Книжница Самарского староверия Суббота, 2017-Авг-19, 12:11
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории каталога
Дораскольные храмы [1]
Архитектурные особенности [8]
История отдельных храмов [18]
Староверы - храмоздатели [4]
Домостроительство [2]

Главная » Статьи » Зодчество, храмоздательство » Староверы - храмоздатели

Будкина И. Санины: самарские благотворители и храмоздатели
В начале девяностых годов прошлого века, когда самарцы стали требовать от властей возврата тогдашнему Куйбышеву исторического имени – Самара, в местной прессе появилось множество публикаций об известных гражданах Самары, ее бывших градоначальниках, попечителях и меценатах. Особенно много публикаций было о том, как самарские богачи строили  храмы и занимались благотворительностью. Так самарцы открыли для себя забытые прежде имена купцов Челышовых, Шихобаловых, Аржановых.
 
Но были в Самаре и другие имена, до сих пор неизвестные горожанам. Имена людей не менее достойных. Людей  по-настоящему православных. Имена самарских купцов-старообрядцев. И первыми среди них должны быть названы самарские купцы и благотворители Санины.
 
Санины владели сетью бакалейных магазинов. Бакалея Саниных в  Самары - это  примерно то же, что Елисеевский гастроном в Москве. Именно Санины приучили самарцев к цивилизованной торговле. До этого все самарские магазины были, по сути, лавками. Покупатель и продавец могли азартно торговаться, цена на товар устанавливалась по договоренности. У Саниных самарцы впервые увидели ценники на товары. В стеклянных витринах были выставлены самые разнообразные деликатесы, реклама тех лет впечатляла. Покупать первосортный товар у Саниных считалось престижным. Магазины Саниных располагались на главных улицах города.
 
Старший из братьев, Иван Львович, имел несколько магазинов на Дворянской и Панской, младший брат, Николай Львович, открыл магазин на Алексеевской площади, средний, Григорий Львович – на Панской, а дядя братьев, Василий Яковлевич – на Дворянской.
 
Самарцы знали: товар у Саниных – свежайший и без изъяна, в их бакалее не обвешивают и не обсчитывают. Честность и щепетильность по отношению к покупателям, работникам и деловым партнерам объяснялась и тем, что Санины были староверами. Они относились к старообрядческому  согласию, приемлющему священство Белокриницкой иерархии. Свой предпринимательский талант   и растущий капитал они рассматривали как дар Божий, и считали, что это налагает на них обязанность еще усерднее трудиться  и помогать тем, кто, по какой-либо причине не в состоянии обеспечить себе достойную жизнь.
 
Именно поэтому каждый из Саниных занимался  благотворительностью и общественной деятельностью на благо родного города и губернии. Особенно отличался этим Иван Санин.
 
С конца 60-х г.г. XIX века  почти сорок лет он неизменно избирался гласным Самарской Городской Думы, много лет был гласным уездного земского собрания, более тридцати лет - почетным мировым судьей,  бессменным действительным членом Губернского Статистического Комитета, действительным членом губернского по промысловому налогу присутствия Министерства финансов. 
 
Не забывал он и о своем бизнесе. Один за другим открывались новые магазины, расширялся ассортимент товаров. Прошло несколько лет, и самарские барышни уже могли купить в магазинах Ивана Санина не только «конфекты» и «шеколад», но и последние новинки парфюмерии. Он организовал доставку товаров за свой счет во все уездные города Самарской губернии и крупные села. Теперь балаковским или мелекесским жителям не нужно было ехать в Самару, чтобы купить «душистое мыло» или сыр рокфор самого высшего качества – все это по заказу доставлялось прямо на дом.
 
Ивану Санину хотелось не просто расширять семейный бизнес, но и пробовать свои силы в новом деле. И вот он становится инициатором создания и председателем правления Общества взаимного кредитования – первого коммерческого кредитного учреждения в Самаре. Впоследствии, по его рекомендации,  пост Председателя Правления занял  друг и единоверец Ивана Санина,  белокриницкий старообрядец Иван Пензин, но сам Иван Санин оставался членом Правления Общества.   Вскоре он стал совладельцем «Товарищества механического завода бывшего «Бенке и К», которое построило первый в Самаре пароход, а затем еще более сорока самоходных судов. Все его деловые начинания были успешны, а порядочность в делах стала легендой. Недаром, в первой половине 60-х г.г. XIX в. многочисленное купечество Самары избрало его главой купеческого самоуправления – и это – в тридцать с небольшим лет.
 
Жену Иван Санин привез из Казани. Юная Мария из старинного казанского старообрядческого рода Подуруевых стала ему настоящей помощницей и другом. Они  открыли на Вознесенской площади бесплатную столовую для бедных, помогали богадельням, приютам. Вместе помогали Обществу Красного Креста: Иван Санин был членом Самарского управления Российского Общества, а  жена – членом его местного комитета.
 
Вместе со своим единоверцем, балаковским купцом Анисимом Мальцевым, Иван Санин  стал почетным членом Самарского Губернского попечительства детских приютов – этот орган занимался детскими приютами всей губернии. А Мария Санина была попечительницей Мариинского приюта для детей воинов, самарского общества попечения о бедных.
 
Интересы супругов были разносторонни. Так, в 1911 году Иван Санин выступил одним из учредителей Общества любителей пчеловодства, садоводства и огородничества. Это сейчас Самара окружена садами,  а самарцы предпочитают покупать ягоды и фрукты у дачников, а не в супермаркетах. Но еще в начале прошлого века садоводство в Самаре было делом малораспространенным.
 
Учрежденное Саниным и его единомышленниками общество,  должно было играть – и сыграло – просветительскую роль. В уставе общества говорилось, что учредители считают своей  целью содействие развитию пчеловодства, садоводства и огородничества, изучение новых методов хозяйствования, их пропаганду, создание образцовых хозяйств, издание трудов, периодического журнала, устройство музея и библиотеки.
 
Санины имели несколько дачных участков на окраине города, и сами занимались селекцией. Выведенный Иваном Саниным сорт ранета до сих пор популярен в Самаре и называется «санинская ранетка». С таким же энтузиазмом Иван Санин участвовал в благоустройстве Струковского сада – первого и до сих пор любимого самарцами общественного парка. Он входил в состав комитета по благоустройству  сада и оказывал комитету неоценимую помощь  и как замечательный организатор, и как садовод-любитель, и как попечитель, выделяющий щедрые  пожертвования.
 
Cанины были тверды в вере. Открыто заявлять о  своей принадлежности к Древлеправославной Церкви Христовой, приемлющей священство Белокриницкой иерархии, означало, по тем временам,   поставить под удар  карьеру и бизнес. Однако никто из Саниных никогда не скрывал своей принадлежности к староверию. Будучи гласным Самарской Городской Думы, Иван Санин был включен в состав Комитета по организации приема государя Императора и должен был участвовать во всех официальных мероприятиях. Сопровождались они молебнами, которые проводил архиепископ господствующей церкви. Августейшие особы и местная элита молилась – не молился  лишь  Иван Санин. Наверное, это требовало немало мужества и внутренней силы.
 

Все это не могло не вызвать уважения даже у недоброжелателей. Современники единодушно признавали, что Санин – человек недюжинного ума и неутомимой энергии.

 
Интересно, что  он был награжден орденами Святого Станислава 2 и 3 степени, и орденом Святой Анны 3 степени. Это  невиданно для старообрядцев, официальное отношение к которым всегда было более чем прохладным.  Но кто, как не Иван Санин, был  достоин получить тот же орден Святой Анны с девизом «Любящему правду, благочестие и верность»!
 
Санины мало походили на классический образ волжского купца, знакомый нам по пьесам Островского. Ни кабацких увеселений, ни поездок к цыганам, ни желания пустить пыль в глаза, транжиря капитал. Дом Ивана и Марии Саниных на углу Дворянской и Москательной (ныне – музыкальная школа на углу улиц Л.Толстого и Куйбышевской) более чем скромен, особенно по сравнению с помпезными особняками иных самарских купцов. Детей у них не было, а  на себя тратили мало. Каждое воскресенье посещали белокриницкую моленную, на содержание и благоустройство которой жертвовали немалые суммы.
 
Во второй половине XIX – первой половине ХХ в.в. Самара была епархиальным центром белокриницкого согласия. Здесь жили старообрядческий епископ, протоиерей, несколько иереев и диаконов. Сразу после выхода Указа 1905 г. «Об основных началах веротерпимости», которым старообрядцам  было официально разрешено регистрировать общины и строить храмы, Иван Санин выступил инициатором регистрации белокриницкой общины. Председателем Совета   стал его близкий друг и единомышленник Иван Пензин, а сам Иван Львович до последних дней оставался членом церковного Совета и был его неформальным лидером.  И лишь одну свою мечту Иван Санин не смог воплотить в жизнь – постройку нового старообрядческого храма. Несколько лет подряд он обращался в Городскую Думу и от своего имени, и от имени общины – но Дума нескольких созывов отказывала «раскольникам».
 
8 сентября 1910 года на 79 году жизни Иван Санин скончался. «В смерти Ивана Львовича самарцы понесли тяжкую утрату», - писали самарские газеты. -  Кто не знал Ивана Львовича? Вся Самара его знала. Всю свою жизнь он посвятил служению родному городу». И это были не дежурные фразы. «Сотни тысяч бедняков с благодарностью и благоговением произносят его имя, так как Иван Львович дал им возможность быть сытыми», - говорилось в некрологе.
 
Марии Кондратьевне в год смерти мужа было уже семьдесят пять лет. Остаток своей жизни она посвятила памяти мужа. Она писала: «Так как он (Иван Санин – И.Б.) не успел при жизни оформить свои благие намерения, то я считаю своей святой обязанностью привести в исполнение его благотворительные цели, каковые были и моими целями, так как по этим вопросам мы действовали сообща. Я приступила уже к исполнению наших общих христианских намерений и единственное теперь мое желание – при жизни своей выполнить их. Для этого и завещано им мне все имущество, и хотя о способе употребления его ничего в завещании и не сказано, но я сама в преклонных летах стою уже пред Судом Божьим и ни одной крохи из завещанного  не выроню за пределы благотворительности».
 
Мария Кондратьевна оказалась успешной предпринимательницей – более полувека рядом с Иваном Львовичем не прошли даром.  Дело Саниных по-прежнему процветало. В память о муже Мария Кондратьевна открыла в Самаре еще две бесплатные столовые для бедных имени Ивана Санина – «на сто обедов ежедневно для приходящих всех исповеданий обоего пола, лишенных возможности добывать пропитание личным трудом». Она обеспечила их капиталом «на вечные времена», а управление ими  поручила Самарской белокриницкой общине.
 
Но главное – она помогла воплотить  мечту мужа  о храме. В 1912 году Мария Санина выделила часть своей усадьбы под постройку старообрядческого храма, и через четыре года в храме уже начались богослужения.
 
В том же 1912 году в родной Казани на ее средства были учреждены благотворительная столовая и приют имени Ивана и Марии Саниных. Это было первое в Казани благотворительное учреждение с правами юридического лица. Мария Санина обеспечила его капиталом, а руководить им поручила Казанской белокриницкой общине. В годы первой мировой войны Марию Кондратьевну, несмотря на ее преклонный возраст, избрали членом Комитета Самарской общины сестер милосердия. Общество занималось попечением о раненых и инвалидах, и здесь опыт благотворительности, авторитет и энергия Марии Саниной были необходимы.
 

Она не успела воплотить все свои планы: не была построена инфекционная больница, не успели начать строительство благоустроенного корпуса для малоимущих рожениц.

 
 Революция и гражданская война подрубили самарское купечество под корень. Следы Саниных теряются, где сейчас живут их потомки, неизвестно. Но и сегодня самарские староверы помнят своих единоверцев – благотворителей и храмоздателей Саниных - и молятся за них.
Категория: Староверы - храмоздатели | Добавил: samstar-biblio (2007-Ноя-17)
Просмотров: 4770

Форма входа

Поиск

Старообрядческие согласия

Статистика

Copyright MyCorp © 2017Бесплатный хостинг uCoz