исследований русского старо­обрядчества. Мир старообрядчества. Вып. 4. М. 1998. 463 с

 

88. Старообрядчество: история, культура, современность" М. 1996 175 с.
 
89. То же. М. 1997. 263 с.

 

90. Вторые Аввакумовские чтения: тезисы докладов научно-практической конференции. Нарьян-Мар. 1996. 74 с

 

91. Культура русских-липован (русских старообрядцев) в национальном и международном контексте. Сборник научных сообщений. Бухарест. 1996. 205 с

 

92. Культура русских-липован (старообрядцев Румынии) в национальном и международном контексте. Бухарест. 1998. 284 с.

 

 

Категория: Староверы и власть | Добавил: samstar-biblio (2008-Фев-28)
Просмотров: 2323

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz